Новые русские

Александра Ревенко: «Босая, беременная, на кухне — это моя мечта!»

27-летняя актриса мечтает сняться в военном кино. И в историческом, с кокошниками — тоже. Также мы узнали и о других мечтах, сбывшихся и несбывшихся планах, родителях и бремени инфернального образа.
Александра Ревенко: «Босая, беременная, на кухне — это моя мечта!»
Фото: Анна Шмитько для КиноПоиска

Ведущая актриса «Гоголь-центра», широкому зрителю Александра Ревенко знакома не по киноверсии спектакля Кирилла Серебренникова «(М)ученик», но по роли баскетболистки Свешниковой в национальном хите «Движение вверх». А теперь еще по сериалу Жоры Крыжовникова «Звоните ДиКаприо!». Впереди у нее научно-фантастическая «Икария» отличного болгарского режиссера Явора Гырдева (там Ревенко играет с другим героем нашего спецпроекта, Иваном Янковским) и сериал «Содержанки» Константина Богомолова — все-таки театр не отпускает Александру.

Это интервью — часть спецпроекта «Новые русские» о молодых отечественных актерах. Читайте также наши интервью с Александром Горчилиным, Риналем Мухаметовым, Иваном Янковским, Полиной Ауг и другими.

Фото: Анна Шмитько для КиноПоиска

Фото: Анна Шмитько для КиноПоиска

— Как вы решили стать актрисой?

—А это не я, это мама придумала, что брат мой — Миша Клочков, бывший главред КиноПоиска — будет журналистом, чтобы возить ей джинсы из Америки, а я — актрисой. Они с папой решили, что так мне будет проще социально адаптироваться — проигрывая разные роли. У меня мама — психолог, а папа — психиатр, так что это было решение специалистов. (Смеется.) Я в детстве любила петь, выступать, все время всем что-то рассказывала. В итоге пошла в школу искусств «Родник» рядом с домом, в районе «Кантемировской». Она существует до сих пор, и я невероятно благодарна людям, которые вложили в меня столько сил и любви. Потом я пошла в театральную школу № 123 — это обычная общеобразовательная с какими-то вкраплениями танца и каких-то таких предметов. Ну, а дальше был Музыкальный театр юного актера — единственный государственный театр такого рода. Там мы, кстати, познакомились с ребятами, с которыми потом учились — Сашей Горчилиным, Филиппом Авдеевым, Никитой Кукушкиным. Мы все оттуда. Там все ориентировано на детей, но в то же время настоящая сцена, настоящие кулисы. Там был даже кастинг! Плюс мне разрешали прогуливать школу, и это тоже было приятно.

— То есть это была, можно сказать, первая работа?

— Ну нет, не работа, но мы играли спектакли и даже ездили на гастроли. Было очень круто. Я впервые оказалась среди единомышленников, с которыми мы до сих пор вместе. Кирилл Семенович Серебренников, кстати, не знал, что мы знакомы так давно, но многих из нас взял на свой курс. Мы тогда сомневались, что всех возьмут. Авдеев и Кукушкин, например, думали, что они однотипажные и пройдет кто-то один. Никита в итоге поступил не с первого раза, но почти все прошли. Поразительно, прошло уже десять лет, целая жизнь. Все очень изменились, все взрослые — я недавно это поняла. Все выросли, у всех дети.

Фото: Анна Шмитько для КиноПоиска

Фото: Анна Шмитько для КиноПоиска

— Не было сомнений в том, на кого идти учиться?

— Я вообще ветеринаром хотела стать в какой-то момент, совсем в детстве. Но я училась на актрису. Мне нравилось, у меня получалось. Плюс я очень поддаюсь влиянию. Мне поэтому нравится быть актрисой — я люблю исполнять чужую волю. Ребята уже пробуют себя в режиссуре. Горчилин кино снял, Кукушкин спектакль ставит, а мне пока так нравится. А еще лет в 12 нас повели на экскурсию в Дом-музей Ермоловой, и я поняла, что хочу, чтобы мне поставили памятник. (Смеется.) Пришла домой и зачеркнула все матерные слова в дневнике — чтобы можно было его потом в музее показывать. Когда шла поступать, была абсолютно уверена, что круче меня и быть никого не может, и если меня не возьмут, то потом будут жалеть. Мама волновалась больше меня — я же ее проект.

Чтобы показать актерский талант наших героев, мы записали с каждым из них короткий ролик — кинопробы в неожиданных обстоятельствах со сценой из известного фильма.

— Вам изначально больше хотелось в театр или в кино?

— В театр. Про кино я сначала вообще не думала.

— Почему?

— Не знаю. Наверное, я наслушалась интервью каких-то актеров, и у меня сложилось впечатление, что настоящая работа — в театре, а съемки — это что-то менее серьезное. Хотя на самом деле это совсем не так.

В институте я, правда, снималась в сериале про психолога «Без свидетелей» с Ксенией Кутеповой. Она мой первый партнер в кино и очень мне помогла. Но в общем мне в кино не то чтобы сильно хотелось. Хотя Кирилл Семенович развивал нас в синтетическом ключе — мы и пели, и танцевали, и все время смотрели что-то, наблюдали за тем, что происходит вокруг. Как-то рваться в кино повода не было.

А потом выяснилось, что Кирилл Семенович будет снимать «Ученика», которого мы уже на сцене играли год. Ходили слухи, что нас он точно смотреть не будет. Нам было уже по 25 — какие мы школьники? Но в день проб Кирилл Семенович закончил с нами репетировать спектакль «(М)ученик», пошел на второй этаж — там как раз пробы и проходили, — и через пять минут мне позвонили и позвали на кастинг. Я сразу подумала, что мне надо срочно омолодиться. Прочитала в интернете про какую-то маску, сожгла себе все лицо. Стала носить самые коротки шорты, ездить в театр на самокате — это была целая подготовка. Еще мы худели с Горчилиным сильно, на кефире и яблоках, но это уже после утверждения, перед самыми съемками. Сегодняшние школьники выглядят гораздо старше, чем мы в их возрасте, и оказалось, что мы вполне годимся на эти роли. Я сейчас, кстати, играю школьницу снова, представляете?

Фото: Анна Шмитько для КиноПоиска

Фото: Анна Шмитько для КиноПоиска

— А где?

— В сериале «Содержанки» у Богомолова. Мне нравится. Круто, когда ты еще пока не следователь, а все-таки школьница. (Смеется.)

— На следователей уже звали?

— Да, но для следователя я все-таки молодая. Пока инфернальная школьница. Инфернальность мою никуда не деть врожденную, такая вот я. (Смеется.)

— Она вас не тяготит?

— Да нет, я понимаю, что у меня необычная внешность, это многие замечают. До поступления я, правда, думала, что буду читать монологи в красивом платье, в луче света, а в итоге у меня очень много характерных ролей — то школьницы, то девочка-вампир, которая мечтает быть мальчиком. Вообще, мне очень нравится, что кино появилось в моей жизни. Стало больше работы, больше возможностей что-то о себе узнать.

Фото: Анна Шмитько для КиноПоиска

Фото: Анна Шмитько для КиноПоиска

— Понятно, что первый большой киноопыт в «Ученике» был сглажен тем, что вы снова работали с Серебренниковым, но все-таки как это было?

— Да все было другое! Конечно, для меня это было совсем иначе. Зритель, то есть камера, очень близко, каждое твое движение заметно. В зале на 700 человек расстояния иные, другой обмен энергией, жесты должны быть крупнее. И Кирилл Семенович был совсем другим. Он все-таки больше работал в театре, чем в кино, так что для него это тоже было что-то новое, какое-то путешествие.

— Вы, судя по вашему рассказу, долго готовились к актерской карьере. А какие-то ролевые модели у вас были?

— Самая большая любовь моего детства — Андрей Миронов. Он для меня был идеалом актера. Это фильмы, конечно («Бриллиантовая рука»), потом номера какие-то, которые все время по телевизору показывали, то, как он пел. Тогда еще в Театре сатиры вышел посвященный ему спектакль «Андрюша», и я сразу маму потащила туда. А чтобы из актрис... Мне всегда нравилась Чулпан Хаматова — и в детстве, и когда училась, и сейчас. В ней есть потрясающая честность, во всем, что она делает. Она полностью отдается. Я всегда считала, что актер — это тот, кто полностью отдает себя тому, чем занимается. Я никогда не считала, кстати, что актриса — это какая-то женщина с обложки журнала, вся в золоте. Наоборот, я была уверена, что актриса — это, ну, рабочий человек. Чулпан может все — в общем, у меня такое ощущение.

— Я пару лет назад брал у нее интервью, и она сетовала на то, что в русском кино актриса может рассчитывать разве что на роль прислонившейся к главному герою верной красавицы. Вы чувствуете эту проблему?

Фото: Анна Шмитько для КиноПоиска

Фото: Анна Шмитько для КиноПоиска

— Я не знаю, мне нормально. Я вообще ко всему спокойно отношусь. Подруги ругаются, что я совсем не феминистка. Не знаю, мне нравится быть женщиной. Я принимаю все это как данность.

— Ну, вам-то еще как раз благодаря этой самой инфернальности время от времени везет на непростых героинь, как в «Движении вверх». То есть не обязательно играть босую, беременную и на кухне.

— Слушайте, босая, беременная, на кухне — это моя мечта! Я еще мечтаю о каком-нибудь кастинге в военное кино, даже в сериал. Меня почему-то никто не видит героиней из той эпохи.

— Да нет, почему? Вы отлично подойдете на роль пламенной комсомолки.

— Мне тоже так кажется! Возможно, дело в том, что я часто снимаюсь для гламурных журналов, и все считают, что Ревенко, ну, типа модель. А я бы очень хотела сняться в военном фильме. И в чем-нибудь историческом — чтобы в кокошнике, босой, на берегу реки... Было бы очень интересно сыграть про другое время, а то дальше 1972 года я еще не забиралась. И потом, у меня осталась все-таки мечта о том, чтобы сыграть что-то в красивом костюме, красивом платье. Я очень радуюсь, когда получается быть красивой.

Фото: Анна Шмитько для КиноПоиска

Фото: Анна Шмитько для КиноПоиска

— Тем не менее недостатка работы вы не испытываете?

— Да нет. Во-первых, есть театр. Во-вторых, я все время на съемках. А что касается главных ролей — ну, если девушку главного героя можно считать главной, то да. (Улыбается.) В следующем году должен выйти фильм «Котел». В главной роли — Александр Кузнецов, а я играю его девушку. Это современная история про пацанов, которые пытаются понять, кто они, и пытаются выбраться из родного города. Сейчас еще вышел «Звоните ДиКаприо!». Я такого никогда не играла, мне очень нравится. Ну и, в-третьих, у меня есть семья, и я очень люблю проводить время вместе с ней.

Читайте также
Статьи Александр Кузнецов: «Гречки, Монеточки и Флакон — это не для меня» О нежелании быть модным, о взрывном характере и фактическом уходе из театра в кино 26-летний Кузнецов рассказал нам очень много. Особенно для человека, ненавидящего давать интервью.
Статьи Полина Ауг: «Моя мечта — пахать не вынимая» 23-летняя актриса — о том, как едва не стала режиссером, как завидует труппе Фабра, а также о футболе и «ягуаре» в подъездах.
Статьи Александр Горчилин: «Кислота — это отцы, дети, секс, рок-н-ролл, наркотики» К 26 годам Горчилин успел сыграть в «Норд-Осте», у Германики, у Серебренникова и снять свое кино. Об этом, а также о недовольстве массовой культурой — в нашем интервью.
Статьи Любовь Аксенова: «Меня всегда вдохновляли актеры-мужчины» К своим 28 годам Любовь Аксенова успела многое: избежать учебы в академии МВД, поработать с Андреем Смоляковым, избавиться от табу на эротические сцены и обзавестись иностранным агентом.
Комментарии (7)

Новый комментарий...

 
Добавить комментарий...