Статьи

Режиссер «Красавицы для чудовища» о Франкенштейне и его авторе

Хайфа Аль-Мансур, первая женщина-режиссер в Саудовской Аравии, о своем англоязычном дебюте, в котором рассказывается история Мэри Шелли, автора романа о Франкенштейне.
Режиссер «Красавицы для чудовища» о Франкенштейне и его авторе
Хайфа Аль-Мансур / Фото: Getty Images

Хайфа Аль-Мансур стала первой женщиной-режиссером в своей стране, во многом благодаря поддержке родителей. Отец Аль-Мансур, известный в Саудовской Аравии поэт, никогда не запрещал дочери заниматься кино, несмотря на возмущенные письма от родственников, друзей и даже имама из мечети напротив, в которых от него требовали взять дочь под контроль. Наоборот, он гордился и поощрял увлечение дочери искусством, которое в Саудовской Аравии до недавнего времени было исключено из публичного пространства. Только в 2018 году в рамках реформ принца Мохаммеда бин Салмана в стране разрешили кинопоказы.

В 2012 году премьера фильма «Ваджда» о десятилетней девочке, которая мечтает о велосипеде, но сталкивается с тем, что кататься на велосипедах разрешено только мальчикам, с успехом прошла на Венецианском кинофестивале. Аль-Мансур снимала свой дебютный фильм в непростых условиях: традиции страны запрещают женщинам работать в одном пространстве с мужчинами, поэтому указания съемочной группе режиссер давала из фургона по рации. Два года назад Аль-Мансур переехала в Лос-Анджелес и теперь сочетает работу над англоязычными проектами с подготовкой второго фильма в Саудовской Аравии.

Премьера фильма «Красавица для чудовища» прошла осенью 2017 года в Торонто, где КиноПоиск и встретился с режиссером.

— Ваш предыдущий фильм, «Ваджда», тоже о девочке, которая идет против правил, установленных окружающими. Для своего второго фильма и англоязычного дебюта вы специально искали историю о сильной героине или это скорее совпадение?

— Нужно сказать, что после «Ваджды» я действительно задумалась над англоязычным фильмом, мне хотелось двигаться дальше. Я не могу сказать, что хотела непременно снять кино о женщинах или о мужчинах, просто женские истории меня волнуют, ведь я родом из мест, где женщинам приходится очень трудно. Когда мне прислали сценарий о Мэри Шелли, я даже удивилась: я мало знала об эпохе и не представляла, что буду снимать историческую костюмную драму. Я изучала литературу в университете, читала, конечно, «Франкенштейна» и знала, что она писала его, будучи беременной, но это был короткий эпизод, я никогда не задумывалась о ней после.

«Ваджда»

«Ваджда»

Однако, прочитав сценарий о Мэри, я была поражена тем, как этой девушке удалось создать что-то столь мужское — не романы в стиле Джейн Остин, а произведение, которое ставило под вопрос понятие бога и существующие философские парадигмы. Это же так круто! Мне захотелось, чтобы зрители, как и я, узнали, что чудовище Франкенштейна — результат того, что довелось пережить Мэри, ее мучительных отношений с мужем, одиночества и депрессии. Люди знают о монстре, но не знают о его авторе. Мне хотелось вернуть Мэри созданное ей существо. Дальше все было просто. Мы с продюсерами подумали об Эль (Фаннинг — Прим. ред.), встретились с ней (она тогда была еще совсем юной), и все стало складываться.

— В фильме есть сцены, которые сейчас смотрятся удивительно. В доме лорда Байрона в Женеве женщины наравне с мужчинами участвуют в дискуссиях, пьют вино и никоим образом не исключены из жизни. Насколько это близко к исторической действительности?

— Мы точно знаем, что поездка в Женеву была. Мэри и Перси Шелли навещали Байрона, и именно там был затеян конкурс на написание рассказов о сверхъестественном, результатом которого стал «Франкенштейн». На вилле у Байрона собиралась небольшая компания людей, так что, думаю, они действительно проводили время все вместе. Они были своего рода хиппи той эпохи, употребляли много наркотиков. Но вы правы, мужские клубы — до сих пор реальность. Недавно где-то — кажется, в Италии — в клубе мне сказали, что женщин стали пускать только год назад. Всего год назад, представляете? У мужчин все еще есть места, где они могут чувствовать свой авторитет и исключать из своего круга женщин. К счастью, ситуация меняется. Мы живем в удивительное время, и, думаю, чтобы добиться признания и равноправия, женщинам нужно бросать вызов, не соглашаться на те условия, которые предлагает общество, открыто и смело требовать отношения, которого мы сами хотим для себя.

«Красавица для чудовища»

«Красавица для чудовища»

— В конкурсе Торонто был представлен фильм «Ферма „Мадбаунд“», создатели которого принципиально старались включить в основной состав женщин-кинематографистов. «Красавица для чудовища» тоже создана во многом женщинами. Насколько проще, на ваш взгляд, женщинам становится получать работу в больших международных проектах?

— Это по-прежнему очень мужской мир. Я не могу сказать, что настаивала на том, чтобы женщины были в съемочной группе. Просто так сложилось, что люди, с которыми у меня совпадало видение фильма, были в основном женщинами. Мне очень нравится работать с женщинами, и хотя женщины тоже иногда имеют очень сексистские взгляды, с мужчинами бывает сложно работать просто потому, что им сложно воспринимать женщину в качестве своего начальника. С женщинами этого барьера нет, с ними гораздо проще общаться. Художник по костюмам, монтажер, композитор — все они женщины, и у меня с ними сложились прекрасные отношения, потому что мы занимались исключительно работой, наслаждаясь процессом без соревнования за власть.

— В фильме большую роль в становлении Мэри играет ее отец, поощряя ее тягу к учебе и писательству. Можно сказать, что это линия отражает ваш персональный опыт?

— Отец Мэри действительно сыграл важную роль, добившись публикации второго издания романа под ее именем. Когда я изучала ее биографию для фильма, я подумала, что это очень трогательный момент. Мы всегда ждем одобрения от наших родителей. Она пошла против его воли, написала то, что он совершенно не ждал от нее, однако он признал ее работу. Это многое о нем говорит. Я не пыталась провести параллель между отцом Мэри и своим папой, но, думаю, именно благодаря тому, что у них есть что-то общее, меня так тронула эта связь.

«Красавица для чудовища»

«Красавица для чудовища»

— Может ли фильм с учетом всего, что творится на экране, включая алкоголь и секс, быть показан в Саудовской Аравии?

— Я очень хочу, чтобы его показали, но у нас нет кинотеатров (интервью проходило в сентябре 2017 года, до первого публичного кинотеатрального сеанса за 35 лет, который состоялся в январе 2018-го. — Прим. ред.). По кабельному телевидению его вполне могут показать. Мэйси Уильямс в Саудовской Аравии — суперзвезда благодаря «Игре престолов», все очень ждут картину, потому что она в ней снялась.

— Не боитесь, что, как и после «Ваджды», вам будут слать гневные письма?

— Саудовская Аравия — очень непростое место. Если ты снимаешь кино за ее пределами на тему, далекую от местного контекста, тебе все сходит с рук. Им просто все равно. Но, если кино затрагивает какие-то проблемы Саудовской Аравии, тогда местное население начинает волноваться и переживать. Люди у нас в стране очень консервативные, поэтому, когда я снимаю кино в Саудовской Аравии, я стараюсь очень уважительно относиться к этому консерватизму. Я не хочу, чтобы мои соотечественники воспринимали мои фильмы исключительно как критику или борьбу с традициями. Я хочу рассказать историю, которую зрители смогут оценить и принять.

— У вас впереди съемки двух фильмов, один из них будет сниматься как раз в Саудовской Аравии. В прошлый раз на съемках «Ваджды» вам нужно было снимать из фургона...

— О да, иметь возможность свободно перемещаться по съемочной площадке — такое счастье. Понимаешь, что нет никаких ограничений, кроме неизбежных вещей вроде плохой погоды, но с этим сталкиваются все кинематографисты. Очень освежает и помогает ценить эту свободу. Что же касается съемок в Саудовской Аравии, думаю, общество все еще достаточно сегрегировано, и вид женщины, работающей на улице и руководящей съемками, по-прежнему будет вызывать недовольство. В то же время получить разрешение на съемки, получить одобрение сценария со стороны министерства культуры — все это будет уже гораздо проще сделать. Но общаться с людьми на улице не то же самое, что общаться с людьми из министерства культуры. С местным населением нужно быть очень аккуратными, чтобы не задеть их чувства.

На съемках фильма «Красавица для чудовища»

На съемках фильма «Красавица для чудовища»

— Международный успех «Ваджды» как-то повлиял на киноиндустрию в Саудовской Аравии? Как поживает актриса, исполнившая главную роль?

— О, она настоящий фэшен-блогер! У нее миллион подписчиков в Instagram! Да, благодаря «Ваджде» саудовские фильмы теперь отправляют от страны на «Оскар» («Ваджда» стала первым фильмом, отправленным Саудовской Аравией в качестве кандидата на премию «Оскар» в категории «Лучший фильм на иностранном языке». — Прим. ред.). Они стараются развивать кино в стране. Пусть тихо, но картину оценили, и она дала толчок дальнейшему развитию. Мне кажется, что в таких консервативных странах, как Саудовская Аравия или Иран, важно продолжать снимать кино — в пределах дозволенных границ, уважая культурные традиции, но отстаивая свое режиссерское видение и рассказывая важные истории, пусть и в условиях ограничений.

— Вы сейчас живете в Лос-Анджелесе. Как на вас повлиял переезд?

— Мне очень нравится в Калифорнии. Постоянно тепло, нет переменчивой погоды, не так жарко, как в Саудовской Аравии. Мои дети ходят в отличную школу, они стали совсем американцами!

Хайфа Аль-Мансур / Фото: Getty Images

Хайфа Аль-Мансур / Фото: Getty Images

— Один из ваших будущих проектов — фильм для Netflix «Счастье в волосах». Как вы относитесь к тому, как стриминг-сервис меняет индустрию? Не все режиссеры и фестивали готовы принять новую модель производства и просмотра кино.

— Мне кажется, это и есть будущее, с которым не стоит бороться. Не думаю, что это убьет кинотеатры. Люди продолжат их посещать и смотреть кино на большом экране. Старые формы никуда не исчезли, так что нам стоит расслабиться. Это просто другой, новый способ просмотра. Например, мои дети все смотрят на YouTube, для них существует только YouTube и ничего больше! Это новое поколение и его выбор.

Netflix создает потрясающие документальные фильмы, а «Счастье в волосах» просто не было бы запущено в производство традиционной студией. Фильм рассказывает об афроамериканке, которая пытается принять свою кожу, свои волосы, но приходит к выводу, что нужно подогнать себя под европейские стандарты красоты — прямые волосы, худое тело. В повествование вплетается много документальных съемок. Это очень необычный по структуре фильм. Не думаю, что его можно было бы снять даже с помощью копродукции и традиционных источников финансирования. Так что Netflix позволяет кинематографистам экспериментировать и рисковать. Я могу только аплодировать такому подходу.

Читайте также
Статьи «Мэри Шелли»: Как закалялась Эль Первая женщина-режиссер из Саудовской Аравии сняла феминистскую драму о том, как создавался «Франкенштейн», с Эль Фаннинг в главной роли.
Статьи Чудо-женщины, Эдисон и Харли Квинн на льду: 15 мировых премьер Торонто Кейт Уинслет, Марго Робби, Брайан Крэнстон, Эндрю Гарфилд, Дензел Вашингтон, Дэниэл Крэйг, Джессика Честейн, Бенедикт Камбербэтч, Джейк Джилленхол — вот некоторые звезды фильмов фестиваля в Торонто.
Статьи Тест: Как назвать фильм, если ты русский прокатчик? «Конченая» вместо «Конечной», «Мальчишник в Вегасе» вместо «Похмелья», «Красавица для чудовища» вместо «Мэри Шелли» — мы тоже не любим, когда кино называют так. И предлагаем вам сыграть в игру.
Статьи Мясная избушка: Ларс фон Триер о водке и «Доме, который построил Джек» Собрали самые откровенные и возмутительные высказывания режиссера
Комментарии (6)

Новый комментарий...

  • 2

    Master-X 10 мая 2018, 14:09 пожаловаться

    #

    Наши прокатчики опять жгут с названием фильма.

    ответить

  • PossiblePsycho 18 мая 2018, 18:52 пожаловаться

    #

    Ну а что, среднестатистический зритель же не в курсе, кто вообще такая эта Мэри Шелли (кстати, думаю, что так и есть), надо же как-то изловчиться все-таки привлечь этого самого зрителя с широким кругозором. Мы ржем, а метод, боюсь, работает.

    ответить

  • tht 13 мая 2018, 19:18 пожаловаться

    #

    Пожалуй, стоит посмотреть? У режиссера свой, необычный для нас, жизненный опыт, который отразится в фильме. Я отнюдь не уверена, что настает время знать все мужские тайны, но, с другой стороны, «знание — сила», а не-знание дает власть тому, кто охраняет какие-то тайны. Как-то там(в фильме) разрешаются противоречия?

    ответить

 
Добавить комментарий...