Статьи

Время первых: Рок, язычники и груз Балабанова на фестивале «Движение»

Новое кино Якутии, «Язычники», обошедшие «Ученика», и антология русского рока — на омском фестивале дебютов в этом году самая сильная программа за всю историю смотра.
Время первых: Рок, язычники и груз Балабанова на фестивале «Движение»
«Язычники»

Отсутствие смыслов

За пять лет, что существует фестиваль «Движение», зрители здесь, в Омске, видели разные фильмы. Были лирические «Красные браслеты» Наталии Мещаниновой, шокировавшие омскую публику «Дачники» Александра Вартанова, снятая на IPhone эротическая мелодрама «Без кожи», открывшая молодого режиссера Владимира Бека и оператора Ксению Середу. Было в Омске и кино совершенно невнятное, напоминающее графоманию — без сценариев, выставленного света, профессионального монтажа. Развитие техники сделало кино если не важнейшим, то уж точно одним из наиболее доступных широкой аудитории искусств. Снимать стали все. Омский кинофестиваль в этом плане стал самым демократичным киносмотром, где наряду с уже известными профессиональной аудитории режиссерами-дебютантами (в конкурсе «Движения» могут участвовать первые три фильма кинематографистов) за призы соревновались совсем молодые и неопытные участники.

Одной из главных претензий к омскому смотру всегда оставалось отсутствие смыслов. Мало кто из начинающих режиссеров мог кинематографично размышлять на волнующие их темы, мало кто вообще мог что-то сказать зрителям с экрана. В последние годы это и правда стало характерно не только для начинающих кинодеятелей, но и для российских режиссеров в целом. Что доказал прошлогодний «Кинотавр», где практически не было актуального и социального кино. В нынешнем году кажется, что ситуация несколько изменилась. По крайней мере «Движение» собрало самую сильную за все пять лет существования фестиваля программу.

«Курс Достоевского»

«Курс Достоевского»

В документальном фильме «Курс Достоевского», участвующем в этом году в конкурсе неигрового кино «Движение. Жизнь», рассказывается о самой многообещающей столичной театральной труппе — «брусникинцах». Художественный руководитель молодых актеров Дмитрий Брусникин говорит о том, что театр отражает боль. Он фиксирует то, что волнует человека и общество.

Действительно, в последние несколько лет российский театр существенно опережал по актуальным высказываниям кино, пока сам не добрался до кинотеатральных экранов. Одним из самых обсуждаемых и фестивально успешных фильмов прошлого года стал «Ученик» Кирилла Серебренникова — перенесенный в кино одноименный спектакль «Гоголь-центра» по пьесе Мариуса фон Майенбурга. Заявленная в фильме тема религиозного фанатизма вышла за пределы экранов в той же истории с фильмом «Матильда» и депутатом Поклонской, а значит, по-прежнему остается актуальной. Продолжилась она и на «Движении».

Путь к вере, но не к любви

Самый яркий фильм нынешней конкурсной программы — «Язычники» по пьесе Анны Яблонской. Это первый полнометражный фильм театрального режиссера Леры Сурковой, работавшей, кстати, и в «Гоголь-центре». «Язычников» она ставила на сцене «Театр.doc», и актеры из спектакля — Елена Нестерова, Валентин Самохин, Виталия Еньшина и Татьяна Владимирова — перекочевали на экран. Опыт Сурковой в кино можно назвать крайне удачным и превосходящим того же «Ученика» Серебренникова. Пьеса Яблонской многограннее, разностороннее, глубже излишне прямолинейной работы Майенбурга.

Главные герои «Язычников» — обычная московская семья. Муж Олег — музыкант-неудачник в поисках работы, Марина — жена-риелтор, Кристина — дочь-студентка, переживающая первую безответную любовь. Их сосед Боцман — бывший моряк, алкоголик, подрабатывающий ремонтом квартир. В их обычную жизнь с чередой ссор и неудовлетворенностей входит набожная мать Олега, которая большую часть жизни провела в монастырях, отмаливая грехи. Подобно герою серебренниковского «Ученика», она пытается научить всех вере, но не любви, смирению, но не жизни, спокойствию, но не дружбе. Получилась семейная драма, человеческая трагедия о потребности верить, вопрос только в том, в бога или в себя и своих близких. Сурковой удалось без излишнего надрыва и театральности перенести свой спектакль на экран.

«Гупешка»

«Гупешка»

Таким же удачным опытом стала и «Гупешка» Влада Фурмана. Режиссер «Бандитского Петербурга», «Куприн. Яма» и недавней «Таинственной страсти» поставил «Гупешку» по пьесе Василия Сигарева на сцене санкт-петербургского Театра русской антрепризы имени Андрея Миронова еще в 2003 году, но всегда хотел снять фильм по этой работе. Получилась камерная черно-белая картина, действие которой происходит в одной комнате и с участием трех героев. Главная героиня Тамара — та самая гупешка, словно неприхотливая рыбка, забывшая о себе, преклоняющаяся перед своим строгим мужем Леонидом — неожиданно встречает милого и скромного Пашу, которого приглашает домой.

Под нераскупоренную бутылку «Монастырской избы» и чай без заварки Паша пытается полюбить Тому и сделать так, чтобы она сама полюбила себя — «бракованную», изъедающую себя женщину, полностью посвятившую свою жизнь мужу. Весь фильм Фурмана построен на крупных планах, в которых органично работают театральные актеры Нелли Попова, Михаил Разумовский и Евгений Баранов. Втроем им удается передать довольно простую, но распространенную в России историю забитой женщины. Это образ вечной жены, которая целыми днями ждет с работы своего мужа и совершенно не верит в себя.

От семейных отношений до судеб страны

На семейных отношениях основана и якутская картина «Костер на ветру» Дмитрия Давыдова. Работающий учителем в небольшом якутском поселке, Давыдов снял фильм с непрофессиональными актерами, местными жителями, и уже успел показать его на фестивале в Пусане и других зарубежных смотрах. В Омске состоялся первый российский показ этой безусловно талантливой работы. В центре сюжета — старик Игнат, чей сын по пьяни случайно убивает своего друга, а затем и сам кончает жизнь самоубийством. Игната осуждает за проступок сына весь поселок, а в особенности, конечно, семья убитого парня.

«Костер на ветру»

«Костер на ветру»

Старик неспешно ведет свое хозяйство, по вечерам молится как умеет, привечает беспризорного парнишку, у которого загуляла мать, и пытается передать ему то, что не успел передать родному сыну, — ремесло (Игнат делает шкатулки) и веру в бога. Другой отец (Алексей Филимонов) — главный герой фильма Анара Аббасова «Амун» — идет по Иудейской пустыне в поисках мудреца Амуна — то ли бога, то ли человека, старца, способного молитвой излечить даже самые серьезные болезни.

От экзистенциально неспешного «Амуна» и притчи «Костер на ветру» существенно отличается дебютная работа Ани Крайс «Нашла коса на камень». Этот фильм — попытка молодого режиссера поразмышлять о судьбах страны. Действие ленты происходит в Иванове в 2000 году, в разгар второй чеченской кампании. С войны возвращается Антон, чей средний брат погиб в бою, а младший, страдающий эпилепсией, оказался участником потасовки с местными бандитами. В Иванове Антона встречает влюбленная в него девушка Вика, сразу же отводит его в заброшенный вагон на окраине города, чтобы лишиться девственности, а потом тащит на местную дискотеку, где устраивает Антону сцену ревности. Разойдясь по разным сторонам города, Антон идет мстить за младшего брата, а Вика встречается с группой кавказцев, которые насилуют ее расписанной под гжель матрешкой.

«Нашла коса на камень»

«Нашла коса на камень»

Дома Вику ждет мать — бывшая работница ивановской фабрики, вступившая в ряды секты «Свидетели Иеговы» и совершившая бессмысленное убийство. Фильм Крайс, явно вдохновленный творчеством Алексея Балабанова, конечно, не может стать «Братом» или «Грузом 200». Ввести для этого вернувшегося из Чечни брата с ружьем или сцену изнасилования матрешкой не достаточно. Разнообразие эксцентричных сцен и множество диалогов про Ельцина, чеченцев, разворованную страну и закрытые фабрики превращаются в мешанину проблем, о которых вроде бы хочет рассказать молодой режиссер Аня Крайс, но ей пока явно не хватает профессиональных возможностей это сделать.

Док снова впереди

С такой же проблемой столкнулись и авторы фильмов, участвовавших в конкурсе короткого метра. Начинающие режиссеры научились работать с изображением, выставлять свет, находить интересные локации, но попытка рассказать обо всем в рамках короткометражного кино им по-прежнему не удается. Из десяти участников этого конкурса только три работы можно назвать короткометражными фильмами. Это, например, 9-минутный фильм «Sasha» Роберта Дэфа — стильно снятая оператором Алишером Хамидходжаевым история вернувшегося с работы полицейского, вечер которого не задался. Или симпатичная эксцентричная зарисовка Вениамина Илясова «Тум-балалайка» о желании скромной продавщицы Наденьки выйти замуж — вольная экранизация «Шуточки» Чехова с участием Марии Смольниковой, Мириам Сехон и Никиты Ефремова. Третья любопытная работа — фильм Тамары Дондурей «Маленький поезд» о маме-француженке и отце-русском, которые пытаются найти контакт со своим молчаливым пятилетним сыном.

«Маленький поезд»

«Маленький поезд»

В программе неигрового кино дела обстоят значительно лучше. Отечественным документалистам удается найти героев, не придумывая и не выдумывая реальность вокруг себя, а четко фиксируя состояние общества и отдельных его представителей. Все документальные фильмы нынешнего «Движения» довольно разные, но их объединяют интересные герои нашего времени — от обычной влюбленной пары, смешно ссорящейся и поющей после загса песню про «лабутены» («Чемодан без ручки» Элен Нелидовой), и популярных видеоблогеров, как в «Лайве» Максима Лукьянца, до заключенных колонии-поселения («Наказание» Юлии Зиновьевой), таксидермиста, тщательно воссоздающего интимные тайны животных (режиссер Евгений Ткач), и молодых рок-музыкантов, ставших главными героями фильма Евгения Григорьева «Про рок».

Съемки последнего заняли пять лет. Изначально предполагалось, что съемочная группа вместе с известными музыкантами типа Владимира Шахрина («Чайф»), Сергей Бобунца («Смысловые галлюцинации») и Александра Пантыкина («Урфин Джюс») найдет в Екатеринбурге несколько молодых рок-музыкантов, за карьерой которых будет наблюдать в течение года. Но из-за проблем с финансированием все затянулось.

Съемки фильма «Про рок»

Съемки фильма «Про рок»

Отобранные музыканты — группы «Городок чекистов», «Сам себе Джо» и Cosmic Latte — снимали себя на мобильные камеры. Режиссер вернулся к ним через год. Выяснилось, что карьера каждого музыканта не задалась. Кто-то переживает творческий кризис, кто-то предпочел музыке ненавязчивую семейную жизнь, кто-то просто продолжил относиться к року как к хобби, а не как к профессии. В итоге картина «Про рок» из наблюдения за становлением музыкантов превратилась в большое высказывание о потерянном поколении, мечты которого далеки от воплощения в реальность, и не всегда виной тому становятся внешние факторы. Без внутренней мотивации героев и их создателей искусство невозможно.

Итоги фестиваля «Движение» будут подведены вечером 29 апреля в Омском театре драмы. Лучшие фильмы игрового конкурса выберет жюри под руководством режиссера Алексея Попогребского. Победителей документальной программы назовет жюри, возглавляемое режиссером Алексеем Федорченко. Приз за лучший короткометражный фильм вручит жюри во главе с продюсером Сабиной Еремеевой.

Читайте также
Интервью Анна Чиповская: «Симпатичным актрисам предлагают самое неинтересное» Звезда «Оттепели», «Блокбастера» и нового сериала «Пекарь и красавица» рассказывает о тяжком бремени идеальной внешности, невыносимости российского кино и спасительных хоррорах.
Видео и фото Как и о ком снимала Кира Муратова Памяти Киры Муратовой, которой не стало в июне этого года, — наше новое видео о ее неповторимом режиссерском стиле.
Статьи Лучшие в мире крокодилы: Главные мультфильмы Эдуарда Успенского Скончался Эдуард Успенский. Вспоминаем, что любимый всеми детский писатель и поэт сделал для нашей анимации.
Комментарии (7)

Новый комментарий...

 
Добавить комментарий...