Статьи

Документалки ММКФ: Политик-извращенец и сбитый «Боинг»

КиноПоиск изучил программу неигрового кино Московского международного кинофестиваля и посетил премьеры из нескольких программ. Рассказываем про самые запоминающиеся — горькую комедию о скандальном кандидате в мэры Нью-Йорка, поэтическую историю о двух братьях и попытку разоблачения загадочной бабушки.
Документалки ММКФ: Политик-извращенец и сбитый «Боинг»

КиноПоиск изучил программу неигрового кино Московского международного кинофестиваля и посетил премьеры из нескольких программ. Рассказываем про самые запоминающиеся — горькую комедию о скандальном кандидате в мэры Нью-Йорка, поэтическую историю о двух братьях и попытку разоблачения загадочной бабушки.

«Винер», режиссеры Джош Кригман и Элиз Стейнберг

Смешная и одновременно горькая картина об оглушительном поражении политика Энтони Винера на выборах мэра Нью-Йорка. Баллотироваться человек с говорящей фамилией («weiner» на сленге — «член») начал спустя два года после громкого скандала. Сначала он опубликовал в твиттере свое фото в нижнем белье, потом сознался в ведении фривольной переписки в интернете с несколькими женщинами — и все это при беременной жене, правой руке Хиллари Клинтон. Известный эксцентричными выходками Винер решил, что избиратели его простили, скандал забыт и можно побороться за мэрское кресло.

Увы, Винер вновь попадается на откровенных фотографиях, отправленных в интернет-чате, где бедняга скрывается под псевдонимом Опасный Карлос («Действительно, какой еще ник выбрать, когда тебя зовут Энтони Пиписька», — шутят журналисты). Винер становится объектом едких шуток и нападок со стороны СМИ и рядовых избирателей, но упорно продолжает борьбу. Погрустневшая жена отважно изображает спокойствие, понимая, что ее собственная политическая карьера тоже под угрозой. Директор по связям с общественностью едва не плачет. Избирательная кампания уже настолько очевидно обречена на провал, что даже сам Винер это понимает. Но, кажется, не унывает.

Эксгибиционизм Винера (в случае с интернет-перепиской ставший причиной краха его карьеры) — находка для документалиста. Политик пускает режиссеров в свой дом, на экстренные заседания штаба, периодически отвечает на прямолинейные вопросы. Благодаря этому в «Винере» получилось зафиксировать ход скандальной кампании, создать точный портрет человека и запечатлеть, как разрушаются отношения между людьми и как им хочется сохранить лицо в любой ситуации.

«Братья», режиссер Войцех Старон

Фильм Войцеха Старона, известного в Польше оператора, рассказывает историю двух братьев — 83-летнего Альфонса и 91-летнего Мечислава. Когда-то сосланные в трудовые лагеря Казахстана, на закате жизни они возвращаются в родную Польшу. Альфонс — художник. Он продолжает рисовать в своем почтенном возрасте и журит старшего брата за нежелание поддерживать хорошую физическую форму. Они мало разговаривают и, очевидно, понимают друг друга без слов.

«Братья» — кино поэтических пустот, заполнить которые предлагается зрителю, и, надо сказать, это приносит большое удовольствие. Мы ничего не знаем о двух стариках, кроме нескольких вводных данных (лагеря, тяжелая жизнь вдали от родины, почтенный возраст), и вынуждены сами достраивать их историю. Мы видим их прогулки, тихие занятия рисованием, наблюдаем за отношением к пережитому пожару. Порой на экране возникают материалы из архивных пленок, которые когда-то снимал на восьми и шестнадцатимиллиметровые камеры Мечислав, и между этими яркими кадрами счастливой юности и дождливым серым небом над их новым домом открывается еще одна бездна для смыслов и историй.

«Братья», режиссер Аслауг Холм

Норвежская постановщица Аслауг Холм на протяжении восьми лет снимала своих сыновей. Вот маленький Лукас впервые идет в школу, вот сражается с домашними заданиями и не хочет играть в футбол. Вот его старший брат Маркус мечтает о футбольной карьере, ныряет с тарзанки в холодную воду и подбадривает Лукаса. А это Маркус уже готовится к первой вечеринке, красит волосы в черный и начинает играть в рок-группе. Обычные эпизоды из обычной жизни весьма обычных детей, но Холм снимает своих мальчиков с материнской одержимостью и любовью.

«Выключи камеру. Сколько можно снимать?» — уже молят ребята. Но Холм хочет не просто зафиксировать их детство. Благодаря Маркусу и Лукасу она вспоминает собственное, рассуждает о преемственности поколений, о том, что важно, а что нет. Братьям она тоже постоянно задает вопросы: зачем нужно это кино; что делает вас смелыми? Мальчики дают не по годам мудрые ответы, но неизбежно вырастают, и вопросы забываются, остаются только сотни часов съемок, которые Холм в итоге смонтировала в почти двухчасовое кино.

«Семейное дело», режиссер Том Фассарт

Тому Фассарту не повезло с бабушкой Марианной. Она живет в ЮАР одна, обладает дурным характером и в свое время оставила двух своих сыновей в детдоме. Но ему несказанно повезло как документалисту. 95-летняя Марианна, выглядящая получше многих 70-летних, зовет его к себе подготовить завещание и затем вместе отправиться в Голландию, чтобы в последний раз увидеть родственников. Марианна чувствует, что скоро возраст и болезни сделают такое путешествие невозможным. Том берет с собой камеру, надеясь раскрыть семейные тайны и понять, почему женщина порвала связи с сыновьями и внуками.

Ждать разгадки приходится невыносимо долго, зато в процессе зритель успевает заметить, что, несмотря на удивительную бодрость и здоровый внешний вид, Марианна уже не может похвастаться ясным умом. Она практически влюбляется во внука и ревнует Тома к его девушке. Том же документирует все причуды бабушки, лишь к середине второго часа наконец дав ей возможность рассказать о том, какими были ее детство и юность и что привело ее к тому жизненному выбору.

«MH17. Нация скорбит», режиссер Михил ван Эрп

Картину о родственниках жертв катастрофы Boeing 777 «Малазийских авиалиний» в Донецкой области показали во внеконкурсной программе «Голландия плюс». Сразу стоит оговориться, что фильм не ставит задачу рассказать о причинах катастрофы или найти виновных. В центре сюжета семьи, потерявшие близких, друзья погибших и простые голландцы, пытающиеся почтить память жертв доступными им способами. Кто-то заказывает именную скамейку и устанавливает ее на кладбище небольшого городка, кто-то мастерит тысячи бумажных журавликов, кто-то открывает памятник на одной из площадей. Служба помощи жертвам насилия оказывает психологическую поддержку родным, потому что «такая катастрофа — тоже акт насилия». Все приносят игрушки, цветы и свечи. Социальные службы собирают запылившихся плюшевых медведей, стирают их и отдают на благотворительность.

У ван Эрпа получилась картина о человеческом достоинстве и взаимопомощи, о современном отношении к трагедии. Две молодые девушки, у которых погибли родители, жалуются, что на «Фейсбуке» любая фотография теперь воспринимается их друзьями совершенно по-другому. «Они теперь постоянно ставят лайки, а увидев фото приготовления ужина, пишут: „Как хорошо, что ты ешь. Ты такая худая!“ Да я всегда была такой», — рассказывает одна из них по пути на аэродром, куда должны привезти еще несколько гробов. Останки их отца так и не нашли. Каждый самолет встречают не только официальные лица и родственники, но и простые голландцы. Для них это еще один способ отдать дань памяти погибшим. Больше всего трогает финал: на месте крушения, что недалеко от села Грабово в Донецкой области, три местные женщины причитают у скромного деревянного креста. Скорбят не только в Голландии.

Читайте также
Статьи Бабушкин секрет и вирус «Стакснет»: 12 лучших докфильмов года Аутисты, победившие недуг с помощью шахмат и лент Диснея, туристы из Освенцима и другие герои самых интересных документальных фильмов 2016-го.
Комментарии (6)

Новый комментарий...

 
Добавить комментарий...