Статьи

Свистеть можно, уйти — никогда: Роднянский о кухне Канн

Помимо Кирилла Серебренникова, Россию в Каннах в этом году представлял продюсер «Левиафана» Александр Роднянский, который вошел в жюри «Золотой камеры». Роднянский рассказал КиноПоиску о том, как устроена работа фестивальных судей, что его больше всего поразило в Каннах и чем разочаровали русские туристы.
Свистеть можно, уйти — никогда: Роднянский о кухне Канн

Помимо Кирилла Серебренникова, Россию в Каннах в этом году представлял продюсер «Левиафана» Александр Роднянский, который вошел в жюри «Золотой камеры». Роднянский рассказал КиноПоиску о том, как устроена работа фестивальных судей, что его больше всего поразило в Каннах и чем разочаровали русские туристы.

Об отборе в жюри

Александр Роднянский и жюри «Золотой камеры»

Александр Роднянский и жюри «Золотой камеры»

В Каннах четыре жюри: основной конкурс, «Особый взгляд», Сinefondation (конкурс студенческих короткометражных картин) и «Золотая камера» (состязание лучших дебютных работ).

Самое важное и самое влиятельное — жюри основного конкурса. Его всегда возглавляет очень крупный режиссер. Это, как правило, автор фильмов, которые до этого показывались в Каннах. В этом году председателем стал 71-летний австралиец Джордж Миллер, режиссер знаменитой трилогии о Безумном Максе с Мэлом Гибсоном. Фильм Миллера «Безумный Макс: Дорога ярости» с большим успехом был показан вне конкурса на прошлогоднем фестивале.

Кроме того, в жюри всегда приглашают крупных режиссеров и знаменитых актеров из разных стран. В этом году в жюри было пять актеров: канадец Дональд Сазерленд, американка Кирстен Данст, француженка Ванесса Паради, датчанин Мадс Миккельсен и итальянка Валерия Голино. Помимо них в жюри вошло два режиссера-интеллектуала (фестиваль всегда соблюдает баланс мейнстрима и авторского кино). Это самый крупный режиссер сегодняшнего французского auteur cinema (авторского кино — Прим. ред.) Арно Деплешен и победитель прошлых Канн, обладатель прошлогодних же «Оскара» и «Золотого глобуса» за фильм «Сын Саула» венгр Ласло Немеш. Самое необычное решение в этом году — позвать иранского продюсера Катаюн Шахаби. Продюсеров в большое жюри обычно не зовут, но, как я понимаю, мог помочь ее статус и та роль, которую она играет в Иране.

В формировании жюри других конкурсов большое значение имеют интересы французской индустрии. Фестиваль ведь французский, и французы всегда подчеркивали свое доминирующее положение. Так, в жюри «Золотой камеры» традиционно входили только французские кинематографисты. Возглавляет его, как правило, представитель Гильдии режиссеров Франции. В этом году это была известный режиссер Катрин Корсини. Помимо нее в жюри вошел один из лучших европейских кинооператоров Жан-Мари Дрюжо, бывший руководитель «Недели критики» и блестящий критик Жан-Кристоф Бержон, а также Изабель Фрийе, глава французской компании Titra Film, которая занимается подготовкой международных фильмов для проката во Франции.

Но с недавних пор фестиваль стал приглашать иностранцев и в это жюри. Сначала в жюри пригласили очень известного американского критика Скотта Фаундеса, на тот момент директора Нью-Йоркского фестиваля. Потом были актер Гаэль Гарсиа Берналь и южнокорейский сценарист и режиссер Пон Джун-хо. Почему в этом году позвали меня? Я думаю, потому, что у меня были подряд два успешных фильма в Каннах, «Елена» и «Левиафан». К тому же я говорю на нескольких языках, и я синефил. На фестивале знают, что я езжу к ним уже больше 20 лет и каждый раз смотрю по 30 фильмов. В Каннах ценят людей, у которых есть интерес к самому разному кино.

О награде для дебютантов

«Все умрут, а я останусь»

«Все умрут, а я останусь»

Приз «Золотая камера» вручают с 1978 года за лучший полнометражный дебют, показанный в любой из четырех программ Каннского фестиваля. Награду дают только одному фильму, хотя раньше жюри еще могло удостоить кого-то специального упоминания. Это делало работу судей намного легче. В конкурсе всегда много достойных работ. Кстати, несколько лет назад специальное упоминание получила Валерия Гай Германика за свой дебют «Все умрут, а я останусь».

По своему влиянию на жизнь участника фестиваля это, пожалуй, самая важная каннская награда, ведь она открывает все двери перед молодым кинематографистом. Во Франции и других европейских странах даже просто участие в фестивале имеет колоссальное значение. А после каннского приза за лучший дебют ты можешь приходить со своей идеей в любые, даже в самые крупные компании, и там отнесутся к твоим предложениям очень серьезно. Этот приз получали и молодой Джим Джармуш (в 1984 году за «Более странно, чем в раю»), и Джон Туртурро, и Наоми Кавасэ (в 2014 году ее фильм «Тихая вода» был в основном конкурсе фестиваля, а в этом она возглавляла жюри конкурса Cinefondation). В 2012 году главный приз получил молодой американский режиссер Бен Зайтлин за фильм «Звери дикого Юга», а через год этот фильм получил четыре номинации на «Оскар».

О тяжелом графике и красных дорожках

Жюри конкурсной программы на красной дорожке

Жюри конкурсной программы на красной дорожке

Всего в этом году нам нужно было посмотреть 24 конкурсных фильма. Поэтому мы смотрели два-три фильма в день только в нашей программе. Но я, как и мои коллеги, не хотел пропускать картины и из остальных программ, так что получалось по четыре-пять фильмов в день. Кроме того, я продолжал выполнять свои продюсерские функции, и каждый мой день был наполнен деловыми встречами. График в итоге был напряженный.

Надо сказать, что на Каннском фестивале прекрасная организация. Это вызывающая восхищение отлаженная машина с огромным количеством работающих для нее профессионалов и волонтеров. Наше жюри постоянно сопровождали сотрудники фестиваля. Они следили за тем, чтобы мы приходили на просмотры за 15 минут до начала, затем провожали в другой кинотеатр на следующий просмотр, а также на все официальные обеды и ужины, которых в Каннах тоже немало.

Конечно, глянцевая пресса проявляет к членам жюри параллельных программ куда меньше внимания, чем к звездам или к участникам конкурса. Тем не менее члены всех жюри обязательно проходят по красной дорожке на церемониях открытия и закрытия фестиваля, а также на самых важных премьерах. Для того чтобы подъехать к красной дорожке на лимузине, нужно дойти до отеля Marriott, где всех рассаживают по машинам, а затем везут по набережной Круазетт к Дворцу фестивалей. Строгий дресс-код — только black tie. На церемонии закрытия сажают в машины и тех, кого будут награждать. Правда, никто из участников конкурса не знает, какой именно приз получит. Им просто звонят в день закрытия и приглашают на финальную церемонию. Звонящий, как правило, сам не знает, какую награду и какому участнику будут вручать. Так что эмоции во время вручения призов самые что ни на есть настоящие.

О строгих правилах и парижских девчонках

«Божественные»

«Божественные»

Работа жюри складывается из двух частей — просмотра и обсуждения. Во время просмотра, кстати, нельзя пользоваться телефоном или выходить из зала. Это неприлично. Особенно плохо, если кто-то из съемочной группы или зрителей заметит, что член жюри невнимателен. Говорят, один режиссер когда-то даже подал в суд, увидев, что член жюри вышел и пропустил самый главный, по его мнению, момент фильма.

Организация второй части во многом зависит от председателя жюри. В нашем случае председатель хотела, чтобы каждый фильм обсуждался подробно, каждому был дан шанс. Поэтому мы собирались на обсуждение после каждых пяти фильмов, и каждый член жюри обязан был высказаться и проголосовать. Голосование было двухэтапным. Из каждой пятерки мы выбирали фильмы для следующего этапа обсуждения.

Финальное же обсуждение проходит всегда в день вручения наград, чтобы информация о результатах никуда не утекла раньше времени. Победителя выбирают большинством голосов. У нас в финальный список попали семь фильмов, а потом из него мы выделили четырех фаворитов. Это были французские фильмы «Божественные», «Наемник» и «Жизнь кабачка», а также румынский фильм «Собаки».

Мы отдали приз «Божественным» Уды Беньямин. Это фильм с привлекательными героями — двумя арабскими девчонками с неблагополучных окраин Парижа, живыми, яркими и страстно желающими преуспеть. Остросоциальное, увлекательное и очень эмоциональное кино.

О молодом французском кино

«Жизнь кабачка»

«Жизнь кабачка»

Уровень молодого французского кино — одно из главных моих впечатлений от работы в жюри. Это как с качественными автомобилями: сначала идут немецкие автомобили, потом долго никого нет, а потом уже все остальные. Вот так же и с французским молодым кино — оно на голову выше всего остального, включая американское.

В нем есть несколько вещей, которые редко встречаются в кино одновременно: страстность, очень сильный социальный, подчас протестный градус, использование жанровых элементов (ты смотришь очень содержательные и насыщенные картины, которые не отпускают до конца). Это кино про людей и кино, влюбляющее в людей.

Если бы кто-то с такой энергией, с такой силой социального чувства и такими обаятельными героями появился бы у нас в кино, это было бы настоящим потрясением. Российское молодое кино на фоне французского инфантильно. А французское кино зрелое, хотя сделано при этом молодыми людьми.

О главных наградах и Ким Ки Дуке

«Я, Дэниэл Блэйк»

«Я, Дэниэл Блэйк»

Да, меня и моих коллег тоже удивили некоторые решения жюри основного конкурса. Нам всем не очень понравился новый фильм Ксавье Долана, получивший Гран-при. Мы все были сильно разочарованы Оливье Ассайасом, который разделил приз за режиссуру с Кристианом Мунджиу, и нам всем было жаль нескольких картин, проигнорированных жюри. Прежде всего, фильмы «Она» Пола Верховена с Изабель Юппер, «Патерсон» Джима Джармуша и «Тони Эрдманн» Марен Аде.

Почему «Золотую пальмовую ветвь» получил фильм Кена Лоуча «Я, Дэниэл Блейк», хотя критики значительно выше оценили другие картины? Во-первых, никто в жюри во время фестиваля не читает прессу и не знает, как тот или иной фильм восприняли критики. Это делается специально, чтобы дистанцироваться от чужих оценок. Во-вторых, это такой психологический феномен. Люди, в обычной жизни очень далекие от авторского кино (а это часто бывает со звездными членами жюри), вдруг с ним сталкиваются, и оно производит на них куда большее впечатление, чем на искушенную публику.

Я очень люблю историю про то, как замечательный голливудский режиссер Майкл Манн, возглавляя жюри в Венеции в 2012 году, впервые увидел картину Ким Ки Дука. Это была «Пьета», семнадцатый по счету фильм Ким Ки Дука, и она, по общему мнению, была слабее многих из предыдущих шестнадцати. Но на Манна этот фильм произвел впечатление настоящего открытия, и он дал ему главный приз. Возможно, и здесь так случилось. Жюри увидело новый фильм 79-летнего классика социального кино Кена Лоуча — трагический, страстный и протестный — и оценило его максимально.

Так часто бывает, что возглавляющие основное жюри серьезные режиссеры большого голливудского кинематографа полагают необходимым и важным продемонстрировать свою открытость новому и поддерживают либо мощные социальные высказывания, либо художественные жесты.

О русских туристах и глухоте

«Последнее лицо»

«Последнее лицо»

В Каннах всегда можно найти множество радикальных фильмов. Современный независимый кинематограф исследует человека в самых крайних, неожиданных его проявлениях. Просмотр таких фильмов — своего рода терапия, хотя иногда она бывает очень неприятной. А иногда люди, сидящие в зале, бывают к ней глухи.

На премьере фильма Шона Пенна «Последнее лицо» я наблюдал любопытную сцену. Представьте себе большую каннскую премьеру: торжественная атмосфера, главные звезды — Шарлиз Терон, Хавьер Бардем, Адель Экзаркопулос, Жан Рено, сам Шон Пенн. Я, как и большинство сидящих в зале, наблюдал за трансляцией красной дорожки, которая перед каждой премьерой идет на большом экране. Членов жюри сажают в центре зала, рядом со съемочной группой. Это лучшие места. На них практически невозможно попасть случайно. Либо ты часть фестивальной касты избранных, либо ты заплатил примерно три тысячи евро за билет. Официально сделать это, конечно, нельзя, но многие элитные консьерж-службы с недавних пор научились покупать билеты на каннские премьеры для своих клиентов, и таким образом во Дворец фестивалей попадают иногда совсем неожиданные персонажи. Так вот, я услышал за собой русскую речь, обернулся и увидел молодую красивую пару. Они увлеченно смотрели в свои телефоны и необычайно долго и подробно, не обращая внимания на экран и на всех звезд, обсуждали селфи, которые сделали на красной дорожке. «Не волнуйся, ногу уберу здесь». — «А как тебе эта?» И так далее.

Дальше начался фильм. Это тяжелый фильм, важное высказывание. История врачей, работающих в Африке. Адские условия работы, страшная африканская повседневность, бесконечная война, невероятная, очень натуралистично снятая жестокость. И среди всего этого разворачивается история двух главных героев, которые самоотверженно делают свою работу, одновременно пытаясь как-то отрефлексировать тот безнадежный ужас, который их окружает. И вот на двенадцатой минуте эта пара встала и вышла. Еще не зная, хороший фильм или плохой. Вышла просто потому, что им стало ясно: развлекать не будут, будут грузить чужой им реальностью неприятных им людей. Кроме того, выйти из зала, когда ты сидишь в центре ряда забитого битком фестивального дворца, — это жест. Вокруг тебя не просто зрители, а съемочная группа, режиссер, звезды. В Каннах такое нельзя вообразить. Это с пресс-показа утром можно уйти, а с вечерней премьеры просто неприлично. Свистеть можно, букать можно, но уйти — никогда. Это оскорбление сидящих в зале и неуважение к фестивалю.

Но краткое знакомство с реальностью, показанной в фильме, видимо, произвело впечатление. Никого не смущаясь, молодые люди просто встали и ушли. Для меня это история о моральной глухоте, об отсутствии интереса к настоящей жизни и полном отсутствии уважения к авторам и актерам, которые пусть ненадолго, на полгода, но отказались от своей яркой и комфортной голливудской жизни и отправились в Африку, чтобы рассказать важную для многих историю и, быть может, хоть что-то изменить своим фильмом.

Читайте также
Новости Тильда Суинтон и Идрис Эльба снимутся у Джорджа Миллера Режиссер «Безумного Макса» снимет романтическую драму с размахом.
Новости Автор фильмов «Невеста» и «Русалка» снимет хоррор с Роднянским Новая картина Святослава Подгаевского называется «Яга. Кошмар темного леса», и главные роли там будут играть артисты из «Нелюбви» и «Левиафана».
Статьи Больше чем игра: 11 (и два запасных) фильмов о футболе Что смотреть во время чемпионата мира, кроме футбола? Конечно, футбол в кино! Собрали главные фильмы, создатели которых знают толк в игре и понимают ее как часть жизни.
Статьи Открываем «Кинотавр»: 5 вечных вопросов о фестивале В Сочи начинается самый важный для российского кино фестиваль. Или не самый важный? Объясняем, почему надо следить за «Кинотавром».
Комментарии (16)

Новый комментарий...

  • 31

    ДмитДО 30 мая 2016, 16:08 пожаловаться

    #

    Вы конечно меня простите, но я надеюсь что все понимают что это была «пара» далеко не обычных обывателей русской земли. Я почему то на 90 процентов уверен, что это так называемая «золотая молодежь», которой пос… на все кроме своего развлечения. Простой русский турист смотрел бы всю ленту с распахнутыми газами и открытым ртом вне зависимости от сложности повествования!

    ответить

  • 2

    Sisley1991 6 июля 2016, 06:18 пожаловаться

    #

    Конечно, это понятно. Простой русский турист не смог бы себе позволить такой сеанс в финансовом плане да и в плане связей. В статье об этом сказано;)

    ответить

  • А меня заинтересовал фильм Последнее лицо, Роднянский плохого не посоветует)

    ответить

  • 3

    El_principe 30 мая 2016, 16:54 пожаловаться

    #

    его вкус давно вызывает сомнения…
    тем более он последнее время только и делает, что адаптирует западный контент

    ответить

  • 4

    rozai 30 мая 2016, 18:20 пожаловаться

    #

    Как будто прочитал сочинение пятиклассника «как я провел лето» — вот так написано. Всё очень в жанре «капитан очевидность»,особенно последние три абзаца.

    ответить

  • Aziza 31 мая 2016, 02:41 пожаловаться

    #

    Очень интересно все рассказал! Давно хотела эту систему узнать

    ответить

  • 8

    bipolar 31 мая 2016, 11:14 пожаловаться

    #

    Хорошо изложенный текст, сказанный толковым человек всегда интересно читать. Спасибо.

    ответить

  • 5

    maoh 31 мая 2016, 15:46 пожаловаться

    #

    Интересная статья, когда еще заглянешь «по ту сторону».)) Про то, что критики не читают прессу во время фестиваля, не знала. Но, в общем-то, логично.

    ответить

  • 6

    Chlorpicrin 6 июня 2016, 10:13 пожаловаться .

    #

    «… одновременно пытаясь как-то отрефлексировать тот безнадежный ужас»
    Эта бредятина о чем?
    Или от ненависти к подлой молодой паре язык стал заплетаться?

    ответить

 
Добавить комментарий...