Василий Сигарев: «Давно хочу снять кино про зомби»

Обсудить0

«Страна ОЗ» Василия Сигарева — комедия про Ленку Шабадинову из Малой Ляли, которая приезжает в Екатеринбург под Новый год и пытается дойти до киоска на улице Торфорезов, где должна заступить на смену. Путь оказывается полон приключений. О том, куда из российского кино уходят режиссеры-авторы и почему хочется вернуться в детство, режиссер рассказал в интервью КиноПоиску.

Имя Василия Сигарева сначала стало известно в театральном мире. Пьеса «Пластилин» молодого драматурга из Верхней Салды собрала множество премий и ставилась по всей Европе — от Лондона до Белграда, от Порто до Бергена. Однако театр для Сигарева был, по его собственным словам, лишь этапом на пути к кино, и за сборниками пьес последовали фестивальные премьеры драм «Волчок» и «Жить».

Третьим фильмом Сигарев удивит кинозрителей в декабре. Его «Страна ОЗ» — комедия про безропотную Ленку Шабадинову из Малой Ляли, которая приезжает в Екатеринбург под Новый год и пытается дойти до киоска на улице Торфорезов, где должна заступить на смену. Путь оказывается полон приключений. Новогодняя комедия для Сигарева — это не путь в сторону от авторского кино, а скорее, наоборот, возвращение к себе. Его следующей картиной и вовсе станет зомби-экшн. О том, куда из российского кино уходят режиссеры-авторы и почему хочется вернуться в детство, режиссер рассказал в интервью КиноПоиску.

Вы еще пишете пьесы?

Пописываю иногда. Вот «Вия» написал перед съемками «Страны ОЗ» («Вия» Василий Сигарев написал по мотивам повести Гоголя для театра под руководством Олега Табакова и сам выступил режиссером спектакля — Прим. КиноПоиска). Раньше больше писал. Сейчас мне это уже не так интересно. Если только что-то конкретное, раз в пятилетку.

Сейчас кажется, что 10 лет назад в российском кино и театре происходил невероятный подъем: на сцене ставили сплошь новые, говорящие о сегодняшнем дне пьесы, на экранах появились «новые тихие» — Хлебников, Попогребский. Сейчас «новая драма» уже почти что в опале, кинорежиссеры ушли в преподавание и сериалы. Что произошло?

«Когда мы были молоды, мы все носили бороды!» (Смеется.) Есть пубертатный период в творчестве, когда ты много всего делаешь. А потом начинаешь уже осознанно какие-то точечные вещи делать, потому что энергия эта — она же не бесконечная. Я вот писал по пять пьес в год. Такого вообще же не бывает. Ты понимаешь со временем, что количество в качество не переходит. Это кажется, что все легко так, а на деле одна пьеса из десяти получается. Хочется же, чтобы сразу получалось. Учишься сохранять энергию и грамотно ее расходовать. Как только у меня появилась возможность в кино ее направлять, я это стал делать, потому что кино мне всегда было интереснее театра.

Почему же российское кино сейчас все больше уходит от того направления, которое взяло 10 лет назад?

Мы выросли, а новое поколение, которое могло бы появиться, не появилось. Наверное, оно и не должно было появляться. Поколения же не повторяют совсем друг друга, они в развитии существуют. Во Франции «новая волна» тоже не повторилась, как и поколение «рассерженных» в английской драматургии. Зато потом появились Марк Равенхилл, Сара Кейн. Пришли новые, другие голоса. Это естественный процесс. Да и жизнь поменялась. Мы все из 1990-х, а молодые режиссеры росли в другое время и наблюдали совсем другую картину: денег у людей стало больше, все взяли кредиты, приобрели машины. Может быть, это сытое поколение. Я смотрю периодически то, что делают студенты, выпускники. Но пока, честно говоря, ничего не увидел такого, что бы меня впечатлило. Возможно, это не моя эстетика. Тот же Местецкий, кстати — он больше наш, хотя он уже на границе поколений. Его кино мне интересно. Своим фильмом «Тряпичный союз» он как раз показывает, что на сломе поколений находится.

Увидев нарезку из «Страны ОЗ», некоторые поспешили сравнить фильм с другой комедией о градусе национального безумия, с «Горько!». Для вас это фильмы из одной вселенной?

Нет, они не из одной вселенной. «Горько!» — это все-таки что-то зощенковское, а «Страна ОЗ» — это точно не Зощенко, не фельетон. Это больше к Гоголю традициями уходит. Кстати, у меня же в «Стране ОЗ» впервые практически нет маргиналов. Мне сознательно хотелось уйти от этого. Все-таки мы показываем 2015 год. Екатеринбург — город состоятельный. Поэтому я с другими персонажами работал. Они живут в новых домах, у них приличные квартиры.

А снегурочки-проститутки в исполнении Дарьи Екамасовой и Алисы Хазановой — это не привет из маргинального мира?

Это все равно все немного не по правде, это кино. Если бы я взял не звезд, то было бы, наверное, по правде. И не так смешно.

Важно было снять «Страну ОЗ» именно в Екатеринбурге, это локальная история?

Атмосферу Москвы я бы в жизни никогда не воссоздал бы так, как атмосферу Екатеринбурга. У меня даже Гоша Куценко с акцентом разговаривает. Вот как «Реальные пацаны» — пермский сериал, его нельзя было бы перенести в Москву. Хотя разницы между тем, что происходит там и где-нибудь в Алтуфьево, большой нет. Все равно в Москве есть еще и другие реалии, кроме Алтуфьево, и если ты их не показываешь, то ты как будто остальной мир вычеркиваешь.

Хотя Сигарев и говорит, что «это не по правде, это кино», «Страна ОЗ» куда ближе корнями к реальности, чем его предыдущие картины. Многое в сюжете взято из жизни самого режиссера, а эпизод с греком — невыдуманная история из жизни актрисы Ирины Беловой. Писатель Андрей Ильенков, на рассказах которого частично основан фильм, играет сам себя в качестве продавца в киоске. И это тоже правда: писателям и докторам наук часто приходится подрабатывать.

Знаю, что в прокат «Страна ОЗ» выйдет в сокращенном варианте. Что вы убрали и почему?

Это даже не для проката было сделано. Просто после «Кинотавра», когда мы впервые проверили кино на большом зале, я увидел, что там есть проблемы, и его подмонтировал, подтянул. Фильм стал короче всего на четыре минуты, в некоторых сценах ушли буквально секунды. Я просто увидел, что зритель чуть-чуть заскучал, и понял, где и что поправить.

Вы принципиально с чужими текстами не работаете? Вас же тоже наверняка пытаются рекрутировать в коммерческие проекты?

Я из вежливости читаю иногда, но сразу понимаю, что не буду этим заниматься. Я совсем не понимаю чужой текст. Мне его нужно тогда переписать полностью самому, оставив только сюжет. Мне важно понимать людей, о которых написан сценарий. Говорит ли он «нет» или «не» — это же разные слова. Мне надо понимать каждую фразу, чтобы видеть внутреннее движение персонажа. Драматургия — она же не в сюжете, а в том, что остается недосказанным между фразами.

Вы говорите, что следующим вашим проектом будет постапокалипсис про зомби. Угроза зомби в кино часто трактуется как метафора реальных угроз современного мира. В вашем фильме зомби — это кто?

Никакую политику я туда не хочу подкладывать, это точно. Это должна быть человеческая история про то, как брат убивает брата. Ты не знаешь, на какой ты стороне, да и не надо вставать на чью-то сторону, потому что тогда история приобретает совсем другой вид. Ты уже начнешь предвзято ее рассказывать. Это должна быть социальная драма с элементами хоррора и экшна. Это же самое интересное, что можно из жанров придумать: у тебя и экшн, а еще тебе страшно, а еще ты за героев переживаешь.

Почему вы хотите сделать одновременно и фильм, и сериал про зомби?

Вполне возможно, что будет только сериал. Все упирается в деньги, да и то это я пока так сам предполагаю. Может, продюсеры еще скажут, что и сериал будет возможность снять качественно. Так как у кино больше возможностей заработать, то и бюджет можно сделать побольше. Я не хочу снимать за три копейки, мазать всех искусственной кровью и делать дешевых зомби. Это должен быть серьезный проект — с тщательной подготовкой, с трюками, с каскадерами. Сериальные бюджеты (по крайней мере в России) такого не позволяют. Здесь ты должен за четыре дня серию снять. В ущерб качеству не хочется работать.

Сцен с участием каскадеров и в «Стране ОЗ», кстати, навалом, пусть и специфических. Самостоятельно выполняя все трюки, Яна Троянова даже заработала себе сотрясение мозга. Для сцены в машине, которую ведет водитель под бутиратом Евгений Цыганов, пришлось устанавливать управление на крыше автомобиля.

Продюсеров уже нашли?

Сценария еще нет, поэтому пока все на стадии переговоров. Уже в зависимости от сценария считается бюджет, и тут все начинают разбегаться.

При этом «Страну ОЗ» вы умудрились снять с целой толпой звезд и без копейки государственных денег. Получилось найти какого-то волшебного инвестора?

На самом деле их много, около двадцати маленьких инвесторов. Одного большого у нас нет. С миру по нитке. Но я в эти процессы не вникал. В мою задачу входило уговаривать актеров сниматься не за бешеные деньги, а бесплатно или почти бесплатно. Многие, кстати, соглашались сниматься бесплатно. Но несмотря на то, что у многих небольшие роли, привезти актеров в Екатеринбург все равно сложно и дорого с точки зрения логистики.

Реакция пользователей интернета на проморолик фильма и трейлер вас не удивила?

Я смотрел реакцию, да. Мне было интересно: есть скандал или нет скандала? Если есть, то все хорошо. Очень показательная была история. У Гоши Куценко на канале есть первый наш пятиминутный проморолик и клип на его песню из кадров фильма. Клип на песню полностью романтический, у него ни одного дислайка и ни одного комментария. А под нарезкой из фильма бурная дискуссия. Особенно удивляют люди, которые напишут возмущенный комментарий на одном ресурсе, а потом копируют его на всех остальных. Была и какая-то женщина, которая написала на нас в Екатеринбурге заявление в прокуратуру, увидев пятиминутный проморолик. Вообще говоря, обычно две трети выступают за, одна треть — сильно против. Кино не нейтральное само по себе, поэтому так и должно быть.

Песню для «Страны ОЗ» Гоша Куценко вообще-то специально писать не собирался. Сигарев случайно увидел, как в перерыве между съемками Куценко поет свежесочиненную композицию Яне Трояновой. Режиссер сразу понял, что теперь у него есть финал для фильма.

Кто, как вам кажется, пойдет в кино на «Страну ОЗ»?

Мы в своей какой-то нише. Даже не знаю, какой он, наш зритель. Думаю, он придет специально, услышав отзывы знакомых, если будет какой-то сарафан. Я когда своей маме «Страну ОЗ» показал, она так ржала, что попросила на следующий день второй раз показать. Так-то она мои фильмы не любит. Муть какую-то снимаешь, говорит. А к ней еще племянница приехала, и они вместе на второй день кино стали смотреть. И снова заливаются смехом, чуть не умирают. Но они, конечно, в кино не ходят.

В ноябре фильм отправляется на зарубежные фестивали. Как вам кажется, способен иностранный зритель понять все шутки «Страны ОЗ», оценить национальный колорит?

Я думаю, какие-то вещи можно адаптировать с помощью перевода. Может, именно так и поступят фестивали. Но вообще надежд на понимание у меня особенных нет. Надеюсь только на Восточную Европу. Мы будем показывать фильм в Польше. Из-за советского периода они нам ближе по менталитету. И на СНГ тоже у меня надежда. Кстати, у нас будет прокат в Белоруссии. Сейчас веду переговоры с Украиной, но говорят, что получить прокатное удостоверение будет очень сложно. Официального запрета нет, просто не выдают прокатное удостоверение. Правда, есть запрет на кино, в котором снимаются «враги Украины», а среди них Баширов, который у нас снимался как раз. Подождем, может, скоро это все и поменяется. Мне бы очень хотелось показать фильм на Украине, в Одессе. У украинцев очень правильный юмор. Я сколько не видел на фестивалях украинских фильмов, они умеют делать очень смешно. Они даже в этом нас обошли в каком-то смысле. В том же «Гамере» у Олега Сенцова вроде бы он ничего не выпячивает, а все время смеешься.

У нас есть традиционный вопрос. Если бы вам дали задание снять документальное кино о чем-то, что вас волнует, о чем вы бы решили сказать?

У меня была идея снять документальное кино о Диме Рябоконе. Это такой писатель в Екатеринбурге, который был другом Бориса Рыжего. Мне хотелось документальную комедию про него сделать, потому что он персонаж такой странный, интересный и шизанутый. А публицистику делать совсем желания нет. Это все преходящее. Сегодня оно есть, а завтра — нет.

Сначала комедия про Новый год, потом постапокалипсис про зомби — период авторских фестивальных драм закончился?

Лучше не зарекаться. Может, что-то и будет еще. Про зомби я давно, конечно, хотел снять. Но я не думал, честно говоря, что так быстро к этому приду. Когда ты снимаешь авторские драмы, ездишь по фестивалям, это кажется чем-то далеким. А потом отдохнешь от этого всего и понимаешь, что как раз все фестивали и премии — это пена, которая тебе ничего не дает. Начинаешь уже думать, что тебе самому интересно. А интересно то, что ты в видеосалонах смотрел, фильмы, от которых фанател подростком. Может, это возвращение в детство?

Смотрите также

Сигарев о фильме «Иди и смотри»: «Будет правдиво и больно. Очень больно»

9 июля 2018

Открываем «Кинотавр»: 5 вечных вопросов о фестивале

1 июня 2018

Николай Басков стал зомби в короткометражке Василия Сигарева

19 апреля 2017

Объявлены номинанты на российскую кинопремию «Ника»

11 марта 2016

Главное сегодня

Санса Старк примерит броню в восьмом сезоне «Игры престолов»

Сегодня

«Лучший саундтрек»: Оскаровский баттл композиторов

Сегодня

Мадс Миккельсен: «Играть роль без слов не так сложно»

Сегодня

Появилась интернет-кампания с призывом убрать крысу из «Отступников»

Сегодня

Трейлер фильма «Рокетмен»: Взлет музыкальной ракеты

Сегодня

Слух дня: Fox выпустит мультсериал по мотивам игры «Чужой: Изоляция»

Сегодня

Эмма Томпсон отказалась от мультфильма «Удача» из-за Джона Лассетера

Сегодня
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт