Статьи

М. Найт Шьямалан: «Главная идея „Визита“ — страх старения»

«Я не думаю, что мои предыдущие работы страшные, — говорит М. Найт Шьямалан. — Конечно, и в „Шестом чувстве“, и в „Знаках“ есть холодящие кровь моменты. Но я бы назвал их скорее триллерами, нежели фильмами ужасов. А вот „Визит“ и впрямь будет леденить кровь». Накануне выхода новой ленты постановщика КиноПоиск встретился с кинематографистом в Нью-Йорке и побеседовал о процессе кастинга, духовности и телевизионных шоу.
М. Найт Шьямалан: «Главная идея „Визита“ — страх старения»

«Я не думаю, что мои предыдущие работы страшные, — говорит режиссер М. Найт Шьямалан. — Конечно, и в „Шестом чувстве“, и в „Знаках“ есть холодящие кровь моменты. Но я бы назвал их скорее триллерами, нежели фильмами ужасов. А вот „Визит“ и впрямь будет леденить кровь».

Накануне выхода новой ленты постановщика КиноПоиск встретился с кинематографистом в Нью-Йорке и побеседовал о процессе кастинга, духовности и телевизионных шоу.

— Зрители с нетерпением ждут выхода вашего нового фильма «Визит». Скажите пару слов о его главной идее.

— Рад это слышать. Фильм рассказывает о том, как мама отправляет своих детей погостить у бабушки с дедушкой. Не буду выдавать все детали, пусть зрители сами все увидят. Но могу сказать, что главная идея «Визита» — страх старения, который напрямую связан со страхом смерти. Что происходит с нашим телом и разумом после смерти? Что мы чувствуем при этом, если вообще что-то чувствуем? Все это мне самому дико интересно. Мне показалось, что это может быть отличной темой для фильма — показать, как люди доходят до состояния паранойи из-за мыслей о старости. Надеюсь, этот сюжет заставит аудиторию смеяться и бояться одновременно. Для меня в картине важны и зрелищность, и посыл.

— Ну вот, теперь вы создали своего рода прецедент, и никто из родителей не захочет оправлять своих любимых отпрысков к прародителям, посмотрев ваш фильм.

— Вполне вероятно. (Смеется.) Мои родители посмотрели «Визит» и говорят: «Это что такое вообще?» Я им: «Дорогие, героев фильма я с вас списал» Они: «Правда?» Я: «Нет-нет, шучу». Реакция мамы и тети на фильм была просто уморительной. Они увидели постер с несколькими фразами из картины, в том числе правила, которые бабушка с дедушкой огласили своим внукам на время их пребывания в доме. И одно из них — не выходить из своей комнаты после 21:30. Мама мне говорит: «Это отличное правило! Почему дети, услышав его, должны чего-то бояться? По-моему, очень справедливо». Смешная она у меня. (Смеется.)

Для меня в картине важны и зрелищность, и посыл
— Ваш фильм поднимает очень распространенную тему старения и того, как люди к нему относятся. Вот вы сами помните, как вели себя со своими бабушкой и дедушкой, когда были маленьким? Боялись их?

— Да, конечно. Моего дедушку я побаивался. Перед глазами до сих пор стоит картина, как он, разговаривая со мной, вдруг вынимал свои вставные челюсти и клал их в стакан с водой. Я каждый раз приходил в ужас. Еще помню, когда они навещали нас дома, и я сурово им говорил: «Не подходите к нашей комнате. Держитесь от нее подальше». Вот такой был безобразник. (Улыбается.) Наверное, нам всем знакомо это чувство, когда совсем не понимаешь старших из другого поколения. В этом мне кажется причина страха и перед ними, и перед своим старением, и перед неизбежной смертью. Непонимание, что нас ожидает и почему.

«Визит»

«Визит»

— Дети- актеры так здорово сыграли брата и сестру. Почему в ваших фильмах дети всегда играют такую важную роль? Это влияние Спилберга?

— Может быть. Я обожаю Спилберга, в том числе и за то, что дети всегда являются неотъемлемыми персонажами в его фильмах. Мне самому детство представляется очень загадочным и, безусловно, основополагающим периодом жизни. Ведь именно в детстве для каждого из нас наступает момент, когда мы перестаем во что-то или кого-то верить. Будь то Дед Мороз, зубная фея или существование приведений и злых духов. Это грустная обратная сторона взросления, правда же? Взрослые постоянно говорят: «Все, что ты видишь перед своими глазами, — реальное, все остальное — твои фантазии и выдумки». А перестать фантазировать так сложно, да и нужно ли? Вот я и фантазирую в фильмах как могу.

— Известно, что «Визит» снимался в режиме строгой секретности и недалеко от вашего дома. Почему так произошло?

— Наверное, чем меньше бюджет, тем становишься более креативным. Мой фильм «Шестое чувство» был снят за 55 миллионов долларов, в то время как «Визит» — всего за 5 миллионов. Так вот, мы нашли дом, который был изъят банком за неуплату ипотеки. Он очень нам подходил по сюжету, и мы умоляли банк дать его нам для съемок на шесть месяцев. Хочу вам сказать, это была одна из моих лучших идей. Помимо того что он заменил нам съемочную площадку, так он еще и находился совсем рядом с моим собственным домом, всего в двадцати минутах езды, в штате Пенсильвания. Мне на съемки было очень удобно ездить. Более того, даже сами репетиции проходили не в студии, а в том же доме. Плюс у нас была маленькая съемочная группа, декорации всегда на одних и тех же местах в комнатах дома. Так что переснимать было очень легко и быстро. Свет, камера — и вперед. Знаете, я обычно не редактирую отснятое за день. А вот на съемках «Визита» каждый вечер сам просматривал по несколько раз проделанную работу, и на следующий день все моменты, которые мне казались несовершенными, мы переснимали.

Я очень люблю работать с театральными актерами
— Вы любите рассказывать в интервью, что пытаетесь в своем кино найти путь к тому, как поговорить о духовности, не затрагивая вопросы религии. Что скажете про фильм «Визит»?

— Для меня «Визит» — очень духовный фильм. Помимо элемента ужасов и развлечения для зрителей, я хотел рассказать им про такую человеческую эмоцию, как прощение. Как справиться с несправедливыми обвинениями или действиями близких людей? Как научиться прощать? Все эти важные вопросы подняты мною в фильме.

— Игра актеров на высшем уровне. Расскажите, как проходил процесс кастинга.

— Я просто взял на роли лучших кандидатов именно для этих образов. Не очень часто такое услышишь, правда? (Смеется.) У меня процесс кастинга занял довольно много времени. Я тщательно отбирал каждого актера. Вообще я очень люблю работать с театральными актерами, потому что сцены в моих фильмах, как правило, длинные, а в театре актеры проходят отличную подготовку именно для такого рода работы. Например, актрису Дианну Данаган, которая сыграла бабушку, я взял на роль без тени сомнения. Она шикарная театральная актриса, большинству известная за роль в пьесе «Август: Графство Осейдж». Вы знали, что она за нее получила в свое время премию «Тони»? Я надеялся, что она согласится выполнять все мои задумки на съемках, и она меня не разочаровала. Расскажу вам забавную историю. Нам предстояло снять кадр с обнаженным телом. Я был уверен, что Дианна откажется, пригласил дублершу, но отказалась как раз дублерша, а Дианна сказала, что все сделает. Я прямо оторопел от них обеих. (Смеется.) Что касается Кэтрин Хан, то она меня очень впечатлила на прослушивании. К тому же мне нравится, как она сыграла в фильме «Дорога перемен». Я был уверен, что она справится с драматическим аспектом своей роли и в моей картине. И, конечно, непросто было подобрать детей из миллиона тех, кто пришел к нам на прослушивание. В результате по совершенной случайности оба финалиста оказались из Австралии. Какое совпадение, правда? Дети сыграли просто чудно.

«Визит»

«Визит»

— Вы рассказываете истории о том, как обычные люди сталкиваются с неизведанным. Что вас привлекает в этой ситуации? Почему неизведанное всегда оказывается чем-то зловещим, с чем стоит бороться или смириться?

— Ну, теперь я точно начну философствовать. (Смеется.) Знаете, есть такая книга — не могу вспомнить название. Ее главная идея в том, что препятствие на самом деле является разрешением проблемы. То, что, как мы думаем, нам мешает, в действительности нам помогает с чем-то справиться, будь то ужасный начальник, развод, автокатастрофа. Из всего можно вынести пользу и научиться чему-то. В фильме «Визит» дети страдают от эмоциональной травмы, полученной несколько лет назад. Ирония заключается в том, что единственный вариант для них с ней справиться — оказаться в страшной и местами даже жуткой ситуации. Я имею в виду все события, которые разворачиваются, когда внуки приезжают навестить своих бабушку и дедушку. Это им дает своеобразную встряску и помогает разобраться с наболевшим. Стараюсь вам отвечать и при этом не пересказывать сюжет фильма.

— Отличная идея, что дети в фильме снимают свой документальный фильм. Интересно, а вы в детстве снимали домашнее кино?

— Да, не раз. Снимал пятую часть фильма ужасов «Пятница, 13-е». Мне в то время он казался невероятно крутым и остроумным. Конечно, «Джеймса Бонда» пытался воспроизвести. В общем, все мои домашние киношки были имитациями других фильмов.

Я хочу, чтобы зрители сами завершили картину
— Киноиндустрия все время развивается, появляются новые технологии, новые направления. Вы, кинорежиссер, как к этому относитесь?

— Я верю в то, что чем минималистичнее стиль, тем лучше. Это касается всего — и процесса съемок, и дизайна, и живописи, и фотографии. Я за простоту во всем. Существует два вида повествования. Один провоцирует полную пассивность. Тут я имею в виду фильмы, где зрителям все объясняют и делают понятным, на блюдечке преподносят. И это неплохо, ведь мы все временами хотим отключиться и просто расслабиться. А другой вариант — мой. Я хочу, чтобы зрители сами завершили картину. Понимаете, о чем я говорю? Не все показать, не все рассказать, а оставить в конце тень сомнения и загадки. Пусть зритель сам домыслит, додумает, дофантазирует. В таких фильмах часто сложно разобраться, где злодей, а где хороший герой. Все как-то двусмысленно и неопределенно. Но именно поэтому зритель и втягивается в сюжет. Например, самые запоминающиеся и популярные современные телевизионные шоу — «Во все тяжкие» или «Безумцы». Почему мы к ним так привязаны? Чем они нас захватывают? Я думаю, именно тем, что в них часто приходится самим додумывать и сюжет, и мотивы поведения героев.

— Вам предлагали снимать «Гарри Поттера». Вы отказались от него, потому что считаете себя минималистом, а для жанра фэнтези подобный подход не очень подходит?

— Нет-нет, все намного проще. Мне нужно было бы переехать в Англию и перевезти туда свою семью на неопределенный срок. Я не мог просить своих близких принять такое непростое решение. А вообще, конечно, было много проектов, которые я мечтал бы сделать, но приходилось отказываться по миллиону разных причин. Иногда это семья, иногда страх, иногда размах фильма. Я люблю наслаждаться процессом. Должно быть во время работы хоть чуточку весело! Я уверен, что и зрители потом непременно это почувствуют. А поскольку я минималист, то не люблю притворяться для кого-то кем-то, кем на самом деле вовсе не являюсь.

«Сосны»

«Сосны»

— Вернемся к телевизионным шоу. Почему вы сами решили снимать телесериал «Сосны»?

— Признаюсь, это было очень легким решением. Обычно я всегда долго думаю, браться ли за проект, и каждый раз нахожу, как я уже сказал, причины, чтобы отказаться. Веду себя как нерешительная невеста. (Смеется.) Кстати, таковы многие актеры. Так вот, прочитав одноименную книгу, я понял, что ее идея похожа на «Твин Пикс», и сразу же дал свое согласие. Я большой фанат «Твин Пикс», всегда хотел снять кино с таким же черным юморком. Формат телесериала отлично подходил для того, чтобы рассказать о необычных героях. Если бы я снял фильм «Сосны», то пришлось бы делать упор на события, сюжет, не хватило бы времени прочувствовать героев. Если вы еще не смотрели, то очень рекомендую.

— В последние годы — и в «Соснах» это тоже заметно — вы стали больше шутить в своих фильмах. Что изменилось? Почему вас начал привлекать черный юмор?

— Не знаю, просто у меня в голове сейчас настрой на микс черного юмора с жанром приключения. Я немного поработал уже в этом жанре, когда писал сценарий к «Стюарту Литтлу» и фильму «Знаки». Мне очень нравится этот стиль повествования. Так что как только я прочитал книгу «Сосны» и проникся этим юмором и полюбил героев, то сразу же сказал: «Здорово! Когда начинаем съемки?»

— Напоследок расскажите про самое страшное место, в котором вам довелось побывать. Ну, такое, которое вас напугало чем-то неизведанным и зловещим.

— Наверное, это был кабинет директора школы. (Смеется.)

Читайте также
Статьи Шьямалан о «Стекле»: «У МакЭвоя в фильме уже 24 образа!» Режиссер рассказывает о новом триллере, в котором встретятся герои «Неуязвимого» и «Сплита».
Новости Трейлер фильма «Стекло»: Киновселенная М. Найта Шьямалана На Comic-Con в Сан-Диего представили полноценный ролик нового триллера от режиссера «Сплита» и «Неуязвимого».
Статьи Вступи в меня: Как секты показывали в фильмах И какие актеры оказались в сектах. К выходу хоррора «Паранормальное» о верящих в скорый конец света разбираем причудливые взаимоотношения культов и кинокультуры.
Новости М. Найт Шьямалан спродюсирует для Apple остросюжетный сериал Компания заказала для стрим-сервиса телепроект на 10 серий.
Комментарии (21)

Новый комментарий...

  • 5

    Гвалиор 5 октября 2015, 16:49 пожаловаться

    #

    «Я не думаю, что мои предыдущие работы страшные,»
    тьфу, блин, я сначала в другом смысле понял)))
    «Знаете, я обычно не редактирую отснятое за день.»
    оно и видно.
    Но либо Шьямалан реально реабилитируется, во что слабо верится, либо Шьямалан.

    ответить

  • _My-Way_ 6 октября 2015, 00:09 пожаловаться

    #

    Надеюсь, фильм оправдает ожидания. После «Явления» Шьямалан наклепал абсолютно не свои работы и абсолютно притом неитересные, ИМХО.

    ответить

  • 4

    Миша-35 6 октября 2015, 13:59 пожаловаться

    #

    Великая сила слова. Не планировал смотреть «Визит», по крайней мере, в кино, но почитал интервью и Шьямалан меня заинтриговал. Так что фильм, наверное, таки посмотрю. А вообще, «и смеяться, и бояться» — материя в кино очень тонкая. Один неверный шаг — и скатишься в полнейший трэш низкого уровня. Надеюсь, в «Визите» у режиссера все получилось.
    К слову, все ближе подхожу к мысли, что крепко недооценил в свое время «Знаки». Надо уделить время и пересмотреть эту картину Шьямалана.

    ответить

  • 7

    МыНиколайВторый 7 октября 2015, 14:58 пожаловаться Таланты и поклонники: кто виноват?

    #

    Проблема той критики, что обрушивается на талантливых режиссёров со стороны их поклонников, в завышенных ожиданиях. Например, снял режиссёр Вася Пупкин фильм «А», который пришёлся по душе 90% посмотревших его (в первую очередь, благодаря сценаристскому и постановочному новаторству). Многие поспешили зачислить этот самый фильм «А» в свои любимые киноленты. После чего тут же возложили на Пупкина свои надежды, ожидая от него, что и все остальные его картины принесут им, зрителям, те же переживания. Вася берётся за новый проект и делает фильм «Б», который или не достигает популярности «А», оставаясь при этом, в числе крепких, добротных, но, всё же, середнячков (в смысле, отнюдь не шедевров), либо вовсе скатывается со своим рейтингом в посредственные и проходные картины. Но, господа, ведь, если разобраться, то объективно, так и должно быть. Ведь снова пережить те же самые ощущения 90% зрителей не могут в принципе — восприятие-то у всех разное! И дальше всё идёт аналогично. Маэстро уже не тот. И всё в том же духе. Сам такое пережил.

    Вообще же, немногим режиссёрам удаётся снять за свою карьеру более одного фильма, заслуживающего признания подавляющего большинства зрителей. А если таких фильмов три и более, то это вообще, — хоть в Красную книгу заноси таких творцов!

    А теперь, главный вопрос. Корректно ли отказывать в таланте режиссёру, и, главное, ставить на нём крест, как справедливо заметил Antonio53, сделавшему хотя бы один-единственный по-настоящему талантливый фильм, лишь на том основании, что все последующие его работы не повторили успеха первого фильма (а фактически, не возбудили в зрителях пережитых ими ранее ощущений)?

    На мой взгляд, если человек сделал хотя бы один увлекательный фильм, то он навсегда останется талантливым. «Шестое чувство» и «Таинственный лес» — очень увлекательные картины, не повторяющие одна другую. А Найт Шьямалан, как был, так и останется своеобразным и талантливым режиссёром.

    Другое дело, когда режиссёр берётся не за «свой» жанр (потому что не у всех получается), либо выдаёт халтуру. Так правы ли зрители, освистывая своего вчерашнего кумира?..

    Конечно же правы. Потому как существует лишь один здоровый критерий оценки для любого произведения искусства: «нравится/не нравится», а у каждого зрителя он свой. Но, виноват ли художник, не оправдавший завышенных ожиданий своих поклонников, каждый из которых решил, что он, художник, теперь просто обязан творить лишь то, что придётся по вкусу зрителя, при этом, не имея о зрительских вкусах миллионов людей конкретного представления? Думаю, вряд ли.

    ответить

  • 4

    Milshin97 15 октября 2015, 03:15 пожаловаться

    #

    Рад за его восстановленную репутацию. Так держать, Шьямалан!

    ответить

  • FOY 25 января 2016, 15:02 пожаловаться

    #

    Кто знает название книги о которой Шьямалан говорит?

    ответить

 
Добавить комментарий...