Анимация в России: О богатырях, чародеях и китайских подрядчиках

Обсудить0

Как развивается эта индустрия сегодня? С чем связан успех отечественных анимационных сериалов? Почему полнометражные российские мультфильмы частично рисуют в Китае, как это отражается на мимике персонажей? Где и как смотреть необычные авторские короткометражки, и помогает ли государство найти путь к зрителю? КиноПоиск обсудил насущные проблемы отечественной индустрии с Александром Герасимовым, директором Суздальского анимационного фестиваля и генеральным продюсером компании «Мастер-фильм».

8 апреля в России вручат первую национальную анимационную премию «Икар». Появление этой премии — признак того, что производство мультфильмов постепенно становится настоящей индустрией со своими коммерческими успехами и авторскими прорывами, с возможностью выделять и оценивать профессиональные достижения режиссеров, сценаристов и художников.

Как развивается эта индустрия сегодня? С чем связан успех отечественных анимационных сериалов? Почему полнометражные российские мультфильмы частично рисуют в Китае, как это отражается на мимике персонажей? Где и как смотреть необычные авторские короткометражки, и помогает ли государство найти путь к зрителю? КиноПоиск обсудил насущные проблемы отечественной индустрии с Александром Герасимовым, директором Суздальского анимационного фестиваля и генеральным продюсером компании «Мастер-фильм».

«Почему банан огрызается»«Почему банан огрызается»

Совсем недавно, 22 марта, завершил свою работу фестиваль в Суздале, двадцатый по счету. Этот смотр традиционно представляет всю панораму российской анимации — от дебютных и студенческих авторских коротких метров до новых мультфильмов известных режиссеров, среди которых номинант на «Оскар» Константин Бронзит, от прикладной анимации до детских сериалов. Гран-при в категории «Авторская анимация» получила картина «Почему банан огрызается» Светланы Разгуляевой, участвовавшая в этом году и в одной из программ Берлинского кинофестиваля. Годом раньше мультфильм «Мой личный лось» Леонида Шмелькова также представлял Россию на Берлинале, получил там спецприз, а потом был признан лучшим в профессиональном рейтинге Суздальского смотра. Однако до среднестатистического зрителя эти небольшие анимационные шедевры доходят, если повезет, спустя много месяцев в виде ссылки на YouTube или «ВКонтакте», а увидеть их по телевизору или в кинотеатре практически невозможно. Да и на ссылку сложно обратить внимание, если не следить за результатами фестивалей и именами режиссеров-аниматоров.

Александр, один из главных вопросов многих зрителей: где и как смотреть интересные авторские мультфильмы? Их ведь совсем нет на телевидении или в кино.

Эта проблема есть, и она есть во всем мире. Но за рубежом она стоит менее остро, потому что развита сеть дистрибуции такого рода контента. У нас надо всем по-прежнему довлеет телевизионный формат — как по хронометражу (так как для телевидения фильмы должны быть 6,5 минуты, 11—13 минут или 22—26 минут, чтобы было удобнее формировать сетки вещания), так и по содержанию (это должен быть коммерческий формат). Во всем мире есть только два вида коммерческой анимации. Это полнометражные мультфильмы для кинотеатрального проката и сериалы. В сериалах свои законы жанра и производства: одни и те же персонажи, стандартный хронометраж, четкая целевая аудитория, большое количество серий. Тогда это можно назвать бизнес-продуктом, тогда это востребовано телевидением и другими сегментами рынка. Авторская короткометражная анимация ни по каким критериям не вписывается в эти форматы. Телевидению, конечно, такие фильмы совершенно не нужны, потому что на них не заработаешь, детей на героев не подсадишь.

То есть фестиваль — единственное место, где их можно увидеть на большом экране?

Мы как фестиваль стараемся делать разные акции. Например, во второй раз пройдет акция «Открытая премьера». В этом году в 20 городах России одновременно с фестивалем был показ большинства фильмов конкурсной программы, одновременно проходили зрительское голосование, конкурсы. Совместно с Ассоциацией анимационного кино фестиваль в Суздале запускает с 1 апреля акцию «Весенний мультвитамин». Это показ современной авторской анимации в формате альманахов, продлится акция до 17 мая. Это уже более 300 площадок по всей России. Эти показы будут бесплатными. По кинотеатральной линии мы идем вот такими путями, считая своей миссией эти мультфильмы показать. Есть еще одна программа, которая сейчас существует и с трудом набирает обороты. Это «Кинодетство». Это тоже показ в кинотеатрах альманахов, состоящих из авторских короткометражек. Это очень полезная и правильная инициатива, но с коммерческой точки зрения, понятно дело, это не блокбастер. Она худо-бедно существует в 20—30 залах. Еще ВГТРК совместно с министерством культуры запустила «Мульт в кино». Эту программу сейчас широко анонсируют, но она как раз повернута на бизнес-стратегию. Это будут кинотеатральные премьеры новых серий российских анимационных сериалов. То есть это опять коммерческая сторона, поддержанная мощными ресурсами ВГТРК. Это не про авторскую анимацию.

«Маша и медведь»«Маша и медведь»

А интернет-премьеры мультфильмов помогают достучаться до зрителей?

Несколько лет назад, когда широкополосный интернет только начал развиваться, появились первые тематические каналы, появился YouTube, различные интернет-платформы, была эйфория: ура, интернет нас спасет! Но сейчас мы уже понимаем, что рано радовались. Мы упираемся в те же проблемы. YouTube, конечно, открытый видеохостинг, но туда выкладываются сотни часов видео ежеминутно. Ты можешь выложить свой мультфильм, но тебя никто не заметит. У хостинга есть свои стратегии продвижения контента, который популярен у зрителя. YouTube коммерциализируется, контент монетизируется, и становится понятно, что авторской анимацией опять же не заработаешь.

Однако есть возможность хотя бы выйти к зрителю, опубликовать свои работы. Уже появляются нишевые тематические каналы некоммерческой продукции. Пусть у них небольшая аудитория, но она есть. Здесь уже вопрос в том, как сами хостинги и их операторы будут с этим контентом работать. Ведь иначе про эти каналы просто никто не узнает. Например, по анимационному контенту есть два крупнейших нетворка. Это компании, которые по договору с Google обладают ресурсами для продвижения контента, его монетизации через размещение рекламы, удаления пиратского контента, переговоров с правообладателями. Понятно, что этим компаниям тоже интересен коммерческий продукт, который приносит много просмотров и много денег. 1000 просмотров на YouTube дают от 1 до 1,5 доллара. То есть с миллиона просмотров правообладатель уже зарабатывает свою 1000 долларов. У сериала «Маша и медведь» 3 млрд просмотров. Можно легко посчитать, сколько «Маша» получила от показа на YouTube.

Государство проявляет какую-то заботу о продвижении авторской анимации? В прошлом году на фестивале в Суздале шла речь о создании отдельного канала для отечественной анимации.

При новом министре политика министерства стала более внятной, более государственной и жесткой. Артикулируются уже такие нововведения, как разведение дат релизов фильмов в пользу российского кино. Но это касается кинотеатрального проката. Год назад в Суздале во время фестиваля было совещание с министром Мединским, и тогда индустрия сказала, что нужен свой телеканал. Канал появился достаточно быстро, но это был канал под названием «Мульт». О чем мечтала индустрия? О цифровом пакете, о широком охвате аудитории. А «Мульт» — это кабельный канал под брендом ВГТРК, который позиционирует себя как канал для самых маленьких и показывает сериалы, которые ВГТРК покупает для показа или сама же и производит. Вот чем закончилась история с каналом. Авторской анимации там нет. Короткометражная анимация вообще, даже самая детская, снова оказывается не нужна.

Что касается государственной поддержки в прокате, то она будет у уже упоминавшейся программы «Мульт в кино», а это новые серии тех же коммерческих сериалов. Я не говорю, что это плохо. Это лучше, чем ничего. Ведь таким образом зрителя, пришедшего в кино, будут приучать к формату альманахов хотя бы в такой конфигурации. Может, у государства возникнет желание, когда коммерческие сериалы уже распашут поляну и приучат зрителей к формату альманахов в кино, вторым этапом пустить сборники короткометражной анимации. Но государство должно такое решение принять, обратить на это внимание, вовремя настоять на этом, ведь коммерческого потенциала там уже нет. На мой взгляд, задача государства, конечно же, состоит в поддержании как раз анимации как искусства. Мы везде заявляем, что авторская анимация — это лаборатория, где выращиваются таланты, шлифуются режиссеры и готовятся художники, которые потом будут клепать те же сериалы. Задача государства — поддерживать именно эти лаборатории. Это не такие большие деньги, но они помогут кадрово насытить индустрию.

«Смешарики»«Смешарики»

Коммерческие сериалы — это, как получается, самая устойчивая сфера российской индустрии?

Наши брендовые сериалы-локомотивы тоже находятся в жесткой конкуренции с западной сериальной продукцией. Канал Disney — один из основных конкурентов. Но если 12 лет назад «Смешарики» были первопроходцами, то сейчас все по-другому. Им честь и хвала за то, что они ворвались на рынок, завоевали популярность зрителей, первыми построили рынок мерчандайзинга. Методом проб и ошибок, вслепую они налаживали отношения с лицензиатами, производителями игрушек, ритейлерами. Вслед за ними уже начали появляться новые наши бренды, и практически каждый новый бренд был успешным. «Белка и Стрелка», «Фиксики», «Барбоскины», «Паровозик Тишка» и другие — они продолжают оставаться популярными у зрителей и сейчас. Слава Богу, во главе этих проектов оказались грамотные люди, которые понимали, как выводить продукт на рынок, как инвестировать, как продвигать эти сериалы. Рынок за эти 12 лет пошел, отечественные сериалы заняли свою нишу. Это уже привело к тому, что на рынке лицензионной продукции доля наших брендов составила 10 %, что немало, учитывая, какой мощный поток брендов и героев идет из-за рубежа.

Влияние кризиса ощущается?

Анимация — дело инерционное. Тем более анимация, связанная с лицензионным рынком. Здесь кризис еще пока не так очевиден. Снимаются новые эпизоды сериалов, выпускается по заключенным еще год назад контрактам лицензионная продукция. Но кризис нас догонит в следующем году. Многое зависит в общем от экономической ситуации в стране, но стоит помнить, что появляются и новые сегменты рынка, новые способы потребления контента, тот же интернет. Уже сейчас, например, в интернете очень востребован дешевый сериальный контент для самых маленьких — с элементами обучения, образования, развития. Если правильно придумать, сделать и вывести на рынок такой сериал, он может окупиться только на видеохостингах. Потому что если качественная анимация — дело длительное и дорогое, то в этом сегменте как раз требуется меньше ресурсов. Хороший пример — сериал «Три котенка» нашей студии «Мастер-фильм». Это образовательный сериал для самых маленьких, и свои 200 000 просмотров в день он собирает стабильно, пусть это немного. Эти просмотры капают и позволяют нам окупить его, пусть пока только частично. Таких проектов сейчас появляется все больше, появляются новые команды, которые этим занимаются. Остается надеяться, чтобы из десяти придуманных пилотов два-три выстрелили. Это будет уже хороший КПД.

В этом году на фестивале в Суздале не было конкурса полнометражных фильмов. Да и сложно вспомнить успешные мультфильмы, ставшие франшизами, кроме «Трех богатырей» и недавней «Снежной королевы». Почему с полным метром дела обстоят хуже, чем с сериалами?

Производство полного метра варьируется от 2,5 млн долларов до 10 млн. Рисованный 2D-фильм, как «Богатыри», стоит примерно 2,5. 3D-кино, как «Снежная королева», «Белка и Стрелка» и «Смешарики. Начало», уже стоит от 6,5 млн долларов. К тому же они долго делаются, никак не меньше двух, а то и трех лет, и это при наличии готового выверенного сценария. В стране сейчас нет такого объема рынка и таких денег, некому вкладывать и инвестировать. Нет такого объема кинопроката, который был бы способен отбить инвестиции в десятки раз. «Богатыри» заняли свои нишу и хорошо ее держат, но это, пожалуй, единственный такой пример. Неплохо сработали «Снежная королева» и ее продолжение. Но «Снежная королева» стоила раза в четыре дороже, чем «Богатыри». То есть окупить затраты на нашем рынке сложно. А параллельно идет поток зарубежной анимации. Понимаю, когда идут блокбастеры от Pixar, DreamWorks, Disney, они идут по всему миру, не только у нас. Это всегда первый экран и широкий прокат. Но у нас, помимо этого, появляется очень много недорогих иностранных мультфильмов, которые там, за рубежом, выходят сразу на видео, минуя прокат. Это кино подешевле, попроще, которое окупается только на видео и интернет-рынке. А наши дистрибьюторы выпускают его в прокат. Часто эти фильмы не кинопрокатного качества. Конечно, в такой ситуации нашим фильмам остается совсем мало места.

Например, 26 марта у нас вышел «Чародей равновесия» — мультфильм, который мы делали четыре с половиной года, потратив уйму времени, денег и сил нашей студии. Это первый российский мультфильм в жанре фэнтези. Для нас референсы — это «Властелин колец», «Хоббит», «Гарри Поттер». Да, у нас мультфильм, но по жанру, по идее и структуре это история про магию и волшебство, которые тесно взаимодействуют с историческими реалиями в эпоху Петра I. Мы выпускаем картину в весенние каникулы, и, конечно же, после нас на эту же дату впрыгнули два иностранных мультфильма, к тому же продолжается прокат «Дома». Нам эти каникулы нужны как воздух. Но создается дикая ситуация, когда эфир забит кучей небольших по потенциалу проектов. Мы все равно надеемся, что зрителю понравится наш «Чародей равновесия», и мы уже запустили в производство вторую часть мультфильма, готов синопсис третьей части.

Почему в этом году не было конкурса полного метра? Да потому что, если бы мы делали конкурс, мы бы набрали всего три фильма, тех же «Богатырей», «Снежную королеву 2», и был еще осенью «Как поймать перо жар-птицы». Вот и все, что было сделано в России за год. Поэтому мы приняли решение полнометражный конкурс проводить раз в два года. Тогда мы сможем набрать конкурсантов. Выйдут, например, «Сергий Радонежский» и «Крепость». Кстати, они встали на одну и ту же дату. Весной выйдет «Серафим», наверняка выйдет что-то под Новый год. Но и этого мало. Хотелось бы, чтобы в России выходило пять-семь полнометражных мультфильмов в год. Я надеюсь, что мы к этому придем. Зависит это во многом от того, как будет развиваться экономическая ситуация, как будут люди ходить в кино.

А международные продажи не помогают нашим анимационным проектам окупаться?

Действительно, если рисованные 2D-мультфильмы, как наш «Чародей равновесия» или фильмы «Мельницы», могут окупиться в России за счет относительно низкого производственного бюджета, то 3D-фильмам необходим зарубежный потенциал. Мы можем гордиться «Снежной королевой» и «Белкой и Стрелкой». Они уже востребованы в других странах. Сюжеты универсальные, технология 3D современная, история простая, герои понятные. Они смогли дотянуть эти фильмы до международного уровня.

Кстати, «Снежную королеву» создала студия Wizart Animation — компания, изначально занимавшаяся мультимедиаприложениями и не имевшая отношения к анимационному кино. Меняется ли портрет тех, кто приходит сейчас в анимацию?

Все больше кинопродюсеров обращают внимание на анимацию. У анимации есть преимущество по отношению к игровому кино: если продюсерская команда будет заботиться о качественном сценарии, о хорошей мультипликации, озвучке, темпоритме, то у проекта гораздо больше шансов стать коммерчески успешным в прокате. Просто потому, что это мультик. У него дольше жизнь. Если есть универсальные история и герои, то они будут продаваться еще долго, что мы видим на примере Disney. Даже на прошлогоднем питчинге Фонда кино можно было заметить эту тенденцию. Было представлено 13 проектов, больше половины из них — от продюсеров не анимационного, а игрового кино.

Приходят не только игровики. Пример Wizart Animation, который вы привели, тоже показателен. У студии была готовая команда 3D-моделеров, аниматоров, специалистов по 3D-картинке и движению. Оставалось проявить продюсерский талант, найти толковых сценаристов, режиссеров — тот творческий костяк, который отвечает за креативную часть — и запустить этот процесс. Сейчас белорусы, создатели World of Tanks, тоже на эту тему думают. Им сам Бог велел заняться полным метром. У игры почти сотня миллионов подписчиков по всему миру. Конечно, люди, которые идут в анимацию, понимают степень риска и масштабы финансовых вложений, но все же рискуют.

«Снежная королева 2: Перезаморозка»«Снежная королева 2: Перезаморозка»

Интересно, что при этом какие-то работы по созданию российских мультфильмов приходится отдавать на аутсорсинг. Я знаю, что «Чародей равновесия» вы создавали при помощи китайских подрядчиков, мультфильм «Утиные истории» студии «Рим» задействует специалистов из Испании и Канады. Своих аниматоров все равно не хватает?

У нас действительно колоссальный кадровый голод. В Москве мы бы просто не смогли сделать «Чародея равновесия», потому что мы не нашли бы такого количества хороших специалистов, а нужны были действительно специалисты высокого уровня, потому что это кино для большого экрана. Нужна качественная картинка и качественное движение. В Москве мы бы рисовали это пять-шесть лет. Очень мало хороших мультипликаторов, все они уже где-то работают. Если мы хотим это сделать в срок и качественно, то приходится обращаться к зарубежным партнерам. Конечно, «Мельница» — молодцы, они пошли по пути создания собственного производства и занимаются этим давно и кропотливо, как и «Смешарики», и Wizart. Но все эти фабрички — они не в Москве. Если мультипликатор с «Мельницы» уйдет, куда он пойдет? К «Смешарикам»? А там свои уже. И ему бежать некуда.

В Москве много маленьких студий, продюсерских команд, которые друг у друга переманивают специалистов, из-за чего цены растут. В итоге в Москве нанимать специалистов уже просто невыгодно. В столице сейчас такое количество аниматоров, что они могут позволить себе два полнометражных фильма одновременно, если собрать всех со всех студий. В Санкт-Петербурге и в Воронеже постоянно идет подготовка новых кадров, которые потом идут работать на эти же фабрики. В Москве же создавать с нуля учебный центр — дело неблагодарное. Твой же ученик от тебя убежит, если ему заплатят больше где-то. Создавать новую фабрику в другом городе — очень долгосрочный бизнес-проект. Нужны преподаватели, нужно время для обучения. Получается замкнутый круг.

Единственная альтернатива — обращаться к иностранным подрядчикам. На «Чародее равновесия» мы все рутинные процессы — не творческие, но трудозатратные — делали в Китае. Выбрали студию, долго притирались: менталитеты, понятия очень разные. Очень большие проблемы были с мимикой, жестами, артикуляцией. Но как-то справились. Ездили туда целые бригады, жили месяцами, вместе работали. Это оказалось не так страшно, а вполне себе осуществимо.

Если вернуться к Суздальскому фестивалю, который существует уже 20 лет, и оглянуться на его историю, то какие можно увидеть тенденции? Какие техники уходят в прошлое, какие новые темы и сюжеты волнуют молодых аниматоров?

Что касается техник, то уходят в прошлое такие рукотворные процессы, как перекладка на пленке, которую, например, использовал Норштейн. Уходит традиционная рисованная анимация на пергаменте, потому что процесс дорогостоящий, неоптимальный по трудозатратам и по времени. Уходит все, что связано с ручной работой на материалах без использования компьютера. Трудно сказать, хорошо это или плохо. Кто-то из старых мастеров говорит, что с этим уходит душа, исчезает непосредственная энергетическая связь мозг-рука-перо-бумага-экран. Но деваться некуда: компьютер так прочно вошел в нашу жизнь, что без него уже не делается ни один мультфильм. Это нормально. Не только молодые художники, но и заслуженные режиссеры, всю жизнь работавшие с рисованной анимацией, вынуждены переучиваться на планшетку и работать с дигитайзером.

Вечные темы любви, добра, подвигов, предательства, дружбы — они как были, так и есть. Тема внутреннего мира, переживаний, поиска себя в этом мире — все это остается в авторской анимации. Меняются технологии, прочно вошло 3D. Мое частное мнение: я не видел, чтобы трехмерные мультфильмы затрагивали серьезные темы, или таких картин очень мало. Потому что 3D-технология дает большую свободу передвижения по кадру, можно выстроить любую композицию, сымитировать пролеты камер, она очень хороша для производства сериальных проектов, когда основные усилия нужно сделать в начале, чтобы найти персонажей, локации, а дальше их уже можно двигать. Серьезных, мощных по посылу фильмов, пусть даже маленьких по хронометражу, в этой технологии почему-то не делают. Для них по-прежнему используется рисованная анимация либо перекладка.

Что касается видов проектов, то, конечно, все больше сериалов, которые запускаются большим количеством студий. Все хотят найти своих «Смешариков», «Машу и медведя», свою долгоиграющую, вечнозеленую франшизу. Идет нащупывание той индустрии, которая, я надеюсь, постепенно займет свое место и в медиасреде, и на вторичном рынке.

Главное сегодня

Ушел из жизни актер Бруно Ганц

Сегодня

Надин Лабаки: «Не знаю, каково это — продать свою 11-летнюю дочь»

Сегодня

Награждение всех 24 победителей премии «Оскар» пройдет в прямом эфире

Сегодня

Ангелы, хакеры и Грин-де-Вальд: Что смотреть дома в выходные

Вчера

«Оскар-2019»: Полный гид по номинациям

Вчера

«Шайтанат» или «Мир Дикого Запада»: Любимые фильмы трудовых мигрантов

14 февраля

Сценарист «Рика и Морти» напишет сериал о Локи

Сегодня
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт