Аарон Экхарт: «Я играл монстра Франкенштейна как подростка»

Обсудить0

Адама в фильме «Я, Франкенштейн» не любят, не принимают. Он кажется себе уродом, его называют монстром. Я подумал о том, доводилось ли мне испытывать подобное. Когда я был подростком, именно так я себя и ощущал — некрасивым, непривлекательным для девчонок, не понимающим того, чем я могу заниматься в этой жизни.

23 января на российские экраны выходит фильм «Я, Франкенштейн» от создателей популярной франшизы «Другой мир». Картина Стюарта Битти, основанная на сюжете Кевина Гревье, похожа на «Другой мир» как родная сестрица — цветовой палитрой, концепцией противостояния двух мощных магических миров (добрых горгулий и злых рогатых демонов), обилием динамичных драк между противоборствующими силами и количеством компьютерной графики.

У проекта «Я, Франкенштейн» необычная судьба. Сначала был сценарий для фильма, и только потом появился графический роман, а не наоборот. Кевин Гревье продал компании Lakeshore свой сценарий о 200-летнем монстре Франкенштейна, который оказывается в современном мире и охотится за Дракулой. В его первоначальном замысле было множество волшебных существ, помимо главного героя, Адама, и вампиров. Потом он нарисовал концепт-арт будущего фильма и раскадровки некоторых сцен, чтобы лучше объяснить продюсерам, как он представляет себе эту историю, и впоследствии использовать эти идеи уже для полноценного графического романа.

Когда к проекту присоединился режиссер и сценарист Стюарт Битти, у него была полная свобода в отношении сценария Гревье. По некоторым причинам от множества различных магических рас пришлось отказаться, а вампиров заменили на демонов. Вместо Дракулы основным антагонистом стал могущественный демон — принц Наберий, а в качестве сил Света остались горгульи. Их, посчитали продюсеры, зрители еще не видели в подобном качестве.

Адам (Аарон Экхарт) — отвергнутый своим создателем Виктором Франкенштейном получеловек и полумонстр, сшитый из частей различных трупов. Его оживили с помощью мощного электрического разряда, сделав бессмертным, и вот уже двести лет он скитается по миру. В современном мире он находит приют у горгулий, которые не только охраняют соборы в своем каменном обличье, но и обладают вполне человеческим воплощением. Возглавляет армию горгулий королева Леонора (Миранда Отто), увидевшая в глазах Адама проблески души.

Тем временем в научном институте доктора Уэссекса (Билл Найи) под руководством талантливого электрофизиолога Терры (Ивонн Страховски) идут исследования воздействия электростимуляции на мертвых крыс. Уэссекс, он же принц демонов Наберий, одержим идеей найти Адама и узнать, как Франкенштейну удалось его оживить, чтобы создать собственную армию живых мертвецов. Терра не догадывается о планах босса, пока тот не начинает охоту за Адамом. И Адам, и Терра оказываются в эпицентре борьбы между силами зла и добра.

КиноПоиск созвонился с Аароном Экхартом, который представлял фильм журналистам в Нью-Йорке, и узнал у него, как мышцы работали на психологию, почему «Я, Франкенштейн» такой мрачный и какие фильмы предпочитает сам актер.

Аарон, приветствую вас из очень холодной Москвы. У нас здесь −20!

Елки-палки! Вы там на улицу в такую погоду вообще выходите?

Приходится! Например, чтобы посмотреть «Я, Франкенштейн».

Зато у вас наверняка очень красиво.

Да, снежно и все такое. Но вы лучше расскажите, чем вас привлекла история Адама?

Это история чудовища Франкенштейна, перенесенная в современный мир, что мне показалось очень интересным. Мне понравилось, что это переосмысление истории монстра, при этом по духу оно близко к первоисточнику, к роману Мэри Шелли. Главная идея фильма в том, что это существо, которое находится в поисках души, которое нуждается в любви. Потерянное и никому не нужное, оно скитается по свету. И в конце концов оно находит цель, смысл жизни. Благодаря любви. Мне показалось, это отличный посыл для картины.

Ваш Адам совсем не похож на то, как мы себе представляем чудовище Франкенштейна.

Физически он выглядит совершенно иначе. Мы специально сделали его лицо более человеческим. Он не пугает, как это было с предыдущими воплощениями этого героя. Он выглядит, если можно так выразиться, вполне нормально. Конечно, у него по-прежнему есть шрамы, которые дают понять, что его сшили из нескольких трупов. Важно понимать, что у нас не фильм ужасов, не триллер, а настоящий экшн, и Адаму требуется быть быстрым, ловким, сообразительным, динамичным, тогда как раньше его показывали таким медлительным и грузным тугодумом. Сейчас он больше похож на зверя, сильного и боевого.

Вы знаете, что, если набрать в поисковой строке «Аарон Экхарт. „Я, Франкенштейн“», первая подсказка, которая вылезает, — «Аарон Экхарт, физические тренировки»?

Меня сложно назвать гиком

Не может быть! Серьезно? Куда катится этот мир! Вы же не будете развивать эту тему, правда?

Вообще я хотела спросить о том, помогли ли тренировки добавить какие-то психологические черты в вашего персонажа. Не только ради красивого торса вы занимались шесть месяцев, как я понимаю.

Дело в том, что Адам оказался брошен на произвол судьбы своим отцом. Он очутился один в дикой природе, где и получил основные навыки. Он был воспитан среди животных и вдали от людей, общества. Два столетия он скитался по миру, скрываясь ото всех, прячась в тени. В нашей истории он впервые оказывается среди других существ, с которыми ему нужно взаимодействовать. Он только учится общаться. Его тело должно было отражать это. Он постоянно начеку, готов защитить себя, готов отразить удар. Когда я тренировался, я не давал себе передышек, заставлял тело работать так, чтобы включались инстинкты, а голова, наоборот, отключалась. К тому же в Адаме кипит ярость, и эта энергия поддерживает его, подпитывает изнутри. Я посчитал, что в фильме он должен быть в первоклассной физической форме и быть очень быстрым, и я старался этому соответствовать.

У меня возникло ощущение, что «Я, Франкенштейн» — это уж очень серьезное и даже мрачноватое кино. В этом оно похоже на «Другой мир» тех же продюсеров. Мы привыкли, что любой экшн сейчас пересыпан комедийными эпизодами, а тут даже и намека нет на шутки. Вам самому такой подход по душе?

Хороший вопрос! Думаю, дело в первоисточнике. Если заглянуть в прошлое Адама, то сложно представить себе его добродушным. Так как «Я, Франкенштейн» во многом следует роману Мэри Шелли, а из него мы знаем, что к Адаму никогда и никто не проявлял душевной теплоты, не сказал доброго слова, не принял его к себе. Он даже не знает, что такое любовь. Очень сложно быть добродушным или просто улыбнуться, когда ты в такой ситуации. Ох! (Смеется.) Что-то я тоже в серьезную степь ушел, да? Но я понимаю, что вы хотите сказать. Хорошо, что вы поделились таким впечатлением. Передам его создателям!

Вы находили в себе черты Адама?

Это герой, которого не любят, не принимают. Он кажется себе уродом, его называют монстром. Я подумал о том, доводилось ли мне испытывать подобное, и постоянно возвращался к собственной юности. Когда я был подростком, именно так я себя и ощущал — некрасивым, непривлекательным для девчонок, не понимающим того, чем я могу заниматься в этой жизни. Знаете, все эти стандартные вопросы, на которые ты, будучи тинейджером, не можешь найти ответа. Я сфокусировался на этом ощущении. Мой Адам — подросток.

Я заставлял тело работать так, чтобы включались инстинкты

Автор идеи Кевин Гревье тоже был на съемках и играл одного из демонов. Это как-то помогло лучше понять историю?

Да, Кевин отличный парень. Но сама история — это, конечно, видение Стюарта (Стюарт Битти, режиссер картины — Прим. КиноПоиска). Он очень хотел поразить аудиторию мощной визуальной составляющей и при этом не уходить далеко от классического сюжета. Фильм действительно получился очень серьезным по интонации. Он мрачный, готический, как вы уже сказали, а его создатели немало преуспели в создании таких картин.

Как вам кажется, если история Адама продолжится, куда она его приведет?

Посмотрим, понравится ли наша картина молодой аудитории. Уверен, если она будет успешной, продюсеры подумают о запуске второй части, и Стюарт придумает отличную историю. Однако лично я хотел бы увидеть, как Адам найдет любовь и начнет самостоятельно контролировать свою жизнь. В нашем фильме он принимает решение помогать человечеству, и мне интересно, как он будет нести эту миссию и вливаться в реальную жизнь, учиться быть среди людей, ассимилироваться.

Он даже не знает, что такое любовь

Адам уже стал героем графического романа. А вы как относитесь к комиксам и фильмам по ним?

Меня, честно признаться, сложно назвать гиком. (Смеется.) Я из тех, кому по душе драмы из реальной жизни, что-то такое камерное, ленты о том, как двое находят и любят друг друга. Но как актеру мне, конечно, интересно пробовать себя в разных ипостасях и бросать себе вызов. Иногда получается, а иногда нет, но ты как минимум выкладываешься на 100 %. Хочется пробовать как можно больше разного материала.

Чем вы сейчас заняты?

Я недавно снялся в фильме Incarnate. Я там в инвалидной коляске, и мне при этом нужно спасти нескольких человек. Так обычно и бывает в кино, знаете. Ну а остальные проекты еще только предстоят, так что о них пока не могу рассказать. В данный момент мое основное занятие — промоушн «Я, Франкенштейн»!

«Я, Франкенштейн» выходит на российские экраны 23 января.

Смотрите также

Реабилитация «Романовых»: Почему сериал о царской семье все же удался

24 октября 2018

Вступи в меня: Как секты показывали в фильмах

20 июля 2018

Изабель Юппер и Аарон Экхарт снимутся в сериале «Романовы»

10 августа 2017

Руффало, МакАдамс и Китон расследуют секс-скандал

11 августа 2014

Главное сегодня

Любовники, детективы и подводники: Что смотреть дома в выходные

Вчера

Тест: Какая вы личность в фильме «Стекло»?

Вчера

Эпизод «Маши и Медведя» внесли в Книгу рекордов Гиннесса

Вчера

Трейлеры недели: Черная Земля, вдова и код «Красный»

Вчера

Голливуд утомил: Каким был 2018 год для российского проката

Вчера

Сериал «Половое воспитание» посмотрели 40 млн пользователей Netflix

Вчера

Энди Серкис спел «Bohemian Rhapsody» в образе премьер-министра Терезы Мэй

Вчера
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт