Статьи

Старикам тут место: Фильмы о тех, кому возраст не помеха

В российском прокате стартовала ностальгическая комедия «Starперцы», чьи пожилые главные герои решаются на довольно рискованные для их возраста предприятие — отправляются на мальчишник в Лас-Вегас. В честь выхода фильма КиноПоиск решил вспомнить несколько картин, где уже далеко немолодые главные герои тоже оказываются в сложных ситуациях.
Старикам тут место: Фильмы о тех, кому возраст не помеха

В российском прокате стартовала ностальгическая комедия «Starперцы», чьи немало пожившие главные герои решаются на довольно рискованное для их возраста предприятие — отправляются на мальчишник в Лас-Вегас.

Нарастающий возраст в кинематографе осмысливается регулярно, но, кажется, в последнее время тема старости обрела какую-то немыслимую востребованность. На этой территории выступает как Голливуд («Неудержимые», «РЭД», «Реальные парни»), так и мастера европейского кино («Любовь» Михаэля Ханеке, «Еще один год» Майка Ли, «Побережья Аньес» Аньес Варда), не говоря о уже канонических шедеврах, посвященных пожилым людям («Последний приказ» Джозефа фон Штернберга, «Уступи место завтрашнему дню» Лео МакКери, «Токийская повесть» Ясудзиро Одзу, «Жить» Акиры Куросавы, «Монолог» Ильи Авербаха), или просто недавних ярких лентах на ту же тему («Смерть господина Лазареску» Кристи Пую, «Цвет сакуры» Дорис Дёрри, являющийся ремейком фильма Одзу).

В честь выхода же «Starперцев» КиноПоиск решил вспомнить несколько картин, где уже далеко немолодые главные герои тоже оказываются в сложных ситуациях, но при этом пытаются переломить обстоятельства в свою пользу и часто достигают в этом успеха.

«МЫШЬЯК И СТАРЫЕ КРУЖЕВА» (1944)

Широкоплечий мужчина в темных очках крадется в очереди на регистрацию брака с белокурой красоткой. Это появившийся здесь инкогнито театральный критик Мортимер Брустер (Кэри Грант) и его невеста Элейн (Присцилла Лэйн), а таинственность обусловлена замечаниями жениха о ветхости института брака, которые он, судя по всему, пересмотрел, рискнув прослыть всеобщим посмешищем. Еще у Мортимера Брустера есть две тетушки — «засушенные лепестки роз, у которых доброта в крови», как поэтично замечает офицер О’Хара, показывающий нью-йоркские предместья своему неопытному напарнику.

Никто из них не в курсе, что те бедолаги, кого регулярно зовут на тарелку супа две милые старушки, навсегда остаются в их доме, где, кроме тетушек, живет лишь полоумный брат Мортимера, считающий себя Теодором Рузвельтом. Сердобольные божьи одуванчики кормят бродяг мышьяком, трупы же спускают в подвал. Явившийся проведать родственниц Брустер случайно раскрывает страшный секрет, который помножится еще на одну тайну семейки: на днях из тюрьмы вместе с сообщником (Петер Лорре) сбежал братец Джонатан (Рэймонд Мэсси), лицом похожий на Бориса Карлоффа и не медлящий явиться к теткам, что придает щекотливой ситуации совсем уж инфернальный оттенок.

История реальной отравительницы Эми Дагган Арчер-Гиллиган, сгубившей не один десяток престарелых постояльцев своего пансиона, интерпретирована главным голливудским сентименталистом Фрэнком Капрой с такой вызывающей для него черноюморностью, что трудно отделаться от подозрений в том, что реальными авторами фильма могли бы быть более склонные к сумасбродству Престон Стёрджес или Эрнст Любич. Каскад эксцентричных шуток здесь не стихает до финала, и хоть старушки Брустер играют в основном вспомогательную роль, но по степени простодушной кровожадности в «Мышьяке и старых кружевах» им просто нет равных.

«ОГНИ РАМПЫ» (1952)

Последний большой шедевр Чаплина — скромная элегия актерской профессии (вышедшие позднее «Король в Нью-Йорке» и «Графиня из Гонконга» не были столь значительны по масштабу высказывания). «Огни рампы» обыгрывают разные эпизоды из жизни великого комика, а также обобщают многие традиционные сценические переживания. Из всей череды пятидесятнических послесловий об ушедшей эпохе немого кино (наряду с «Сансет бульваром» и «Поющими под дождем») картину ждала самая трагичная судьба, равно как и ее создателя, попавшего тогда в национальную опалу. Тем не менее минорность «Огней» скрашивают блистательные комедийные интерлюдии, как, например, первый выход постаревшего клоуна Кальверо, во сне развлекающего пустой зал под аккомпанемент призрачных аплодисментов. Наяву он спасает от самоубийства молодую актрису Терри (Клэр Блум), своим появлением вносящую новый смысл в существование ветерана эстрадной профессии. Кульминацией их отношений станет последнее большое выступление Кальверо (часть славы здесь с ним делит партнер в исполнении Бастера Китона), для которого артисту предстоит аккумулировать все остатки творческих сил, пусть и ради успеха ему придется буквально рухнуть на сцене.

«КОЛЯСКА» (1960)

Мастер интеллектуального гротеска Марко Феррери в начале своей режиссерской карьеры развивал вполне неореалистические сюжеты, действие которых происходит в знойной Испании. «Коляска» стала последним фильмом классика, снятым в этой стране при сотрудничестве со сценаристом Рафаэлем Асконой. Подрагивающий глаз ручной камеры следует за доном Ансельмо, который живет в квартире своего сына. Старику нравится проводить время с группой инвалидов, разъезжающих на гибридах коляски и мотоцикла. Не страдающему никакими недугами Ансельмо по душе такое средство передвижения, существенно облегчающее любые поездки, регулярно превращающиеся для пенсионера в утомительное времяпрепровождение. Чтобы скрасить себе окаянные дни старости, достаточно проворный герой решается на бунт, в котором главным его оружием станет хитрость, с чьей помощью он попытается достать такую же коляску и для себя.

Феррери не удается (хотя, возможно, он и не особо пытается) избежать очевидного противопоставления активных колясочников и здоровых, но банальных мадридцев, отчего к концу не остается никаких сомнений, что настоящие инвалиды здесь только эмоциональные, а не физические. «Коляска» стала первым крупным фестивальным успехом режиссера, выдвигавшимся на «Золотого льва» Венецианского смотра и, несмотря на свой финансовый провал, позволившим ему ради съемок следующих фильмов отправиться в родную Италию.

«ГАРРИ И ТОНТО» (1974)

Пол Мазурски никогда не любил жанровое кино, хотя Голливуд регулярно пытался уложить фильмы этого режиссера в жесткие рамки лирической комедии. Его лучшие истории совмещали тематическую смелость и откровенную саркастичность, однако, несмотря на частые оскаровские номинации, из всех представителей американской «новой волны» он единственный, кто не добился оглушительного международного признания. Мазурски остался сугубо локальной фигурой, пусть и в значительной степени определившей эстетику нынешнего независимого кинематографа. Типичный пример такого влияния — «Гарри и Тонто», принесший «Оскар» актеру-ветерану Арту Карни, проведшему немалую часть жизни на бродвейской театральной сцене и телевизионных площадках, чтобы в итоге стать звездой в 56 лет.

Нью-йоркский пенсионер Гарри до последнего противится выселению из своей предназначенной на снос квартиры. Переезд к сыну лишь усиливает ощущение бесполезности, отчего Гарри вместе с котом Тонто вынужден отправиться к дочери (Эллен Бёрстин). Не желая расставаться с живностью, он после череды мелких неудобств сам покупает машину и едет к родственнице. Вырванный из былого комфорта, Гарри ведет за собой зрителя по галерее колоритных образов: запоздалые хиппи, лас-вегасская проститутка, индеец-псевдоцелитель, непутевые дети, не способные помочь и без того довольно неприхотливому отцу. Так же, но 30 лет спустя в разъездах по американским магистралям заново открывать для себя сограждан будет вдовец Уоррен в «О Шмидте» Александра Пэйна. Но игра Джека Николсона в упомянутом парафразе классики Пола Мазурски все же уступает безупречно элегантному перформансу Арта Карни — человека бездонного обаяния, способного оживить любой мертвый сценарный пейзаж и которого Голливуд заметил поздно, но это лучше, чем никогда.

«ВЕСЕЛЫЕ РЕБЯТА» (1975)

Для Нила Саймона не было лучше времени, чем 1970-е, когда его пьесы экранизировались с пугающим постоянством, а имени драматурга в титрах придавалась не меньшая статусность, чем ведущим звездам. В «Веселых ребятах» он вновь обращается к излюбленной театрально-юмористической теме.

Прекрасно зная водевильную кухню, Саймон сделал героями своей пьесы двух ветеранов скетч-жанра, Льюиса и Кларка, целые десятилетия собиравших полные залы, но в конце концов настолько опротивевших самим себе, что снова объединить дуэт смогут разве что похороны одной из его составляющих. За это время Льюис (в фильме Херберта Росса его воплощает зрелый, но недостаточно старый для такой роли Уолтер Мэттау, за несколько лет до того примеривший на себя старческий образ в «Котче» Джека Леммона) превратился в кладезь дедовского остроумия и олицетворение маразма. Он не может правильно прочесть адрес, забывает реплики и постоянно пререкается с окружающими, лишь временами проявляя действительно недюжинный профессионализм.

Не меньшими провалами в памяти страдает и спокойный Кларк (Джордж Бёрнс), который предпочитает ютиться у дочери, в основном проводя досуг на веранде загородного дома. Главе крупного канала приходит в голову мысль собрать их вместе, но даже хорошо знающему нрав стариков племяннику Кларка воссоединие будет стоить немалых усилий.

«САМЫЙ МЕТКИЙ» (1976)

За 15 лет до «Непрощенного» (чей сценарий, к слову, тоже был написан в 1970-е) Джон Уэйн, как и позднее Клинт Иствуд, публично попрощался с образом великого ковбоя в «Самом метком», поставленном мастером жанрового кино Доном Сигелом.

В любом итоговом фильме не обойтись без многих узнаваемых жанровых элементов, здесь щедро раскиданных по сюжету. Джон Брукс — некогда легендарный стрелок, которого боль в спине приводит в блеклый (не чета щедро залитым солнцем городам вестернов 1960-х) зимний Карсон-Сити. Доктор (Джеймс Стюарт) ставит ему фатальный диагноз «рак желудка в начальной стадии». Присутствие ветерана сразу привлекает в округу множество старых врагов, что не огорчает стрелка и дает возможность провести последний в жизни бой, где главный приз не жизнь, а смерть.

«Самый меткий» крепко стянут символическими жилами: последний фильм действительно страдавшего от рака Уэйна, финальное появление в вестернах еще одной звезды жанра — Джеймса Стюарта (оба здесь, как и их герои, встретились друг с другом спустя 15 лет), в роли любовного интереса Брукса здесь Лорен Бэколл, чей супруг Хэмфри Богарт тоже скончался от онкологического заболевания. Энтузиазма создателей фильма не оценила студия Paramount, пустившая ленту в ограниченный прокат, где ей сопутствовал кассовый провал. Фиаско смягчили положительные рецензии критиков, со временем присвоивших фильму звание классики, без которой не обходится ни один уважающий себя энциклопедический справочник, посвященный вестернам.

«КРАСИВО УЙТИ» (1979)

Трагикомедия «Красиво уйти» стала первым студийным проектом Мартина Бреста, собравшего в кадре трех актеров-ветеранов — Арта Карни, Джорджа Бёрнса и Ли Страсберга, сыгравших, пожалуй, наиболее очаровательных грабителей, когда-либо появлявшихся в мировом кино.

Жизнь трех нью-йоркских пенсионеров приняла затяжной ритм: дом, скамейка, счета, дом, скамейка, счета. Во время очередного похода в банк самому бойкому из героев (Бёрнс) приходит на ум следующая стратагема: надеть маски и заявиться с оружием в банк. Даже если их поймают, то особо страшиться ветеранам не придется. За крамольный проступок им максимум грозит срок в несколько лет, которые они проведут практически в пансионных условиях, к тому же, возможно, до прибытия в камеру заслужат уважение молодых преступников. Раздобыв оружие и потешные маски, старики отправляются в бой.

При всей своей формальной принадлежности к фильмам-ограблениям «Красиво уйти» — лиричная история о том, что главное в жизни — сердцем не стареть, даже если этот орган у вас далек от полной исправности. Вид стариков, от однообразия своего существования чуть ли не слившихся со скамейкой, но уже задумавших ограбление, рифмуется с детьми, играющими в парке, а чтобы как-то прийти в себя после совершенного, пожилые преступники отправляются в Вегас, дабы ввязаться в новую авантюру. Персонажи любого фильма давно не снимающего Бреста всегда были склонны к сумасбродству (начиная с Дэнни ДеВито, решившего взорвать статую Свободы ради успешного снимка в «Хот-догах для Гогена», до слепого отставного полковника, совершающего последний раж в «Запахе женщины»), но снявшимся тут лучшим актерам своего поколения любые эксцентричные решения позволительны, как никому другому.

«САМЫЙ БЫСТРЫЙ INDIAN» (2007)

Новозеландцу Роджеру Дональдсону временами везло на кассовые хиты, но реже — на симпатии американских критиков. В 2000-х несколько ностальгических лент ненадолго помогли жанровому ремесленнику передвинуться в любимцы прессы. Наиболее личная картина из этой когорты — «Самый быстрый Indian», выросший из его же собственной старой документальной короткометражки «Приношение богу скорости», посвященной гонщику-рекордсмену Берту Манро, установившему новые пределы скорости для классического мотоцикла Indian. Такого торжества позитивизма, как в фильме Дональдсона, западное кино не испытывало со времен классических голливудских комедий. Любые препятствия расступаются перед добротой пожилого главного героя (Энтони Хопкинс), оставляя лишь технические затруднения, которые также довольно быстро преодолеваются смекалистым австралийцем. Фильм Дональдсона легко охарактеризовать как нелепицу, но такие проявления чистой сюжетной наивности, не впадающей в оголтелое шутовство, в кино сейчас явление почти забытое.

«МАТЬ» (2009)

Страстному поклоннику классических книжных «крутых детективов», южнокорейскому режиссеру Пон Чжун Хо пришла в голову идея выпятить содержавшийся в них социальный оттенок, но при этом сохранить основную жанровую структуру, чтобы впоследствии перевернуть весь сюжет с ног на голову. В результате чего на первых минутах «Мать» прикидывается бытовой драмой, чтобы позднее перерасти в увлекательный триллер, непривычно живописный для подобных сюжетов и оттого тем сильнее пронзительный, особенно на финальной сцене коллективного танца в объявших салон автобуса солнечных лучах. В начале же картины старая знахарка лечит акупунктурой больных и пытается приглядывать за великовозрастным сыном-дурачком. Недалекий отпрыск, изрядно нагрузившись выпивкой, ночью пристает к местной школьнице, которую утром находят мертвой. Кроткая мать не в силах поверить в виновность чада и неожиданно для себя примеряет роль сыщика, идущего по следу настоящего убийцы: ходит с расспросами, ради улик прокрадывается в чужое жилище и общается с криминальными авторитетами. Но это еще не самое отчаянное, на что мать пойдет ради родного сына.

Также стоят внимания

«Гарольд и Мод» (1971) — классика передовика нового Голливуда Хэла Эшби, поставленная по тексту Колина Хиггинса. Из-за недостатка внимания склонный к псевдосуицидальному эпатажу Гарольд (Бад Корт) регулярно ходит на чужие похороны, где однажды встречает и влюбляется в эксцентричную старушку Мод (Рут Гордон).

«Кокон» (1985) — большой хит Рона Ховарда о жильцах дома престарелых, искупавшихся в бассейне с инопланетным коконом и получивших вторую молодость.

«Крутые мужики» (1986) — двое матерых грабителей поездов (Кирк Дуглас и Берт Ланкастер) выходят на свободу после 30 лет тюремного заключения. Мир жестко поменялся, любимые вещи исчезли, даже поезда уже никто не грабит, чем и решают воспользоваться разочарованные пожилые преступники.

«Простая история» (1999) — один из самых трогательных и прямолинейных фильмов Дэвида Линча. Старик Элвин Стрэйт (Ричард Фарнсуорт) решает во что бы ни стало проведать своего брата, но так как водительских прав у героя нет, то он вынужден совершить свое путешествие верхом на газонокосилке.

«Трио из Бельвилля» (2003) — поразительный дебютный полнометражный мультфильм Сильвена Шомэ о трех старушках, пытающихся отбить внука-велосипедиста одной из них от бандитов.

«Нашествие варваров» (2004) — оскароносная картина франкоканадца Дени Аркана. Умирающий, но еще бодрый пожилой историк Реми вновь встречается со своим старыми друзьями-интеллектуалами, вспоминает былые романтические отношения и осмысливает напоследок важные социокультурные вопросы.

«Гран Торино» (2008) — яркий поздний фильм Клинта Иствуда, в силу своей огромной популярности вряд ли нуждающийся в объемных представлениях. Ветеран Корейской войны Уолт Ковальски пытается ужиться с поселившимися по соседству корейскими эмигрантами, проникается к ним симпатией и в дальнейшем пытается защитить.

«Гарри Браун» (2009) — возвращение Майкла Кейна к прославившему его образу крутого парня. Одинокий ирландский ветеран мстит местному криминалитету за смерть лучшего друга.

«Похороните меня заживо» (2009) — старый брюзга Феликс Бризил (Роберт Дювалл) решает лично организовать свои похороны, но так, чтобы побыть живым свидетелем происходящего. В силу своей неординарности мероприятие привлекает тысячи людей и превращается в громкое событие.

«Поэзия» (2010) — Миджа работает сиделкой у старика-паралитика и воспитывает кретинистого внука. Записавшись на поэтические курсы, она открывает для себя новое художественное восприятие реальности, которое постепенно развивает, пока на нее не сваливается новость о том, что ее внук участвовал в регулярных изнасилованиях одноклассницы, недавно покончившей жизнь самоубийством.

Читайте также
Новости Обзор бокс-офиса США (01.11—03.11) С наступлением ноября в американском кинопрокате вновь начинают появляться высокобюджетные проекты и потенциальные кассовые хиты. Первым из крупных релизов праздничного сезона стала 110-миллионная «Игра Эндера». Фантастическая кинолента с достаточно солидным результатом одержала победу, однако окупаемость релиза Summit Entertainment и Lionsgate остается по-прежнему под большим вопросом.
Новости Морган Фриман повеселится на мальчишнике Майкла Дугласа Актер Морган Фриман присоединится к кастингу комедии «Последний Вегас», которую берется снимать постановщик «Сокровища нации» и «Ученика чародея» Джон Тёртелтауб. Звезда «Побега из Шоушенка» присоединится к двум другим ветеранам Голливуда — Майклу Дугласу и Роберту Де Ниро.
Комментарии (20)

Новый комментарий...

 
Добавить комментарий...