Статьи

Томас Кречманн: «У моего героя нет выхода и нет надежды»

В «Сталинграде» была поставлена хореография всей сцены, и я переживал, как все пройдет: тут бегут актеры, тут люди с камерами... Но все было настолько четко отработано, что, когда мне показали дубль целиком, я поразился. Глядя на него, не чувствуешь фальши, веришь, что эти люди действительно сталкиваются в бою и убивают друг друга.
Томас Кречманн: «У моего героя нет выхода и нет надежды»

Он сыграл чуть ли не каждого второго офицера СС в голливудских фильмах. И, кажется, совсем этим не расстроен. В «Сталинграде» Федора Бондарчука Томас Кречманн вновь надевает нацистскую форму. Более того, фильм с названием «Сталинград» уже значится в его фильмографии. В самом ее начале, когда Кречманну было 25. Именно та роль была стартом его карьеры, которую немец решил строить не в Германии, а в Штатах. Сейчас он снимается в роли Ван Хельсинга в новом сериале телеканала NBC «Дракула», а летом заглянул в Москву, чтобы озвучить своего героя в «Сталинграде».

Кречманн смеется, что он проделал своеобразный круг от одного «Сталинграда» к другому. Но на этом, конечно, останавливаться не собирается. Первым делом замечаю татуировку у актера на ноге — красную рыбку в азиатском стиле. «О да, я выбирал дизайн татуировки 10 лет. Понимаете, я же немец. Я не могу нанести на кожу что попало, не задумываясь. Для китайцев это означает удачу, для японцев — храбрость», — совершенно серьезно объясняет Кречманн и переходит к рассказу о «Сталинграде». Нам на интервью отведены буквально считанные минуты.

— Наверное, когда вам на стол лег сценарий под названием «Сталинград», было ощущение дежавю?

— Сначала мне это показалось просто забавным. Ведь «Сталинград», немецкий фильм, был моей первой работой в карьере, а карьера пока что складывается весьма и весьма удачно. После того фильма я всегда искал роли, которые чем-то похожи. Понимаете, после моего первого фильма все говорили мне: ты так хорошо сыграл! А мне казалось, что это странно, ведь играть мне было очень легко. Позже я понял, что легко было потому, что предметом фильма были простые человеческие чувства, вопросы жизни и смерти. Сами обстоятельства были очень значительными, и для актера это выигрышная ситуация, в которой он может делать что угодно, ведь его герой существует в адских, в нечеловеческих условиях.

После того «Сталинграда» было не так много столь же значимых для меня картин. Была парочка, среди которых «Пианист» Полански. И тут мне в руки попадает сценарий фильма Федора. Прекрасный сценарий. Знаете, Федор — жуткий перфекционист. Я совершенно не ожидал такого размаха. Когда я попал на площадку, я был невероятно удивлен увиденным. Она была гигантской, реалистичной, безумно красивой. Огромное количество людей, Максим (Максим Осадчий — Прим. КиноПоиска) — это, наверное, лучший оператор, с которым я когда-либо работал. Грим, костюмы — все было настолько точным! А Федор умудрялся быть повсюду и следить за всем, как будто вмещал в себе десятерых! Я был счастлив поработать с таким умным, душевным и тонко чувствующим режиссером. Поэтому играть снова было очень легко. Как тогда, в моей первой картине.

Мир катится в ад, а он часть этого мира
— Когда мы были на съемках «Сталинграда», Александр Роднянский рассказывал нам, что у вас очень сложный персонаж, покалеченный войной человек.

— Да, это то, что мне понравилось в моем персонаже и что, кстати, делает его похожим на моего героя из первого «Сталинграда». Мне не нравится играть односторонних персонажей, которые исключительно отрицательные или исключительно положительные. Ведь в каждом человеке есть и та сторона, и другая. Мой герой мне кажется самым интересным в фильме. Внутри него разыгрывается настоящая драма. С одной стороны, он часть немецкой военной машины, но он чувствует, что не хочет принадлежать ей. У русских хотя бы есть товарищи, есть то, что они защищают, а у него ничего этого нет. У него нет выхода и нет надежды, ему некуда пойти. Он вертится, как белка в колесе, не имея возможности сбежать. Наблюдает, как мир катится в ад, а он часть этого мира.

— А еще актер Петр Федоров говорил, что снимать в 3D сложнее, так как кадр строится немного по-другому, при этом ты чаще оказываешься без партнера.

— Нет, я такого не почувствовал. Я даже, честно говоря, не ощущал, что вокруг нас камеры. Технически, кстати, площадка была оснащена просто великолепно. Я снимался во многих голливудских фильмах и при этом ни разу не видел такого оборудования, как на съемках в России.

— Кстати, ведь вы учили в детстве, проведенном в ГДР, русский язык. Восстановили знания?

— Нет, я, конечно, практически ничего не помню из того времени. Но, надо сказать, что на площадке я понимал почти все, что говорили мои русские коллеги. Они часто пытались что-то мне объяснить, переводя на английский, а я их останавливал, потому что уже понял все по-русски. Если предмет разговора мне знаком, то я практически все могу разобрать.

— «Сталинград» — необычное для нашей индустрии кино. Это касается масштаба, спецэффектов, компьютерной графики. Что поразило лично вас на съемках? Может, какие-то конкретные сцены?

— Самые дорогие моему сердцу сцены — они тихие, камерные. Мои любимые в «Сталинграде» — это сцены с Машей. Но я был абсолютно поражен эпизодом битвы, в котором мы бежим навстречу друг другу и встречаемся в траншее. Мне было немного страшно поначалу, потому что это сложная сцена, ее снимали одним длинным дублем, что очень непривычно для человека вроде меня, снимавшегося в основном в Голливуде. Обычно подобные масштабные действа снимают по кусочкам, а потом монтируют вместе маленькие фрагменты, которые могли снимать на протяжении трех или четырех месяцев.

„Дракула“ из того же ряда, что и „Игра престолов“ или „Тюдоры“
А в «Сталинграде» была поставлена хореография всей сцены, и я сильно переживал, как все пройдет: тут бегут актеры, тут люди с камерами... Но все было настолько четко отработано, что, когда мне показали дубль целиком, я поразился: обычно из таких дублей можно взять пару секунд тут, пару секунд там, а здесь можно было использовать весь материал целиком, минуту или две. И, глядя на него, не чувствуешь фальши, веришь, что эти люди действительно сталкиваются в бою и убивают друг друга. Не знаю, как они это сделали. То есть нет, знаю, конечно, ведь они месяцами это репетировали как сумасшедшие, но все равно это удивительно.

— Что вам предстоит в ближайшее время? Вы ведь сейчас снимаетесь в «Дракуле» в роли Ван Хельсинга?

— Ван Хельсинг — это Ван Хельсинг, это классика. Думаю, это шоу. «Дракула» станет одним из хитов этого телесезона. Джонатан Риз Майерс играет Дракулу. Знаете, «Дракула» из того же ряда, что и «Игра престолов» или «Тюдоры». Он богат деталями, фактурой. Обычно я не снимаюсь в телесериалах, ведь чаще всего это чистый бизнес, никакого творчества, но в данном случае все по-другому, есть настоящее развитие персонажей. Мы сейчас как раз заканчиваем работу над первым сезоном, снимаем девятый и десятый эпизоды, и для моего персонажа как раз начинается история становления. Мы показываем, как он стал Ван Хельсингом. Сериал действительно рассказывает его неизвестную историю. Выглядеть это будет потрясающе. К тому же мы снимаем в Европе, в Будапеште, а после 15 лет в Лос-Анджелесе я соскучился по Европе. У меня есть квартира в Берлине, и в перерывах между съемками я еду туда.

Выйдет «Дракула», наверное, осенью, возможно, даже одновременно со «Сталинградом». В начале года я снимался в британском гангстерском фильме «Пластик», который должен появиться на экранах к концу года, а до «Сталинграда» были съемки в хорроре «Открытая могила». Он тоже должен выйти зимой.

— У вас насыщенный будет конец года!

— Да, вроде того. (Смеется.)

Читайте также
Статьи Как последний стал первым: Причины кассового успеха «Последнего богатыря» Сказка «Последний богатырь» от Disney и Yellow, Black and White стала самым кассовым российским фильмом (в новейшей истории), побив рекорд «Сталинграда». Разбираемся, как это произошло.
Новости Создатели «Шерлока» перезапустят «Дракулу» для телевидения Легендарный вампир станет героем проекта Стивена Моффата.
Статьи Сельские кинотеатры и улыбка умирающего: Итоги Года кино Как отечественный кинобизнес связан с рубашками от «Большевички», нужно ли радоваться рекордным сборам года кино, на кого надеяться в 2017 году?
Новости Финал наградного сезона: «Географ» собрал максимум призов Через три недели стартует открытый фестиваль российского кино «Кинотавр», традиционно определяющий контекст на год вперед. Именно там началось триумфальное путешествие «Географа» за наградами, кассой и любовью зрителей. КиноПоиск подсчитал, какие отечественные картины собрали большинство премий.
Комментарии (8)

Новый комментарий...

  • 13

    Джо Хэлленбек 20 августа 2013, 16:22 пожаловаться

    #

    Всегда симпатизировал ему, и приятно, что в отечественном блокбастере роль заглавного злодея, досталось хоть и не именитому актеру, но милому сердцу.
    И забавно, только недавно играл графа у Ардженто и сразу переключился на роль охотника в, что уж там, проекте более привлекательном

    ответить

  • 4

    sozdan 21 августа 2013, 07:56 пожаловаться

    #

    Думаю в таком кино как раз и не нужен «именитый», а именно такой вот, как Томас. Тут сразу ассоциации с «Пианистом», и это важнее, имхо)

    ответить

  • 3

    jumper1 22 августа 2013, 00:48 пожаловаться

    #

    И не только с Пианистом.

    ответить

  • 12

    - Рокамболь - 20 августа 2013, 18:50 пожаловаться

    #

    Натуральный ариец!) Основательный такой человек этот Кречманн, как воплощение лучших качеств нации в одном актере. Правда, с Бондарчуком не факт, что будет супер. Размах не равно качество.

    ответить

  • 7

    Стёпыч 21 августа 2013, 15:06 пожаловаться

    #

    Я видел изначальный «Сталинград» 92-го года. Тогда фильм Вильсмайера получился вполне насыщенным, атмосферным и волнующим кино, в котором автор попытался изобразить там всю грязь и ужасы войны настолько правдиво, насколько это было возможно. Кречманн же не хило стартовал с тех пор, а амплуа немецких офицеров подошли ему как никогда лучше. Актер он способный, несомненно талантливый и одаренный. Возможно, что с такими новыми проектами как «Дракула», у Томаса еще будет хорошее подспорье в Голливуде и шанс поразить нас новыми персонажами.
    Что же касается нашего «Сталинграда», то мне бы очень хотелось верить в то, что именно русский режиссер сможет перенести те страшные года и дни их, то адское месиво этого сражения на широкий экран так, чтобы в фильме и не было и грамма фальши или пафоса. Показать войну и кровь по-настоящему очень трудно, однако поверить в это нужно и не стоит делать пока скороспелых выводов. Пока не стоит. Поживем, так и увидим, во что все это выльется.

    Одного лишь опасаюсь: лишь бы память не посрамили. Да перед Западом не прогнулись. Ибо это были и есть только наша война, наш великий город и наши потери. Я думаю, что ради только одной памяти и уважения к своим дедам, можно отснять поистине русское и подлинное кино.

    ответить

  • 4

    Mister Justice 21 августа 2013, 18:08 пожаловаться

    #

    Очень надеюсь, что этот фильм оправдает мои ожидания.

    P.S. : Томасу ведь не внове играть немецкого офицера.

    ответить

  • 3

    The Tourist 8 сентября 2013, 01:05 пожаловаться

    #

    Фактуру никуда не денешь — вот что можно сказать о Томасе и его ролях. Но ведь здорово же играет! И по-русски понимает, и Тиля Щвайгера заменил — на все руки мастер)) Ждем фильма.

    ответить

  • 7

    Rei__ra 4 октября 2013, 05:40 пожаловаться

    #

    сыграл он просто шикарно, а сам по себе — очень приятный человек. и привлекательный) не скажешь, что ему уже 51

    ответить

 
Добавить комментарий...