Нил Бломкамп: «Обязательно сниму „Район № 10“»

Обсудить0

«Чужие» Джеймса Кэмерона или «Бегущий по лезвию», над которым работал Сид Мид, — эти фильмы уносят зрителя совершенно в другие миры с помощью ярких визуальных решений. С возрастом я понял, что с помощью различных приемов в этом жанре можно под другим углом смотреть на многие темы, которые интересны мне и другим людям.

Представляем интервью с режиссером Нилом Бломкампом, чья вторая полнометражная работа «Элизиум: Рай не на Земле» недавно вышла в прокат. Его предыдущая картина «Район № 9» была восторженно встречена и критиками, и зрителями. При весьма скромном бюджете в 30 млн долларов Бломкамп создал очень зрелищный и убедительный фильм, собравший в прокате 210 млн.

Действие «Элизиума» разворачивается в 2154 году. Сильные мира сего живут на орбитальной станции «Элизиум», где нет ни бедности, ни болезней. Остальные же представители человечества вынуждены выживать на почти непригодной для жизни Земле. Но ситуация может измениться, когда простой заводской служащий в исполнении Мэтта Дэймона, не один год проведший в тюрьме, получает в результате инцидента смертельную дозу радиации. Единственный его шанс на спасение — попасть на «Элизиум».

Как появилась эта история?

Трудно сказать. Точно уже и не помню, как это случилось. Я очень хотел снять научного-фантастический фильм о бедных и богатых, о неравенстве в благосостоянии. Эта идея просто витала где-то у меня в подсознании. Кроме того, я был буквально одержим работами Сида Мида — художника, который создал множество эскизов и рисунков для разных научно-фантастических фильмов. В 1980-х он изобразил для National Geographic макет космической станции, за основу которой взял реальную разработку НАСА под названием «Стэнфорд Торус». Он нарисовал дизайн этой станции изнутри так, как бы все там выглядело. Этот рисунок был у меня с детства, мне он всегда очень нравился. В 2010 году я начал размышлять, как можно раскрыть идею социального неравенства в научно-фантастической картине. Этот рисунок висел у меня в офисе, и я подумал, что было бы здорово использовать его.

После успеха «Района № 9» что было самым трудным в работе над «Элизиумом»? Тебя не мучил синдром второкурсника?

К счастью, я не чувствовал этого давления. Как любой творческий человек, я делаю то, что мне близко, то, что хочется выразить. Иначе в чем смысл? Если же в процессе работы ты задумываешься, чего от тебя ждут окружающие и как оправдать их надежды, значит, ты делаешь это не для себя, а для них. Я о таком не думаю. Я руководствуюсь тем, что мне интересно. К примеру, следующий проект, который я задумал, — это безумная комедия с рейтингом NC-17 и с бюджетом в 5 млн долларов. Я не знаю, как это возможно, но именно к этому у меня сейчас лежит душа.

Почему тебя так привлекает жанр научной фантастики? Ты видишь в нем способ поднимать определенные проблемы, говорить о них?

В душе я в первую очередь художник, а не режиссер. Я очень люблю всевозможные визуальные штуки. В детстве все мои любимые фильмы были именно в этом жанре. Меня привлекало внешнее оформление. «Чужие» Джеймса Кэмерона или «Бегущий по лезвию», над которым работал Сид Мид, — эти фильмы уносят зрителя совершенно в другие миры с помощью ярких визуальных решений. Ты оказываешься как будто на другой планете, и мне это нравится. С возрастом я понял, что с помощью различных приемов в этом жанре можно под другим углом смотреть на многие темы, которые интересны мне и другим людям. В детстве же тебя привлекают совершенно другие вещи, ты не задумываешься о подтексте. Так что, будучи режиссером, я чувствую себя максимально комфортно именно в этой среде, где я могу много времени уделять визуальным эффектам и в то же время задавать интересующие меня вопросы. Но я не ограничиваюсь только научной фантастикой. Мне близки и хоррор, и фантастика, и фэнтези — все жанры, где можно максимально использовать воображение, не скатываясь в изображение рутинной жизни.

В душе я в первую очередь художник, а не режиссер

Тебя не пугала перспектива работать с Джоди Фостер, которая имеет большой опыт не только как актриса, но и как режиссер?

Нет, я не был напуган, и в этом большая заслуга Джоди. Ее уровень профессионализма и таланта доходит до абсурда. В том смысле, что он абсолютно не мешает работе. С Джоди не возникало никаких проблем. Она приходила на площадку раньше, чем было нужно, и ждала указаний и выполняла именно то, о чем я ее просил. И так было каждый съемочный день. Таким образом, она сняла с меня очень большой груз ответственности, за что я ей безмерно благодарен. Джоди совершенно лишена эгоизма и всей этой голливудской хрени. Я ее очень люблю за профессионализм и талант.

Ты упомянул голливудскую звездность. Уж не по этому ли критерию ты проводил кастинг? Говорят, что Мэтт Дэймон тоже славится своей неиспорченностью.

Возможно, отчасти ты права. Мы опять возвращаемся к тому, о чем я уже говорил. Иногда я совершенно забываю, что я режиссер. Мне хочется работать над какой-то классной идеей, а не тусоваться со звездами. И в своих стремлениях я стараюсь окружать себя людьми, которые мыслят подобным образом. В этот раз мне очень повезло с актерами. Обычно ты ищешь людей, которые подходят для конкретного персонажа. Но с «Элизиумом» получилось так, что актеры не ограничивались только игрой. Мы все стремились к одной цели, и это сильно облегчало работу. Мэтт часто говорит о том, что нужно помогать режиссерам. К примеру, когда до заката остается 5 минут, а ты говоришь актеру: «Чувак, мне нужно, чтобы эту сцену ты сыграл по-другому, иначе у нас не получится дубль», — вместо того чтобы скулить, он поможет и сделает именно то, что ты просишь.

В последнее время многие научно-фантастические фильмы, например «Обливион» и «Элизиум», показывают Землю опустошенной, разрушенной. А люди при этом переселяются в космос. Почему именно такой подход так популярен среди сценаристов сегодня? Ты думаешь, что мы действительно обречены и рано или поздно планета превратится в свалку?

Да, я думаю, мы обречены, и со временем Земля превратится в помойку. Но я не знаю, почему эта тема так популярна у сценаристов. Возможно, здесь мы сталкиваемся с цикличностью, и это просто дух времени. Я живу в собственном мире и делаю то, что интересно мне.

Будет ли «Район № 10»?

Я бы очень хотел снять продолжение, и у меня уже есть подходящий сюжет для этого. Когда ты работаешь над чем-то, а потом на два-три года делаешь перерыв, то не всегда можно определить, когда ты действительно готов вернуться к этому материалу. Ты должен быть творчески готов. Сейчас я занимаюсь проектом под названием «Чаппи» и полностью им поглощен. Он займет года два, после чего я бы хотел вернуться к «Району № 10». Я точно знаю, что сделаю это, просто пока не знаю когда.

Я не ставлю перед собой цель снимать политические фильмы

Как мы можем тебя подтолкнуть?

Ну, я бы не отказался от пирожного или бокала вина. (Смеется.) На самом деле мне не нужно вдохновение или помощь. Просто нужно время.

В «Районе № 9» с весьма скромным бюджетом тебе удалось создать удивительный и очень убедительный мир. А здесь у тебя было намного больше свободы для всех твоих фантазий благодаря немалому бюджету. Как это отразилось на твоей работе?

Что самое интересное, разница была не так уж велика. Хоть бюджет «Элизиума» в четыре раза превышал бюджет «Района № 9», в сравнении с поставленными задачами наши возможности были весьма скромными. Съемочной группе вообще казалось, что у нас совсем нет денег. Но для меня было все равно здорово взяться за такой амбициозный проект. Мне хотелось снять более зрелищное кино, чем «Район № 9», чтобы зрители погрузились в этот мир. На разработку ушло два года. В общей сложности этот проект занял четыре года. Мы создали множество декораций и визуальных эффектов. Я очень горжусь тем, что в итоге получилось. На мой взгляд, картина очень убедительно отправляет зрителя в 2154 год и показывает нашу версию будущего.

Сколько у вас было съемочных дней?

Около девяноста. Но так вышло, что постпродакшн начался еще до начала съемок, потому что мы начали создавать Таурус и другие здания заранее.

То есть корректировали вы параметры уже по ходу?

Да. Каждый визуальный эффект, который ты создаешь, называется активом. Ты можешь для любой сцены заранее подготовить актив, и, когда сцены отсняты, они добавляются в созданной картинке, которую передают художникам. И они уже, в свою очередь, все подгоняют и дорабатывают. Так что начали мы уже в январе 2012-го. Именно тогда начались съемки.

В твоих фильмах есть место политике?

Я не ставлю перед собой цель снимать политические фильмы. Я лишь говорю о тех вещах, которые меня беспокоят, о мире, в котором мы живем, о неравенстве, которое я наблюдал в Южной Африке. Общество всегда делится на слои, будь то классовое, или расовое, или любое другое деление. И это очень интересно. Этот фильм — он о богатстве и бедности, где большая часть людей находится за чертой бедности, лишь немногие состоятельны. Не уверен, что зрители увидят здесь политический подтекст. Цели такой я не ставил.

Ты рос в Южной Америке. На тебе это сильно сказалось?

Думаю, что во многом из-за этого меня интересуют подобные вещи. Среднего жителя Канады вряд ли интересуют те же вопросы в той же степени, что и меня. Это отличает такие страны, как ЮАР или Бразилия. Там есть прослойка очень богатых людей, в то время как большинство живет за чертой бедности. И этот контраст я наблюдал каждый день.

Смотрите также

Режиссер «Района № 9» снимет нового «Робокопа»

11 июля 2018

Крис Эванс снимется в триллере Нила Бломкампа «Гренландия»

14 мая 2018

Нил Бломкамп выпустил анимационную короткометражку

4 августа 2017

Нил Бломкамп выпустил новую короткометражку с Дакотой Фаннинг

13 июля 2017

Главное сегодня

Как Вонг Кар-Вай пишет кино светом

Сегодня

Любовники, детективы и подводники: Что смотреть дома в выходные

Вчера

Тест: Какая вы личность в фильме «Стекло»?

Вчера

Сериал «Половое воспитание» посмотрели 40 млн пользователей Netflix

Вчера

Эпизод «Маши и Медведя» внесли в Книгу рекордов Гиннесса

Вчера

Голливуд утомил: Каким был 2018 год для российского проката

Вчера

Трейлеры недели: Черная Земля, вдова и код «Красный»

Вчера
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт