Грузинское кино: Все ушли, но что-то осталось

Обсудить0

В честь старта в отечественном прокате ленты Георгия Параджанова «Все ушли» КиноПоиск предложил создателям этого фильма вспомнить свои любимые грузинские картины — от творений Георгия Данелии до экспериментальных работ Сергея Параджанова.

В российский прокат вышла картина Георгия Параджанова «Все ушли» — ностальгическая лента о детстве, проведенном в Тбилиси. Это дебютная игровая картина известного документалиста.

По сюжету «Все ушли» главный герой (Зураб Кипшидзе) приезжает в город, где прошло его детство, находит старый дом, в котором когда-то жил с дедушкой и бабушкой, и погружается в воспоминания. «Это мой „Амаркорд“», — говорит о своем фильме Параджанов, написавший сценарий еще в середине 1990-х. Тогда текст «Все ушли» получил главный приз конкурса «Зеркало», председателем жюри которого был Алексей Герман-старший, а Тонино Гуэрра, прочитав его, сказал, что мечтает увидеть эту историю на экране. «Все ушли» соткан из снов и тех неуловимых детских впечатлений, в которых все причудливее и интереснее, ярче и необычнее. «Магический реализм» — эти два слова лучше всего описывают кино Георгия Параджанова. Символический сон бабушки о цветущей зимой вишне, гадалка Нина, собирающая плохие сны в бутылки, — все эти удивительные обрывки воспоминаний складываются в один хитрый узор.

Этот самобытный рассказ вызывает ностальгию не только по собственному детству, но и по грузинскому кино — теплому, солнечному, ни на что непохожему; по его актерам — характерным, ярким, бесконечно органичным и музыкальным. «Все ушли» напоминает не только об ушедшей эпохе 1960-х и 1970-х, визуально восстановленной прекрасным оператором Сергеем Мачильским, но и об ушедших режиссерах и их шедеврах, часто незаслуженно забытых.

К выходу на экраны ленты Георгия Параджанова КиноПоиск попросил самого режиссера, а также других создателей картины вспомнить их любимые грузинские фильмы.

Георгий Параджанов, режиссер

«Грузинский кинематограф в XX веке поражал весь мир — своим языком, своей неординарностью. Это была золотая пора. Грузины всегда были артистичной нацией, творчески колоритной. У каждого из великих режиссеров был свой язык, каждый открыл свой собственный кинематограф. Их фильмы — не под трафарет, это штучный продукт. За каждой картиной стоит личная биография и судьба автора. На этих фильмах — Иоселиани, Абуладзе, Сергея Параджанова — мы учились, мы росли.

К сожалению, все это развалилось. Грузинское кино никто не показывает, новых режиссеров я не знаю. Я это говорю с большой грустью. Не знаю, что должно произойти, чтобы это вернулось. Преподавателей нет, большие мастера разъехались или ушли из жизни, обучать новое поколение некому».

«Листопад», режиссер Отар Иоселиани, 1966

Первым полнометражным игровым фильмом Отар Иоселиани завоевал приз кинокритиков на Каннском фестивале. Картина о заурядном производственном конфликте и принципиальном и упрямом молодом работнике винзавода оказалась сложной, композиционно выверенной, ни на что непохожей лентой, в которой нет ни одной лишней детали.

«Пастораль», режиссер Отар Иоселиани, 1976

Рассказ о том, как столкнулись два непохожих мира — мир городских музыкантов и мир деревенских жителей, — Иоселиани оставляет зарисовкой без сюжета, но зритель все равно четко ощущает перемены, последовавшие за этим столкновением. Картина снова получила приз от кинокритиков. На этот раз на фестивале в Берлине.

«Наш двор», режиссер Резо Чхеидзе, 1956

Вместе с юными героями, вчерашними школьниками, зрители снова переживают уход детства, вспоминают свой двор, в котором гоняли мяч с соседскими ребятами, первую любовь и свои переживания. Одну из главных ролей в лирической картине молодого режиссера Резо Чхеидзе сыграла юная Софико Чиаурели, будущая легенда грузинского кино.

«Голубые горы, или Неправдоподобная история», реж. Эльдар Шенгелая, 1983

Как и в кафкианском «Замке», в недрах одного советского издательства жизнь вроде как идет, но ничего не происходит. И рассказ «Голубые горы», который главный герой относит на суд издателей, бесследно там исчезает, его никто не читает, разве что маляр. Фильм, несмотря на явную сатиру на бюрократию во многих советских организациях, получил главную премию Всесоюзного кинофестиваля.

«Необыкновенная выставка», режиссер Эльдар Шенгелая, 1968

Умение с юмором взглянуть на серьезные проблемы, такие как, например, конфликт творческих устремлений и необходимости зарабатывать на жизнь, всегда было на вес золота. В этом фильме Эльдара Шенгелаи в центре внимания снова человек искусства — скульптор, которому приходится взяться за изготовление могильных памятников, чтобы прокормить семью. Теперь у него появляется целый «выставочный зал», но вот беда: все его работы на кладбище.

«Лурджа Магданы», режиссеры Тенгиз Абуладзе, Резо Чхеидзе, 1955

История крестьянской семьи и найденного ими синеглазого осла, которого несправедливо хотят отобрать, эта картина является дебютной для будущих классиков Тенгиза Абуладзе и Резо Чхеидзе и идет чуть больше часа. Но за это небольшое время режиссеры сумели заявить о себе как об авторах с большой буквы и привлечь внимание жюри Каннского кинофестиваля.

«Древо желания», режиссер Тенгиз Абуладзе, 1976

Трагедия молодых влюбленных Мариты и Гедиа в грузинской деревне начала века стала второй частью «антитоталитарной трилогии» Абуладзе (после «Мольбы» и перед «Покаянием»). Картина о том, как чувства и красота обречены на гибель, как поиск счастья обречен на юродство, насыщена поэтичными символами.

«Легенда о Сурамской крепости», режиссеры Сергей Параджанов, Додо Абашидзе, 1984

Вслед за немым фильмом Ивана Перестиани «Легенда о Сурамской крепости» рассказывает древний сюжет о гадалке, насоветовавшей замуровать в стены крепости юношу, дабы крепость не обрушилась.

Сергей Мачильский, оператор

«Не горюй!», режиссер Георгий Данелия, 1968

«Этот фильм я впервые увидел в институте курсе на первом или втором. Его снимал мой мастер Вадим Юсов, и мы, тогда студенты, конечно, поражались красоте изобразительного ряда. Но эта трагикомедия прекрасна не только визуально, режиссура великого Данелии завораживает».

«Жил певчий дрозд», режиссер Отар Иоселиани, 1970

«Эту черно-белую картину Иоселиани мы тоже смотрели во ВГИКе на семинаре советского фильма. Она удивительна тем, что в ней нет сюжета в том традиционном понимании, к которому мы привыкли. Это скорее созерцательное кино, которое увлекает не сюжетом, а тем, что происходит на экране в данный момент».

Грузинские короткометражки, например «Кувшин», режиссер Ираклий Квирикадзе, 1970

«Эти фильмы я смотрел в более раннем возрасте, их часто показывали по телевидению вечером. Они обладали неповторимым национальным колоритом, особым грузинским юмором. Именно благодаря этим короткометражкам я в каком-то смысле познакомился со страной».

Екатерина Филиппова, продюсер

«Я, бабушка, Илико и Илларион», режиссер Тенгиз Абуладзе

«Его я, пожалуй, назову в первую очередь. Замечательное, искреннее, богатое роскошными актерскими работами и абсолютно грузинское кино. Волей-неволей зритель становится соучастником самобытной жизни гурийцев на экранное время. Самый грузинский для меня фильм».

«Пловец» и «Кувшин», режиссер Ираклий Квирикадзе

«Один из классических притчевых грузинских кинорассказов — и тот и другой. Пожалуй, самое оригинальное из творчества Ираклия Квирикадзе, даже учитывая все его последующие более зрелые и известные работы в качестве только сценариста. Во всяком случае для меня. Существует по девизом „Сказка, рассказанная Ираклием“».

«Мимино», режиссер Георгий Данелия

«Этот фильм по сценарию Габреадзе и Токаревой давно и тщательно растаскан на цитаты народом, что всегда было и будет мерилом успешности любого фильма. В детстве я его глубоко ненавидела за, как мне казалось, сверхсоциальность. А сейчас очень люблю за эдакую живую советскую винтажность .Без сомнений, это визитная карточка Советской Грузии на все времена — не только в кинематографическом, но и музыкальном смысле».

Наталья Коляканова, актриса

«Покаяние», режиссер Тенгиз Абуладзе, 1984

«Во времена моей молодости в моем сознании не было деления на грузинское кино, русское кино, армянское кино. Все кино было мое, советское. Самым сильным впечатлением в детстве была Верико Анджапаридзе. Я не помню, где я ее увидела в первый раз. Это было что-то трагическое, и оно поразило меня в самое сердце. Сейчас могу сказать, что стала актрисой благодаря ей. Ее образ, в котором сочетались величие и простота, был моей путеводной звездой многие годы. А ее реплика „Зачем нужна дорога, если она не ведет к храму?“ была духовным ориентиром, думаю, не для меня одной».

«Цвет граната», режиссер Сергей Параджанов, 1968

«„Я человек, чья жизнь и душа — это мучения“... Что в кино можно увидеть время, пространство и вечность, я узнала от Сергея Параджанова. Это были годы моего обучения в театральном училище. Не было еще тогда в обиходе слова „медитация“. Но мы медитировали, глядя на „Цвет граната“. Это был бесконечный мир творческого воображения».

Смотрите также

На фестивале «Окно в Европу» победили традиции и новаторство

18 августа 2012

«Окно в Европу»: Финны-людоеды, медведи и философия Руминова

16 августа 2012

«Окно в Европу»: «Разговор» Куценко и «Золотая ладья» Хотиненко

15 августа 2012

Фестиваль «Окно в Европу» соберет дебюты и премьеры

2 августа 2012

Главное сегодня

«Секс, ложь и видео»: Фильм, который изменил все

Вчера

Как Вонг Кар-Вай пишет кино светом

Вчера

Любовники, детективы и подводники: Что смотреть дома в выходные

18 января

Тест: Какая вы личность в фильме «Стекло»?

18 января

Трейлеры недели: Черная Земля, вдова и код «Красный»

18 января

Голливуд утомил: Каким был 2018 год для российского проката

18 января

Эпизод «Маши и Медведя» внесли в Книгу рекордов Гиннесса

18 января
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт