Скотт Дерриксон: «Мне хватает ума не углубляться в мир духов»

Обсудить0

Главный герой «Синистера», которого играет Итан Хоук, находится во власти разных страхов. Он так боится потерять свой статус, никогда больше не повторить свой прошлый успех, что вынужден сделать непростой моральный выбор. И это для него гораздо хуже, чем все странные вещи, которые происходят в его доме.

Скотт Дерриксон — это не просто режиссер фильмов ужасов. Мир духов и темных сил хорошо ему знаком: у Дерриксона есть степень бакалавра в области гуманитарных наук и теологии. Возможно, именно поэтому в его картинах зло показано так реалистично, что сложно поверить, будто это лишь художественный вымысел. Хотя и не всегда это выдумка. Например, фильм «Шесть демонов Эмили Роуз» основан на реальных событиях, и, чтобы снять его, режиссеру пришлось изучить тонны документов, углубиться в суть экзорцизма и встретиться с людьми, которые стали прототипами главных героев.

«Синистер», новая лента Скотта Дерриксона, не только поднимает тему хрупкости человека, столкнувшегося с потусторонними силами, но и ставит серьезные философские вопросы. Что важнее: семья или карьера, долг перед обществом или личные амбиции? И, наконец, стоит ли строить воздушные замки? Или лучше быть более прагматичным? И, возможно, если честно ответить на эти вопросы, получится картина гораздо более пугающая, чем самый страшный фильм ужасов. Об этом и многом другом КиноПоиск поговорил со Скоттом Дерриксоном.

Вы сами верите в то, о чем снимаете фильмы? Во всех этих духов, призраков, темные силы?

Да, верю. Не потому, что я религиозен. Я верю во все это благодаря свидетельствам очевидцев. Думаю, что практически каждый человек либо сам хоть раз в жизни сталкивался с чем-то паранормальным, либо знает заслуживающих доверия людей, у кого были подобные встречи. Я таких людей знаю.

А не страшно касаться подобных тем? Ведь в вашем собственном фильме «Шесть демонов Эмили Роуз» вы очень наглядно показали, что, если вы интересуетесь потусторонним миром, он начинает интересоваться вами?

Нет, я совсем не боюсь. Я бы даже сказал, что именно это взаимодействие прельщает меня в жанре хоррора. Когда ты общаешься с потусторонним миром посредством искусства, это не так страшно. Но мне хватает ума не углубляться в этот мир, не играть с ним в игры.

Я верю в паранормальное благодаря свидетельствам очевидцев

Кстати об «Эмили Роуз». Тот фильм был основан на реальных событиях. А в «Синистере» есть что-нибудь документальное? Вот, например, легенда о демоне, который пожирает детские души, существует на самом деле? Или вы ее полностью выдумали?

Фильм «Шесть демонов Эмили Роуз» дал мне очень интересный опыт. Мне очень хотелось найти ответ на вопрос о том, что же на самом деле случилось с этой девушкой, была ли она психически больной или одержимой. Несмотря на то что я до сих пор не знаю ответа, я думаю, что мне удалось сделать кое-что более важное — привлечь внимание людей к проблеме экзорцизма, показать, что такие случаи реально существуют. Работать с документальным материалом было интересно, но одновременно сложно: все время приходилось спрашивать себя, как далеко я могу зайти, где должна проходить тонкая грань между вымыслом и реальностью. Что же касается «Синистера», тут было все проще. Сюжет фильма придуман мной от начала до конца. В том числе и легенда о демоне.

«Синистер» — это не только фильм ужасов. В нем отчетливо видна драма с хорошо прописанными персонажами. Какой реакции вы ждете от зрителей? Испуга или чего-то большего?

Люди, которые покупают билет на фильм ужасов, ждут, что их испугают. Они за это заплатили. Хороший хоррор — это прежде всего страшный фильм. Но я надеюсь, что зрители разглядят в нем кое-что еще, помимо истории про привидения. Например, то, что главный герой, которого играет Итан Хоук, находится во власти разных страхов. Он так боится потерять свой статус, никогда больше не повторить свой прошлый успех, что он вынужден сделать непростой моральный выбор. И это для него гораздо хуже, чем все странные вещи, которые происходят в его доме. «Синистер» — это еще и история о том, как мы все подвластны нашим глубинным страхам.

Учитывая то, что вы не только режиссер этого фильма, но и автор сценария, писатель, по сути говоря, возникает вопрос: у вас есть что-то общее с главным героем?

О да, и очень много общего. Я хотел, чтобы это был фильм о человеке, который похож на меня. Я постоянно стараюсь не принимать неправильных решений, подобных тому, что принял мой герой. Он похож на меня. И одновременно это тот человек, кем я боюсь стать.

Что на съемках было самым сложным?

Сделать пленочные фильмы, которые смотрит главный герой. Нужно, чтобы была соответствующая погода, атмосфера и другие моменты. Например, фильм с висельниками было очень непросто снять. Мы построили искусственное дерево на заднем дворе и действительно повесили на нем четверых людей. Это было довольно сложное и опасное начало фильма… То же самое с бассейном, где мы реально утопили четверых людей. И этот страшный персонаж — мистер Бугги — он и вправду стоял на дне бассейна. С чисто технической точки зрения все это было довольно сложно сделать.

А сколько времени заняли съемки?

23 дня. Мы быстро справились.

В вашем фильме не последнюю роль играют дети. Появление маленьких детей в фильме ужасов уже стало традицией жанра. Почему эти персонажи так пугают?

По двум причинам. Во-первых, они олицетворяют собой невинность, и, когда эта невинность превращается во вселенское зло, это жутко. Ребенок-зло — настоящий кошмар. Вот почему фильмы вроде «Изгоняющего дьявола», «Омена» или «Приюта» такие пугающие. Кроме того, дети — маленькие существа, которые нуждаются в нашей защите. И, когда мы понимаем, что детям на экране нельзя помочь, это пробуждает наши глубинные страхи.

Фильмы ужасов — ваша специализация. Что работа в этом жанре дает вам как режиссеру и как человеку?

Что мне нравится в хорроре, так это то, что этот жанр позволяет задействовать весь набор инструментов, который есть у кинематографиста — от дорогостоящих спецэффектов до выстраивания сложных драматических историй. Что же до личного, то это отличный способ разобраться с природой страха, поразмышлять об этом. Во многом я снимаю хорроры, чтобы посмотреть в глаза собственным страхам.

А кумиры у вас есть? Из тех режиссеров, которые снимают на подобные темы?

Конечно. Например, Дарио Ардженто. Не потому, что я думаю, будто его фильмы — лучшие фильмы ужасов. Это, возможно, единственный режиссер, кто превратил жанр хоррора в настоящее искусство. По крайней мере с чисто визуальной точки зрения. Я никогда не понимал, почему большинство режиссеров, даже самые великие, которые снимают фильмы ужасов, так мало внимания уделяют картинке. Мне кажется, важно, чтобы она была не только страшной, но и красивой, несла определенную смысловую нагрузку. Еще я восхищаюсь работами Романа Полански. Он делает то же самое, что и Дарио Ардженто, но не с визуальным рядом, а с историей. «Ребенок Розмари», «Девятые врата», «Жилец»… Какие характеры! Какие великие актеры! Это пример, на который стоит равняться.

Смотрите также

Скотт Дерриксон поставит сиквел «Доктора Стрэнджа»

12 декабря 2018

Стали известны подробности сериала «Сквозь снег»

27 июля 2017

Врача вызывали: Кто такой «Доктор Стрэндж»

22 октября 2016

Скотт Дерриксон: «По природе своей я подвержен страхам»

29 августа 2014

Главное сегодня

Трейлер «Джона Уика 3»: Баба-яга экскомьюникадо

Вчера

Марго Робби и Сирша Ронан — о себе и королевах

Вчера

Маколей Калкин рассказал о дружбе с Майклом Джексоном

Вчера

Премьеры недели: «Стекло», Баския и две королевы

Вчера

«Власть» и новый фильм Чжана Имоу вошли в программу «Берлинале-2019»

Вчера

Ушел из жизни последний фронтовой оператор Борис Соколов

Вчера

Супергерои из «Стекла»: 12 острых вопросов о вселенной Шьямалана

16 января
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт