Стефан Эллиотт: «Мы показали совсем другую Австралию»

Обсудить0

У меня ушло около двадцати лет, чтобы набраться смелости и взяться за тему свадеб. В случае со „Свадебным разгромом“ у меня был шанс показать оборотную сторону этих церемоний. Обычно фильмы о свадьбах все такие о любви и только чуть-чуть о каких-то неприятных ситуациях...

Третьего мая в российский прокат выходит комедия «Свадебный разгром» от сценариста и продюсеров «Смерти на похоронах». Режиссером ленты стал австралиец Стефан Эллиотт. Он же инициировал перенос хулиганской комедии на живописную почву Южного Уэльса, откуда и сам родом.

«Свадебный разгром» — комедия о четырех друзьях из Лондона. Дэвид (Ксавьер Сэмюэл) возвращается из путешествия с необычным известием: он женится на австралийской девушке, которую встретил где-то на пляже. Его друзья (Крис Маршалл, Кевин Бишоп и Тим Драксл), мягко говоря, шокированы, но летят вместе с женихом за тридевять земель, чтобы устроить ему настоящий мальчишник и поддержать на свадьбе. Правда, австралийская девушка оказывается дочерью богатого и влиятельного политика, на свадьбу собралась вся местная элита, а английские парни превращают церемонию в сплошной хаос и ад. Не без помощи наркотиков, барана Рамзеса, пьяной матери невесты и сумасшедшего драгдилера.

Первый же фильм Стефана Эллиотта — «Мошенники» с Филом Коллинзом и Хьюго Уивингом в главных ролях — попал в конкурс Каннского фестиваля. Но по-настоящему известным постановщик стал после того, как снял практически за копейки комедийную драму «Приключения Присциллы, королевы пустыни» о трех мужчинах из травести-шоу, которые едут на выступление через всю Австралию в старом автобусе с огромной серебряной туфлей на крыше. «Присцилла» принесла Эллиотту признание критиков, зрителей и номинацию на премию BAFTA, а сюжет фильма лег в основу мюзиклов сразу в нескольких городах мира, в том числе и в Лондоне. После чего было еще две ленты и несчастный случай на горнолыжном склоне, во время которого режиссер чуть не погиб. Несмотря на уверения врачей, долго твердивших ему в больнице, что он скоро умрет, Эллиотт не умер, но поменял отношение к жизни. И до сих пор с удовольствием катается на лыжах.

КиноПоиск созвонился с постановщиком, который сейчас находится в Австралии и пишет сценарий новой комедии, и поболтал о том, чем опасны стендап-комики и почему он восхищается Александром Пэйном, а также о том, как злополучный эпизод с лыжами изменил его взгляды на кино и жизнь.

Стефан, я знаю, тинейджером вы работали видеооператором на свадьбах и с тех пор не очень-то их любите. «Свадебный разгром» — это для вас в своем роде замена психотерапии?

О да, именно так! (Смеется.) Знаете, что забавно? Когда вышел мой фильм «Приключения Присциллы, королевы пустыни» и на меня обратили внимание в Голливуде, мне поступало очень много предложений там поработать. Но поскольку «Присцилла» была очень странной картиной, вовсе не мейнстримным фильмом, то они не знали, что же мне такое доверить. И единственное, что мне могли предложить, — это фильмы о свадьбах. И я тогда себе говорил: Боже, нет, только не это, я же всю свою юность потратил на эти чертовы свадебные видео! Так что у меня ушло около двадцати лет, чтобы набраться смелости и взяться за эту тему. И в случае со «Свадебным разгромом» у меня был шанс показать оборотную сторону этих церемоний. Ведь обычно фильмы о свадьбах все такие о любви и только чуть-чуть о каких-то неприятных ситуациях. А уж поверьте мне, снявшему около двух тысяч церемоний на видео, что столько отвратительно ведущих себя людей, сколько я видел на свадьбах, я больше нигде не встречал

!

То есть вы включили что-то из своего ужасного опыта в сценарий «Свадебного разгрома»?

Да, достаточно много. Видите ли, сценарий написал Дин Крэйг около десяти лет назад, и все это время текст лежал на полке. Это была немного чопорная комедия, действие происходило в Англии, все очень чинно. И когда я это прочитал, то сразу сказал: нужно кое-что поменять и, ко всему прочему, перенести действие в Австралию. Дин, конечно, ничего не знал об Австралии, поэтому он просто позволил мне самому все переписать. И пока я этим занимался, то вспомнил многое из того, что сам видел на свадьбах, и это неизбежно нашло отражение в сценарии.

Я всю свою юность потратил на эти чертовы свадебные видео
Чаще всего в каких-то отдельных репликах. Например, у Оливии Ньютон-Джон, которая играет маму невесты, есть момент, когда она кричит на своего мужа: «Это не твоя свадьба!» Именно такую фразу я слышал лично. Как-то раз я снимал свадьбу, и мама невесты настолько втянулась в процесс, что постоянно тянула одеяло на себя, и ее дочь была вся в слезах и сказала: «Мама, это не твоя свадьба!» Это был прекрасный момент, когда ты видишь, как человек вдруг осознает, что это действительно не его свадьба. И он смущен. Так что это воплотилось в сценарии одной строкой. Ну и несколько и правда плохих вещей, которые есть в фильме, тоже случались в реальной жизни. Я тому свидетель.

Надеюсь, это не муки несчастного барана?

На самом деле что-то подобное имело место в реальности, но все было не настолько ужасно, это правда.

У вас на площадке была куча комиков. Значит ли это, что в итоге какие-то шутки придумывались прямо во время съемок?

О, все очень боялись, что мы вообще не снимем ничего по сценарию. Особенно продюсеры. Ведь сначала я переписал сценарий Дина, потом мы позвали всех этих ребят… Поэтому мне пришлось дать продюсерам обещание, что мы снимем все слово в слово, как было в сценарии. И я сдержал его. После того как мы снимали два дубля слово в слово, я давал ребятам волю сыграть сцену так, как им хочется. Комики это обожают, их это очень воодушевляет. Если актеры, далекие от комедии, в таком случае просто начинают паниковать, то комикам только волю дай. Но тут тоже есть опасность: если вдруг комик слетает с катушек, а люди вокруг него не знают, что им делать и говорить, то выходит неловко. Так что импровизации было много, но мы к ней подходили осторожно и потом аккуратно монтировали.

Знаете, в «Свадебном разгроме» множество ярких персонажей, но мне больше всего пришелся по душе тот неуравновешенный драгдилер, который хочет найти себе друзей.

Да ладно!? Вы первый человек, который это говорит!

Ну, он ведь такой… В общем, ему сочувствуешь!

Да, он такой одинокий.

Как он вообще оказался в комедии про свадьбу?

Это интересный момент. Изначально в сценарии он был прописан как очень злой и жестокий барыга. Но это было бы слишком просто, согласитесь? Поэтому мы решили сделать его более симпатичным и немного грустным. И это была та еще задачка, потому что актер Стив Ле Маркванд, который его играет, он сам по себе такой верзила, совершенно огромного роста. Увидеть его в роли мягкого и ранимого драгдилера было очень забавно. Ему бы не составило труда сыграть плохого парня, но это было бы слишком банально. Мы решили пойти другим путем.

Вы и образцово-показательную актрису Оливию Ньютон-Джон сделали мамашей-оторвой. Все у вас перевернуто с ног на голову.

Да, а еще мы показали совсем другую Австралию. Не знаю, что у вас в России про нас думают, но обычно австралийские фильмы — это что-то про унылые рабочие окраины или деревни. Есть определенные суждения о том, что из себя представляют австралийцы, мол, это такие деревенщины на лошадях.

Есть определенные суждения о том, что из себя представляют австралийцы
Но никто не снимает фильмы о воспитанных и богатых жителях нашей страны, у которых есть вкус. Знаете, в типичной американской комедии из богачей делают дураков. Когда мы показывали фильм в Штатах, ко мне подходили и спрашивали: а что, такие австралийцы и правда существуют? Вопрос стереотипов, знаете ли.

Вы о свадебных фильмах говорите как об отдельном жанре. А какой ваш любимый фильм о свадьбе?

О, мой любимый фильм о свадьбе… (Задумывается на несколько секунд.) Наверное, я назову не самую известную картину. Это будет «О Шмидте» Александра Пэйна.

«О Шмидте»! Прекрасный фильм, но я никогда не думала о нем как о свадебном.

А ведь он о свадьбе! То есть это роуд-муви, которое становится свадебным фильмом. Джек Николсон едет через всю Америку к дочери на свадьбу. Приезжает на три дня раньше — и начинается. Думаю, это одна из самых странных свадеб в кино. Все платья кошмарны, прически — тоже. И даже композицию кадра Александр Пэйн, которым я восхищаюсь, нарочно делает просто ужасной. Нужно иметь смелость, чтобы делать большое голливудское кино, которое выглядит просто отвратительно. И Пэйн старался изо всех сил, чтобы оно было именно таким. Вот это свадебный фильм, который мне нравится!

Так, а продолжение «Свадебного разгрома» вы делать не планируете? Там в конце есть заход для сиквела как раз.

Нет, честно вам скажу, это последний раз в моей жизни, когда я был на свадьбе! У меня на них все-таки аллергия. Мне сейчас интересно исследовать разные типы комедий. Не знаю, видели ли вы мой предыдущий фильм — «Легкое поведение»? Это была классическая английская комедия — с прекрасными британскими актерами, с таким большим старым поместьем и всем прочим. После этого опыта мне захотелось сделать яркую, громкую, неприличную и несносную комедию, и вот получился «Свадебный разгром». Люди еще пытаются найти в нем какой-то смысл, но я говорю им на полном серьезе: это очень глупое кино! Интересно играть с разными типами комедий и смотреть, чего ты можешь добиться в каждом из них.

И что же на очереди, какой комедийный поджанр?

Сейчас мне интересно найти забавное в том, что люди воспринимают слишком серьезным. Исследовать темы, на которые шутить не принято. Хочется шутить над чем-то таким, над чем люди обычно не смеются, потому что это слишком серьезная вещь. Так что хочется снять настоящую черную комедию. Многие говорят, что это очень опасный жанр. Тяжело найти поддержку.

Хочется шутить над чем-то таким, над чем люди обычно не смеются
Если оглянуться назад и посмотреть на «Присциллу», то это комедия в широком смысле, но она затрагивает очень серьезные вопросы. Никто не хотел, чтобы я ее снимал. Ни государство, ни местные власти, ни продюсеры — все они отказывались помогать, и деньги приходилось искать по крупицам. Единственным выходом было снимать с очень небольшим бюджетом, что-то около миллиона долларов. Если перевести это в сегодняшние деньги, то это, наверное, тысяч четыреста. Это просто невероятно, но мы так хотели снимать, что нас это устроило. Ведь в «Присцилле» костюмы стоили тысячи три долларов, и мы получили за них «Оскар»! Так что если очень хочется, то снять фильм можно и практически без денег.

А действие черной комедии будет происходить в Австралии? Или вы в какую-то новую страну отправитесь?

Нет, не в Австралии. Но подождите, я вам больше ничего не скажу, потому что я пока только ее пишу. Еще не время.

Хорошо-хорошо!

Я действительно думаю, что мне самому придется продюсировать новую картину. Но знаете, в чем состоит проблема, когда сам пишешь, продюсируешь и снимаешь? На фильм уходит шесть-семь лет! Мне кажется, люди этого не понимают, не осознают, сколько лет может уйти на создание одной картины. Хотя это приятная работа, но уж поверьте мне, что, после того как ты сам пройдешь весь путь от начала до конца, снимешь фильм и в конце четырех-пяти лет работы подытожишь свои доходы, ты поймаешь, что заработал бы больше, если бы был кассиром в супермаркете. Это чистая правда!

Стефан, вы говорите, что теперь вам интересны исключительно комедии. Это связано с тем несчастным случаем, после которого вам пришлось так долго восстанавливаться? Это он изменил ваше отношение?

Да, во многом именно тот эпизод оказал влияние. Когда ты сталкиваешься с серьезным испытанием — а мне тогда врачи говорили, что я умру, и несколько недель я жил, думая, что конец близко, — это меняет твое отношение к жизни. После того как я выжил и прекрасно восстановился, я понял, что мы на этой планете, чтобы наслаждаться жизнью и веселиться на полную катушку. Мы здесь ненадолго, но это время должно быть нам в радость. Так что я поменял свое отношение к жизни и к кино и теперь хочу получать максимум приятных эмоций и приносить их другим. Я уже снял свои серьезные фильмы, теперь время наслаждаться каждой секундой. И это относится ко всему, к работе на съемочной площадке в том числе. Знаете, на съемках комедии может быть много драмы: актеры капризничают, члены команды ругаются, всякое бывает. Атмосфера бывает очень напряженной. Стоило мне услышать, что кто-то вышел из себя или что возник какой-то конфликт, я мгновенно останавливал работу, садился с ребятами и старался их рассмешить и разрядить обстановку. Пока все не приходили к согласию, мы не начинали работу. Я всем говорил: жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на споры и ругань. Это здоровое отношение к жизни. И все это результат того несчастного случая.

А еще знаете, к чему я пришел? Большинство людей постоянно озабочены деньгами, тем, что им не хватает на оплату жилья, или у них нет работы. Я и сам был таким, довольно долго я жил весьма бедно. Но теперь я знаю: что-нибудь обязательно подвернется. Работа всегда найдется, об этом не нужно беспокоиться. Вот такое у меня теперь отношение к жизни.

Главное сегодня

Netflix провел эксперимент на сериале «Любовь, смерть и роботы»

Вчера

Трейлер «Джона Уика 3»: Время на исходе, мистер Уик

Вчера

«Однажды… в Голливуде»: Кого мы увидели в трейлере

Вчера

Круз, Кубрик и конспирология: 11 фактов о Николь Кидман

Вчера

Премьеры недели: Мэл Гибсон, Хлоя Морец и корги

Вчера

Ева Грин может сняться в российской спортивной драме «Чемпион мира»

Вчера

Сиквел «Последнего богатыря» получил название

Вчера
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт