«Пастырь»: Интервью с Полом Беттани

Обсудить0

В придуманном нами мире церковь не отделена от государства, она и есть правительство, а верховный священник - президент. И когда заканчивается война, герой оказывается ненужным. Так что, обретя новую миссию, он в своем роде вновь обретает смысл существования, который заключается в том, чтобы заниматься своим делом...

5 мая в российский прокат выходит фантастический экшн-триллер «Пастырь», главную роль в котором исполнил британский актер театра и кино Пол Беттани. Американской публике он стал известен благодаря роли Чосера в «Истории рыцаря», чуть позже сыграл в «Играх разума» с Расселом Кроу и Дженнифер Коннелли, поработал в дуэте с Николь Кидман у Ларса фон Триера в «Догвилле». С режиссером «Пастыря» Скоттом Чарльзом Стюартом актер работает не в первый раз — предыдущим их совместным проектом стала картина «Легион», в которой Пол исполнил роль архангела Михаила, пытающегося спасти человечество от божественного гнева.

КиноПоиск представляет интервью, которое удалось взять у Пола Беттани в Москве, куда он прилетел представить свой новый фильм во время премьерного показа, состоявшегося 26 апреля в кинотеатре «Октябрь».

Пол, ваши роли часто связаны с религией. Это результат личного выбора или просто совпадение?

Мне нравится думать, что это совпадение. Я рос в католической семье, но больше не исповедую католичество. Так что у моего выбора вполне могут быть какие-то тайные, не до конца осознанные причины, но я предпочитаю думать, что это не так.

Как церковь отнеслась к вашей роли? Ведь после «Кода да Винчи» реакция была неоднозначной.

Любой проект, поднимающий вопросы веры, так или иначе вызывает некоторые споры. Но, честно скажу, за всю мою карьеру не было такого, чтобы кто-то подошел ко мне на улице и обвинял в чем-либо. Однако если среди зрителей есть люди, которых как-то задевает моя работа, то я прошу у них прощения. Что же касается «Кода да Винчи», то когда режиссер Рон Ховард спросил меня, читал ли я книгу, то я, как любой актер, конечно, соврал, что читал, и потом отправился в книжный магазин и купил ее в отделе художественной литературы, а не в отделе личностного роста или философии. Так что для меня с самого начала было вполне очевидно, что это развлечение, а не что-либо еще. Католицизм и церковь в этой истории только красочный фон, бэкграунд

.

В фильме «Огненная стена» вы работали с Харрисоном Фордом, и он произвел на вас очень сильное впечатление. В «Пастыре» же похожего крутого парня играет Карл Урбан. Сколько процентов крутизны Харрисона Форда вы бы дали ему?

Боже мой! Харрисон Форд — высшее проявление американского героя боевика. Он для меня абсолют. Я вырос на «Индиане Джонсе» и «Звездных войнах». И никто не смеет трогать Харрисона Форда, он лучший. И я не хочу сказать, что Карл не был хорош, но Харрисон — икона. Мы с Карлом оба у него учились

.

«Пастыря» можно охарактеризовать как постапокалиптический вестерн, а герой Карла Урбана был явно вдохновлен классическими персонажами Клинта Иствуда. Кого вы сами можете назвать в качестве примера для подражания?

Да, на меня, определенно, повлияли и Клинт Иствуд, и Джон Уэйн, и все эти немногословные крутые парни, которых они играли в вестернах. Все эти персонажи архетипичны, и можно сказать, что сами вестерны, ключевым моментом которых оказывается идея мести, восходят к древнегреческим трагедиям. И да, я много чего взял у этих персонажей

.

Какие актеры на площадке «Пастыря» произвели на вас особое впечатление? Каковы вообще самые сильные впечатления от съемок? Обычно принято говорить только хорошие вещи, но вы уж попытайтесь быть честным...

Я снялся в экшне с одной из самых известных актрис этого жанра. Она потрясающая (речь о Мэгги Кью — Прим. КП), и было невероятно увлекательно следить за тем, как она выполняет трюки и летает на тросах, ведь она занимается этим, можно сказать, с самого детства… Что же касается съемок, мне даже не придется вам врать — вы могли бы спросить любого участника съемочной группы, и он бы сказал вам то же самое. Это были пять месяцев веселья. Даже несмотря на то, что я получил несколько травм

.

Сложно ли вам было выполнять трюки, и как вы на такое решились?

Я люблю разнообразие. И незадолго до этого фильма я снялся в ленте про Чарльза Дарвина, работа над которой была процессом исключительно умственным. Этот же проект скорее «физический». И это было все равно что упражнение в другой дисциплине, которое включало в себя ранние подъемы и поход в спортзал. Было весело. Все эти трюки — сочетание опасности и веселья, и при этом все происходит в относительно безопасной обстановке — понятно, что некоторые трюки мне не разрешали выполнять из соображений страховки. Но совершать все эти полеты на тросах, которых в нашем фильме очень много, было безумно весело. Самым же сложным в этом отношении моментом для меня стали сцены драк с вампирами. И вы могли видеть даже в трейлере, как я лечу навстречу вампиру и закалываю его — в реальности я летел навстречу такой синей подушке, которая выглядела не слишком устрашающей. И сам процесс закалывания синей подушки был довольно унизительным. Я бил ее и надеялся, что в фильме вампиры будут действительно страшными. Потому что синие подушки не очень страшные. Если только вы не боитесь синего цвета

.

Еще один вопрос про трюки. Вам больше понравилось драться или летать на тросах?

Мне, определенно, нравится драться в безопасной обстановке, такой, где ты не подвергаешься реальной опасности быть избитым… Но летать на тросах мне, пожалуй, нравилось больше. Когда в детстве я бегал по игровой площадке, я воображал себя не Чарльзом Дарвином. Я притворялся, будто в кого-то стреляю и за кем-то гонюсь. А на съемочной площадке у тебя есть целая команда ребят, которые помогают выполнять все эти невероятные трюки, и я бы солгал вам, если бы сказал, что это не доставляло мне удовольствия

.

Вам было сложно ориентироваться на фоне зеленого экрана?

Интересный вопрос. Раньше он и меня самого очень волновал, и действительно, в этом фильме очень много цифровой графики… Но вот, например, сцена, где я прыгаю с мотоцикла на поезд. У нас был один вагон поезда, который тащили вперед. Остальной поезд должны были нарисовать потом, и я знал об этом. Сам я находился на мотоцикле, который тащил за собой грузовик. И когда я стоял на этом мотоцикле, я не думал о синем экране или о том, что у поезда есть только один вагон. Я думал о том, что стою на мотоцикле, который движется со скоростью 40 миль в час, и должен прыгать сейчас на поезд. Я думал: «Мне почти 40 лет, у меня есть жена, дети. Что я делаю?» Так что в тот момент мне совершенно не было никакого дела до синего экрана, я был озабочен только тем, чтобы не погибнуть. И кроме того, сам режиссер Скотт Стюарт раньше занимался визуальными эффектами, и поэтому на площадке он старался заснять все по максимуму. И во всех прочих сценах, помимо той, во время съемок которой мне пришлось закалывать синюю подушку, вампира изображал каскадер в таком серебристом костюме. Он был очень похож на ребят из группы Devo. Вы помните таких? И вообще, вообразить себе, что ты убиваешь вампира, куда проще, чем, например, вообразить себя разрабатывающим теорию естественного отбора, что мне требовалось на съемочной площадке «Происхождения». Ведь в той ленте мне пришлось играть, вероятно, самого гениального из всех людей, что когда-либо жили на этой планете. И вот это было по-настоящему сложно. Ведь я блондин, который должен смотреть вокруг так, как будто действительно чего-то соображаю, разглядывая моллюска с тоской во взгляде

.

Фильмы про вампиров сейчас в моде. Скажите, что отличает вашу ленту от всех прочих историй на эту же тему?

Я люблю вампиров с того самого момента, как прочитал в детстве «Дракулу» Брэма Стокера. И на свете существует масса самых разных видов вампиров, однако в последнее время популярностью пользуются такие искрящиеся вампиры. Вы понимаете, о чем я. Так что я особенно рад тому, что снялся в фильме, который снова сделал вампиров страшными, какими, я считаю, они и должны быть

.

С чем связан такой всплеск интереса к вампирам, как вы думаете?

Я считаю, что интерес к жанру существует уже довольно давно. И каждые пару лет вампиры переживают своего рода воскрешение. Так что нельзя сказать, чтобы они когда-либо надолго исчезали из кино. Другое дело, сейчас пользуется популярностью какой-то совершенно непонятный мне тип вампиров. И это притом что сама вампирская мифология дает огромные возможности для преобразования и для создания новых образов. Вампиры могут быть очень разными. Однако в последнее время с ними происходит что-то странное, они перестали быть страшными. И это безумие, потому что это единственное их свойство, которое, на мой взгляд, никогда не стоило менять

.

В «Пастыре» ваш персонаж очень уверен в себе и быстро принимает решения. А что вы можете сказать о самом себе? Вы подвержены сомнениям?

Да, конечно, я постоянно во всем сомневаюсь. Ведь эти персонажи — они на самом деле не настоящие, а простым людям в принципе свойственны сомнения. Хотя моя жена, напротив, считает, что я слишком быстро все решаю. Так что, даже сомневаясь во всем на свете, я все равно принимаю решения довольно быстро. Нравится ли мне кто-нибудь, не нравится и прочее

.

А сожалеете ли вы после?

Да, конечно. Только идиоты не сожалеют. «Никаких сожалений», — пела Эдит Пиаф. Но у меня несколько все-таки найдется.

У вашего героя, как и у главного злодея, в фильме нет имени. Как так вышло?

Вы знаете, я никогда не интересовался этим. Может быть, это как-то связано с тем, что мой герой — это архетип, такой безымянный архетип, который кажется нам хорошо знакомsv благодаря тому же кинематографу

.

Как Клинт Иствуд?

Да. Как Человек Без Имени из фильма «Хороший, плохой, злой». Ведь там у него тоже нет имени

.

Как так вышло, что вы сделали уже целых два фильма со Скоттом Стюартом?

На нем были очень хорошие ботинки. Это правда. Я же блондин и к тому же актер, так что я довольно поверхностный, и мне правда очень понравились его ботинки. Мы встретились с ним за ланчем, и я просто не смог отвести от них взгляд. Смотрел и думал: «Какая отличная пара ботинок». И человек, который может выбрать такие отличные ботинки, определенно, может снять хороший фильм. Я понимаю, что это выдает, какой я поверхностный, но это правда

.

Но, вероятно, были и какие-то другие причины, почему вы согласились сделать сразу два фильма с никому не известным дебютантом?

Сначала мы сделали маленький фильм, «Легион». И визуально он был чрезвычайно амбициозным проектом для того количества денег, что у нас были. Потом я снялся в фильме про Чарльза Дарвина. И вскоре мне позвонил глава Screen Gems Клинт Кулпеппер с идеей этого нового фильма, которая показалась мне очень смелой. Клинт, он, вообще, удивительный. Ведь еще до того, как «Легион» вышел в прокат, он уже согласился дать нам денег под новый проект, и это были куда более серьезные деньги

.

А «Легион» же вообще не очень хорошо выступил в прокате?

Ну, это как считать. Вы снимаете кино за 20 миллионов, и оно зарабатывает в прокате 69 — продюсеры вполне отбили бюджет и даже заработали на нем деньги. Однако дело тут в другом. Кулпеппер согласился финансировать наш новый проект еще до того, как «Легион» вышел в прокат. И такое, думаю, больше никогда не случится. Но, кстати, о «Легионе». Нам просто очень не повезло. Ведь в то время в прокате еще шел «Аватар», и никто не мог предвидеть такого успеха заранее. К моменту, когда мы стартовали, он уже должен был отойти, но вместо этого по-прежнему оставался первым в прокате, и в результате мы оказались только вторыми. И это был тяжелый матч — между нами и таким тяжеловесом. Нам повезло, что мы пришли вторыми.

Как поклонник вампирской тематики, не думали ли вы когда-нибудь о том, что спросили бы у вампира, случись вам его на самом деле повстречать?

Боже мой... Вообще, я думаю здорово быть вампиром. Так что я бы, пожалуй, попросил его меня обратить. Роскошно же иметь эту возможность выбирать. Ты встаешь с утра, открываешь занавески — и умираешь, потому что устал от жизни. Было бы отлично. И когда моим детям исполнился бы 21 год, и они стали бы взрослыми и красивыми, я бы их немножко покусал, и они бы смогли жить вечно, а потом могли бы сами выбрать момент, когда им захочется умереть. В мире хватает людей, которым бы не помешало немножко убийства. Ну, вы понимаете? Необязательно же убивать хороших людей

.

Кстати, о детях. Если кто-нибудь из них или сразу все трое захотят выбрать актерскую профессию, что вы им на это скажете?

Я предложу еще раз подумать. Нет, конечно, они могут делать, что хотят. В пределах разумного. Но для большинства актеров жизнь полна разочарований и печали (смеется), и только некоторым из них везет зарабатывать в этой профессии деньги. Причем талант тут не имеет большого значения. Я знаю массу талантливых актеров, которые сидят без работы. Кроме этого, актерство — профессия, которая может привести к большому тщеславию. (Смеется.) А это опасная штука. Так что я буду все-таки надеяться на то, что мои дети выберут другие профессии

.

Пол, вы назвали своего ребенка в честь Стеллана Скарсгарда. А в честь кого вы назовете своих будущих детей?

Вообще, у нас должен родиться ребенок уже в течение ближайшего месяца, но пока его называют Бисквитом. Не знаю почему… Ну а Стеллан... Когда я впервые повстречался со Стелланом, я в него совершенно влюбился. Именно поэтому моего сына и зовут Стелланом. Он знает, как жить красиво, и к тому же он чемпион по питью водки. Вы знаете, случалось, что после работы мы с ним отправлялись в бар и пили там водку. И в конце концов я уходил, а он еще оставался… А Стеллан ведь лет на двадцать меня старше. И на следующее утро я чувствовал себя невыносимо, а у него не было ни в одном глазу. Как пятнадцатилетний. И это, конечно, очень раздражало. И я подумал, что для моего сына будет неплохим стартом зваться тем же именем, что и мировой чемпион по питью водки. Ну и еще он актер неплохой

.

Практический вопрос. Сколько времени готовились к съемкам, сколько снимали и сколько переводили в 3D?

Подготовка длилась шесть месяцев, снимали — четыре. А вот процесс конвертации занял у нас восемь месяцев. И это, как мне кажется, вполне отразилось на отличном качестве нашего 3D. Сейчас многие рассуждают о постконвертации, не имея о ней никакого представления. Более того, проблема многих фильмов не в самой конвертации, а в том, что на нее отводится очень мало времени, поскольку студии очень спешат выпустить в прокат «новый 3D-хит». На самом же деле это довольно сложный процесс, и при определенных затратах, в том числе временных, он дает прекрасные результаты. Помимо этого нашим проектом занималась компания Sony, а она сейчас инвестирует огромные деньги в 3D-телевидение, для которого ей нужен качественный 3D-контент. Именно поэтому она и позволила нам потратить столько времени на постпродакшн и конвертацию

.

А правда, что вы отказались от роли в фильме «Король говорит!»? И что вы сейчас чувствуете по этому поводу?

Да, это так. И прессе об этом рассказал сам сценарист. И мне не очень удобно говорить об этом, потому что Колин Фёрт сыграл в фильме блестяще, и никто не сможет утверждать, что, снимайся я в этой ленте, она бы пользовалась таким же успехом. Он прекрасен в этой роли. Я отказался от роли только по одной причине. Я огромный поклонник режиссера, я с удовольствием согласился бы с ним поработать. Однако к тому моменту, когда ко мне поступило это предложение, я уже четыре месяца не был дома. Мы как раз снимали «Пастыря», кстати. И я был нужен моей семье и не захотел уезжать на съемки еще на четыре месяца. И вполне естественно, что любой стал бы сожалеть о том, что упустил возможность поработать с таким режиссером, но я надеюсь восполнить это в будущем

.

В финале «Пастыря», определенно, присутствует намек на сиквел. А на сколько фильмов у вас подписан контракт?

Вы совершенно правы, в наше время актеры подписывают стандартный контракт на три фильма. Однако будем ли мы снимать сиквел, зависит исключительно от вас. Если вы и восемь миллионов друзей посмотрите наш фильм, то мы, разумеется, снимем еще одного «Пастыря»

.

Будете ли вы озвучивать Джарвиса в «Мстителях»?

Я думаю, что буду. Просто с каждым из предыдущих фильмов («Железный человек» и «Железный человек 2», где Пол озвучивал компьютер по имени Джарвис — Прим. КП) мне звонили в последнюю минуту, и я оказывался в одной комнате с Джоном Фавро, режиссером, и мы оба страшно веселились. Так что в первый раз я даже забыл, что участвовал в фильме. И кто-то сказал мне: эй, ну что там с «Железным человеком»? И я ответил: я не был в «Железном человеке». И мне говорили: ты был. А я отвечал: нет, не был. И дело было в том, что я попросту забыл, ведь все мои воспоминания о работе над фильмом свелись к тому, как мы напивались с Джоном Фавро

.

Читали ли вы детские комиксы? И был у вас любимый комикс?

В Британии комиксы никогда не пользовались такой же популярностью, как в Америке. Так что я скорее отдавал предпочтение фильмам с Джоном Уэйном

.

Каким было ваше первое впечатление, когда вы увидели фильм в законченном виде?

Вообще, я имел возможность наблюдать за тем, как идет работа, на самых разных этапах. Впервые за долгое время я остался сильно вовлеченным в процесс и после того, как уже отработал ту часть, за которую, собственно, и получаю деньги. Но совсем недавно я получил возможность увидеть самую последнюю версию, и она произвела на меня очень сильное впечатление. И должен сказать, что обычно я отношусь к своей работе с большим скептицизмом, но в этот раз увиденное меня действительно поразило. Думаю, надо отдать должное и 3D. Ведь у конверсионного 3D, которое добавляется на постпродакшне, сейчас очень плохая слава. Но проблема большинства таких проектов в том, что ими занимаются в страшной спешке. Однако мы потратили на конвертацию целых восемь месяцев. И мы пользовались той же потрясающей оптикой, на которую снимали «Бегущего по лезвию»

.

Ваш герой очень резкий…

Он солдат, он должен таким быть. В придуманном нами мире церковь не отделена от государства, так что церковь — это правительство, а верховный священник — президент. И когда заканчивается война (с вампирами — Прим. КП), наш герой оказывается ненужным, так что, обретя новую миссию, он в своем роде вновь обретает смысл существования, который заключается в том, чтобы заниматься своим делом. А его дело — причинять людям боль. Так уж вышло. Не думаю, что он чтец или что-то такое. Едва ли он читает Толстого вечерами. Он из тех людей, что думают своими кулаками

.

Как вам нравится в Москве?

Вы знаете, я всегда хотел побывать в России, ведь я вырос на Станиславском и Чехове. И мои первые опыты как актера были связаны именно с ними. И на самом деле я очень расстроен из-за того, что, впервые попав в Россию, по-видимому, так и не увижу ничего, кроме интерьеров этого отеля. Но осенью мы с женой и детьми собирались приехать в Россию еще раз. Правда, завтра мне собирались показать Кремль, но, видимо, это будет очень короткая экскурсия, что меня опять же очень расстраивает. Я давно хотел побывать в вашей стране

.

А может быть, есть какие-то конкретные места, которые вам бы хотелось увидеть?

Я очень надеюсь, что мы сможем провести месяц, путешествуя по России. Я бы очень хотел увидеть Санкт-Петербург, посмотреть Эрмитаж и Пушкинский музей. Но сейчас я в своего рода деловой поездке, и они меня не отпустят. Хотя, может быть, я попытаюсь обмануть охрану и сбегу. Посмотрим

.

Есть какие-нибудь русские актеры и режиссеры, с которыми вы бы хотели поработать?

Да. Но не скажу, какие именно. Потому что каждый раз, когда я упоминаю кого-то, выходит так, что у меня никогда не получается с ними поработать. Например, я как-то сказал, что хотел бы сняться вместе с Дэниэлом Дэй-Льюисом. И я ни разу с ним не работал. Так что теперь я держу язык за зубами

.

А вы вносите изменения в сценарии?

Да, бывает. Впрочем, нечасто. Ведь я блондин, и я актер, и сценарии обычно пишут гораздо более смышленые люди, чем я сам. Правда, в случае с «Пастырем» я вносил правку. В частности, мой персонаж гораздо больше говорил. Но так часто бывает, когда сценаристы пишут этакого немногословного стоика, но просто в силу того, что они сценаристы, они пишут слишком много. И в случае с «Пастырем» я выкинул из сценария много реплик

.

С какими актерами вам нравится работать?

Я уже работал с очень многими актерами, и многие из них были потрясающими, так что выбрать совершенно невозможно. Но могу сказать, что мне не нравится. Бывают актеры, которые воспринимают это все как спорт и постоянно пытаются соревноваться. А я сторонник того, чтобы делать что-то вместе, и только тогда может получиться что-то прекрасное

.

Что заставляет серьезных театральных актеров вроде вас сниматься в блокбастерах? У нас обычно шутят, что у них закончились деньги.

Есть роли, в которых ты снимаешься ради денег, а есть роли, в которых ты снимаешься, чтобы заглушить голоса в собственной голове. Есть фильмы, которые ты делаешь, потому что влюбился в сценарий, и которые кажутся важными. И я существую в климате, который существенно отличается от золотой эры американского кинематографа, оставшейся для меня где-то в семидесятых. Три года назад студии снимали по 379 фильмов в год, а теперь делают только 179. И актеру приходится работать. Так что да, часть моих решений имеет под собой финансовые основания. И храни Бог каждого, кому не приходится принимать таких решений. Однако все это совершенно не касается «Пастыря». Я любил вампиров всегда, читал книги про вампиров, смотрел вампирские фильмы. Кроме этого, я всегда защищаю свое право сниматься в самых разных фильмах. И я бы соврал, если бы сказал, что снялся в этой ленте только ради денег. Я сам люблю смотреть такое кино — почему я не должен в нем сниматься? И потом у меня плохая способность к концентрации. Если я только что снялся в фильме вроде этого, то я непременно начинаю думать, а почему бы не сыграть в маленькой независимой ленте про Чарльза Дарвина. А если я снимаюсь в фильме про Чарльза Дарвина, то сразу начинаю думать: жалко, что я не на тросах с винтовкой в руках, вот это было бы круто! Кстати, отличная идея для фильма. Может быть, люди принимали идеи Дарвина охотнее, если бы у него был «калашников»?

Смотрите также

«Темные времена»: Приквел «Дюнкерка» с «Оскаром» Гари Олдману

13 сентября 2017

Хан Соло, Ганнибал, Вижн и Ватсон сыграют в шпионском триллере

30 января 2016

Джереми Реннер: «„Мстители 2“ совсем не похожи на первую часть»

24 апреля 2015

Пол Беттани станет андроидом во вторых «Мстителях»

7 февраля 2014

Главное сегодня

Итоги Берлинале-2019: Синонимы разного кино

Сегодня

Джон Ландау — о глазах Алиты, уроках «Аватара» и 3D-любви в «Титанике»

Сегодня

Как вам Быков? Мнение критиков и зрителей

Сегодня

Ангелы, хакеры и Грин-де-Вальд: Что смотреть дома в выходные

15 февраля

Берлинале-2019: «Синонимам» достался «Золотой медведь»

Вчера

Ушел из жизни актер Бруно Ганц

Вчера

Сценарист «Рика и Морти» напишет сериал о Локи

Вчера
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт