«Скайлайн»: Интервью с создателями фильма

Обсудить0

Мы всегда хотели сделать фильм о пришельцах, которым нужна наша планета, и идея о том, что они будут использовать некий луч света, парализующий волю людей, превращающий их в безвольные и покорные существа, идущие навстречу гибели, как-то родилась сама собой в процессе обсуждения.

В компании спецэффектов Hydraulx (слово не имеет определенного значения — мне объяснили, что просто это звучит круто), что находится в Санта-Монике, Лос-Анджелес, ерундой не занимаются. Там собрались люди, знающие собственное дело настолько, что за время своего существования собрали определенное количество различных наград, заработали репутацию и вес в индустрии развлечений и коммерции (в музыке, кино, на телевидении и в рекламе). Специалисты компании трудились на таких проектах, как «Аватар», «Терминатор 3», «Форсаж», «Люди Икс» и другие.
Основатели компании братья Грег и Колин Штраус решили, что пришло время сделать «домашнее кино», то есть запустить независимый проект по собственному сценарию, на собственной аппаратуре, с собственными камерами — словом, как говорится, вырастить Бабу-Ягу в своем коллективе. Чтобы поговорить об этом, мы и встретились буквально за день до ноябрьской премьеры фильма «Скайлайн» в Лос-Анджелесе.
На интервью было пять человек от движущей силы компании и трое журналистов. Шансы неравные, что и говорить, но мы справились. Так уж получилось, что я оказалась самой любопытной, и вопросы в большинстве своем мои. Коллеги были вежливыми, и меня не перебивали, дожидаясь, пока я сама не уступлю им место. Я позволила им задать два последних в этом интервью вопроса (шутка).
По окончании приветствий, пожиманий рук, представлений, выяснений, кто откуда и чем занимается, мы расселись с удобством в комнате для важных встреч и приступили к разговору.

Как родилась идея создания фильма?

Грег: Мы с Колином какое-то время разрабатывали разные варианты сценариев. Можно проще сказать: жонглировали идеями, обсуждали их, отвергали и опять находили что-то новое. Кто-то из нас вспомнил о греческом мифе, где фигурируют сирены, зазывающие моряков своими прелестными голосами и ведущие их на смерть. Мы всегда хотели сделать фильм о пришельцах, которым нужна наша планета, и идея о том, что они будут использовать некий луч света, парализующий волю людей, превращающий их в безвольные и покорные существа, идущие навстречу гибели, как-то родилась сама собой в процессе обсуждения. Мы говорили об этом постоянно, и поэтому нет какого-то фиксированного момента, когда было решено сделать так, а не иначе. Этот свет не только превращает людей в подобие зомби, но он еще и физически влияет на них. Люди не могут ему сопротивляться, он их выманивает из домов на открытое пространство, где их проще затянуть внутрь кораблей пришельцев. Нам идея понравилась, так как мы не видели еще ничего подобного в этом жанре. Тут ведь еще дело в том, что мы с Колином хотели сделать нечто новое с нашей компанией, однако за время работы и даже попыток оторваться от привычного нам уровня работы мы поняли, что получить зеленый свет от студии на свежий фильм — дело сложное, муторное и часто совершенно безнадежное.

Колин: И не только для нас. Многие из наших друзей — режиссеров, продюсеров, работающих со студиями — испытывают те же сложности при попытках начать новый проект. Один из наших знакомых — агент САА (Creative Artists Agency), связанный с фильмом «Паранормальное явление» — заметил: «У вас ведь есть все что нужно, чтобы самим сделать фильм, — камеры и другое оборудование. Зачем вам связываться со студиями? Сделайте фильм сами». Сначала мы скептически отнеслись к совету. Но потом, обсудив это, решили, что мы вполне сможем сделать независимый фильм, который бы показал наши творческие возможности и наш потенциал.

Грег: Мы сидели в ресторане после выхода первого фильма «Паранормальное явление», и я сказал: «Если эти ребята сняли фильм у себя дома, то и я вполне могу снять фильм в своем доме, в моей компании, которая давно и успешно занимается спецэффектами, рекламой, музыкальным видео». Ребята без восторга меня выслушали, и никто особо не поддержал. Но через пару часов после этого разговора Лайам послал мне текст, где написал, что идея о фильме с пришельцами плюс мое желание сделать это «дома» может равняться успеху.

Лайам (О’Доннел) : Я написал: «Равняется золоту в кассе кинотеатров». (Смеется.)

Грег: (Тоже смеясь и кивая) Я подумал, что вполне можно попробовать. По-моему, для нас пришло время двигаться дальше, и мы решили обучиться новому делу — независимому кино. В течение следующей недели мы написали версию сценария, наши агенты в CAA начали искать возможности финансирования.

Трудно было найти финансирование?

Грег: Ты знаешь, с нашими рисунками и двухстраничным сценарием мы нашли спонсоров в течение часа. Это было просто невероятно.

Колин: Я сначала подумал, что Грег меня разыгрывает. (Смеется.) Но, оказывается, есть еще сумасшедшие вроде нас, но с деньгами. Им было достаточно нашего визуального представления фильма и основной идеи.

Грег: Мы тут же подписали договор, и с этого момента наш проект можно было считать официально запущенным. Никаких проволочек. Решили — сделали. (Все смеются.)

Колин: Да, для нас это было своего рода как в истории с Золушкой — все получилось как по волшебству: получили финансирование, партнеров по проекту, потом эти ребята (Кивает в сторону Лайама О’Доннела и Джошуа Кордеса) быстро написали сценарий. Все складывалось быстро и немножко неожиданно. Но самой большой неожиданностью для нас было то, что едва мы закончили собственно съемки, даже не смонтировали фильм окончательно, проектом заинтересовались дистрибьюторы.

Не могли бы вы остановиться немного подробней на предпостановочном периоде? Как все организовывалось? Ведь у вас фактически не было опыта работы с производством такого масштаба. Это только кажется, что фильм снять не так уж сложно...

Кристиан (Андресен): В течение двух недель мы сделали полностью все необходимые эскизы к фильму. Мы работали, разделившись на команды, как ты понимаешь. Художники-концептуалисты работали над эскизами, Джошуа и Лайам заканчивали полировку сценария. Кроме того, Джошуа находил время помогать ребятам, работавшим в группе по разработке больших экшн-сцен.

Грег: Мы работали сутками, и у каждого из нас было по несколько «шляп», так сказать, по несколько разных обязанностей в проекте. Ребята (Кивает опять в сторону сценаристов) буквально заперли себя в этом офисе и работали над сценарием, чтобы можно было быстрее приступить к другим обязанностям. Джошуа у нас и продюсер, и CGI-специалист, и аниматор, и специалист по телескопу. (Смеется.)

Колин: Какие-то аспекты нашего проекта были вполне традиционными, как и в обычном студийном фильме, а какие-то — абсолютно не вписывающимися ни в какие определения. Мы могли репетировать с актерами, например, практически всякий раз перед съемкой.

Грег: Интересно и то, что при наличии такого скромного бюджета независимого фильма у нас были условия работы почти роскошные в сравнении с тем, как мы работали на студийном фильме с бюджетом в 40 миллионов (видимо, тут речь идет о ленте «Чужие против Хищника: Реквием» — Прим. КиноПоиска). Мы не только могли снимать фильм более эффективно, но еще и имели роскошь делать то, что считали нужным, не будучи ограниченными студией и ее предпочтениями. Например, на других проектах, когда мы хотели репетиций с актерами, нам этого не было разрешено. А это вредит фильму. Так что в этом фильме мы смогли сделать все, что считали нужным и важным, решая все фундаментальные вопросы. Мы смогли эффективно пройти процесс чистки с актерами после утверждения всех ролей. Я считаю, что это вообще роскошь, но абсолютная необходимость, если хочешь, чтобы все точно знали, что им предстоит. Или вот еще, например, мы могли предварительно просмотреть все экшн-сцены, особенно самые значительные. Джошуа и команда CGI сделали все предварительные разработки, которые помогли нам в процессе. И самое необычное, наверное, заключалось в том, что мы сами себе дали зеленый свет. (Смеется.) Это очень приятное чувство. Мы проводили кастинг без сценария.

Лайам: (Перебивает) У нас был сценарий, но мы его никому не показывали в тот момент.

Грег: Он был в процессе доработки.

Но как вы искали актеров без сценария?

Колин: В прошлом году, в ноябре, мы сняли тизер. Несколько знакомых актеров и сестра подруги Грега помогли нам сделать фальшивый промотрейлер, который мы показали на Берлинском фестивале. Таким образом мы продемонстрировали, что две вещи возможны для нас. Во-первых, мы можем снять фильм «дома», у нас достаточно света для этого, то есть достаточно электроэнергии, которую мы потребляем ежедневно. И, во-вторых, у нас достаточно места, для того чтобы разместить полностью съемочную группу.

Грег: Именно эти две вещи у нас вызывали первоначально сильные сомнения. То есть для нас это было принципиально важно.

Кристиан: На самом деле актеры подписались на проект еще до того, как они увидели этот тизер.

Колин: Актеры на начальном этапе понятия не имели, что мы собираемся делать. Мы им сказали только, что это будет фантастический фильм с элементами боевика. Им были даны только основные детали, характеризующие каждый персонаж. Они нас пытались расколоть на какую-то информацию о фильме в целом, но мы хотели поддерживать таинственность настолько долго, насколько это было возможно. Чтобы дать им возможность проникнуться атмосферой неизвестности, которая была важна для понимания того, что происходит с героями. Они знали про свет, конечно, но что стоит за этим и как развиваются события, мы раскрывали постепенно.

Значит, как такового процесса кастинга не было? Вы уже знали, кто из актеров будет участвовать в проекте?

Грег: Нет-нет. У нас был вполне традиционный кастинг к фильму. Мы прошли через сотни претендентов. Нас даже удивило количество желающих попасть в наш проект. Мы все сидели вот здесь, в этой комнате, за этим столом, и беседовали с актерами. И главным критерием было то, чтобы актер понравился нам всем, чтобы у нас у всех возникло чувство, что это именно тот человек, который нам нужен.

Кристиан: Агенты актеров задавали нам вопросы о том, как мы собираемся снять фильм такого масштаба в «домашних» условиях. (Смеется.) Для Грега и Колина, да и для всех нас эта компания, это здание, где мы работаем, — наш дом, причем не такой уж большой. В общем, актеры и их агенты удивлялись, и тут как раз наш тизер оказался весьма полезным. Он доказывал, что мы сможем сделать то, что планируем, и на небольшом бюджете, без участия студийных миллионов.

Грег: Но мы ведь не новички в своем деле. Фильм фантастический, где спецэффекты играют едва ли не основную роль. Мы работали и на «Аватаре», и на «2012». Это то, что мы знаем и умеем. Так что и наша репутация тоже сыграла не последнюю роль в привлечении желающих участвовать в проекте. Но я должен все-таки заметить, что актеры, подписавшиеся на фильм, доверились нам, нашему видению. И такая вера в проект значит очень много.

Учитывая специфику вашей компании и ваш опыт работы с жанром фантастики, не могли бы вы немного порассуждать о том, что для вас важно было учесть, что обойти, возможно, избежать каких-то клише или штампов, так сказать, пробежаться по истории вашего романа с жанром?..

Джошуа: Я бы хотел отметить, что для нас финал картины был самым большим удовольствием в работе над этим проектом. Мы не должны были его ни с кем согласовывать. Мы сами решали, каким будет конец нашего фильма. Это было бы невозможно в работе со студией. Там всегда руководствуются какими-то особенными причинами.

Грег: Если говорить об истории нашего романа с фантастикой, то я скажу, что она началась для меня с «Секретных материалов», когда я приехал в Лос-Анджелес совсем мальчишкой — мне только исполнилось 20 лет. Из увлечения спецэффектами пришла любовь к научной фантастике. Наверное, так.

Колин: Я бы сказал, что «Терминатор» был тем фильмом, который привел нас в Лос-Анджелес. Джеймс Кэмерон был нашим кумиром. Визуальный ряд его фильмов безупречен. И мы стараемся следовать его примеру. Мы хотим делать фильмы, привлекающие своей зрелищностью, чтобы в них было все: и страх, и волнение, и удивление, и восторг от экшна, и интересные персонажи — то есть все элементы, присущие хорошему фантастическому боевику. Какие бы фильмы Джеймс ни делал, они все несут в себе заряд этого возбуждения от предвкушения потрясающего приключения. Мы только можем надеяться, что сумеем следовать его примеру.

Грег: Когда мы начали разрабатывать этот проект, мы знали точно, что включим в него традиционные элементы, которые в той или иной степени ожидаются от фильма этого жанра, особенно если в нем есть монстры-инопланетяне. Но с другой стороны, мы хотели, чтобы все эти стандартные вещи выглядели несколько иначе, чем их привыкли видеть на экране. Ну, например, инопланетяне появились на Земле, значит должен быть кто-то умный и ученый, кто сможет все это объяснить. Это ожидание заменяется полным информационным вакуумом. И в то же время нам нравится играть с этими стандартами и клише. Мы создаем сцену, традиционную для фильмов этого жанра, которую зрители узнают, исход которой они предполагают, а мы разворачиваем все таким образом, что никто не мог предвидеть.

Колин: Зрителей ожидают интересные сюрпризы. И еще для нас было необычайно интересно работать с актерами. Я просто хочу добавить к вопросу о кастинге, что калибр актеров, заинтересованных в нашем проекте, был просто неожиданным для нас. К нам обращались агенты актеров, чьи имена крупными буквами идут на постерах фильмов. Но мы учитывали еще и такой момент: если у нас нет актеров, чье имя нужно будет поставить на нашем постере таким же образом, то тогда атмосфера неизвестности будет еще более напряженной, так как кто угодно может умереть в любой момент. А большие актеры на главных ролях сразу не умирают, как нам всем известно. (Общий смех.)

Лайам: Если говорить об истории жанра, то мы отдаем дань почтения многим известным зрителю фильмам. Таким лентам, как «Сумрак», например. От фильмов Роджера Кормана до фильмов Джорджа А. Ромеро. Когда мы работали над таким проектом, как наш, то практически все любимые картины жанров ужасов, фантастика и экшн присутствовали в сознании. Без этого не обойтись — эти фильмы оказали на нас огромное влияние, мы выросли на них.

Джошуа: Не пойми Лайама буквально, все это в наших головах, конечно, но это не значит, что мы копируем то, что видели. Мы пытаемся передать дух, атмосферу, которая присутствует в лучших фильмов этих трех жанров.

Вы задумываете франшизу? Как вы видите развитие этой идеи?

Грег: Вначале идея была вполне конкретной и умещалась в рамки обычного фильма. По ходу дела мы создавали разные необходимые приборы для работы, программное обеспечение. Появлялись новые идеи, и все это начало принимать совсем не тот масштаб, что был задуман вначале.

Колин: Это естественный процесс — развитие истории. Но мы старались удерживать себя в рамках. Хотя и думали о том, что хронологически нам следует исходить из того, что именно этот фильм должен стать началом, отправной точкой. На тот случай, если мы будем продолжать рассказывать эту историю.

Лайам: Это началось как история для небольшого фильма, но по ходу стало ясно, что она будет развиваться в направлении полновесной научно-фантастической истории. Раз уж мы проделали такую работу, чтобы создать все условия для рассказа нашей истории, то было бы вполне логично иметь достаточно материала для ее продолжения. Во всяком случае на три фильма о том, что происходит на Земле после нашествия инопланетян. А там можно и к ним на планету наведаться. (Общий смех) Нет границ воображению. Главное, чтобы зритель поддержал.

Грег: Ты не можешь выпустить трехчасовой фильм, в какой-то момент тебе нужно остановиться. Но у нас достаточно идей и разных находок, для того чтобы сделать еще парочку.

А вы учитываете, что зритель становится умней и не все принимает на веру?

Лайам: Да, конечно. Голливудские фильмы относятся к зрителям как к недоумкам, которым все надо растолковать, разъяснить и в рот положить. Для этого у них в фильме есть какой-нибудь умно-заумный небритый ученый, он все расскажет и растолкует. Но люди любят такие фильмы, как «Район № 9» — там мало что очевидно, ничего не растолковывается никем, додумывайте сами.

Колин: Для нас было исключительно важно показать, а не рассказать, что происходит, особенно в конце фильма, где практически нет никакого диалога, только визуальный ряд, только то, что зритель видит и сам начинает понимать, что этим пришельцам было от нас нужно. Я могу сказать только, что визуальный ряд фильма покажет зрителю, что самое страшное — это незнание, это тишина на радио, пустые экраны телевизоров, никто ничего не знает. В этом и смысл, который мы хотим донести: отсутствие информации часто страшней любой реальности.

Как вы создавали ваших пришельцев, откуда черпались идеи?

Грег: Алекс Гиллс и Том Вудрафф работали с нами над созданием «Чужих против Хищника», и у нас есть свой дизайнер кино. Мы собрали ребят вместе и сказали им, чтобы они подключили весь свой опыт работы — а они сделали много — и предоставили себе полную свободу, вплоть до абсолютного абсурда. Это все только для нас, никого не надо особо впечатлять, можно развернуться во всю ширь и мощь, сколько душа желает.

Колин: Мы дали им список пришельцев, которые нам были нужны. Один из видов — исключительно большой, просто огромный, как Кинг-Конг. Потом мы хотели такого, который бы не был связан гравитацией и мог передвигаться, как бы скользя в воздухе. Несмотря на их различия, они все должны иметь нечто общее. Энергию, которая производит тот самый свет, что парализует волю живых организмов.

Если говорить собственно о съемке, какие трудности у вас возникали в связи с тем, что в вашем распоряжении не было студийных павильонов? Как вы работали?

Колин: Лайам жил в том здании, где мы снимали.

Лайам: Я жил там чуть больше года, но на четвертом этаже, а не на 19-м. (Смех)

Колин: И самая замечательная вещь заключалась в том, что в этом здании можно было снимать много разных мест. Это было очень удобно, нам не нужно было передвигаться слишком много, и при этом мы имели много вариантов интерьеров: лестницы, лестничные площадки, бассейн, холлы, вестибюль главного входа, подземный гараж. Все это имело огромную производственную ценность для нас, экономило огромное количество ресурсов.

Грег: Интересно, что мы сняли не меньше интерьеров в одном этом здании, чем натуры в целом. И это не выглядело как павильонный фильм. Друзья моей девушки, жившие на том же этаже, позволили нам использовать их квартиры как стационарные офисы, где расположились наши гримеры, вся аппаратура, звук, компьютеры для редактирования... Но следующий фильм мы там снимать не будем.

Колин: Тут нам как раз пригодился опыт компании, создающей спецэффекты. Когда мы снимали улицу — а было это в пятницу при самом кошмарном движении на дороге, — нам все равно нужно было убирать всех этих людей. Так что сложностей больших это не представляло. Конечно, снимать таким образом непросто, но возможно. Хотя мы надеемся, что следующий фильм мы сможем снять с большим размахом. (Смеется, и остальные его поддерживают.)

Грег: (Голос разума и логики, но улыбается) При условии, что зрителям понравится этот.

Смотрите также

Джереми Реннер: «Я определенно верю в пришельцев»

12 ноября 2016

Хлоя Морец переживет «5-ю волну»

11 апреля 2014

Джозеф Косински начнет охоту за пришельцами

26 апреля 2011

Джона Хилл попробует себя на режиссерском поприще

1 марта 2011

Главное сегодня

Трейлер «Джона Уика 3»: Баба-яга экскомьюникадо

Сегодня

Марго Робби и Сирша Ронан — о себе и королевах

Сегодня

Маколей Калкин рассказал о дружбе с Майклом Джексоном

Сегодня

Премьеры недели: «Стекло», Баския и две королевы

Сегодня

«Власть» и новый фильм Чжана Имоу вошли в программу «Берлинале-2019»

Сегодня

Ушел из жизни последний фронтовой оператор Борис Соколов

Сегодня

Супергерои из «Стекла»: 12 острых вопросов о вселенной Шьямалана

Вчера
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт