DVD-релиз «Железного человека 2»: Интервью с Робертом Дауни-мл.

Обсудить0

После «Железного человека» люди начали идентифицировать меня с Тони Старком. Это было довольно странно. Тем более что я намного эмоциональнее, чем мой герой. Поэтому во втором фильме я решил привнести персонажу больше своих качеств.

КиноПоиск представляет интервью с Робертом Дауни-мл., приуроченное к релизу на DVD последней работы актера «Железный человек 2».

Скажи, повлиял ли персонаж Тони Старка на твой характер?

Да уж, от этого никуда не деться. Когда играешь такого персонажа, как Тони, поневоле перенимаешь его черты. Тони Старк — очень харизматичный и уверенный в себе герой, трудно отделаться от его образа.

Ну, например, как ты отмечаешь свой день рождения? То есть похоже это на вечеринки Тони Старка?

Нет, у меня обычно все очень цивильно: близкие друзья, вкусная еда. То, что устроил Тони, было скорее похоже на попытку отвлечься. Ведь на тот момент он был на краю гибели. Его все это забавляет. Он пытается казаться абсолютно безответственным, намеренно провоцируя своего друга на определенный поступок.

Но раньше у тебя были похожие проблемы, твое имя часто светилось в желтой прессе. А теперь это в прошлом, ты один из самых успешных актеров Голливуда. Как удается бороться с демонами из прошлого и дурными воспоминаниями?

Жизнь — очень трудная штука. Приходится сталкиваться с разными ситуациями. С самого начала дня я говорю себе: «Доброе утро, не знаю, что там у тебя вчера случилось, но я собираюсь провести отличный день, и ничто его не омрачит».

Отношения с отцом очень много значат для твоего персонажа. На твою жизнь отец каким-то образом влияет?

У меня прекрасные отношения с отцом, он всегда был рядом — в этом плане у меня нет ничего общего с Тони Старком. Его отец умер, когда он был совсем ребенком, и это омрачило его жизнь. В создании фильма это был отправной пункт, который влияет на дальнейшее развитие событий. Возможно, выбранный нами путь мог показаться поверхностным, но мы решили рискнуть. Эта тема рассматривается в двух аспектах. С одной стороны, герою не хватает отцовского одобрения, все, что он делает, остается без отклика. С другой стороны, Тони всегда остается в тени отца, ведь тот был известным человеком, основателем корпорации. Эта проблема мне знакома, в детстве я часто слышал: «О, да это ведь сын Боба Дауни». Отец был крупной фигурой в кинобизнесе, мне приходилось много слышать о нем. Моему герою не позавидуешь: потеряв отца, он все равно чувствует на себе его влияние.

Как отец относится к твоему творчеству?

Я счастливчик. Отец всегда очень меня поддерживает. И в творчестве, и по жизни.

В фильме есть очень интересные диалоги, непривычно их слышать в голливудском летнем блокбастере. Говорят, что ты часто меняешь текст сценария, но диалоги, написанные Джастином Теру, особо не трогал.

С Джастином мы работали и в  «Солдатах неудачи». Еще тогда я заметил, что у него выразительный стиль. За последние пять лет только в Железном человеке 2 была единственная сцена, в которой я не изменил ни слова. У меня в семье все имели отношение к писательству, и я перенял это. Из 70 моих фильмов в 50-то были очень хорошие сценарии. И у меня был опыт «переделывания» своих ролей. Сейчас я предпочитаю сразу говорить, что мне не нравится, и предлагаю свой вариант. И вместе с режиссером мы уже разбираем, какой вариант оставить. Но я никогда не импровизирую непосредственно во время дубля.

Какие изменения ты внес в сценарий?

После первой части люди начали идентифицировать меня с Тони Старком. Это было довольно странно. Тем более что я, например, намного эмоциональнее и несдержанней, чем мой герой. Поэтому во втором фильме я решил наделить персонажа своими качествами. Герой Тони всегда копается в себе, во второй части он стал менее устойчивым эмоционально. Думаю, у Гвинет (Пэлтроу) была такая же проблема. Ей трудно было играть свою героиню, изображая закадычную подругу главного героя. Ее героиня ждет от Старка больше чувств. В одной из сцен Тони должен был признаться Пеппер, что он умирает. Но я был против, потому что тогда все его величие разрушилось бы. В этом вопросе я стоял намертво. Ведь именно из-за того, что он недостаточно откровенен с самым близким человеком, и возникают все его проблемы.

Тебе пришлось долго работать над своей физической формой для  «Шерлока Холмса». Для «Железного человека» ты тоже соблюдал особый режим?

Пришлось кардинально поменять направление своих тренировок и диет. Для «Шерлока» я должен был сбрасывать вес. Когда мы отсняли сцену, где у меня обнажен торс, я вздохнул с облегчением: наконец-то я начну качатся обратно для «Железного человека». Я уже не мальчик, и для таких изменений формы мне нужно приложить чертовски много сил и времени. Моя жена — поклонница метода Трэйси Андерсон, когда приходится ходить в зал и делать все эти жуткие аэробные штуки. А я целый век восстанавливаюсь после какой-нибудь ерундовой травмы, мне ведь уже 45... Как-то я жаловался жене на боль в плече, и она меня притащила с собой в зал. Боже, эти девушки, которые были там, просто ненормальные! Я давно бросил курить, но после этих тренировок мне захотелось выкурить сигарету!

Ну, не могу сказать, что в восторге от этого. Но ведь это часть моей работы, от этого никуда не деться. Диеты и комплекс упражнений, конечно, тоже приходится менять в зависимости от роли.

Перед выходом первой части, я знаю, у вас были сомнения в ее успехе. Теперь сомнений нет?

Ну, на этот счет нет. Зато появилось много других. (Смеется.)

Твоя жена в одном из интервью сказала, что целовать Гвинет Пэлтроу для тебя было все равно что родную сестру. Это такая версия «для жены», или ты сам так думаешь?

Да, это было забавно. Мы знаем, как изобразить то, что требуется от наших героев. Между нами есть определенная связь. Но все дело в том, что Гвинет с мужем и я с Сьюзен — идеальные пары, и было бы очень глупо что-то менять.

А ты бы хотел иметь еще детей?

Да, конечно!

Жена влияет на твою карьеру?

Ну, я часто говорю ей, чтобы она на меня не давила и не лезла со своими советами, потому что я сам знаю, что мне делать. На что она мне обычно говорит: «Знаешь, дорогой. Ты не всегда понимаешь, что делаешь. А некоторые твои идеи просто глупые. Если бы людям приходилось всегда тебя слушать, это был бы настоящий кошмар». Но мы очень уважаем друг друга в творческом отношении, и без ее вмешательства я с трудом представляю себе мою работу.

Какие проекты у тебя в ближайших планах?

Собираюсь сниматься в фильме Альфонсо Куарона «Гравитация», а потом, конечно же, сразу приступлю к «Шерлоку Холмсу 2».

Главное сегодня

Спроси меня как: Половое воспитание в кино на 13 примерах

Вчера

Против Брайана Сингера выдвинули новые обвинения в растлении малолетних

Вчера

Посетители Гётеборгского кинофестиваля посмотрят кино в гробах

Вчера

«Оскар-2019»: Номинации — сюрпризы и цифры

Вчера

Netflix вступил в Американскую ассоциацию кинокомпаний

Вчера

Блог команды: Мы снова показываем «Оскар»! Теперь и на английском языке

22 января

Холли Берри приручила овчарок на съемках «Джона Уика 3»

Вчера
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт