«Последнее изгнание дьявола»: Интервью с создателями фильма

Обсудить0

Когда мне было шесть, я посмотрел фильм «Изгоняющий дьявола» и решил, что в меня обязательно вселится дьявол. Я был одержим идеей одержимости. Но родители сказали мне: «Элай, мы евреи, мы не верим в такие вещи», - а я ответил: «Ну и что, главное, что в это верю я!»

В последнее время, если кинематографисты не говорят о 3D, они говорят о реалистичности. «Я всего-навсего хочу добиться реалистичности», — постоянно повторяют режиссеры, продюсеры и сценаристы. И ведь не только говорят, но и делают. У нас на глазах развивается интереснейший жанр псевдодокументалистики. За примерами далеко ходить не надо: 9 сентября в российский прокат выходит «Последнее изгнание дьявола». Идея создания киноленты принадлежит Эрику Ньюману, а источником вдохновения послужила документальная картина «Марджо». В ней рассказывалось о проповеднике, позволившем съемочной группе снять о себе ленту и открывшем перед киношниками все закулисье своей работы, всю фальшь и обман, с которыми она сопряжена. «Вспомнив об этой картине, мы подумали, что подобный сюжетный ход был бы хорошим началом для нашего фильма», — рассказывает сценарист «Изгнания» Эндрю Герлэнд. Главный герой — потомственный экзорцист, для которого изгнание бесов стало повседневной работой. Разумеется, сам он уже не верит в божественную сущность происходящего, считая одержимость результатом внушения или признаком психического расстройства, и не видит ничего страшного в том, чтобы раскрыть группе документалистов секреты обряда экзорцизма. Тут-то и начинается самое интересное.

КиноПоиск представляет интервью с продюсером фильма Элаем Ротом и режиссером Дэниэлом Стаммом.

Сейчас стало модно снимать фильмы в документальной стилистике. Как вам кажется, это временное явление или устойчивая тенденция, которая повлияет на развитие кинематографа?

Элай Рот: Современный уровень развития технологий позволяет снимать HD-видео при помощи iPhone. Люди привыкли к документальному стилю повествования — достаточно посмотреть пару дней американское телевидение, чтобы убедиться в этом. И этот стиль прекрасно подходит для того, чтобы рассказывать истории, кроме того, он очень удобен для молодых кинематографистов, которые создают свой первый фильм.

Дэниэл Стамм: Это очень-очень богатый в плане возможностей стиль, который позволяет сфокусироваться на истории и игре актеров, не отвлекаясь на второстепенные вещи. Мне он интересен именно этим — возможностью сделать акцент на том, что я считаю на самом деле важным. Надеюсь, он будет пользоваться популярностью и превратится в самостоятельный и распространенный жанр, у нас будет больше фильмов такого рода.

А в чем незаурядность именно вашего фильма?

Дэниэл: Все псевдодокументальные фильмы разные, они отличаются друг от друга. При упоминании документальной манеры съемки большинство вспоминает «Ведьму из Блэр», но существует огромное количество прекрасных фильмов, снятых в той же стилистике: «Ад каннибалов», «Репортаж», «Паранормальное явление». Их объединяет лишь документальность — манера съемки, рассказ от первого лица, но больше они ничем не похожи. Совершенно разное воздействие, разные уровни восприятия, ощущения от просмотра. «Репортаж» — фильм о зомби, «Ведьма» — история о привидениях, а наш фильм об изгнании дьявола. Документальная манера повествования ломает стену между происходящим на экране и аудиторией. Гораздо проще общаться со зрителями именно в такой манере, потому что она позволяет им ощутить себя персонажами фильма. Мир, который ты создаешь, для зрителей находится не где-то там, в другой вселенной, а вокруг них. Конечно, эти особенности можно удачно использовать для фильма ужасов.

Зачем нужны фильмы ужасов?

Элай: Фильмы ужасов предоставляют человеку возможность осознанно побояться. Дома не положено испытывать страх, на работе тоже, но зато вы можете купить билет на киносеанс и в течение полутора часов кричать, дрожать, закрывать глаза — бояться без угрызений совести, не испытывая стыда за свой страх.

А почему люди хотят испытывать страх?

Элай: Нет, никто на самом деле не хочет испытывать страх, тут дело в том, что при помощи страха мы высвобождаем те эмоции и чувства, которые храним в себе и не проявляем в обыденной жизни. Также фильмы ужасов идеально подходят для свиданий. Если ты приглашаешь девушку на романтическую комедию, она настраивается на романтический лад, и ты к ней уже не подберешься, фантастика поглощает твое внимание, а фильмы ужасов просто идеальны! Она постоянно хватает тебя за руку, ты можешь ее обнять и успокоить, если она чрезмерно напугана.

С мотивами разобрались, теперь рассказывайте, как заставить зрителя бояться.

Элай: Вы заметили, что в разное время снимаются разные фильмы ужасов? Тут все очень просто: в разное время люди боятся разных вещей. Например, в 1950-х годах в Америке все панически боялись ядерной войны, люди строили себе бомбоубежища, и, разумеется, эти страхи проявились в кинематографе. Потом был общенациональный страх коммунизма, затем реакция на Вьетнам, потом навязчивая идея доминирования США вылилась в страх, что все хотят нас уничтожить.

Что же пугает людей в экзорцизме?

Элай: В теме экзорцизма пугает возможность одержимости, мысль о том, что дьявол где-то рядом и в любой момент может овладеть тобой. Чтобы снять хороший фильм ужасов, необходимо, чтобы режиссер понимал механизм зарождения и распространения страха, но не зацикливался на этом. Когда я разговаривал с режиссером «Изгоняющего дьявола», то поинтересовался, как ему удалось создать такую страшную картину. « Я не снимал фильм ужасов — я снимал драму», — ответил он. То есть он взял за основу на самом деле страшную историю и сделал ее максимально реалистичной. И когда мы наняли Дэниэля в качестве режиссера «Последнего изгнания дьявола», он воспринял проект как драму. Во время работы он не думал, как бы напугать зрителя, он старался рассказать интересную, максимально достоверную и правдоподобную историю. Думаю, он великолепно справился с этой задачей!

Тема-то старая, сложно придумать что-то новое. В чем разница между вашим фильмом и всеми другими кинолентами об изгнания дьявола?

Дэниэл: Конечно, мы все смотрели «Изгоняющего дьявола», потому что это классика, ей до сих пор восхищаются, несмотря на то, что фильм был снят 30 лет назад. Мы очень внимательно смотрели его, потому что хотели убедиться, что нам удастся избежать повторов. Наш фильм совсем другой и о другом. Основной вопрос, который мучает зрителя на протяжении всего повествования, — на самом ли деле героиня одержима дьяволом, или она просто сумасшедшая? Кроме того, мы хотели обойтись без сверхъестественных деталей: оторванные головы, левитация или что-то в этом роде. Мы старались не использовать придуманных эффектов, все, что вы видите на экране, исходило от актеров. Например, Эшли сама совершала все эти странные телодвижения во время сеансов. Наш проект рассчитан на совсем другой уровень восприятия, в нем главное — атмосфера напряженности, загадки, недомолвки, увлекает то, что остается за кадром. Представьте, что вы трясете бутылку с колой, давление становится максимальным, жидкость готова вырваться наружу, но вы так и не даете ей этого сделать. Примерно так же и с нашим фильмом. Он не основан на эффекте неожиданности, не предполагает внезапного испуга.

Элай: Со времен «Изгоняющего дьявола» почти все фильм об экзорцизме используют заданную им символику и атрибутику: желтые глаза, демонический голос и тому подобное. Но кто сказал, что именно так все происходит на самом деле?! Нам нравится фильм, но… все, что вы видели раньше, было киноэкзорцизмом, мы же продемонстрировали, как выглядела бы документальная лента об изгнании дьявола. Смысл в том, что наши герои верят в экзорцизм. Он существует. Мы же просто наблюдаем и думаем: «Ах, вот как это выглядит, когда в кого-то вселяется дьявольский дух!» И эта мысль пугает.

В жизни вы сталкивались с похожими явлениями?

Элай: Я всегда мечтал об этом, но нет, такого опыта у меня нет. Возможно, все дело в том, что мой отец — профессор психиатрии.

Даниэл: Я, к сожалению, тоже не сталкивался ни с чем подобным. Но моя бабушка, которая не верила ни в экзорцизм, ни в Бога, ни в привидений, рассказывала мне такую историю. Как-то она проснулась ночью и увидела тень на стене, тень эта шептала: «Твоя мать умерла, твоя мать умерла». Мама ее находилась далеко, и никакой возможности узнать о ее здоровье в тот момент не было. Бабушка рассказала всем об этом ночном видении, но, разумеется, никто не поверил. Однако в тот же день ей позвонили и сообщили о смерти матери. И, знаете, я верю в эту историю, потому что моя бабушка не склонна сочинять и совершенно не мистифицирована, все эти сказки о призраках и потустороннем мире для нее пустой звук.

В начале фильма герой произносит фразу: «Если вы верите в Бога, значит верите и в дьявола». А вы верите?

Дэниэл: Мою семью и окружение нельзя назвать религиозными, так что я вырос убежденным агностиком.

Элай: Когда мне было шесть, я посмотрел фильм «Изгоняющий дьявола» и решил, что в меня обязательно вселится дьявол. Я был одержим идеей одержимости. Но родители сказали мне: «Элай, мы евреи, мы не верим в такие вещи», — а я ответил : «Ну и что, главное, что в это верю я!» Конечно, с возрастом мои убеждения изменились. Меня можно назвать человеком, склонным к духовному развитию, но не верующим человеком.

Если говорить о понятиях, которые Бог и дьявол символизируют… Баланс добра и зла…

Элай: Когда я работал над «Хостелом», то был поглощен идеей о том, что все люди при определенных обстоятельствах становятся жестокими. Ты можешь быть милым добряком, но стоит вырвать тебя из привычной жизни и поместить в определенные условия, ты станешь жестоким, твои инстинкты заставят тебя стать жестоким, ты будешь больше похож на животное, способное убивать. Все самые ужасные поступки в истории были совершены руками человека, не кем-то другим. И мне кажется, что образ дьявола в религии — это способ объяснить, что в каждом из нас есть страшная, жестокая часть. Ведь когда люди совершают зло, они не думают о себе как о злодеях, они полагают, что поступают правильно, а виноват во всем кто-то другой. Обычно люди, одержимые злом, не осознают того, что они являются злом.

Есть и другая сторона. Помните Гете? «Я часть той силы, которая вечно хочет зла и вечно совершает благо».

Дэниэл: Не уверен, что правильно понимаю это изречение. Но оно мне напомнило индейскую мудрость: «У тебя есть две собаки — Бог и Дьявол. Что бы ни случилось, они всегда будут рядом с тобой. Разница лишь в том, какую из них ты будешь кормить».

Главное сегодня

«Оскар-2019»: Номинанты

Вчера

Блог команды: Мы снова показываем «Оскар»! Теперь и на английском языке

Вчера

«Оскар-2019»: Номинации — сюрпризы и цифры

Сегодня

10 Years Challenge в кино: Как годы изменили любимых героев

Вчера

Вигго Мортенсен: «„Зеленая книга“ делает людей счастливыми»

Вчера

Бокс-офис России: Танк под стеклом

Вчера

У Фонда кино появится новый критерий для отбора проектов

Вчера
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт