Статьи

«Океаны»: Интервью с продюсером Александром Роднянским

Мы заявили о создании платного телеканала «Кино без границ». Это, на мой взгляд, очень естественный и логичный шаг в развитии компании. В силу того, что, помимо блестящей библиотеки «Кино без границ», насчитывающей около 800 наименований, хорошо известных ценителям интеллектуального и авторского кино, я приобрел еще несколько библиотек, включая библиотеку «Настроения»
«Океаны»: Интервью с продюсером Александром Роднянским

Весной 2010 года в новостях появилась информация о том, что компания «Кино без границ» обрела нового партнера в лице Александра Роднянского. И уже в начале осени обновленная КБГ выпускает в широкий российский прокат один из самых масштабных и амбициозных документальных проектов последних лет — фильм Жака Перрена и Жака Клюзо «Океаны». Если даже имена этих авторов вам не очень знакомы, то вы наверняка видели фильмы «Птицы», «Микрокосмос» или «Императорский марш» Как и в предыдущих работах Перрена и Клюзо, многолетним съемкам «Океанов» предшествовала многолетняя подготовка. Как и на прошлых проектах, Перрен и Клюзо изобретали новые способы съемок, поэтому, можете не сомневаться, зрелище нас ждет грандиозное, только теперь не в воздухе, а в воде. За месяц до российской премьеры КиноПоиску удалось урвать несколько свободных минут у самого Александра Роднянского и расспросить его о проекте.

— Александр, вы вместе с «Кино без границ» выпускаете в широкий прокат фильм, в котором нет ни модного 3D, ни сложных дорогих компьютерных спецэффектов, в нем не снимаются голливудские звезды, никто не путешествует во времени, по параллельным вселенным или миру грез... Что может сделать этот фильм успешным, в том числе на российском рынке? — Все это правда. «Океаны» — это не модное сегодня 3D, не популярная фантастика, не фэнтези, не сай-фай. Но это кино, которое отвечает запросам современной аудитории, потому что оно про захватывающую параллельную реальность, которую никто из нас с вами никогда в жизни не видел. Особенно в том виде, в котором она показана в фильме Перрена и Клюзо.

«Океаны» — результат пяти лет работы одного из самых талантливых документальных авторов с весьма причудливой биографией. В документальном кино были и есть бывшие ученые, исследователи, режиссеры игрового кино, встречаются люди, пришедшие из далеких от кино профессий, но я никогда не слышал об артистах. А Жак Перрен — известный актер, и если кто-то из зрителей не помнит его фамилии, то непременно узнает в лицо, как только увидит его в кадре. Жак Перрен — один из самых блестящих актеров французского кино, обладатель Кубка Вольпи — это награда за лучшую мужскую роль на Венецианском фестивале. При этом он создатель уникального вида кинематографа на стыке документального и художественного — зрелища удивительно красивого, сильного, эмоционального. Перрен, кажется, так и называет свои фильмы — фильмы-зрелища. Если же говорить об «Океанах», то представьте, что может получиться у группы лучших операторов, в том числе подводных, которые на протяжении пяти лет снимали фильм в самых укромных уголках планеты! — «Птицы» смотрелись хорошо... — Я вот смотрел недавно этот фильм второй раз в компании нескольких в техническом плане чрезвычайно компетентных коллег, и мы потом долго обсуждали, как это снято. Так вот они так и не смогли понять, как авторам «Океанов» удалось снять несколько сцен. То есть мы реально спорили и так и не пришли к окончательным выводам. В фильме есть удивительные кадры, и это не спецэффекты, не компьютерная графика, а просто документальная съемка. Но выглядит как мегаблокбастер. Шторм, корабль швыряет из стороны в сторону, он абсолютно вертикально съезжает с огромной волны. При этом камера находится не вверху, на вертолете, а сбоку, ниже волны, в непосредственной близости. И она абсолютно неподвижна! Снято не репортажно, не как документальное кино, а постановочно — категорически непонятно, как им удалось этого добиться.

Лучшие операторы мира сняли феерически сильное зрелище, которое в себя вобрало любимые зрителями жанры: комедию (потому что есть очень смешные сценки отношений между персонажами, и иначе как персонажами рыб и прочих жителей океана не назовешь), хоррор (временами очень страшно). Фильм нечеловечески красив, причем, не отдельными кадрами, а сценами и эпизодами. Например, начало фильма — охота дельфинов и альбатросов на каких-то мелких рыбок. В параллельном монтаже на протяжении минут так десяти под точную музыку они все буквально танцуют. Это один из самых впечатляющих эпизодов в мировом документальном кино, я просто убежден! — Не могу понять, как операторам удалось снять с расстояния не более полутора метров поразительные кадры огромной касатки длиной так метров восемь. — Одним словом, эта картина сама по себе является настолько уникальным событием, настолько выделяется из всего того, что принято называть кинематографическим процессом, так исключительна по сравнению со всем, что выходит в кинотеатрах даже в 3D, даже со спецэффектами, что я уверен в ее большом зрительском потенциале. И главное — то удовольствие, которое получат зрители. — Не боитесь, что из-за документальности проект может не добрать своей аудитории? — Если не будет проблем с расписыванием картины по кинотеатрам, то убежден, что доберет. Потому что фильм из разряда must see. То есть его непременно нужно увидеть.

Это то кино, которое нужно посмотреть и взрослым, и детям — и обязательно на большом экране. И, в конце концов, это же не нудный образовательный фильм -— это полноценное художественное произведение и, как ни крути, развлекательное. — Структурно картина построена как диалог десятилетнего мальчишки с взрослым. Мальчик в самом начале выбегает на берег океана и смотрит на расстилающуюся перед ним даль. Завораживает с самого начала. И обычная для Перрена дидактическая интонация по поводу уникальности Земли и необходимости сохранения всего живого на ней совсем не раздражает. Авторы заставляют задуматься об ответственности человека, живущего ничтожно маленький отрезок по отношению к истории Земли и ее обитателей, о том, что было до тебя, и кто живет рядом с тобой… — У зрителя уже сложились отношения с такого рода кинематографом — фильмы того же Перрена «Птицы» или «Императорский марш» (о пингвинах) хорошо себя зарекомендовали и пользовались популярностью. Так что, думаю, к «Океанам» интерес окажется таким же высоким. Это кино рассчитано, знаете, на такую медитативную систему восприятия. Так мы обычно воспринимаем музыку, а «Океаны» — своеобразная музыка для глаз. Причем это не обычный набор красивых картинок — фильм сделан необыкновенно сильно драматургически, и это тебя, как зрителя, эмоционально включает и превращает в соучастника событий. — Есть много зрителей, в принципе лишенных интереса к жизни животных. Меня, например, это вообще никогда не интересовало, я не могу похвастаться тем, что смотрел много таких фильмов. Но этот фильм не о жизни животных — он много шире! Перрен снимает вроде бы морских животных, но на самом деле эмоционально рассказывает о самых главных вещах: о жизни, об отношениях с миром, о подлинных ценностях. И ты попадаешь на волну, которая тебя выводит в совершенно особое состояние. — Фильм был куплен на стадии производства, что довольно рискованно. Почему вы были уверены, что в этот фильм стоит вложиться? — Это профессиональная экспертиза Сэма Клебанова. Это клебановский нюх, его чувство кино. Собственно, этим и отличаются хорошие дистрибьюторы от не очень хороших — своим отношением к кинематографу. Ведь дистрибьюция — с одной стороны, абсолютно прагматичный бизнес, система розничных услуг, а с другой — он очень специфичен, требует понимания психологических потребностей аудитории. Потребностей, еще даже не высказанных, не сформулированных и никак не проявленных. До того как картина выйдет на экраны, зритель, скорее всего, и сам не подозревает о том, что она его может заинтересовать и взволновать. Ну кто мог сказать, основываясь на сценарии, что фильм «Начало» окажется столь коммерчески успешным и в США, и в Европе, и даже в России? Только понимание кино, знание возможностей того или иного автора и ощущение постоянно меняющейся психологии зрителей и дает возможность независимому дистрибьютору добиться успеха. — Что касается фильма «Океаны», то пока рано говорить, было ли это правильное решение. Мы же говорим до выхода фильма на экраны, а не после, но я абсолютно уверен, что это было очень точное и тонкое решение Клебанова. Кроме того, есть фильмы регулярного проката, и есть фильмы-события. «Океаны» — как раз именно такой фильм, из последнего разряда. — Судя по вашим словам, вы очень доверяете вкусу Сэма Клебанова. А много ли изменится в КБГ с вашим приходом? — Я с самого начала сказал, что не занимаюсь кинодистрибьюцией. Сэм Клебанов понимает в этом гораздо больше меня, и я, конечно же, ему доверяю. Однако мои возможности, связанные с интеграцией в кинопроизводство и телевидение, мои контакты, которыми я обладаю в киноиндустрии, — как российские, так и зарубежные — окажутся полезны и синергетичны для компании.

Кроме того, финансовые проблемы в течение последних нескольких лет несколько притормозили в целом довольно успешное развитие компании, но мы эти проблемы разрешили. Одним словом, «Кино без границ» — лидер артхаусной дистрибьюции в течение последних 15 лет, им и будет оставаться. Другое дело, что с новыми финансовыми возможностями — и Сэм только поддерживает эту стратегию — мы планируем более широкий прокат нескольких фильмов в год. То есть, помимо двух десятков важных авторских фильмов для ограниченной аудитории, мы решили прокатывать более масштабно четыре-пять фильмов в год. Это, конечно же, фильмы авторские, но сделанные уже на границе если не с коммерческим кинематографом, то уж точно со зрительским. То есть претендующие на статус событийных. Именно это и объясняет появление в пакете «Кино без границ» знаменитого «Дон Кихота» Терри Гиллиама — картины, которая была куплена на стадии досъемок и, надеемся, будет завершена. Режиссер мечтал снять этот фильм много лет и даже сделал прозвучавший документальный фильм о сложностях его производства.

Будет и чрезвычайно любопытная история — я сам в свое время пытался в ней разобраться — о любовном треугольнике Зигмунда Фрейда, его не менее великого ученика Юнга и молодой девушки-психоаналитика из России Сабины Шпильрайн. В фильме будут играть Майкл Фассбендер, Вигго Мортенсен и Кира Найтли. Кира Найтли в роли Сабины Шпильрайн — на это стоит посмотреть. Картина с большим потенциалом. Не тысяча копий, разумеется, но, несомненно, рассчитана на широкий зрительский интерес. — Вот такого рода картины могут примерно четыре-пять раз в год появляться в рамках репертуарного предложения «Кино без границ». — Кроме того, мы заявили о создании платного телеканала «Кино без границ». Это, на мой взгляд, очень естественный и логичный шаг в развитии компании. В силу того, что, помимо блестящей библиотеки «Кино без границ», насчитывающей около 800 наименований, хорошо известных ценителям интеллектуального и авторского кино, я приобрел еще несколько библиотек, включая библиотеку «Настроения». — Этот канал не для тех, кто к кино относится с профессиональным интересом, не для тех, кто о кино много читает, знает и понимает, а просто для зрителей, которые хотят, чтобы в их кинематографическом меню появлялся не только фастфуд, но время от времени и haute cuisine. — Мне кажется, таких людей не так мало.

Комментарии (17)

Новый комментарий...

 
Добавить комментарий...