«Стены»: интервью с Ольгой Куриленко

Обсудить0

Ну, «Макса Пейна» я не выбирала — мне сказали, иди и его делай, ну, я и согласилась. На эту роль было выделено четыре дня cъемок — очень быстро все прошло.

Ольга Куриленко в жизни очень отличается от своих фотографий. На снимках она часто «в образе» суровой соблазнительницы, но в жизни она оказалась совсем другой — немного хрупкой, живой, интересующейся, открытой, но — ровно настолько, чтобы не позволять чужим людям проникать в границы своей личной жизни. Вот спроси у неё, какая музыка у неё в айподе — в личной беседе расскажет, а на пресс-конференции скажет, что это очень личная коллекция, и она не хотела бы её афишировать. Модельное прошлое Ольги сильно влияет на нашу предвзятость в оценке её ролей, но как только познакомишься с ней ближе — тут же становишься на её сторону и начинаешь с какой-то искренней симпатией относиться к тому, что она делает — но не из-за того, что поддаешься её чарам, а просто потому, что она — такой человек. В Москву Ольга приезжала, чтобы поддержать фильм со своим участием — «Стены». Говорит, что не может быть в стороне от темы насилия над женщинами, поэтому, как может, старается привлечь к ней внимание общественности…

Оля, расскажи, пожалуйста, о своей роли?

Всё действие происходит в Израиле. Я играю девушку Галю, которая попадает в руки русско-израильтянской мафии, которая принуждает её заниматься... (тут Ольга немного теряется с подбором правильного слова) …которая продаёт её мужчинам. Соответственно, главная цель моей героини — выбраться из этой организации домой, на Украину, к дочке и к мужу. Это совсем вкратце, помимо того, что у неё завязывается дружба с её соседкой и она пытается ей помочь разобраться и с её проблемами тоже.

Сильно отличаются ощущения от того, что происходит на съемочной площадке и того, что потом оказывается на экране?

Если честно, я ожидала, что в фильме будет меньше «экшна» — его и было меньше в первоначальной версии сценария. Для меня это всё-таки настоящая драма. Конечно, став боевиком, фильм все равно остался драмой — режиссёр только сместил некоторые акценты, сохранив суть истории. Но в целом, просто немного по-другому получилось, чем я ожидала сначала.

Ну, неудивительно, что режиссёр поддался чарам образа женщины с пистолетом…

Ну да, но все равно история осталось той же. Вообще я понимаю, для чего Денни Лернер сделал фильм более удобоваримым. Эта тема — для многих зрителей очень непростая, и некоторые из них, приходя с работы, лучше посмотрят какую-нибудь дурацкую комедию, чем погрузятся в проблемную историю.

Судя по тому, какие непростые темы тебя интересуют, можно предположить, что твои актерские амбиции явно идут дальше ролей девушек с пистолетом?

Да. (Смеется.)

У тебя есть какая-нибудь роль мечты?

Ну, скорее, у меня просто есть фильмы, в которых мне очень понравились женские роли, которые я бы с радостью на себя примерила. Вот, например, «Рассекая волны». Главная женская роль — замечательная. Мне очень нравится. Предложи мне такую, я бы её с удовольствием сыграла. А насчет сюжетов, в которых мне было бы интересно играть — честно, не знаю. Проще сказать, в чьих фильмах я бы сыграла.

А в чьих?

Ну, это уже, наверное, такое клише, потому что я всем про это рассказываю… Я бы очень хотела сыграть у Альмодовара, Линча, ТриераБергман и Тарковский, к сожалению, уже не с нами, поэтому, уже не удастся у них сняться…

Ого, довольно яркий и сложный набор получается!

Ну да. Вот у Ханеке ещё я бы с удовольствием снялась. Его последний фильм («Белая лента» — прим. ред.) – супер. Но, знаешь, с другой стороны, и «пистолетные» роли тоже не всегда одной стрельбой ограничиваются… Вот в «Стенах» у меня роль получилась сложная, драматическая, а пистолет — так, просто антураж для истории. Роль Гали сильно отличается от той же роли Камиллы из «Кванта милосердия». Здесь, в «Стенах», намного больше душевных переживаний, да и девушка Галя – не убийца. Раньше она никогда не держала пистолет в руках. Она не умет им пользоваться, куда нажимать, как убивать людей — да она и не хочет этого делать. Происходит ужасная внутренняя борьба. А когда играешь агента – там всё технично. Роль Гали — более насыщенная, эмоционально глубокая, более живая, настоящая, неотполированная — как в жизни.

А долго к роли пришлось готовиться?

Ну, не очень, на самом деле. К этой роли у меня просто не было времени на подготовку. В «Стены» я попала, что называется, «с корабля — на бал». Я только закончила сниматься в «Кванте милосердия», и сразу же начался промоушн фильма — съемки, интервью каждый день. Из Нью-Йорка, где проходил последний промо-день, я вернулась домой и сразу же вылетела в Тель-Авив. Пришлось как-то сразу переключиться на другую атмосферу, на другой фильм. Пришлось готовиться очень быстро и быстро переключаться эмоционально. Хотя сценарий, конечно, я уже знала, да и роман Natashas, по которому сценарий был написан, я тоже прочитала задолго до начала съемок. С другой стороны, к тому же «Бонду» пришлось дольше готовиться, но исключительно из-за того, что там была серьёзная физическая подготовка. А тут — всё в голове.

А легко было играть?

Играть никогда не легко. К счастью. Иначе, если бы всё было легко, это было бы неинтересно, и актерская игра бы так не ценилась. Многие, кто сперва думает, что играть легко, как только оказываются на площадке, тут же говорят: «да как вы это делаете! Это же ужасно сложно!» Кстати, чаще всего говорят, что сниматься — очень нудно, не выдерживают десятков дублей и уходят. Многие почему-то думают, что сниматься – это как в сказку попасть. Но кого бы я не приглашала сниматься, все удивляются: боже, говорят, это вы снимаете одно и то же по двадцать раз? Нам, говорят, уже надоело. То есть смотреть на съемки — не интересно. Ну, разве что только когда взрывы на площадке устраивают — там, да, не поскучаешь. За этим интересно наблюдать. А здесь ты делаешь какую-то сцену, и те, ко наблюдает, как ты это делаешь, не догадываются, что потом, когда всё будет готово, люди в зале будут плакать. Хотя вот на последнем фильме, «Там обитают драконы», на последней сцене плакала вся съемочная площадка — все стояли за мониторами и рыдали. (Смеется.)

Вот она, волшебная сила искусства…

Да уж…

Скажи, а тебя не смущают амплуа, с которыми ты пришла в большое кино?.. Роли в «Максе Пейне», в «Хитмене», например…

Ну, «Макса Пейна» я не выбирала — мне сказали, иди и его делай, ну, я и согласилась. На эту роль было выделено четыре дня cъемок — очень быстро все прошло. А так моя карьера началась с «Безымянного пальца» (другой вариант названия – «Перст любви». – Прим. ред.) Совершенно классный фильм. Но, с ним получилось, как всегда — публика больше интересовалась блокбастерами… Вот, опять же, роль в «Стенах» для меня не была ролью эдакой «Никиты» — я её видела совершенно по-другому. Мне она понравилась из-за душевных переживаний. Из-за самой ситуации, в которой оказалась героиня. Из-за всего, что там происходит и через что эта девушка проходит. Но следующий фильм будет совершенно другим. Он будет очень сильно отличаться от «Макса Пейна». Мы будем снимать про чернобыльскую аварию. И у меня там будет совершенно другой персонаж — буду играть украинку. Вот я сейчас очень серьёзно к этой роли готовлюсь. Я, кажется, никогда так к фильму не готовилась — кстати, что интересно. Всё приходится продумывать, представлять, даже учиться правильной жестикуляции — я просто придумываю другого человека. Я этим никогда не занималась, но это очень интересно. Этим-то мне роль и понравилась.

А из того, что тебе уже пришлось играть, какую роль ты бы могла назвать своей любимой?

«Безымянный палец» до сих пор самый любимый фильм, в котором я играла. И, кстати, последний фильм, «Там обитают драконы», думаю, тоже станет еще одним мои любимым фильмом — мы уже отсняли материал, но фильм еще не вышел на экраны. То, что я испытывала на площадке, я нигде и никогда не испытывала. Я точно знаю, что в этом фильме я шагнула на ступень выше, благодаря необыкновенному режиссеру – Роланду Жоффе (он делал «Миссию», «Поля смерти»). Он ооочень хороший режиссёр. Он так работает с актерами! У него свой подход — то, что происходит на площадке, ни на что не похоже. Мы слушали Рахманинова, у нас Рахманинов громко звучал даже в лесу, где мы снимали — это была наша тема, и было полное погружение в роль. То есть, я была не я, а Ильдико — это мой персонаж, я играю девятнадцатилетнюю венгерку, которая присоединяется к интернациональным бригадам в Мадриде в Испанскую гражданскую войну и борется на стороне анархистов против Франко. Вот никогда я так эмоционально роль не переживала.

А съемки ещё не начались – они будут только в сентябре. Малик оказался большим любителем русской литературы и на лето выдал мне литературу для подготовки к роли. Живу сейчас, обложенная книгами, читаю Толстого, Чехова и Достоевского. Готовлюсь…

Главное сегодня

«Секс, ложь и видео»: Фильм, который изменил все

Вчера

«Зеленая книга» взяла главный приз Гильдии продюсеров

Сегодня

Как Вонг Кар-Вай пишет кино светом

Вчера

Любовники, детективы и подводники: Что смотреть дома в выходные

18 января

Тест: Какая вы личность в фильме «Стекло»?

18 января

Голливуд утомил: Каким был 2018 год для российского проката

18 января

Эпизод «Маши и Медведя» внесли в Книгу рекордов Гиннесса

18 января
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт