«Одна война»: интервью с Верой Глаголевой

Обсудить0

Что и говорить, режиссура меня очень манит, но, к сожалению, мало хороших сценариев. Я очень много сейчас читаю. Я уже поняла, что надо читать не сценарии, а хорошую литературу и искать там. У нас сейчас столько обескровленных героев, без характера, без среды, какие-то проходные вещи

8 апреля в российском прокате стартует лента Веры Глаголевой «Одна война». КиноПоиск предлагает вниманию своих посетителей интервью с этой знаменитой актрисой, а с недавних пор и режиссером, взятое на Онфлёрском кинофестивале, на котором «Одна война» получила гран-при.

В вашем фильме вы затрагиваете тему, о которой еще никто не говорил. Как у вас появилась идея фильма?

Самое главное было поверить, что такое могло быть вообще. В нашей стране на эту тему не говорили. Я знала подобные французские, бельгийские, польские истории, но у нас всё было страшнее. Сценарий Марины Сасиной меня эмоционально потряс, и я сразу поняла, что должна его поставить. Уже потом в процессе работы мы многое открывали для себя. Мы работали в Красногорском архиве кино-фотодокументов, ездили в Музей творчества заключенных, который стал для меня потрясением. Когда туда попадаешь, то понимаешь масштабы трагедии, потому что в лагерях сидели люди с 1937 до 1953 года, до разоблачения сталинского режима, а некоторые и до 1956-ого....

И ещё я знала историю своей семьи, про своего дедушку, отца мамы, которого я никогда не видела. Он был репрессирован в 1937 году. Я помню, как мама говорила, что бабушка моя сидела в лагере для жён изменников родины. Он назывался в сокращении АЛЖИР — Акмолинский Лагерь Жён Изменников Родины. Бабушка провела там почти 16 лет. Это тоже страшно.

Не случайно мы посвятили фильм поколению дедов и отцов, потому что это трагедия нашей страны, это трагедия поколений.

Вы встречались с такими женщинами или с такими детьми?

Лично нет, не встречалась, а по архивным документами просмотрела много подобных дел. Какие-то подробности я взяла из того, что мы видели в документально снятых кадрах хроники. Например есть какие-то сцены, которые были навеяны конкретными фотографиями. Вот, например, мне нужен был старик. Я знала, какой он должен быть и пыталась объяснить ассистентам. Сложно было. И вдруг я вижу в архивах фотографии старика из рыболовецкого колхоза. Я говорю: «Вот возьмите фотографию эту и ищите такого человека». И мы нашли его. Это первое. И второе: сцена, которую я очень люблю: где героиня фильма Аня, лезет по лестнице и майор на неё смотрит. Она вдруг оборачивается и развевается ее юбка. Это тоже навеяно тем, когда я смотрела фотографии, я видела подобное фото…. И ещё несколько таких моментов было.

В каком регионе вы снимали?

Мы снимали в Карелии на Ладожском озере. Может французам будет легче представить это место, если я скажу что это недалеко от острова Валам или в 600-километрах от Санкт-Петербурга. Очень красивые, суровые места. На выбор натуры мы ездили дважды. И долго выбирали остров. Это было еще в марте, когда снега было еще очень много, но несмотря на это оператор, художник и я сошлись во мнении, что остров Эстонский станет местом наших съемок. И не ошиблись. Природа этого края и большая вода Ладоги стали неотъемлемой частью нашей картины.

Мне очень повезло с художником-постановщиком, это Игорь Коцарев. Он работал на известной картине «Остров» Павла Лунгина. Все то, что в кадре видит зритель — все это построено и зафактурено им и его командой. И дом, и сушилка, и сарай и палатки и мостки. Одних мостков было построено около 500 метров. Огромная работа была проведена, но все было сделано в срок и так, что зритель нам поверил. На этой картине я впервые поработала с замечательным оператором Русланом Герасименковым. Работа с ним на съемочной площадке доставила мне огромное удовольствие. Изображение, стилистика визуального ряда, цветокоррекция — все сделано так как мы и задумывали.

Дети в нашей картине играют местные из Карелии. Я очень довольна, что у нас были именно эти дети, они похожи на своих матерей из фильма. На кастинге это учитывалось обязательно. С детьми всегда сложно работать, особенно когда их в кадре четверо, но добивались результата разными способами, где уговорами, где хитростью, где обманом.

Надо сказать, что сама природа нам помогала. По сценарию, 8-го мая было пасмурно, а 9-го, когда героини праздновали Победу, было солнце, а потом опять пасмурно. И вот это снять было очень сложно, потому что, как назло стояли солнечные дни. И вдруг, когда нам нужна была туча — она вдруг появилась… это была самая большая радость для всех. Нужен был шторм, а озеро волновалось всего один раз за весь месяц, а нам надо было это снять. Это необходимо было в сцене утопления Маруси. Выходим на площадку, готовимся к сцене, холодная вода в Ладоге, около 10 градусов, дублей много не сделаешь и вдруг, налетел ветер и поднялся шторм… Нам очень как будто бы помогали какие-то силы. Все ахнули. Так же снимали сцену с гусями в начале фильма, когда майор плывёт на лодке. Именно в это самое время там сидели гуси и мы их снимали.

Ваш фильм поднимает тяжёлую тему, рассказывает о тяжёлых событиях, а всё-таки в нём есть что-то светлое. Замечательна эта солидарность между женщинами, замечательны эти тёплые отношения между ними. Это типично для русских женщин?

Да, для русских женщин это типично, особенно когда они находятся в экстремальных условиях, как наши героини. Тем более они со своими детьми, и как вы смогли заметить они детей не делят на своих и чужих- все общее. И если бы не было этой солидарности они могли бы не выжить. Удивительно, но даже в те страшные времена матери старались не бросать своих детей и разлука с ребенком воспринималась как трагедия, что совсем не характерно для сегодняшнего времени…

Фильм уже вышел в России?

Пока идет фестивальный прокат, а в апреле 2010, в дни когда наша страна будет отмечать 65-летие Победы над фашизмом картина выйдет на большой экран.

Значит российские зрители фильм ещё не видели?

Только те, которые смогли посмотреть его на фестивалях. Их было достаточно. Почти на всех фестивалях, где показывали картину, мы получали награды. Особенный для нас приз был в Казани, на фестивале мусульманского кино. Потому что наш фильм не имеет прямого отношения к мусульманской теме. Но на этом фестивале победил наш фильм, потому что он о рассказывает о самых простых общечеловеческих понятиях, а они, как известно, вне национальности, вне религии.

Вы не думаете, что тема, которую вы затрагиваете, родить ребёнка от врага, может ранить каких-то людей, ветеранов, например?

Если внимательно посмотреть наш фильм, то нет, потому что, потому что в основном это было насилие. Только одна история мамы Шуры про то, что она добровольно пошла на это, но тогда надо понять во имя чего?. В диалоге она отвечает майору : «А я тоже с врагом спала, потому что мне нечем было кормить своих детей».

Но в фильме есть всё-таки и одна любовная история.

Да, есть. Это история любви красавицы Нинки и отставного капитана Карпа Ничипорука. Именно благодаря этой любви к нему приходит осознание того, что только он может спасти этих женщин, детей и свою любовь…

Как вы выбрали название фильма «Одна Война»?

Так назывался сценарий и это фраза «Одна война» наиболее полно отражает суть нашего фильма. Лучше не скажешь.

Давайте поговорим о вас. Вы актриса, снявшаяся во многих фильмах, и вы режиссёр. Куда вы пойдёте теперь, в актрисы или в режиссёры?

Актрисой я останусь всегда. У занята в двух театральных спектакля в ведущих театрах Москвы. После Онфлёра я приеду в Москву, а на следующий день уже буду играть спектакль в Челябинске. В актёрской профессии я всё время. Сейчас пробую себя в преподавании: у нас работает школа телевидения в Останкино, где я и Александр Збруев ведем актёрское мастерство.

Что и говорить, режиссура меня очень манит, но, к сожалению, мало хороших сценариев. Я очень много сейчас читаю. Я уже поняла, что надо читать не сценарии, а хорошую литературу и искать там. У нас сейчас столько обескровленных героев, без характера, без среды, какие-то проходные вещи. В общем, ищу материал.

А сейчас у вас есть в планах новый фильм?

Нет. Пока нет. Это меня очень тяготит, потому что, честно скажу, мне очень хочется работать. Мы сняли картину в мае 2008 года. Потом у нас было 6 месяцев затишья, мы ничего не делали, ждали деньги от Госкино, потому что снимали без поддержки. Мы подавали заявку и на фильм и на завершение проекта. И шесть месяцев ждали деньги на завершение фильма, которых нам так и не дали. Теперь я думаю, что им стыдно, потому что вдогонку они потом вроде бы что-то пообещали, но это вдогонку и пока этого тоже нет. Когда сейчас нас любят фестивали и везде награждают, нам только присылают SMS «Гордимся Вами». Пора. Спасибо Вам.

Поэтому в марте 2009 года я начала постпродакшн и уже в мае картина была готова. В конце мая где-то был фестиваль, потом мы были в программе российского кино Московского международного кинофестиваля, потом получили приз зрительских симпатий в Выборге. Про нашу картину много пишут, но в основном это информация. Но ни одной приличной вдумчивой рецензии не было, только в «Искусстве кино».

Раньше у нас действительно была критика, кинокритики хвалили или ругали, но писали. Писали вдумчиво, писали рассуждения, писали об актерских работах, это важно. Теперь не пишут ничего, при том, что картина получила 13-14 призов. Ни одного анализа. Другое время. А когда приезжаешь куда-то, например в Онфлёр, ты видишь, что российское кино востребовано. Хотя бы в этом городе, хотя бы в этом кинотеатре. Приходишь — полный зал в 10 утра. Это здорово, это приятно, потому что не ожидаешь, что французского зрителя может интересовать русский кинематограф. К сожалению, я думаю, что российское кино — я не хочу никого обижать — оно даже не пессимистическое, оно депрессивное. Всё время пытаются показать, что мы живём в депрессивном государстве. Это ужасно, потому что не оставляют хоть какое-нибудь просветление, хоть какую-нибудь надежду. Это неправильно. Может быть, в жизни это и так, но перебор страшилок тоже ужасен.

Главное сегодня

«Секс, ложь и видео»: Фильм, который изменил все

Вчера

«Зеленая книга» взяла главный приз Гильдии продюсеров

Сегодня

Как Вонг Кар-Вай пишет кино светом

Вчера

Любовники, детективы и подводники: Что смотреть дома в выходные

18 января

Тест: Какая вы личность в фильме «Стекло»?

18 января

Голливуд утомил: Каким был 2018 год для российского проката

18 января

Эпизод «Маши и Медведя» внесли в Книгу рекордов Гиннесса

18 января
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт