Игорь Ефимов: «Дубляж должен быть органичен»

Обсудить0

Когда мы работали над «Королём-львом» и разговаривали с представителем Disney, то определили для себя идеальный дубляж так: мы смотрим DVD, переключаем звуковую дорожку — и не сразу понимаем, что это произошло. Это высший пилотаж

Наверное, трудно найти наименее подходящего человека для разговора с режиссёром дубляжа, чем я. Смотреть кино – только на языке оригинала с русскими субтитрами. На том и стою. Поэтому, когда Кинопоиск отрядил меня на разговор с Игорем Ефимовым, режиссёром дубляжа компании «Нева», я долго думала, как можно смотреть в глаза человеку, чью работу ты привык рассматривать под микроскопом.

Но Игорь оказался настоящим профессионалом и мастером своего дела, влюблённым в свою работу. А когда человек любит своё дело – это самое главное. Значит, и говорить с ним будет интересно. Особенно, учитывая тот факт, что дубляж у Игоря Ефимова – в крови.

Мой отец был одним из самых выдающихся актёров дубляжа в СССР. Его звали так же, как и меня, и у него было более 500 главных ролей. Кроме того, он ещё и озвучивал отечественные картины. Он обладал не только актёрским перевоплощением, но и голосовым. Он озвучивал Василия Шукшина в «Они сражались за Родину», Папанова в «Холодном лете 53-го», Джигарханяна в «Собаке на сене», Лестрейда – и вообще Брондукова – во всех «Шерлоках Холмсах». Можете себе представить диапазон? Он был легендарным человеком в смысле озвучания. Часто брал меня на работу с собой и передавал любовь к этому делу. Так что, когда я пришёл на «Неву», то пришёл как к себе домой – я уже знал, как всё это делается.


Игорь, с чего начинается дубляж?

Дубляж начинается с того, что нам присылают картину, которая ещё даже толком не смонтирована, и мы смотрим в оригинале этот порой черновой монтаж.

А правда, что студии закрывают половину экрана в целях безопасности?

Ну когда как! На разных проектах бывает по-разному. Иногда бывает всё отлично видно, а внизу бежит строка, или есть надпись, что копия предназначена для нашей студии. Хотя, чаще всего, присылают черновой монтаж.

То есть, вы зачастую делаете дубляж не по финальной версии картины?

Да, они присылают предварительные версии, по которым мы начинаем работать, а потом, когда приходит окончательная версия, приходится что-то дописывать или переписывать.

Тут просыпается мой внутренний киногик.

А было такое, чтобы версия, присланная изначально, сильно отличалась от финальной?

Кардинально? Нет. Но были добавленные сцены, были удалённые. Например, в «Терминаторе 4» финал был изменён. Была могила Маркуса с красной ленточкой. В «Короле Артуре» был другой финал с совершенно другими монологами.

Итак, пришла копия, вы её посмотрели, отдали переводчику. Дальше что?

Дальше перевод оказывается в руках укладчика. Кстати, присылают не только DVD, но монтажные листы – по ним и переводится картина. Затем уже укладчик пытается синхронизировать перевод. И вот здесь начинаются проблемы, в связи с которыми гурманы кричат «он же сказал другое»! Ну невозможно сказать то, что говорится реально. Особенно если это большой экран, особенно IMAX, губы крупным планом – естественно синхрон важен.

Игорь, а насколько важно следовать смычке губ? Может, достаточно укладываться в начало и конец фразы – мы же всё равно знаем, что в оригинале актёры говорят не по-русски?

Лично я не фанат такого идеального синхрона. Есть более дотошные режиссёры, которые идеально попадают в синхрон. Я считаю, что всё должно быть органично. У зрителя должно создаваться ощущение, что персонаж говорит по-русски. Если мы видим рассинхрон, то возникает сбой в восприятии, что плохо. Но на самом деле, если дубляж хороший в смысле режиссуры отношений персонажей, а актёры играют правильно, согласно игре актёров первоисточника, то думаю, что где-то на пятой минуте зритель в принципе вырубается из этого синхрона. То есть, я готов в ущерб синхрону пойти за органикой. Кстати, я всегда прошу, чтобы мне давали не только укладку, но и перевод. Всегда сличаю перевод с укладкой и если вижу серьёзные неточности, то стараюсь найти варианты, чтобы сказать то, что ближе к переводу.

Иногда бывает такая странная штука – слова переставляются местами…

Да, это называется инверсия. К сожалению, тоже большая проблема – тоже в угоду синхрону. Но на самом деле, есть другая проблема, уже не связанная с текстом. Актёры стараются говорить максимально похоже и при работе слушают в наушниках оригинальный трек. Но порой мелодика английской речи прокладывается в нашу, что совсем недопустимо на мой взгляд. Всё-таки мы говорим интонационно совсем иначе. Я стараюсь за этим следить и не допускать.

Не секрет, что зачастую, когда знаешь настоящие голоса западных актёров, кажется, что их русские аналоги не очень-то и похожи. Думаешь «ну не так говорит Де Ниро» или что-то в этом роде. Как вы подбираете голоса?

В современном дубляже, в отличие от, скажем, советского дубляжа – а я хорошо знаком с тем, как он делался в советское время – сейчас очень хорошо соблюдаются авторские права. Даже сами производители следят за тем, чтобы голоса звучали похоже по тембру. Поэтому актёров утверждаем не мы, а производитель. Мы отсылаем им пробы, а они уже сами отбирают, кто будет говорить за основных персонажей.

Игорь, Вы упомянули об отличии старого советского дубляжа от современного.

Я вырос в тон-ателье, так что имею представление о том, как это делалось. Есть хорошие стороны, есть плохие. Хорошие связаны с тем, что в старое доброе время несколько актёров писались у одного микрофона. Они играли сцену непосредственно в прямом общении. Сейчас же всё записывается отдельно – такова технология. И здесь во сто крат возрастает роль режиссёра, потому что общение строит именно он. Хорошо, когда партнёр уже записан, можно дать послушать, но в любом случае кто-то будет первым. И мне приходится строить температуру сцены и взаимоотношения. То есть, если, допустим, нет нормального режиссёра или актёр не умеет общаться с виртуальным партнёром, возникает ощущение, будто герои не общаются друг с другом. В старой школе это было непосредственно. Но. В старом дубляже практически никто не обращал внимания на авторские права. Картина приходила – и её перемонтировали.

О как! Цензура?

И цензура тоже, но также это было связано с тем, что формат заграничных картин составлял, грубо говоря, два часа, а наши кинотеатры привыкли к полуторачасовому кино. Поэтому всё должно было подгоняться под этот формат. Купюры были значительными.

Они делались непосредственно при дубляже?

Совершенно верно.

А кто решал, что вырезать, что оставить?

Режиссёр дубляжа, монтажёр, редактор – они смотрели, какие куски можно безболезненно вырезать. Удалялась в первую очередь эротика, некоторые диалоги. Но мало того. В принципе тогда не было идеи подбора актёров по похожести тембра голосов. Допустим, герой мог разговаривать высоким голосом, будучи фактурным большим гангстером, а наши смотрели и говорили: а почему бы нам не сделать его низким голосом? Никто не предъявлял никаких претензий. Мне импонирует то, как сейчас соблюдаются права и идёт подбор голоса, согласно оригинальному тембру.

Я помню, что у нас в Питере был актёр, чей голос идеально подходил Юэну МакГрэгору.

А часто бывает, что за иностранным актёром закрепляется русский актёр дубляжа?

У нас существует такая традиция, что если актёр удачно «прилип» к западному артисту, то мы стараемся его приглашать. Ровно как и студии в своих творческих письмах пишут, что если у вас есть актёр, который удачно дублировал того-то, возьмите его. Это абсолютно нормальная практика. Другое дело, что дубляж бывает московский и питерский и тут уже труднее вызывать актёров. Хотя, был как-то обратный случай. Есть у нас одна замечательная артистка Галина Евгеньевна Чигинская, которая ещё с нашего советского прошлого дублировала Мэрил Стрип. Причём, начиная ещё с «Крамер против Крамера». Но когда пришла картина «Дьявол носит «Прада», которую делал я, вместе с ней пришла разнарядка из Москвы, что Стрип будет озвучивать другой человек. И как мы ни пытались объяснить, что существует наша артистка, которая блестяще справится с этой ролью, нам сказали, что роль редактора модного журнала будет озвучивать редактор модного журнала. Я тогда снял свою фамилию с титров. Мне удалось получить некий творческий реванш, благодаря фильму «Сомнение», где Галина Евгеньевна снова озвучила Мэрил Стрип.

Кстати, вот ещё насчёт актёров. Джеймса Бонда озвучивает у нас Валерий Соловьёв. Он озвучивал нескольких Бондов, но когда Пирса Броснана сменили на Дэниэла Крэйга, наш актёр остался.

Кому из западных актёров было труднее всего подобрать русский голос?

Уж не знаю, кому было сложнее, но могу сказать, что на фильм «Король-лев» на разные роли через наши пробы прошло около 150 человек. Пробы длились несколько недель.

К слову сказать, диснеевские мультфильмы вы делаете шикарно!

Спасибо! На самом деле, дубляж диснеевских фильмов идёт отдельной строкой, потому что они одни из первых стали лично курировать дубляж своих картин. Это связано с тем, что мультфильм начинается со звука – поначалу делается звуковая дорожка, а затем работают художники. Мало того, они снимают актёров, пока те озвучивают, а потому с большим пиететом относятся к своей звуковой дорожке. Для меня лично это была хорошая школа.


В конце нашего разговора, когда я уже убрала диктофон, Игорь вспомнил, как к дубляжу «Суперсемейки» прилагалась часовая запись, на которой режиссёр Брэд Бёрд обращался к режиссёрам дубляжа во всех странах мира и рассказывал о героях. Он даже просил кое-что изменить, если получится, потому что один из актёров, озвучивавших американскую версию, сделал не совсем то, что требовалось.

Можно ли сказать, что анимации при дубляже уделяется больше внимания?

Да нет… Просто анимация имеет свою специфику. Голос более характерный, несёт больше красок, нежели в обычном игровом кино.

В последнее время дистрибьюторы всё чаще прибегают к помощи звёзд для озвучивания мультфильмов. На мой взгляд, не всегда получается хорошо. Как Вы считаете, что важнее – громкое имя или качество?

Конечно, в первую очередь должно быть качество. Но с другой стороны понятно, что дистрибьюторы заинтересованы в определённом рекламном ходе. Только что я вернулся из Москвы, где делал вариант «Мадагаскара» для Рождества. Так вот, ребята на озвучании очень качественно работают. Я знал, что Костя Хабенский – выдающийся артист и делает всё профессионально, но я был просто потрясён отношением Александра Цекало к этой работе! Исключительно творческий подход. Не то, что человек приехал, поболтал смешным голосом и уехал. Это действительно очень вдумчивая и творческая работа.

Обратила внимание, что в дубляже фильма «Интернэшнл» было много акцентов. Как вы их распознаёте и кто решает, говорит ли актёр с акцентом или нет?


На каждый серьёзный фильм присылается креативное письмо, в котором излагается и синопсис и разбор персонажей и разбор голоса – как он должен звучать – иногда в переводе это звучит очень смешно. Например, к картине «Ночной рейс», где один негодяй держит девушку в заложницах, была очень забавная характеристика голоса: голос слегка сиповатый, слегка надтреснутый сзади… и что-то такое спереди, сейчас не вспомню! Александр Баргман его озвучивал – когда его утвердили, я дал ему прочитать письмо со словами «вот характеристики твоего голоса»!

Что же касается акцента… У них на Западе огромное количество акцентов, и они все распознаются. Здесь же у нас ситуация иная. И допустим, какой-то карибский акцент для нас ничего не значит.

Да, для нас трудно даже показать разницу между английским и американским…

Ну вот это как раз ещё можно отыграть. Английская речь такая классическая, очень круглая, очень педантичная. Так что озвучивающий англичанина человек, должен говорить на стопроцентном правильном русском языке. Это как бы характер, краска. Это не акцент. А вот как быть с русским акцентом? К примеру, в этом же рождественском «Мадагаскаре» один герой разговаривает с русским акцентом.

Что за зверь такой?

Предводитель северных оленей! Причём, его акцент должен был ассоциироваться с Холодной войной. В первом креативном письме было написано, что олени должны говорить с русским акцентом, а нам было написано, что в вашей версии можете выбрать какой-нибудь северный акцент.

Финский!

Ну да! Я и говорю: давайте с финским акцентом! И уже договорились вроде, всё хорошо – тем более, Санта-Клаус живёт в Лапландии, всё логично. И тут приходит новое письмо, в котором говорится, что акцент оленей должен ассоциироваться с Холодной войной. Как быть с этим? В конце концов мы договорились, что не будем ничего такого делать и обойдёмся тем, что герой говорит «товарищ» и что-то подобное.


Что же касается «Интернэшнл», то там было проще. Не было «наших» и «не наших». Они все не наши, говорят на разных языках. И в американской версии многоязычие и акценты есть, как краска. Мы позвали носителей языка и записали разные роли с представителями языка. Пусть не синхронно, но они на ломаном русском языке – кто-то с меньшим акцентом, кто-то с большим – наговаривали свою роль. После чего мы уже звали актёров, которые слушали первоисточник, слушали акцент, записанный носителями языка, и под этот акцент уже пытались делать свои роли.

Сколько времени уходит на запись главной роли и на озвучку всего фильма?

Самый длинный дубляж по сменам был «Король-лев». По-моему, это был 21 день непосредственно речевого озвучания. А вообще в среднем на запись голоса уходит дней десять. В это не входит перевод, укладка, монтаж – когда после того, как актёры записали свой текст, их речь чистят и синхронизируют. И уже потом перезапись. Она очень важна, потому что надо перенести записанные нашими актёрами дорожки в ту звуковую среду, акустику навесить, плановость создать… Я считаю, что любую хорошую работу можно загубить повторной перезаписью. И я рад, что на «Неве» тратится много времени на перезапись картины.

А сколько времени занимает весь процесс?

От трёх недель до месяца. Всё зависит от того, по какой версии делается – по финальной быстрее. А если это предварительная версия, что-то вроде «Звёздных войн», где на экране всё затемнено, кроме кружочков с говорящими ртами – то конечно тут всё совсем иначе.

Игорь, а бывало ли такое, что приходится работать над фильмом, который ну вот совсем не нравится?

Конечно. И тут главное не поддаться на искушение что-нибудь исправить. Потому что суть процесса дубляжа заключается в том, что нужно сделать как у них, только по-русски. Я категорически не приемлю позиции типа «ну давайте подправим русский текст».

Да! Диалоги плохие, давайте всё перепишем!

Нет, ну бывает так, что можно договориться с производителем, сказать, что их шутка не работает, давайте мы свою поставим. Но вообще пытаться улучшать ничего не надо. Когда мы работали над «Королём-львом» и разговаривали с представителем Disney, то определили для себя идеальный дубляж так: мы смотрим DVD, переключаем звуковую дорожку – и не сразу понимаем, что это произошло. Это высший пилотаж.


Я знаю, что Вы получили премию за дубляж «Пиратов Карибского моря» - он был признан лучшим в Европе. Как Вам это удалось?

Мы честно сделали свою работу – вот и всё!

Но фильм вам явно понравился?

Конечно, понравился! Очень понравился! Я считаю, что у Баргмана получился совершенно прекрасный Джек Воробей.

Ну так и дубляж был такой… С огоньком!

Знаете, в любом случае, если делаешь дубляж плохой картины, она всё равно не будет производить впечатления хорошей. Дубляж сродни работе реставратора. Находишь творческий кайф в том, что сделал пусть так же плохо, но так же, как у них!


Конечно, дубляж – это не только голос. Это ещё и окружающие звуки и музыка и все-все-все звуковые дорожки, которые приходят в разобранном состоянии. Собирает картину звукорежиссёр, а режиссёр следит за тем, чтобы на выходе получилось органично и максимально похоже на оригинал. Если же вам показалось, что озвучивать это очень просто, то спешу вас расстроить: помимо хорошего речевого аппарата, вам ещё потребуется отличная память, чтобы запоминая текст, говорить его, попадая в губы, а также терпение – дублей делается не много, а очень много. Также актёрам приходится представлять, в какой примерно точке находится его собеседник, чтобы реплика звучала с правильным посылом. И здесь уже речь не о громкости, а об энергетике, направленной в определённую точку виртуального пространства. Но если режиссёр учитывает все эти аспекты, то зритель привыкает к русскому языку и уже совершенно спокойно смотрит фильм, не отвлекаясь.

Вам всё ещё кажется, что дубляж – это легко?

Смотрите также

«Легенды дубляжа»: Выпуск № 14. Часть 1

30 октября 2012

Главное сегодня

«Оскар-2019»: Номинанты

Сегодня

Блог команды: Мы снова показываем «Оскар»! Теперь и на английском языке

Сегодня

Бокс-офис России: Танк под стеклом

Сегодня

10 Years Challenge в кино: Как годы изменили любимых героев

Сегодня

Вигго Мортенсен: «„Зеленая книга“ делает людей счастливыми»

Сегодня

У Фонда кино появится новый критерий для отбора проектов

Сегодня

Кристиан Бэйл намерен прекратить радикально менять вес ради роли

Сегодня
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт