Интервью с Дензелом Вашингтоном, «безопасным пассажиром»

Обсудить0

Герой «Опасных пассажиров поезда 123» вынужден вступить в переговоры с чокнутым, который захватил заложников в туннеле метро. На вопрос, почему же он, такой простой человек, по уши втягивается в это, я могу ответить, что здесь речь идет, помимо прочего, об искуплении

3-го сентября на экраны выходит один из самых «городских» триллеров, «Опасные пассажиров поезда 123» с Джоном Траволтой и Дензелом Вашингтоном. В эту категорию фильм попадает по той причине, что главную «роль» в нем играет самый городской вид транспорта – метрополитен. Действие происходит в Нью-Йорке, но все, кто хоть раз был зажат в дверях вагона или придавлен чужим чемоданом, независимо от географии, увидят знакомые интерьеры.

Мы встретились с исполнителем роли спасителя города Нью-Йорка Дензелом Вашингтоном и узнали много нового о правилах безопасности метро, признаках заурядности и о том, как однажды Дензел побоялся позвонить в полицию.

Дензел, ты играл агента ФБР, супер-гангстера, целую уйму, так скажем, мачо-ролей, чем от твоих предыдущих героев отличается Уолтер Гарбер, твой персонаж в этом фильме?

Уолтер Гарбер – человек маленький. Он из той категории людей, которые при виде каких-то привилегий или роскоши говорят: «Это не для меня, я свое место знаю». Когда, например, мэр города предлагает подвезти его домой на своем автомобиле, он отказывается. Его место в диспетчерской метро, где он – звезда. Он сделал карьеру, работая не покладая рук: водителем поездов, диспетчером, потом добрался до более высоких рангов, откуда, перед началом нашего фильма, его спустили вниз из-за одной довольно серьезной ошибки. Он снова сидит в диспетчерской, регулирует поезда, слева от него – кофе, справа – сэндвич, в центре стола – микрофон коммуникатора. Никакого геройства, никакой экзотики.

Но при этом он кидается в омут с головой, когда герой Джона Траволты, Райдер, захватывает поезд?

Ну, не сказал бы, что он так сразу в этот омут бросается. Он – обычный заурядный смертный, не герой, не гений, не психолог. Так получается, что его засасывает в эту жуткую историю, где он вынужден вступить в переговоры с чокнутым, который захватил заложников в туннеле метро. Гарбер никогда в жизни с такими людьми не общался, он тут же озирается в поисках профессионального переговорщика, потому что ему, Гарберу, за это не платят. На вопрос, почему же он, такой простой человек, по уши втягивается в это, я могу ответить, что здесь речь идет, помимо прочего, об искуплении. Гарбер допустил грубую ошибку на своем высоком посту, и ему кажется, что если он спасет этих людей в туннеле метро, он сможет жить спокойно.

Ты обычно очень серьезно готовишься к своим ролям. Как ты готовился непосредственно к этой? что, вообще, можно сделать, чтоб войти в образ самого обычного из самых обычных людей?

С одной стороны да, звучит странно, с другой стороны – в этом-то и весь сок. Готовясь к этой роли я провел много времени в настоящей диспетчерской, следя за тем, как работают эти ребята. Им там уютно. Они, грубо говоря, сидят на своей пятой точке целый день и перекусывают. Да, их работа требует огромного внимания и острой четкости, они отвечают за жизни людей, но для тех, кто этим занимался не один десяток лет, это все – "не бей лежачего". Для роли Гарбера я набрал 20 килограмм, потому что мой герой вечно что-то жует, сидя за свои рабочим столом. Потом я подумал, что надо сделать на этом еще больший акцент, чтобы одежда мне была тесновата, и я попросил костюмера перешить мои рубашки на размер меньше.

Это уже не первый твой фильм с Тони Скоттом, как вам работается?

Тони – это человек с огромным сердцем. Он неизлечимый трудоголик и работать с ним – одно наслаждение. Он один из тех режиссеров, к кому я вприпрыжку побегу, как только позовут.

Расскажи, пожалуйста, как проходили съемки в туннелях метро? Клаустрофобия никого не одолевала?

Когда мы снимали сцены в туннелях, все делалось ночью - между вечерним и утренним часами пик. Иногда приходилось останавливать съемки, чтобы пропустить поезда. Причем пассажиры не обращали на нас никакого внимания. Меня никто не заметил ни разу, народ сидел, уткнувшись в газеты и все. Обычное дело, так ведь? Сидишь в вагоне и делаешь все возможное только чтобы ни с кем не пересечься взглядом или, не дай бог, заговорить. «Я читаю газету, ничего не вижу, ничего не слышу», да?

А на улице замечают, дергают, донимают? Как, вообще, у тебя с прогулками по магазинам и так далее?

По магазинам – это к моей жене. Она – профессиональный покупатель! Я с ней редко выползаю, знаю что меня ждет, ха-ха-ха! А мои фаны, да они классные. Никаких проблем, спокойно хожу по улицам, ни обмороков, ни истерик. Просто нужно знать как себя вести. Один из секретов спокойных прогулок: не останавливайся. Как только остановился – уже не отвертеться. Все просто. Идешь себе, слышишь «Эй, Дензел, как жизнь?», отвечаешь «Эй! Как сам?» и топаешь дальше. Еще один секрет – чем меньше с тобой народу, тем лучше. Если таскаешь толпу ассистентов и телохранителей туда-сюда, то, понятное дело, все пялиться будут. А надел джинсы и кепку, вышел один - никто и носом не поведет.

Давай вернемся к съемкам в туннелях, там, как-никак, проходит большая часть действия фильма. Ты какую-нибудь специальную, боевую подготовку проходил?

Да, обязательно! Перед тем, как нас пустили снимать в туннелях, мы прошли двухнедельную подготовку по технике безопасности. Нам показывали как ходить по туннелям, куда можно ступать, куда нет, как стоять. Эти туннели напичканы смертельными штуками. А что если этот рельс не выключен? А что если поезд поедет, а бежать некуда? Когда эти скоростные монстры мимо тебя несутся, это же такая сила! Поезд проезжает, и тебя с ним заодно так потягивает будто ты к нему привязан. Поэтому по правилам безопасности надо за что-то держаться, к чему-то прислоняться, чтобы тебя не унесло. За что можно или нельзя держаться - тоже целая наука! Вот, рельсы, например, ведь они все под током! В самом начале подготовки нам показали фото парня, который ступил на включенные рельсы. Бог ты мой, вы бы видели: вместо ног – головешки! Жуть просто. На рельсы можно ступать только если они выключены. При этом, черт знает, точно они выключены или нет?

Страшно было?

В самом конце подготовки у нас был тест: ты стоишь в туннеле, и мимо тебя проносятся два поезда в противоположных направлениях. Нервы тут в пляс идут сразу, и да, один наш парень не выдержал, сбежал наверх, на воздух. Я повторял себе: «У тебя получится, все получится», руки в кулаки и – вот, живой!

Когда последний раз на метро сам ездил, помнишь?

Давно это было... В детстве, в Нью-Йорке, я на метро ездил каждый день. Ходил из вагона в вагон тоже, что, вообще-то, запрещено. Кстати, поезда на самом-то деле высоченные! Когда поезд подъезжает на платформу, ты просто делаешь шаг внутрь и все. В туннеле эта громадина проносится мимо тебя, и ты понимаешь, что там, где начинаются двери, т.е. уровень платформы, там только заканчивается твоя голова.

Из тебя, наверняка, съемки в туннелях все жизненные соки выжали, столько времени под землей каждый день проводить!

Как это ни странно, но нет! Самым сложным было не в туннелях ходить, а бегать туда-сюда по этому несчастному мосту. Я же набрал до черта килограмм, и тут мне говорят пробеги сюда, теперь обратно, теперь быстрее, теперь обеги вокруг вот этой машины! Я с ног валился после каждого дубля!

В этом фильме твой персонаж и Райдер, герой Джона Траволты, встречаются лицом к лицу только в третьей части фильма. Есть режиссеры, которые в таких ситуациях прибегают к трюку: актеры не видят друг друга на съемочной площадке вплоть до того момента, когда их герои встречаются в сценарии...

Нет, у нас было все проще. Когда мы снимали сцены разговора по рации между Райдером и Гарбером, мы виделись с Джоном каждое утро.

Правда только в гримерках. Потом же на весь день расходились по местам: 3 недели я перед камерой, Джон в гримерке, 3 недели – наоборот. Мы не делали ничего типа «актерам не положено встречаться» и все такое, нет. Знаешь, нам это было не нужно. Во время этих съемок была другая проблема: от оригинального текста отступить было непросто. Ведь когда Джон снимал свою часть диалога по другую сторону рации, моя часть уже была снята. Тони потом решил, что если нам надо добавить что-то на наш взгляд дополняющее героя, то мы, все-таки, можем это сделать и просто придётся смонтировать так, что в этот момент камера будет на том, кто слушает.

Последний вопрос: сам ты мог бы сделать то же, что Гарбер? Пойти на эдакое геройство простака?

Расскажу-ка я тебе вот такую историю. Несколько лет назад я шел себе по улице и вдруг – вижу, парень с девушкой ругаются. Причем серьезно ругаются, крик стоит, он на нее замахивается, потом толкает так сильно, что она об стенку ударилась. Я врос в землю, думаю, черт, что делать? Вмешаться? Или позвонить в полицию? Все, конечно, логично, но представляешь заголовки газет на следующий день? Стою, ломаю голову, потом вижу, навстречу мне еще одна пара идет, я к ним подбегаю, говорю, слушайте, тут такое дело, смотрите, что творится, вы не могли бы позвонить в полицию, а то я сам не очень-то могу. Они согласились, позвонили, и я пошел своей дорогой. Такие вот дела. Черт знает, как мы себя поведем, когда на что-то такое натолкнемся, так ведь? Мне повезло, что люди были рядом, а что если нет? Что бы я тогда сделал? Вот вы что бы сделали?

Главное сегодня

Как Вонг Кар-Вай пишет кино светом

Сегодня

Любовники, детективы и подводники: Что смотреть дома в выходные

Вчера

Тест: Какая вы личность в фильме «Стекло»?

Вчера

Сериал «Половое воспитание» посмотрели 40 млн пользователей Netflix

Вчера

Трейлеры недели: Черная Земля, вдова и код «Красный»

Вчера

Голливуд утомил: Каким был 2018 год для российского проката

Вчера

Эпизод «Маши и Медведя» внесли в Книгу рекордов Гиннесса

Вчера
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт