всё о любом фильме:

Осенняя соната

Höstsonaten
год
страна
слоган-
режиссерИнгмар Бергман
сценарийИнгмар Бергман
продюсер-
операторСвен Нюквист
композитор-
художникАнна Асп, Ингер Перссон
монтажСильвия Ингемарссон
жанр драма, музыка, ... слова
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG рекомендуется присутствие родителей
время99 мин. / 01:39
Номинации (1):
На судьбах одной семьи — известной пианистки Шарлотты Андергаст, ее мужа архитектора Юсефа, и их дочерей, Евы и Елены в фильме показывается крушение семейных уз, распад семьи.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
95%
20 + 1 = 21
8.2
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Прототипом образа Шарлотты Андергаст стала одна из жен Ингмара Бергмана — пианистка Кэби Ларетай.
    Трейлер 02:22

    файл добавилUral Highlander

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 9 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Боевик для интеллектуалов. Такого мощного и напряженного вербального конфликта на экране, создаваемого всего двумя персонажами, я, признаться, не видел очень давно. Правда, оба эти персонажа — женщины. Мать и дочь. Между прочим, это единственный случай сотрудничества на экране Ингмара и Ингрид Бергман (не родственники).

    Мы все родом из детства. Там рождаются все наши страхи на дальнейшую жизнь. Стоит матери чего-нибудь недодать ребенку, то можно в будущем пожать очень горькие плоды. Ребенок — как чаша весов, чуть перевес и…

    Обычная семья — муж, жена с сестрой, спокойно живущая в тихой Норвегии. Ева (постоянная актриса режиссера Лив Ульман) вся в радостном напряжении. Вот-вот должна приехать ее мать — знаменитая пианистка Шарлотта. Вроде все ничего, но в этом ожидании кроется что-то тревожное, что-то смутное и неясное. Тревога. Даже не совсем тревога, а угроза. Угроза тихому и спокойному складу жизни Евы. Однако полностью и инициированная самой Евой. Семья Евы живет по своим законам — жена только позволяет себя любить мужу, постоянно воображая, что умерший сын на самом деле не умер, продолжая разговаривать с ним. И заботится о своей умственно больной сестре, когда-то отправленной матерью в клинику для душевнобольных.

    Итак, сцена готова для появления Шарлотты. Акт первый — вечер. Шарлотта (Ингрид Бергман), как было сказано выше, пианистка мировой известности, устала от своей кочевой жизни, пытается заново нащупать почву под собой. Сбросить душевное одиночество, заполнить ту пустоту, образовавшуюся после смерти любимого мужчины. Однако, сама Шарлотта также смутно догадывается, что все неспроста. И ее подозрения усиливаются, когда она узнает, что ее вторая дочь находится в этом же доме. Шарлотте тяжело справляться с собой, но она выдерживает первый экзамен на прочность. Правда, в мыслях проклиная себя за ту минуту, когда она дала согласие на эту поездку. Ее внутренний мир снова приходит в беспорядок. Старые мысли не дают спокойно уснуть. Тихая Ева начинает вести свою игру и мать невольно затягивает.

    Бергман медленно разгоняет главную интригу — небольшая сцена с игрой на пианино дает нам небольшой ключик к пониманию дальнейшего происходящего. Ева пытается лишить Шарлотту ее самого сильного оружия — высокомерия и отчуждения, заставляя мать снять эту опостылевшую маску. Повествование набирает силу и движет нас к самому напряженному моменту. Занавес.

    Акт второй — ночь. Ева и Шарлотта в комнате. Разговор по душам, постепенно превращающийся во взаимные упреки друг друга. Фраза за фразой режиссер раскручивает клубок непониманий между матерью и дочерью, показывая обоснованность наших подозрений во время первого акта.

    Ева — одинокий брошенный ребенок, до которого матери попросту не было дела. Шарлотта была всецело занята своей карьерой. Когда Еве требовалось хоть чуточку материнского внимания и тепла, Шарлотта предпочитала быстренько уехать с гастролями в другую страну. И Ева просто замкнулась в себе, лишенная духовного контакта с матерью. Постепенно вырастая, Ева начала строить свою жизнь по подобию того, что видела в детстве. И ни к чему хорошему это не привело — природного музыкального таланта бог ей не дал, единственного сына не сберегла. Остался только нелюбимый муж, как и у матери, да больная сестра. Которой и досталась вся нерастраченная любовь Евы.

    Конечно, было бы легко обвинить Шарлотту в бесчувствии, но режиссер начинает устами героини рассказывать другую историю. Историю Шарлотты. Выясняется, что в детстве Шарлотта также была лишена материнской любви, познавая мир только по своим ощущениям, пробираясь вперед почти на ощупь. Единственное спасение — музыка, полностью поглотившая молодую женщину. Музыка, заменившая ей все и ставшая проклятием. Не видев положительного примера в детстве, Шарлотта сама не смогла построить свою жизнь, найдя полное забвение в творчестве. И, как выяснилось, одиночество. Одиночество, не осознанное до конца и от этого очень страшное. Этим одиночеством страдает и Ева, однако компромисса нет. Каждая из женщин замыкается в себе, лишь ненадолго открывшись и выговорившись. Отчуждение не преодолено. Занавес.

    Акт третий и последний — утро. Шарлотта уезжает в новое турне, снова оставив Еву. Однако, произошедшее ночью не прошло бесследно для обеих женщин. Что-то в их отношениях неуловимо изменилось. Ева пишет матери вслед письмо — «Прости меня». Конец пьесы.

    Признаюсь, что добавить к тому, что рассказал Бергман, безумно сложно. Режиссер с безупречной точностью хирурга препарирует человеческие страхи, отсекая все ненужное, оставляя зрителю почти все на тарелочке. Свен Нюквист в этом ему незаменимый помощник. Картинка идеально подходит рассказу.

    Картина построена на сонатной форме — начало, напряжение и развязка. Неслучайно соната названа осенней — в этой семье еще только осень — а там дальше возможно либо зима, либо весна. Бергман нарисовал нам довольно четкую картину — постепенное вырождение семейных ценностей у отдельных слоев общества. Мертвая мать рождает мертвых детей, не способных наладить контакт с окружающим миром. Безразличие и эгоизм только усиливаются. Родители становятся не в состоянии передать какие-нибудь ценности детям. Они сами их не познали.

    Однако, некоторые, что делает им честь, стараются исправить ошибки и понять другого человека. Отыскивая грань соприкосновения, не отсиживаясь каждый в своем углу до самой смерти. Шанс на понимание в этой семье есть — сделан первый, но очень важный шаг. Но за ним надо сделать еще и еще один. Ведь как говорил Конфуций — даже самая длинная дорога начинается с первого шага. И первый шаг уже есть.

    Мать и дочь, не имея верных спутников, должны найти счастье именно друг в друге, но для этого необходимо переступить через ненужные амбиции и гордость. Они должны научиться прощать. Прощать даже то, что причинило так много горя. Надо излечить ту болезнь, чтобы она больше не передавалась дальше. Это тяжелое испытание, но оно соединит этих людей.

    Бергман пригласил однофамилицу в картину не зря. Всем известно, что Ингрид, шведская подданная, практически всю карьеру выстроила в США. «Осенняя соната» — это возвращение домой. По сути Бергман бросил Лив Ульман на произвол судьбы, заставив последнюю играть исходя из своих собственных ощущений. Все время Ингмар посвятил Ингрид. Подтекст? А как же. Ситуация на съемочной площадке повторилась и в кино. Забытая режиссером Ульман и капризная, трудно входящая в кинопроцесс Бергман. Поэтому на экране все так убедительно выглядит.

    Так достоверно показывать эмоции и чувства персонажей, заставить зрителя сопереживать доступно не всем режиссерам. Напряжение, создаваемое практически из воздуха и запечатленное на пленку, — это сильно. Без взрывов, только два человека и разговор длиною в жизнь. Во многом бессловесный, но от этого не менее волнующий.

    17 ноября 2008 | 04:01

    Только так я могу описать фильм, который создал великий режиссер и сценарист Ингмар Бергман. Это в действительности произведение искусства в кинематографе.

    Вечная тема матери и дочери, вечные обиды, недопонимания друг друга. Казалось бы, как банально?! Но, Бергман, настолько тонко, изящно приподносит зрителю этот старый как мир сюжет, что хочется безостановочно аплодировать мастеру.

    Этот фильм я не просто смотрела или даже наслаждалась им, я погрузилась в него без остатка.

    Актерская игра вне всяких похвал! Ингрид Бергман и Лив Ульман, выложились на все 100% в этом замечательном фильме. Их диалог ночью сыгран настолько мастерски, что создается впечатление, будто ты тоже находишься в этой комнате, и, являешься немым свидетелем выяснения отношений между матерью и дочерью.

    Это фильм, который невозможно забыть. Это фильм, который нужно смотреть. Это шедевр!

    И честное слово, я с какой-то стороны завидую тем людям, которые увидят эту картину впервые.

    10 из 10

    9 мая 2010 | 17:43

    Как часто мы делаем что-то для своих близких, считая это правильным, единственно верным для них. Как часто наши родители в детстве заботились о нас, а когда мы вырастали — продолжали делать что-то, что было по их мнению нужным нам?

    Этот фильм Бергмана — о семье, о взаимоотношениях внутри нее, о тех проблемах, с которыми в той или иной степени сталкивается каждый на своем пути. Все проблемы имеют корни из детства — недостаточное внимание родителей к своим чадам или же наоборот, чрезмерное внимание и любовь, когда ущемляется свобода ребенка.

    В фильме нет готовых решений, нет положительного или отрицательного пути — режиссер преподносит свои мысли, зритель же сам должен вынести решение для себя.

    Можно принять сторону Евы, девушки, которая выросла замкнутым, забитым ребенком, которая боится в этой жизни многого, которая привыкла молчать. Она выросла по сути без матери, которая вечно была на гастролях, наведываясь домой как на выходные — ненадолго. Ей не с кем было делиться своими проблемами и радостями — за это она ненавидит свою мать. Но в то же время — она ее и любит. Но эта любовь — это скорее привязанность, желание быть с человеком, с которым раньше проводил мало времени.

    - Ты меня любишь?
    - Ты же моя мать
    - Что ж… Это тоже ответ.


    Шарлотта же, мать Евы — полная ее противоположность. Это полностью раскрепощенная женщина, которая отдается насколько может музыке — своему делу. Она любит своих дочерей — но до тех пор, пока они не мешают ей. Как только те начинают её доставать, она делает шаг в сторону — уходит, уезжает на гастроли, просто бросает их. Она не хочет замечать того, что с ними происходит.

    Фильм затрагивает непростую ситуацию, спорную, где каждый по-своему прав. Единственно верного решения тут не может быть. Но в то же время фильм — и о прощении, о возможности примирения. Ведь на протяжении стольких лет Ева хранила ненависть к своей матери, она ничего ей не говорила — не могла и/или не хотела. Но весь была возможность найти общий язык спустя годы — и Ева попробовала ступить на этот путь примирения. Но вот ее мать…

    Это не простой фильм, который можно посмотреть и забыть, который как жвачка можно посмотреть в кинотеатре. Это фильм выбора, фильм-раздумье, который стоит посмотреть, если вы его еще не видели…

    30 июня 2012 | 13:04

    Это кино так же вдумчиво, как прелюдии Шопена, так же многогранно, как оперы Генделя, не менее величественно, чем музыка Баха. Готовьтесь открыться чему-то проникновенному и поражающему.

    Ева и Виктор живут в загородном доме, оградившись от внешнего воздействия. Жизнь их течет размеренно и степенно, будни наполнены тишиной их дома и заботой друг о друге. В отношениях между Евой и Виктором сложно разобраться, кажется, они держаться на взаимной уже дружеской поддержке и тлеющих остатках некогда зародившихся чувств. Ева приглашает свою маму — известную пианистку погостить у них, и в загородном умиротворении найти утешение после смерти её возлюбленного Леонардо.

    Шарлотта — красивая и раскрепощенная женщина, врывается в их тихий и осторожный мирок, в дом, где комнаты хранят свои тайны. Будучи ещё молодой, Шарлотта в погоне за успешной карьерой пианистки жертвует своим семейным счастьем. Среди бесконечных экзерсисов и гастролей в её графике практически нет места для мужа и двух дочерей. Она всё больше отдаляется от них, находя всю полноту счастья в черно-белых клавишах. К семейной трапезе Шарлотта одевает шикарное дизайнерское платье, душится дорогими духами, словно готовясь к выходу на сцену. Она всё так же живет светской жизнью, кокетливо разговаривает по телефону и совершенно не вписывается во внешне серую, безликую и статичную атмосферу дома её дочери.

    Ева же — полная противоположность матери. Временами замкнутая в себе и невзрачная, она много размышляет и ищет внимательного слушателя для её бесконечно глубоких монологов о жизни, о переплетении миров в нас самих. Не встречая необходимой материнской поддержки своим суждениям, в ней воскресают чувства боли, обиды и ненависти.

    Прошлое как яд отравляет плоды настоящего. Черны пятна биографии неотступно следуют по пятам, мерзкими прикосновениями тревожа душу, заставляя оборачиваться и вновь взглянуть в лицо неприятным моментам. Накопление внутренних эмоций Евы находит выход. Вороша прошлое, делая признания, на которые сложно решиться, взаимоотношения матери и дочери переворачиваются, меняют свою полярность. Ева перевоплощается у нас на глазах, неуверенность и кроткость во взгляде сменяются властностью и нерушимостью. Шарлотта дает слабину, и в поисках понимания и утешения слезно просит дочь хотя бы обнять её. Теперь она сидит перед дочерью на ковре, как когда-то сидела Ева, дожидавшись когда же мать уделит ей внимание, и, раскаявшись, просит прощения.

    Для себя я нашла очередное подтверждение того, что люди не меняются, до конца оставаясь верными своей природе и принципам, стремлению к обособленности и одиночеству. Самая тяжелая из цепей — родственная связь и чувство долга перед дочерью не помешала тщеславной пианистке вновь сбежать от семьи, от обязанностей, от собственных чувств, наконец. Она спешно сядет на поезд, будет рассматривать пролетающие за окном пейзажи, и размышлять о том, что очень немногие обладают талантом жить, и она вряд ли в их числе. Единственное, что напомнит ей о том, кто она есть на самом деле, единственное, что обострит чувство реальности — это письма её дочери. Она пишет, потому что любит, как всегда любила … беззаветно и слепо.

    Бездонная глубина и подлинный смысл этого кино требуют неоднократного просмотра. Вы не найдете в «Осенней сонате» насыщенного динамизма действия. Фильм поглощает эмоциональными излияниями главных героев, целостной композицией и самой сутью.

    13 марта 2011 | 18:50

    Формально «Соната» похожа на поздние фильмы Бергмана: внутрисемейные страсти на замкнутом пространстве с участием двух героинь, одна из которых Лив Ульман. Лишь на первом уровне фильм интересен как драма о конфликте поколений, проблеме выбора между искусством и семьей, издержках подобного выбора.

    К «Сонате» статус Бергмана как своего рода аналога Достоевского с узнаваемым специфическим миром, населенным одними и теми же актерами, психопатологическими страстями вполне себе устоялся. Бергман и воспринимался как глубочайший психолог, исследователь потаенных глубин и проч. Но ведь у него были и другие фильмы. В «Земляничной поляне», «Девичьем источнике», «Лете с Моникой»,«Улыбках летней ночи», «Седьмой печати» нет и в помине мрачного умствования, холодных женских абстракций, богоборчества. К концу семидесятых, возможно Бергман на художественном уровне понял, что каморку нужно чем-то обновить, в связи с чем он и пригласил на главную роль Ингрид Бергман.

    Трудно представить менее схожих по жизненному пути, темпераменту, чувству юмора и жизненным ценностям однофамильцев. Ингрид на съемках откровенно посмеивалась над надуманностью диалогов и глубокомысленностью режиссера, казавшимися ей вычурными и нежизненными. В мире персонажей Бергмана появилась здравомыслящая эгоистичная женщина с хорошими манерами, которую по сюжету принялась атаковать обычная Лив Ульман.

    Вдруг выясняется, что на фоне объективно незаинтересованного лица любимый страдающий совестливый богоборческий персонаж режиссера воспринимается как психически больной человек (что не так бросается в глаза в картинах Бергмана, где героини слеплены из одного теста и все совершают надуманные поступки). Инквизиторский безжалостный обличительный монолог героини Ульман помимо очевидной пристрастности больше дискридитирует авторскую любимицу нежели персонажа Ингрид. Персонаж Ульман радости не приносит никому, включая любящего мужа, мучится сама и мучит всех окружающих. Это в малой степени связано с издержками якобы воспитания: она такая во всех фильмах Бергмана. Уж как-то неловко говорить о том, что такие вещи как хорошие манеры, деликатность, такт абсолютно не нужны в мире оголенных нервов Бергмана.

    Представьте себе роман Достоевского, в котором главным героем стал бы персонаж Тургенева, воспитанный и сдержанный, занимающий центральное место в системе сюжетообразования. Он бы выслушал бредовые монологи героев, помог кому-нибудь, да и перестал с ними общаться. Так сделала и героиня Бергман. Она с достоинством приняла помои, вылитые на нее ненавидевшей с детства, как выяснилось, дочери, и уехала себе. Согласно логике предыдущих фильмов режиссера Ингрид обязана была бы выдать встречную историю о ужасном поведении, комплексах и ущербах дочери, однако в фильме этого нет.

    «Есть только одна правда. Одна ложь. Сожаления не будет»- исступленно вещает персонаж Ульман, добавляя, что ее мать нужно изолировать в отдельный лагерь. А это уже фашизм. При всех очевидных издержках и эгоизме героини Ингрид она является талантливой, тонко чувствующей, совестливой старой женщиной, делавшей то, что умеет и как умеет, доставляя радость людям. В строку же ей заносятся и попытки научить дочь играть на пианино, и приучить к гимнастике и проч.

    Самое интересное в фильме, то что Бергман занялся рефлексией на тему: а как его фирменное кино со страстями и богоборчеством, суицидальными порывами любимых героинь должно восприниматься «обычным» зрителем, не богоборцем, социально и семейно адаптированным, имеющим другие ценности. Видимо, как персонажем Ингрид: посмотреть и уехать, не подвергая себя однообразным постоянным истязанием в устойчивом эмоциональном регистре. Бергман снимал фильмы не с целью иллюстрации банального тезиса о тонкой грани, отделяющей норму от помешательства, однако именно «Осеняя соната» позволяет сделать вывод о том, что фильмы, населенные только Лив Ульман и ее подругами схожего темперамента, без контрастных значимых иных персонажей именно из-за отсутствия нормы представляют собой узкоспециальные исследования патологий психики. Это предполагает целевую специальную аудиторию психиаторов и вряд ли может претендовать на интерес более широкой аудитории.

    Такой вот финт с введением персонажа со стороны в лабораторию Бергмана оказался чрезвычайно плодотворным. «Осенняя соната»- лучший из снятых в семидесятые годы фильмов Бергманом, понявшим и осознавшим тупик своих кьеркегоровских работ. В восьмидесятые были уже и «Волшебная флейта» и чудная рождественная сказка о спасении сирот в духе Диккенса.

    9 из 10

    9 декабря 2011 | 16:20

    Темы, которые в своих фильмах затрагивает Бергман, не просто проникают в душу, а залезают в самые сокровенные ее уголки.

    «Осенняя соната», фильм, к которому я отношусь с трепетом. мне вообще кажется, чтобы его досмотреть нужно обладать немалой силой: диалоги, сцены — все бьет точно в цель, и под конец ты готов закричать вместе с Хеленой.

    В фильме столько боли и она проникает в тебя смешивается с твоей и потом уже непонятно чья она Эвы, Шарлотты или твоя собственная.

    К дочери Эвы в гости приезжает ее мама Шарлотта, они не виделись много лет и с тех пор многое изменилось. Извечная тема между родителями и детьми, пропасть, которая разделила Эву и Шарлотту, маму и дочку, она безгранична и сколько ненависти в ней, боли, любви, отчаянья. И в то же время, связь между ними не разрывная.

    «Несчастье матери должно стать несчастьем дочери. Это как пуповина, которую не разрезали, не разорвали»

    »-Эва… ты любишь меня?
    - Ты же моя мать.
    -Это тоже ответ.»


    Психологическая линия фильма натянута как тетива. Я бы назвала это попыткой Эвы вырваться из тиранства матери, они не виделись много лет, но она всегда испытывала давление матери. Как она рассказывает о прошлом, об истории с абортом, о болезни Хеленой и, мне кажется, в ее монологе нет ненависти, больше боли. Она хочет, чтобы мама ее услышала и, наконец, поняла и полюбила. Но Шарлотта никогда не видела грани между своими потребностями и желаниями своей дочери. Она тоже слишком одинока и Эва понимает это, но и понимает, что не сможет ее простить и полюбить. Хотя Бергман в конце фильма дает нам слабую надежду.

    «Чувство реальности — это бесценный редкий талант. Большая часть человечества им не обладает, на свое счастье.»

    10 апреля 2015 | 13:36

    Мне кажется, Бергман в этом фильме пытался решить вопрос, которым рано или поздно задается любой человек, полностью вынужденный отдавать себя своей профессии — а может ли в принципе быть у него счастливая семейная жизнь? Что важнее, что должно стать приоритетом — твой долг перед близкими, либо то, что ты, как тебе кажется, обязан дать остальным людям? Твой талант, то, что, будучи нереализованным, просто не даст тебе жить дальше? А любой настоящий труд, тем более труд художника — это в любом случае вынужденная аскеза, каторга и очень часто невозможность полностью реализоваться в семье.

    Ответа на этот вопрос, конечно, нет, а человеческие силы небезграничны, и мало найдется людей, способных найти баланс между своим призванием и личной жизнью. Однако самое главное в бесчисленном количестве ситуаций, которые возникают на протяжении всей жизни, все-таки остаться человеком. Не оставить ребенка, поддержать родителей, не предать любимого, потому что отделить творчество от жизни в каком-то высшем смысле, наверное, невозможно, и то, что ты делаешь — всегда связано с тем, чем ты являешься. И гений и злодейство поэтому классически несовместимы, хотя недаром героиня Бергмана — не композитор, а исполнительница, и техника для нее, пожалуй, важнее чувства, да и чувства срежиссированы, а не прожиты. С другой стороны, гениальный Моцарт был, по отзывам современников, на редкость безалаберным семьянином, если не сказать хуже, хотя откуда мы можем точно знать.

    Так или иначе — если ты взял на себя ответственность за кого-либо — в случае героини за детей — неси до конца. Ни слава, ни успех, ни деньги в конце жизни тебя не утешат.

    9 ноября 2011 | 02:05

    В своей книге «Картины» Ингмар Бергман писал: «Я хочу сделать фильм о матери-дочери, дочери-матери, и на эти две роли я должен взять Ингрид Бергман и Лив Ульман — их, и только их…». Набросок «Осенней сонаты» был написан Бергманом в 1976 году за одну ночь, а в 1978-ом на экраны вышел предпоследний шедевр Ингмара Бергмана.

    Ева (Лив Ульман), жена милого деревенского пастора Виктора, они живут мирной жизнью прихожан. Страстно мечтая о встрече с матерью, с которой не встречалась уже семь лет, Ева решает пригласить ее к себе в гости. Шарлотта (Ингрид Бергман) — всемирно известная пианистка. Ева же не столь талантлива, как мать, главное её призвание — быть хозяйкой дома, женой, матерью и любящей сестрой. При этом Ева несчастна: мужа она уважает, но не любит, их сын утонул в четырехлетнем возрасте, да и Шарлотта никогда не любила Еву так, как того ей хотелось. Для того чтобы занять себя, Ева забирает из больницы свою больную сестру Хелену, страдающую параличом, которую мать когда-то отправила в клинику для душевнобольных.

    В этот-то дом и приезжает себялюбивая, талантливая, несколько взбалмошная, стареющая, но со старостью не примиряющаяся артистка. Всеобщая, искренняя радость при встрече, которой мать и дочь ждали с некоторым страхом и энтузиазмом. Мать в великолепном настроении, но вот она узнает, что в доме находится ее младшая дочь. Известие шокирует ее. «Зачем ты взяла ее?» — спрашивает она у Евы!

    А вечером Ева играет для матери на пианино. Мать рассыпается в похвалах, но потом все-таки играет это же произведение Шопена сама. И тем самым тихо, но эффективно не оставляет камня на камне от непритязательной интерпретации дочери.

    Ночью Шарлотте снится кошмар. Она встает и идет в гостиную. Ева слышит ее шаги и тоже спускается вниз. И тут происходит великое разоблачение…

    «Осенняя соната» — гармонично построенное, как хорошая пьеса, кино. Ясные, оточенные, законченные образы. У меня было ощущение, что я смотрю спектакль, обычно, настолько сильные эмоции возникают, когда смотришь драму в театре.

    В «Картинах» Бергман пишет: «Раньше я пытался их обуздать и наставить, но с годами поумнел и научился разрешать им вести себя, как им захочется. Это привело к тому, что ненависть сцементировалась: дочь не может простить мать. Мать не может простить дочь. Прощение — в руках больной девочки». Знающий, что есть боль, умеет чувствовать ее в других.

    Невозможно не упомянуть об игре Лены Найман. Ей удалось создать незабываемый образ младшей дочери героини Бергман, девушки, чья личность почти полностью разрушена параличом, однако именно она оказывается куда более человечной, женственной и жертвенной, нежели главные героини.

    Осознанно или нет, две великие актрисы, Лив Ульман и Ингрид Бергман, соперничали в кадре и вне кадра, и надо признать, что победила Бергман. Ей удалось создать самый глубокий из образов, воплощенных ею на экране.

    Российский киновед В. Соловьев писал: «Индивидуальность Бергман таила в себе нечто завораживающее. Вокруг нее, казалось, царила атмосфера необычайной свежести и чистоты. В игре была смесь непередаваемой грации, поэтического изящества и спокойного реализма, эмоциональной щедрости и внутренней свободы».

    Лив Ульман, сочетает в себе детскую чистоту, застенчивость и женскую грацию. Ее голубые глаза смотрят прямо в душу. Великая актриса, красивая женщина…в ее манере двигаться есть что-то очаровательно застенчивое, что и создает ее красоту.

    Мать и дочь… сплетение любви и ненависти. Связь между мамой и дочкой разорвать невозможно. Ева — продолжение Шарлотты. Вырастая в обиде на мать, она уходит из родительского дома, не высказав всего, что у нее на душе, со временем начиная ненавидеть мать все больше… Один момент в фильме: девочка ждет, чтобы зайти к матери и дать ей чашку кофе, пока та играет на пианино. Вот откуда эта ненависть. Это мертвая мать и любовь к мертвой матери. И какой парадокс: она пианистка, умеет слышать музыку, но не способна услышать музыку своей дочери.

    Шарлотта показана в фильме садистической фигурой. Но и отношение Евы к своему мужу тоже садистично. Виктор все время где-то сбоку, за дверью…Он, скорее, выполняет те функции, которые не может выполнить мать Евы. Ева же, за прошлыми обидами, так и не научилась жить счастливо. Ее ненависть быть может разрушительнее материнского равнодушия. Но у Евы еще есть шанс, излечится от своей ненависти и обрести в себе способность любить. Шарлотта же глубоко несчастный человек. Ее по-настоящему жаль. Ведь она лишена дара любить, впрочем, и ненавидеть кого-либо она тоже не способна. А самое страшное — это равнодушие. Безнадежный финал для матери.

    23 декабря 2008 | 16:35

    В фильме И. Бергмана «Осенняя соната» показаны сложные межличностные отношения между матерью и дочерью, спрятанные за красивыми масками кокетства, вежливости и веселья. Сюжет фильма незамысловат. Дочь пишет письмо матери с заманчивым предложением приехать погостить после долгих лет разлуки. Ее муж Виктор наблюдает за ней. Еве кажется, что таким образом она отвлечет мать от горьких дум о ее умершем возлюбленном. Но никаких душевных терзаний нет. Напротив, мать весела и воздушна, пока не узнает, что ее вторая дочь тоже живет в этом доме. Образ матери весьма сложен. Эта женщина, не знавшая любви в детстве, оттого и холодная. Да, у нее было много мужей и любовников, но это не означает, что она умеет по-настоящему любить. Ее жизнь, это карьера, это музыка, вовсе не люди. Она не хочет видеть реальность, вытесняет любые мысли, которые противоречат ее укладу жизни и мировоззрению, просто она не хочет понимать многих вещей, пряча их за маской светской дивы, романтичной, кокетливой, вечно молодой. Жить, не видя других. Другие люди, это лишь приятное дополнение к существованию, он них всегда можно сбежать или поменять их. «Чувство реальности — это бесценный редкий талант. большая часть человечества им не обладает, на свое счастье». Эта героиня точно им не обладает, предпочитая жить в своем идеальном мире.

    Ева-это закомплексованная девочка, которая сумела выстроить свою личность, чтобы прежние травмы ей почти не мешали. Она тоже предпочла запереть их в дальнем уголке сознания. У нее прекрасный любящий муж, но сама она любить не умеет, лишь безмерно уважает его и называет своим самым близким другом. Она росла серой мышью- без внимания, без любви. Из нее пытались сделать копию матери, не видя ее собственных интересов и потребностей. Проще говоря она была моделью, игрушкой в руках матери. Захотел поиграл, захотел отбросил. Так же можно реализовать все, что хотелось, но не получилось, по средству дочери. Это невероятно калечит психику. Это поистине заставляет ненавидеть того, кто с тобой так играет. Можно, конечно, всю жизнь оправдывать для себя такое обращение, но результат будет такой же. Неспособность любить ни себя, ни других, невроз, комплексы, безвольность… «Темнеет. Становится прохладно. Нужно идти домой, приготовить обед Виктору и Хелене. Покончить с собой.»

    Двое второстепенных персонажа Виктор и Хелена. Виктор, как безмолвный наблюдатель за театром отношений. Хелена, как еще одна жертва ситуации. Оказавшись в такой же ситуации, как и Ева, она перевела негатив не в комплексы и скрытые обиды, а в болезнь.

    Не чудовище порождает чудовище, а неумение любить порождает неумение любить, отсюда все проблемы. Можно притворяться, целовать друг друга, говорить нежные слова, заботиться, но это будет что угодно, только не настоящая любовь.

    Проблема в фильме не находит разрешения. Ситуация повторяется. Маски надеты обратно. Ева пишет трогательное письмо матери. Виктор наблюдает за ней.

    18 мая 2015 | 15:08

    Это первый фильм Ингмара Бергмана, который я посмотрел. И фильм не разочаровал.

    Действие происходит в доме Евы и ее мужа Юзефа, священника. По просьбе Евы в гости к ним приезжает Шарлотта — мать Евы, известная пианистка, недавно пережившая смерть мужчины, с которым прожила 13 лет.

    Шарлотта и Ева не виделись 7 лет. За это время у Евы родился сын и погиб в 4-х летнем возрасте. У Евы живет сестра Хелена, страдающая от серьезной душевной болезни.

    Сразу после приезда Шарлотты складывается впечатление о семейной идиллии, что мать и дочь посоветуются по накопившимися проблемам, поделятся какими-то радостями.

    Но Ева ненавидит мать. Оставшись наедине с мужем высмеивает ее. Ночью, когда Шарлотта просыпается от кошмарного сна, Ева приходит к ней в комнату и начинает упрекать. Что мать почти все время была на гастролях, что из-за матери заболела Хелена, мать не была рядом, когда погиб сын Евы.

    Ева упрекает ее во всех неприятностях своей жизни. Но разве Шарлотта так уж виновата? Она всю жизнь занималась своим развитием, посвятила себя музыке, стала выдающейся пианисткой. Что мешало Еве в свободное время, когда мать была на гастролях, заниматься собой? Вырасти в такую же выдающуюся личность? Потому что если бы Ева занималась своим личностным ростом, то может быть она и мужа нашла себе другого, которого бы смогла полюбить? Ведь Юзефа она не любит. И разве Шарлотта виновата в том, что погиб Эрик — сын Евы? Вины Шарлотты в болезни Хелены тоже, на мой взгляд, нет.

    Во всех случившихся неприятностях человек может винить только себя, а не родителей или кого-то другого. В Библии сказано: «Да оставит человек отца и матерь свои и прилепится он к жене и будут они одна плоть, одна кровь», и еще одна цитата: «Заботься о своей душе, а все остальное приложится», а также : «Не судите и не судимы будете».

    Позже Ева понимает, что была не права, и посылает матери письмо, в котором просит прощения.

    Возможно, людям искусства и не стоит заводить себе детей, может быть, их предназначение в другом. Потому что от нехватки родительского внимания и любви страдают дети многих творческих людей. Эти вопросы очень значительны, и над ними стоит подумать.

    Фильм смотрится на одном дыхании, и в этом несомненно заслуга великого режиссера. Фильм поднимает важные вопросы, его хочется посмотреть не один раз.

    10 февраля 2013 | 22:33

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>