всё о любом фильме:

Осенняя соната

Höstsonaten
год
страна
слоган-
режиссерИнгмар Бергман
сценарийИнгмар Бергман
продюсер-
операторСвен Нюквист
композитор-
художникАнна Асп, Ингер Перссон
монтажСильвия Ингемарссон
жанр драма, музыка, ... слова
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG рекомендуется присутствие родителей
время99 мин. / 01:39
Номинации (1):
На судьбах одной семьи — известной пианистки Шарлотты Андергаст, ее мужа архитектора Юсефа, и их дочерей, Евы и Елены в фильме показывается крушение семейных уз, распад семьи.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
95%
20 + 1 = 21
8.2
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Прототипом образа Шарлотты Андергаст стала одна из жен Ингмара Бергмана — пианистка Кэби Ларетай.
    Трейлер 02:22

    файл добавилUral Highlander

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 9 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Сюжетом для драмы стали непростые отношения дочери и матери (Евы и Шарлотты), из интеллигентной семьи, обе одаренных, одна больше — другая меньше. Еве, дочери талантливой и имеющей популярность пианистки, выпала доля ребенка, обделенного в детстве любовью. Шарлотта, будучи целеустремленной и честолюбивой, отдавала себя публике, сколько могла, для мужа и детей же ее не хватало. Это и стало причиной той ненависти и обиды на мать, которую Ева годами держала в себе, не желая в том признаться.

    Главной заслугой режиссера считаю тонкий психологизм (а в знании человеческой натуры ему трудно отказать), с которым Бергман подошел к характеру каждого из героев. Несмотря на страшные упреки со стороны дочери в сцене ночного разговора, зритель не может всецело встать на сторону Евы. Просто обвинить Шарлотту, ни чуточки не встав на ее сторону, невозможно. Можно согласиться, что и ее жизнь была не сахар, что ее саму в детстве тоже «недолюбили», а жизнь принесла двух дочек, из которых одну она не понимала, другая же одним своим видом внушала ей чувство вины. Большой талант очень часто бывает губителен для отношений. Натура энергичная, Шарлотта умела быть требовательной к себе и могла быть требовательна к другим. В случае с Евой ее представление наткнулось на ту разницу, которая редко какому родителю бывает незнакомой. А Ева, девочка тихая и ранимая, не умела высказаться и найти понимание. Смогла только через много лет.

    Развернутые монологи, обилие крупных планов, блистательная актерская игра, притягательный колорит, тема и, конечно, музыка делают эту картину одной из лучших работ шведского мастера.

    Отдельно хочется упомянуть сцену с игрой на пианино. Обе трактовки прелюдии Шопена словно приоткрывают двери во внутренний мир героинь. В противовес сентиментальной интонации Евы Шарлотта предлагает версию Шопена, где есть место чувству, но вместе с тем и сдержанности. Не случайно она замечает, что отдала шопеновским прелюдиям чуть ли не 50 лет, эта музыка стала рупором ее души.

    10 из 10

    2 декабря 2012 | 23:33

    Что должны нам наши родители? Должны ли они нам больше того, что дают — ведь по сути, что может быть больше жизни?

    Должны ли они научить нас быть счастливыми, должны ли посвятить нам всё своё существо?
    Моё мнение — нет. В конечном итоге, мы приходим в этот мир одни и уходим из него одни. В этом лучшем из миров никто никому ничего не должен. Жестокость родителей компенсируется жестокостью их детей, любовь возвращается сторицей. Мир материален и нечего ждать, что кто-то готов жертвовать всем ради тебя.

    Так почему, героиня считает возможным требовать от матери любви? Почему она трепетно взращивает в себе обиду и ненависть, чтобы пролить все это на голову своей матери 7 лет спустя. Ведь её мать — всего лишь маленькая эгоистичная душонка, живущая в мире музыки и искусства. Прячущая в зареве софитов от внутренней гнетущей темноты.

    Зачем? Зачем сводить всю жизнь к арифметике?

    «Ты меня не любила…» А задумывалась ли она, способна ли вообще её мать на чувство любви? Это же тоже искусство — любить.

    4 августа 2009 | 21:48

    «Это осень стучится опять…
    Вновь тебе она сердце встревожит.
    Солнце греть нас, как прежде, не может
    И ложится не вовремя спать…
    Это осень стучится опять…
    Как поблекнул, как замер весь мир!…
    Не натянуты струны у лиры,
    Засушили природу вампиры
    И надежды окончился пир.
    Как поблекнул, как замер весь мир!…»


    Деревья роняют свой багряный убор, птицы спасаются от наступающих холодов, а звери готовятся к испытанию (для многих смертельному) зимним голодомором. У людей другие трудности — их угнетает тоска, апатия и депрессия, набегают мысли о смерти, старости, одиночестве и постепенном, медленном, но неизбежном увядании.

    В это грустную осеннюю пору к своей дочери Эве (Лив Ульман) приезжает всемирно известная пианистка Шарлотта Андергаст (Ингрид Бергман). Присмотримся к ней поближе — ведь Шарлотта из тех женщин, чья экспрессивная натура проступает прежде всего во внешности. Высокая, красивая пожилая женщина в стильной одежде. Постоянно курит, говорит очень громко и быстро, почти скороговоркой (большей частью «универсальными» фразами), много шутит. На дочь она взирает с некоторым снисхождением и отстраненностью, сохраняя при этом как можно более искреннее выражение любезности, заботы и материнской ласки.

    Теперь обратимся к дочери — Эве. Во всем это полная противоположность матери. Ее внешний вид словно служит оборонительной крепостью, за которой она скрывается. Немного сутулая, волосы аккуратно и строго убраны, мешковатая одежда, робкие движения. Единственное что выдает ее натуру, так это глаза, особо выделенные огромными круглыми очками. Что можно прочитать в ее взгляде? Она раболепствует перед матерью, смотрит на нее с восхищением и каким-то преклонением, будто на кумира или икону. Хотя есть в этом взгляде и что-то необъяснимо тревожное…

    Вечером Эва предлагает матери сыграть на рояле. Та, после долгих уговоров соглашается. Шарлотта играет потрясающе, словно открывает далекие и недоступные человеческому взору области своей индивидуальности, вкладывая всю глубину своих чувств в эту завораживающую мелодию. Взор дочери застывает на глазах матери, она пристально вглядывается в эти бездонные пропасти, силясь отыскать сокровища и богатства души, от которых ей не доставалось ни гроша. Эва вспоминает бесчисленные одинокие, бессонные, пустые ночи, когда мать была где-то далеко, одаривая своей любовью, своей чувственностью битком набитые залы, в то время как ее собственная дочь рыдала в углу, считая саму себя виноватой в этой разлуке, себя — глупую, некрасивую, невоспитанную. Ей бы хватило и одной капли, одного атома любви матери. Тогда бы она знала, что эта любовь по крайней мере существует. Но Шарлотта всегда была где-то далеко, космически далеко… Даже, когда репетировала в соседней комнате или как сейчас, сидела так близко, что можно было услышать ее ровное дыхание. Чтобы изменять своему мужу и предавать дочь, ей не было нужды куда-то уезжать. Она делал это прямо за роялем…со своими многочисленными любовниками — Шуманом, Брамсом, Бетховеном…

    Но мы назвали еще не всех членов семейства Андергаст, ведь у Шарлотты есть и младшая дочь — Хелена. Она неизлечимо больна параличом, прикована к постели и полностью лишена самостоятельности. Ее речь понимает только Эва. Ей шестнадцать лет. Также, как и сестра, в духовном смысле, Хелена абсолютно удалена от матери. Даже несмотря на тяжелую болезнь, отчаянно нуждаясь в любви и сострадании родительницы, та годами к ней не приближалась. Хелена несет на своих хрупких девичьих плечах не только тяжесть эгоизма и страха перед любовью своей матери, не только ненависть и злобу оставленной в одиночестве и нелюбимой дочери, но и беспрерывные физические страдания, в чем-то подобные искупительной жертве за первородный грех, переходящий из века в век от отца к сына, от матери к дочери. Только Хелена, испив последнюю чашу страдания, способна прервать этот порочный замкнутый круг ВСЕПРОЩЕНИЕМ. Происходит ли это в нашей истории? Нам этого знать не дано.

    Зато мы может видеть, как в попытках сблизиться и, наконец, объясниться друг с другом Шарлотта с Эвой лишь расширяют пропасть, существующую между ними. Эва (Куда делись ее очки, сутулость?!) откровенно признается, и сама окончательно уверяется, в своей безоговорочной ненависти к матери, которая становится подобна жертве внезапно обрушившегося на нее урагана (даже незыблемая внешняя красота обратилась в руины, обнажив лик старой, усталой, одинокой и слабой женщины). В непроглядной тьме, Эва и Шарлотта скидывают свои маски. Одна — любящей, заботливой матери, другая — послушной, скромной, благоговеющей дочери. Открывается ужасающая истина. На следующее утро Шарлотта поспешно собирает вещи и уезжает, чтобы вернуться к своим иллюзиям. Эва, тем временем, посещает могилу, где покоится ее четырехлетний сын. Впрочем, в этом нет необходимости, ведь та же могила существует в ее душе — там почиют три сестры: вера, надежда и любовь…С севера дует ледяной ветер. Пролетая мимо уединенного дома Эвы, он подхватывает душераздирающий крик отчаяния. Страшные звуки несутся по воздуху, перерастают в гулкое эхо и, наконец, рассеиваются в беззвучной и мертвой тишине опадающего осеннего леса.

    »…Это осень стучится опять…
    Астра молит её о пощаде,
    Но нет жалости в мёртвенном взгляде.
    Астра может лишь тихо роптать…
    Это осень стучится опять.»
    Ницше.

    Честно говоря, я не совсем понимаю, почему некоторые считают «Осеннюю сонату» лучшим фильмом Бергмана. По сути дела, эта картина ни что иное как сфокусированная компиляция основных тем его творчества. Некоторые сцены являются прямыми цитатами из ранних фильмов: вступительная — «Час волка», ночной диалог (и целая серия мизансцен) — «Персона», заключительная — «Молчание», а Хелена вообще в точности повторяет Агнес из «Шепотов и криков». В общем, рассматривая «Сонату» в контексте творчества Бергмана вряд ли можно ссылаться на ее оригинальность как в плане формы, так и содержания. Тем не менее, конечно, стоит отметить несколько интересных моментов. Во-первых, структурно фильм четко соответствует трехчастной сонатной форме (свет, колористика и даже речь персонажей меняют темп и окраску). Во-вторых, отметим, что в техническом отношении сама картинка просто безупречна. Бергман, напару со своим бессменным оператором Свеном Нюквистом и супер-камерой Arriflex творит чудеса. По качеству (художественному и чисто техническому) визуального ряда «Соната» неповторима. В-третьих, интересно наблюдать в фильме актрису Ингрид Бергман с ее совершенно нехарактерной для картин своего однофамилица манерой актерской игры «по-американски», т. е. экспрессивной, блестящей и несколько вычурной. Любимица же режиссера, Лив Ульман, напротив работает в чисто европейском, интровертном, каком-то чуть ли не арт-хаусном стиле. На этом исключительно техническом контрасте двух культур, удачно вырисовывается основной дискурс тотального отчуждения личности. В целом, можно сказать, что «Осенняя соната» является последней точкой в развитии этой темы. Это очень «бергмановский» фильм, в системе координат мирового кинематографа, являющийся безусловным шедевром, но если же мерить, собственно, «по-бергмановски» же, то назвать его таковым уже нельзя.

    12 октября 2015 | 10:44

    Ингрид Бергман медленно умирает от рака. Лив Ульман воспитывает внебрачного ребенка. Ингмару Бергману не спится на Форе летними ночами. За несколько недель написав сценарий «Осенней сонаты», режиссер решает свести в новом фильме двух женщин: одну из них он снимал неоднократно, другой только обещал на протяжении десяти лет совместный проект. Появившаяся, словно озарение, идея картины была перенесена на кинопленку за каких-то полтора месяца съемок в дешевых павильонах недалеко от Осло. Там замкнулось пространство небольшого деревенского дома, куда приезжает успешная пианистка Шарлотта, статная и моложавая, чтобы навестить свою дочь Еву, некрасивую супругу местного пастора. Немного в стороне от главных героинь можно заметить еще две фигуры. Закрытыми дверями спальни изолирована больная прогрессирующим параличом Хелена, младшая дочь Шарлотты, и всегда чуть в тени держится молчаливый муж Евы Виктор. Дежурные объятия и натянутые улыбки украшают фасад нарочитой приветливости, за которым скрывается с одной стороны презрительная жалость к мещанской непримечательности, а с другой — насмешка над неуместной манерностью стареющей дивы. Семь лет не виделись дочь с матерью, но взаимные обиды копились еще дольше. А пропахший бессонницей полумрак гостиной и ударивший в голову бокал красного вина — чем не повод высказать все накопленное за долгие годы?

    Сам режиссер сетовал, что «Осеннюю сонату» окрестили самым «бергмановским фильмом», потому как такая характеристика означала для него утрату творческой честности, спекулятивную игру в себя. Но есть ощущение, что именно здесь шведский постановщик менее всего остается прежним. Возможно, в какой-то степени на него повлияла однофамилица, безапелляционно критиковавшая претенциозность сценария и неестественность прописанных диалогов. Как бы то ни было, сохранив верность излюбленным темам человеческого взаимодействия, самопознания, сокрытия своего «я» за бесчисленными масками, режиссер демонстрирует новый уровень художественной откровенности. То, на что смутно намекалось в «Молчании», что пряталось за мистическим налетом в «Шепотах и криках», в «Осенней сонате» прозвучало неожиданно звонко и отчетливо. Любовь и ненависть будто стали осязаемыми, а нерв фильма обнажился до неприличия. Происходящее пронзительно до истерики и правдиво до рези в глазах. Неизменные крупные планы позволяют уловить тончайшие оттенки эмоций: ясные голубые смотрят в потухшие серые, растерянность опускает уголки губ и собирается морщинками вокруг них, а напряжение вздувается венами на лбу. Камера отвлекается от лиц лишь во флешбэках — тогда она наблюдает за героями издалека, со спины, через приоткрытые двери. Противостояние героинь подчеркивается различным прочтением прелюдии Шопена (осторожным и сентиментальным у Евы, гордым и суровым у Шарлотты), а их неразрывная связь визуализируется реконструкцией кадра из «Персоны». Но привычно идеальная форма здесь еще и наполнена жизнью. Бергмановские абстракции и скандинавская сдержанность уступили место настоящей бурлящей человечности.

    В центре сюжета — конфликт матери и дочери, двух характеров, двух одиночеств, двух трагедий. Одна даже в кругу семьи щеголяет платьями от кутюр и не снимает маску великосветской вежливости. Шарлотта уже давно намертво срослась с этой личиной, и поначалу кажется, что за ней скрывается просто недалекая стареющая кокетка, которая не может смирится с неизбежным увяданием. Но все страшнее. Героиня чувствует, что будто бы не родилась, реальность ускользает от нее, память не фиксирует даже лица родных. На самом же деле, в погоне за популярностью, в изнурительном труде и самодисциплине, породивших привычку идти по жизни смеясь, абстрагируясь от всего создающего помехи на пути к желанной цели, будь то невыносимая боль в спине или собственная семья, Шарлотта потеряла саму себя. Где-то далеко в прошлом осталась юная, честная, вдохновенная девочка, с искренней самоотдачей игравшая Первый концерт Бетховена. Такая вот ирония судьбы: положив всю свою жизнь на алтарь искусства, Шарлотта получила взамен внутреннюю пустоту. Но никогда не будет великим музыкант, которому нечего отдать слушателю. Человек с ороговевшей душой может играть механистично-идеально, но гениально — никогда.

    И Ева. Суетливая и вся какая-то бесформенная, некрасивая в уродующих ее круглых очках. Дочь, всегда находившая в тени матери. Дочь, которая никогда не станет такой: изящной, привлекательной, талантливой. Недолюбленный гадкий утенок с искалеченным острой нехваткой тепла детством. Ева давно повзрослела, вырвалась из-под опеки, у нее свой уютный домик, и муж души в ней не чает. Теперь она может иронизировать над наигранной куртуазностью своей матери, осуждать ее эгоистичные поступки. Но только за спиной. В присутствии Шарлотты молодая женщина превращается в маленькую закомплексованную девочку: она тушуется, она пасует, ее дерзость моментально угасает. Ей не победить в этом аномальном соперничестве. Ева ненавидит Шарлотту за то, что та всегда подавляла ее, пытаясь сделать слепок самой себя, за отсутствие родительских чувств. Ненавидит за то, что детские психологические травмы напоминают о себе и в самостоятельной жизни. Дочь не может быть счастлива, и поэтому не может простить мать. Дочь не может простить мать, и поэтому не может быть счастлива. Ева ненавидит Шарлотту за ее отчужденность, но она наследует ее. Круг замыкается. Не чудовище, породившее чудовище, но неумение любить, породившее неумение любить.

    Кульминационный ночной разговор, срывающийся на истеричные крики, обнажает две души. Одна из них покрыта шрамами обид и унижений, в другой едва теплится жизнь. Бегрман говорил, что по его изначальной задумке в конце дочь с библейским именем должна родить мать. Кажется, получилось что-то прямо противоположное. Да, с лица, заплеванного обвинениями, медленно сползает маска. Под ней — изумление и растерянность от столкновения с реальностью. И тут, не внимая мольбам о помощи, не слыша ноток отчаяния и раскаяния, дочь продолжает давить мать грубым сапогом накопившейся черной злобы. И нет этому конца: когда одна вскрывает свою грудину, открывая мякоть сердца, другая полосует его скальпелем ненависти. Им суждено быть связанными засохшей неотрезанной пуповиной. Родная плоть, дурная кровь. Больная уродливая любовь соединяет двух женщин, парализованной девочкой она корчится в муках и неестественно изгибает в мучительных судорогах свое жалкое тельце. Она кричит нечеловеческим голосом, открывая ряд почерневших зубов. Но любовь, накрепко переплетенная с ненавистью и одиночеством, жива, пока жива Ева, пока жива Шарлотта. Всевидящий бог жалостлив к одной и снисходителен к другой, но и он не в силах распутать этот змеиный клубок, оставаясь тихим наблюдателем. Он просто ждет естественного конца, за которым не будет никакой новой жизни: Еве отказано в продолжении рода, потому что она не способна на полноценную любовь. Катарсис нервного срыва оказывается ложным, хвосты прикушены, конец закольцовывает начало. Волна душевного эксгибиционизма отступает, отреставрированные маски вновь надеты, и горькие откровения останутся лишь хмельным ночным воспоминанием.

    12 октября 2013 | 20:47

    Мать, бегущая от отягощающего прошлого, не смотря на слабые попытки уйти от него, все равно возвращается на круги своя. Дочь, страстно желающая даже не вернуть свою мать, а обрести ее впервые, тоже лишь еще дальше уходит назад. Муж дочери, видящий и понимающий весь трагизм, является безучастным свидетелем, не на что не влияющим. Сестра дочери, страдающая параличом — единственная способна к прощению. Но больная и слабая, даже не умеющая внятно разговаривать, она, увы, не способна изменить механический, наверное, даже естественный ход событий.

    Однако с трудом выбравшись из кровати, она начинает кричать разборчивыми словами: «Мама, приди ко мне! Мама, приди ко мне!». Но мама вновь бежит от своей семьи, создавая иллюзию, что все в ее жизни так, как и двадцать, тридцать лет назад.

    Дочь пишет письмо, в котором вновь просит прощение у своей мамы, и мы понимаем, что нечто подобное происходило раньше. Муж, продолжая оставаться лишь свидетелем во взаимоотношениях между матерью и дочерью, читает в этом письме такие строки: «Никогда не поверю, что ты ушла из моей жизни. Ты конечно вернешься. Я верь в это. Иначе и быть не может. Еще не поздно. Не поздно, мама. Еще совсем не поздно». Однако мать, возникающая при чтении этих строк, кажется, пытается вымолвить «да», но так ничего и не говорит. Все возвращается на круги своя…

    10 из 10

    12 января 2015 | 12:43

    Только так я могу описать фильм, который создал великий режиссер и сценарист Ингмар Бергман. Это в действительности произведение искусства в кинематографе.

    Вечная тема матери и дочери, вечные обиды, недопонимания друг друга. Казалось бы, как банально?! Но, Бергман, настолько тонко, изящно приподносит зрителю этот старый как мир сюжет, что хочется безостановочно аплодировать мастеру.

    Этот фильм я не просто смотрела или даже наслаждалась им, я погрузилась в него без остатка.

    Актерская игра вне всяких похвал! Ингрид Бергман и Лив Ульман, выложились на все 100% в этом замечательном фильме. Их диалог ночью сыгран настолько мастерски, что создается впечатление, будто ты тоже находишься в этой комнате, и, являешься немым свидетелем выяснения отношений между матерью и дочерью.

    Это фильм, который невозможно забыть. Это фильм, который нужно смотреть. Это шедевр!

    И честное слово, я с какой-то стороны завидую тем людям, которые увидят эту картину впервые.

    10 из 10

    9 мая 2010 | 17:43

    В своей книге «Картины» Ингмар Бергман писал: «Я хочу сделать фильм о матери-дочери, дочери-матери, и на эти две роли я должен взять Ингрид Бергман и Лив Ульман — их, и только их…». Набросок «Осенней сонаты» был написан Бергманом в 1976 году за одну ночь, а в 1978-ом на экраны вышел предпоследний шедевр Ингмара Бергмана.

    Ева (Лив Ульман), жена милого деревенского пастора Виктора, они живут мирной жизнью прихожан. Страстно мечтая о встрече с матерью, с которой не встречалась уже семь лет, Ева решает пригласить ее к себе в гости. Шарлотта (Ингрид Бергман) — всемирно известная пианистка. Ева же не столь талантлива, как мать, главное её призвание — быть хозяйкой дома, женой, матерью и любящей сестрой. При этом Ева несчастна: мужа она уважает, но не любит, их сын утонул в четырехлетнем возрасте, да и Шарлотта никогда не любила Еву так, как того ей хотелось. Для того чтобы занять себя, Ева забирает из больницы свою больную сестру Хелену, страдающую параличом, которую мать когда-то отправила в клинику для душевнобольных.

    В этот-то дом и приезжает себялюбивая, талантливая, несколько взбалмошная, стареющая, но со старостью не примиряющаяся артистка. Всеобщая, искренняя радость при встрече, которой мать и дочь ждали с некоторым страхом и энтузиазмом. Мать в великолепном настроении, но вот она узнает, что в доме находится ее младшая дочь. Известие шокирует ее. «Зачем ты взяла ее?» — спрашивает она у Евы!

    А вечером Ева играет для матери на пианино. Мать рассыпается в похвалах, но потом все-таки играет это же произведение Шопена сама. И тем самым тихо, но эффективно не оставляет камня на камне от непритязательной интерпретации дочери.

    Ночью Шарлотте снится кошмар. Она встает и идет в гостиную. Ева слышит ее шаги и тоже спускается вниз. И тут происходит великое разоблачение…

    «Осенняя соната» — гармонично построенное, как хорошая пьеса, кино. Ясные, оточенные, законченные образы. У меня было ощущение, что я смотрю спектакль, обычно, настолько сильные эмоции возникают, когда смотришь драму в театре.

    В «Картинах» Бергман пишет: «Раньше я пытался их обуздать и наставить, но с годами поумнел и научился разрешать им вести себя, как им захочется. Это привело к тому, что ненависть сцементировалась: дочь не может простить мать. Мать не может простить дочь. Прощение — в руках больной девочки». Знающий, что есть боль, умеет чувствовать ее в других.

    Невозможно не упомянуть об игре Лены Найман. Ей удалось создать незабываемый образ младшей дочери героини Бергман, девушки, чья личность почти полностью разрушена параличом, однако именно она оказывается куда более человечной, женственной и жертвенной, нежели главные героини.

    Осознанно или нет, две великие актрисы, Лив Ульман и Ингрид Бергман, соперничали в кадре и вне кадра, и надо признать, что победила Бергман. Ей удалось создать самый глубокий из образов, воплощенных ею на экране.

    Российский киновед В. Соловьев писал: «Индивидуальность Бергман таила в себе нечто завораживающее. Вокруг нее, казалось, царила атмосфера необычайной свежести и чистоты. В игре была смесь непередаваемой грации, поэтического изящества и спокойного реализма, эмоциональной щедрости и внутренней свободы».

    Лив Ульман, сочетает в себе детскую чистоту, застенчивость и женскую грацию. Ее голубые глаза смотрят прямо в душу. Великая актриса, красивая женщина…в ее манере двигаться есть что-то очаровательно застенчивое, что и создает ее красоту.

    Мать и дочь… сплетение любви и ненависти. Связь между мамой и дочкой разорвать невозможно. Ева — продолжение Шарлотты. Вырастая в обиде на мать, она уходит из родительского дома, не высказав всего, что у нее на душе, со временем начиная ненавидеть мать все больше… Один момент в фильме: девочка ждет, чтобы зайти к матери и дать ей чашку кофе, пока та играет на пианино. Вот откуда эта ненависть. Это мертвая мать и любовь к мертвой матери. И какой парадокс: она пианистка, умеет слышать музыку, но не способна услышать музыку своей дочери.

    Шарлотта показана в фильме садистической фигурой. Но и отношение Евы к своему мужу тоже садистично. Виктор все время где-то сбоку, за дверью…Он, скорее, выполняет те функции, которые не может выполнить мать Евы. Ева же, за прошлыми обидами, так и не научилась жить счастливо. Ее ненависть быть может разрушительнее материнского равнодушия. Но у Евы еще есть шанс, излечится от своей ненависти и обрести в себе способность любить. Шарлотта же глубоко несчастный человек. Ее по-настоящему жаль. Ведь она лишена дара любить, впрочем, и ненавидеть кого-либо она тоже не способна. А самое страшное — это равнодушие. Безнадежный финал для матери.

    23 декабря 2008 | 16:35

    Несколько месяцев назад я впервые посмотрела «Осеннюю сонату», очень глубокий, тонкий, лиричный фильм. У меня после просмотра возникло так много чувств, размышлений о том насколько сложно быть в отношениях, по-настоящему видеть другого, быть открытой миру. У меня столько сочувствия и понимания к героям: матери и ее дочерям. Когда мне встречаются похожие на Шарлотту (мать) «снежные королевы», как их называет в своей книге психотерапевт Л. Леонард, я сталкиваюсь с пониманием как труден их путь к реальности, если вообще возможен. Когда ты живешь в своем замке иллюзий, холодного нарциссизма, то как можно выйти оттуда и встретится с тем, сколько боли ты принесла людям, как вынести эту вину. И самое главное встретиться с болью, которую причинили тебе в детстве и когда для выживания пришлось уйти в образ такой совершенной, недоступной «снежной королевы». Как трудно дочерям, которые рождены в такой семье и как бы они в дальнейшем не менялись, не отдалялись от матери, но она у них все-равно одна и это их история, которая является их частью.

    Нашла в сети несколько цитат из фильма.

    «Чувство реальности — это бесценный редкий талант. Большая часть человечества им не обладает, на свое счастье»

    «В своем договоре с людьми жизнь никому не дает скидок».

    «… я так и не стала взрослой, мое лицо и тело старятся, я накапливаю впечатления и опыт, но все это внешнее, осязаемое, внутренне я как бы еще не родилась».

    В фильме много диалогов, сюжет не спешен по-началу, но потом такой накал страстей, что возникает ощущение мощного действия. Игра актеров превосходна! Я думаю при внимательном просмотре эффект катарсиса, психотерапевтического воздействия вполне может случиться. Желаю вам интересной встречи с этим ценным произведением искусства.

    17 июня 2014 | 01:24

    Знаменитый шведский кинотворец Бергман уделяет в своих работах большое внимание теме семьи. И раскрывает ее режиссер подчас довольно кроваво — его «Осенняя соната» далека от изображения идиллических семейных картин.

    Фильм о двух сильных, самолюбивых женщинах и об их мужьях — двух тихих, любящих мужчинах.

    С такими людьми, как Эва и Шарлотта, никогда не бывает легко. Тем более не могло им быть легко друг с другом. Образ Шарлотты прост и понятен, даже органичен и естественнен во всем своем артистизме — успешная пианистка, которая привыкла ставить музыку на первое место, привыкла получать от жизни удовольствие. Она не способна отдавать себя, свою любовь и тепло другим людям — только музыке она отдается со всем жаром своего таланта. Не испытывая сильных чувств ни к кому из своих близких, она, однако, способна вникать в тончайшие оттенки чувств Шопена, играя его произведения. Просто она — яркий и артистичный человек, не созданный для семьи, но зачем же тогда она ее завела?

    Эва, конечно, и умнее, и сложнее своей матери. В начале фильма она предстает перед зрителем как скромная, благочестивая жена пастора, занимающаяся благотворительностью, самоотверженно ухаживающая за больной сестрой. Она одета неброско, некрасива внешне, однако ее муж обожает ее, да и у зрителя она вызывает симпатию своей добротой, мягкой ироничностью. Однако за благочестивой маской очень легко спрятать обидчивость, мнительность, нетерпимость к людям, имеющим другие жизненные ценности.

    Эве никогда не будет достаточно того, что у нее есть. В детстве ей было мало любви отца, она бешено ревновала мать к музыке, к другим людям. В материнском равнодушии она увидела повод всю жизнь чувствовать себя несчастной, брошенной, ненавидящей. Она пишет в своих книгах о том, как было бы замечательно, если бы кто-нибудь полюбил ее такой, какая она есть, однако когда она встречает такого человека, его любви оказывается ей мало. Скромная, благочестивая Эва не способна любить людей, находящихся с ней рядом. Она любит сестру, отдаленную от нее болезнью, любит умершего сына, который в ее мыслях всегда будет таким, каким она хочет. И свою мать она способна любить, только когда той нет рядом.

    Чувство реальности — ценный талант. Большинство человечества им не обладает, на свое счастье.

    Конечно, фильм не дает никакой надежды на счастливое разрешение этой драмы. Письмо Эвы матери — очередной обман и самообман, настолько очевидный, что может вызвать лишь нервный смех. После разлуки Эва и Шарлотта снова разошлись по своим миркам, которым лучше никогда не сталкиваться. И остается только надеяться, что впереди у них еще эдак лет семь друг без друга. Потому что разговоры у Бергмана — это не путь к разрешению конфликтов, не счастливое откровение, дарящее облегчение. Разговоры Бергмана — это нервные монологи по-чеховски не слышащих друг друга людей, краткие вспышки, потеря самоконтроля на миг, не дающая возможности что-либо изменить. Решение конфликтов — это долгая и кропотливая работа, на которую не способны, да в которой и не нуждаются эгоистичные и равнодушные, зацикленные на себе люди.

    28 июня 2012 | 17:31

    В отношениях между родными и близкими всегда была и будет важна искренность.

    Проблема заключается в том, что дочь не могла пообщаться со своей матерью по душам. Она не могла ей довериться, открыться. При малейших попытках к разговору, она то и дело слышала: «Милая, иди к себе в комнату, мне нужно поработать».

    Она упустила. Упустила то время, когда отношение между матерью и дочерью должны быть максимально доверительными. И в итоге получает то, что накопилось за долгие годы. Массу упреков, обид и разочарований. Их разговор был настолько горьким и кровоточащим, что она не выдержала и уехала на следующее утро.

    Вот и все. Первый, долгожданный разговор произошел. Но стало ли им легче? Упал ли камень с души? Нет.

    10 из 10

    5 сентября 2008 | 22:56

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...
    Билеты на Московский кинофестиваль — за лучшую рецензию

    Индекс популярности

    Новости


    «Я все еще достаточно молод, чтобы снимать фантастику», — говорит испанский режиссер. Педро Альмодовар планирует поставить фильм, который будет похож на его любимые картины пятидесятых годов вроде «Вторжения похитителей тел». (...)
     
    все новости
    Записи в блогах

    Педро Альмодовар дал лекцию имени Дэвида Лина в Британской Академии Кино и Телевизионных Искусств, где рассказал о вдохновении, создании своих персонажей и Сэме Мендесе (...)
     
    все записи »

    Кинокасса США $ Россия
    1.Angry Birds в киноAngry Birds38 155 177
    2.Первый мститель: ПротивостояниеCaptain America: Civil War32 939 739
    3.Соседи. На тропе войны 2Neighbors 2: Sorority Rising21 760 405
    4.Славные парниThe Nice Guys11 203 270
    5.Книга джунглейThe Jungle Book10 944 350
    20.05 — 22.05подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.Люди Икс: АпокалипсисX-Men: Apocalypse417 087 247
    2.Angry Birds в киноAngry Birds157 229 791
    3.Экипаж40 352 730
    4.Первый мститель: ПротивостояниеCaptain America: Civil War39 340 516
    5.Любовь не по размеруUn homme à la hauteur9 142 052
    20.05 — 22.05подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители2 544 015102 918
    Деньги686 557 497 руб.10 622 072
    Цена билета269,87 руб.14,50
    20.05 — 22.05подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    135.Легенда №178.180
    136.БлефBluff storia di truffe e di imbroglioni8.177
    137.ГандиGandhi8.175
    138.АладдинAladdin8.174
    139.Заплати другомуPay It Forward8.174
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    1.Отряд самоубийцSuicide Squad96.82%
    2.Человек – швейцарский ножSwiss Army Man96.79%
    3.ПассажирыPassengers96.06%
    4.Темная башняThe Dark Tower95.95%
    5.ДюнкеркDunkirk95.94%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    Брестская крепость360
    Незаконное вторжениеUnlawful Entry12
    Эдди «Орел»Eddie the Eagle41
    Хорошо быть тихонейThe Perks of Being a Wallflower247
    Алиса в ЗазеркальеAlice Through the Looking Glass16
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    ВаркрафтWarcraft8.357
    Алиса в ЗазеркальеAlice Through the Looking Glass6.825
    Люди Икс: АпокалипсисX-Men: Apocalypse7.575
    Angry Birds в киноAngry Birds6.536
    Экипаж8.176
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    Черепашки-ниндзя 2Teenage Mutant Ninja Turtles: Out of the Shadows02.06
    Иллюзия обмана 2Now You See Me 209.06
    Славные парниThe Nice Guys16.06
    В поисках ДориFinding Dory16.06
    День независимости: ВозрождениеIndependence Day: Resurgence23.06
    премьеры