всё о любом фильме:

Последняя ночь

год
страна
слоган«Человеку дается только одна жизнь. И только одна любовь»
режиссерАрсений Гончуков
сценарийАрсений Гончуков
продюсерАрсений Гончуков, Галина Курочкина, Наталия Макарова, ...
операторКонстантин Рассолов
композиторСтанислав Полеско
художникАрсений Гончуков, Андрей Корсунов, Евгения Шелехова, ...
монтажАрсений Гончуков
жанр драма
бюджет
2 100 000 руб.
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время90 мин. / 01:30
Успешный врач-онколог Иван, создавший лекарство от рака, неожиданно выясняет, что по злой иронии судьбы он сам неизлечимо болен. Осознав, что у него остаётся единственный шанс исправить роковую ошибку, совершенную в далёком прошлом, Иван бросает семью и уезжает в другой город к женщине, которую любил всю жизнь, в надежде провести с ней последнюю ночь…
Рейтинг фильма
IMDb: 7.50 (17)
ожидание: 87% (85)

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм «Последняя ночь» — четвертый малобюджетный полнометражный фильм независимого режиссера Арсения Гончукова, снятый без поддержки государства, на частные инвестиции.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • 219 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Говорить о фильме однозначными категориями, и, особенно сравнивать «Последнюю ночь» с «Сыном», по меньшей мере, некорректно. Что лучше: выступать на олимпиадах, или работать на заводе токарем? Примерно по такой же логике идет в сравнение предыдущая работа режиссера и «Последняя ночь», которую я посмотрел в Выборге (первый раз выбрался на фестиваль). Единственное, что есть у этих двух фильмов общего, так это имя режиссера и оператора в титрах, и тема смерти, которая, впрочем, характерна для всех фильмов Гончукова.

    Режиссер предоставил еще один, безусловно, очень личный фильм, и, совершенно однозначно — хороший фильм. Он не идеален, но хорош. Особенно въедливые зрители, наверное найду к чему можно придраться, какие-то детали, частности, но с точки зрения постановки кадра, с точки зрения монтажа, с точки зрения именно режиссуры, на мой взгляд, «Последняя ночь» выглядит более зрелой, что ли, картиной.

    Автор взял, пожалуй, одну из самых любопытных и важных тем, которые так или иначе интересуют человечество: как приготовиться к смерти? что надо сделать за оставшееся время? Куда пойти? С кем повидаться? Как себя вести?

    Прямым текстом звучит вопрос — а ты когда-нибудь задумывался о том, о чем ты будешь думать прямо перед смертью? Действительно, кто-нибудь, когда-нибудь об этом думал? Есть ли вообще смысл готовиться к смерти, даже если ты и сам знаешь, что проживаешь последнюю очень в своей жищни?

    Операторская работа, вообще заслуживает отдельного разговора. Оператор Константин Рассолов определенно доказал свою профессиональную состоятельность, и после шикарной работы в черно-белом сыне, сумел грамотно снять очень классное цветное кино, при чем слово цветное применительно не только к краскам на экране. Если жюри каких-нибудь фестивалей обойдет своим вниманием работу оператора в этой картине, это будет крайне несправедливо.

    Вопрос — смотреть фильм или не смотреть, также не стоит — конечно же смотреть. Хотя бы потому, что хорошего кино у нас снимают не так уж и много, чтобы игнорировать работу режиссера, который без какой-либо поддержки, на мизерные деньги умудряется снимать такие фильмы.

    8 из 10

    17 августа 2015 | 11:40

    В фильме мне всегда важно послевкусие. Так же как и в жизни — пока что-то активно происходит, ты живешь этим, и зачастую не замечаешь всех тонкостей ситуации, не видишь её в целом. И только после того, как переживешь, сможешь увидеть всю глубину. И красоту. Или уродство. То же самое с фильмами.

    У Арсения они оставляют тяжелый горько-терпкий привкус, с которым ты живешь потом ещё много дней. Так было с «Полетом», так было с «Сыном». Этого же ждала и от «Последней ночи». И — получила в полной мере. На этот раз, пожалуй, даже двое и втрое от ожиданий. Фильм тягучий, как холодный ликер, и горький, как белая полынь. Простая, очень бытовая и очень страшная история умирания. Почти притча.

    Не стану говорить про стиль, который, в этом нет сомнения, у этого режиссера уже сложился, и прослеживается в этом фильме — длинные кадры, пронзительная тишина. Минимум слов. А те, что есть — удивительно точны, они падают в уши веско и тяжело, оставаясь в сознании, крутятся, не давая покоя. «Оказывается, Ваня, есть жизнь. А есть любовь». Рубленые монтажные склейки. Точные, живые мизансцены. Двери в соседние комнаты. Подглядывание, вторжение в частные жизни. Каждая сцена — отдельная ожившая фотография. И они сменяют друг друга, как узоры в калейдоскопе. Непохожие друг на друга. И в то же время сложившиеся друг из друга. Кино, в которое приходишь, как в картинную галерею. За красотой кадра. И его точностью. За тем, что за этим кадром кроется.

    «Последняя ночь» в этом, визуальном, отношении — кино удивительно красивое. Фильм начинается тягуче и долго, и затягивает медленно, но верно. Как трясина. Вся эта дышащая желтизной осень, эти кадры в Нижегородском аэропорту — с отражением в луже, и раз за разом всплывающие в кадре рыжие рыбки, и красное платье главной героини, и дрожащий на воде алый отблеск фонаря… Про крайние кадры с морем и одиноким деревом я вообще молчу. И музыка. Появляющаяся из ниоткуда и в никуда же исчезающая. Полеско попал в самую сердцевину этой красоты. Правда. Это красота. И за неё можно простить, пожалуй, всё.

    Даже странный характер главного героя. «Хороший человек» — дважды говорят ему. Возможно — для них. Для нас — нет. Он циничен. Он слаб. Он напуган. Более того, он жесток. И даже неизбежная кончина ничего в нем не меняет. Совершенно. Хотя именно этого обычно и ждут от фильмов на тему близкой смерти. Переоценка. Её нет. Может быть, в этом вся суть.

    Даже то, что это совсем не фильм про любовь, хотя именно о ней говорится в слогане. И в город юности-то он приезжает не К своей любви (хотя к ней первой и приходит). Он уезжает ОТ жены-работы-диагноза. Бежит. Как бегут многие перед лицом неизбежного. Цепляются за прошлое. За те моменты, когда ещё было хорошо и беззаботно. Пытаются пережить снова. Но прошлого нет. Есть только настоящее. И в этом настоящем Иван умирает. «По крайней мере, я что-то успел». Но этого оказывается недостаточно.

    Можно долго обо всём этом рассуждать, правда. Но всё сводится к одному — к тому, с чего я начала. С послевкусия. Для меня это фильм не о человеке, не о его смерти и даже не о смерти вообще. Это фильм о жизни, которая коротка и не имеет смысла. Что есть трагедия. Если однажды не очнуться, не спрыгнуть с несущей тебя на солнце кометы и не начать быть осознанным. Сознающим.

    Чтобы, будучи на краю могилы, не пить водку с незнакомцами в метро.

    В общем и целом, предвкушения сбылись и ожидания оправдались. Потому что это Гончуков. И его кино.

    10 из 10

    16 августа 2015 | 07:32

    Фильм непростой, фильм тяжелый. Примерно как вопрос: что важнее, искренность или правда? Но в этой картине и искренность, и правда, и боль, и сложность, в нем есть все. И тяжесть на душе от просмотра, и тяжесть самого просмотра, впрочем, скорее вдавливают в кресло, чем заставляют уйти из зала.

    Фильм режиссера, так мощно заявившего о себе в прошлом году картиной «Сын», вызвал неоднозначные эмоции. Я посмотрел «Последнюю ночь» в Москве на единственном показе, и могу сказать, что это настоящая книга о перипетиях смерти, о взаимоотношении человека и его «ухода». Ведь герой уходит, весь фильм, уходит в вечность, море, через отрицание, а затем и принятие себя.

    Завтра тебя не будет. Сегодня ты есть, такой большой и сильный, а завтра тебя не будет… Как это осознать? Как это принять? С кем попрощаться, кому что успеть сказать и в чем признаться? Мне стало страшно, что я могу считать, что я любим, люблю, а на самом деле, оказаться один на один с таким концом, что все, что было — лишь`мыльный пузырь», слава, работа, успех, достаток, друзья, и полное отсутствие любви, и… одиночество. Лучше не знать, что завтра уже не будет.

    На все эти вопросы тяжело отвечать, да и думать об этом непросто. Важно сказать одно: я благодарен автору за такой теплый и очень личный фильм, за это грустное, но бесконечно прекрасное кино, я имею в виду и визуальную часть, и музыку, и актерские работы. Да, хочется больше оптимизма и радости в наших отечественных фильмах, но иногда надо смотреть и такие редкие фильмы — о смерти.

    Доверять им, и открывать душу. Это необходимо делать. Хотя бы иногда.

    14 августа 2015 | 23:29

    Искренне порадовала мастерская работа в картине Евгения Крылова. Мне довелось видеть актёра на съёмочной площадке в другом проекте, поэтому шёл на фильм с его лицом на афише. Думаю, что это как раз тот самый случай слаженного тандема актёр+режиссёр, успешного взаимодействия и полного взаимопонимания, который счастливым образом реализовался в фильме «Последняя ночь».

    Эту картину в полной мере можно назвать фильмом одного актёра. И тем интереснее наблюдать, как Евгений Крылов справляется со сложнейшей задачей. Для меня всегда важным критерием работы артиста является отсутствие видимости работы, как таковой. Лёгкость, с которой Евгений играет «тяжесть бытия» полностью заставляет забыть о том, что он работает. И это — главное достижение артиста в данной картине.

    Обладая яркой незаурядной внешностью, Евгений Крылов относится, на мой взгляд, к разряду высокопрофессиональных артистов с хорошей силой темперамента, подходящего для характерных ролей. Его игру можно назвать интеллектуальной, интеллигентной, игрой максимально точного попадания и мастерства. Каждый жест наполнен смыслом. Любая мимика уместна. Молчание — неподражаемо. Мне трудно сходу привести примеры актёров с подобным умением. Молчаливая игра Евгения настолько глубока и проникновенна, что фильм можно полностью было бы строить на немых сценах.

    Актёрский ансамбль картины только в помощь этому, без преувеличения, талантливому артисту. Потрясает сцена с Георгием Мартиросяном. Мощь обоих мастеров сплетается воедино и выдает сцену по силе, пожалуй, равную только сцене рыдания, а они обе — всему фильму. Тонкий и одновременно сильный момент с Натальей Вдовиной. Глубокая, много глубже просто бытовой, сцена с Даниэлой Стоянович. Актёром целостно и ёмко прожита история с героиней Марии Суровой. Со стремлением ко взлёту и полным опустошением в падении. Евгением Крыловым эта линия сделана колоссально… Замечательный эпизод с Алексеем Маслодудовым. И везде — мастерские партнёрские дуэты, отличные проработки, умная, красивая игра.

    Отдельного внимания стоит самая тяжёлая для актёра сцена, заставившая меня сжимать зубы, чтобы не зарыдать в зале — сцена с ответом этой ночи о несправедливости жизни. Хочется крепко пожать руку артисту за эту сцену.

    Роль сыграна Евгением Крыловым в состоянии кинетической энергии бомбы, готовой разорваться и не разорвавшейся. Мощно, на единой звенящей струне, на сплошном нерве, невероятном усилием воли обращённом внутрь себя и поэтому не заразившем истеричной нервозностью зрителя, а отпустившем его печально бродить по своей собственной жизни. Актёру убедительно удалось создать одновременно образ сильного и мягкого, саркастического и ранимого человека. Верная передача одиночества существования и ухода. Тонкая игра чувств. Очень правдивый образ. Честная, профессиональная и сильная работа. На все 200%.

    Спасибо и удачи в других проектах!

    29 августа 2015 | 19:40

    Кинокартина «Последняя ночь» московского режиссера Арсения Гончукова увидела свет первых фестивалей. И уже завоевала себе первых антипоклонников. Хейтер маст хейт, режиссер маст снимай новый фильм. «ПН» — не точка в карьере молодого режиссера.

    «Последняя ночь» — не лучшая картина Арсения Гончукова. Сложно было перепрыгнуть свою же планку, установленную в черно-белом «СЫНЕ». Эта картина по-прежнему остается центральной и главной в творчестве кинематографиста. И тот факт, что актеры, игравшие этот фильм, до недавнего времени занимались исключительно получением наград различных фестивалей, а также снисканием бурных оваций из зала, говорит о многом. Выпрыгнуть сразу в космос Гончуков, разумеется, мог. А еще мог сразу пересесть на сверхтяжелые наркотики, незаконно приобрести оружие и в таком виде отправиться на поиски своего нового фильма. Но не будем винить его за то, что он так не поступил. Поговорим лучше о сам?й «Последней ночи».

    О СЮЖЕТЕ

    В «Последней ночи» Гончуков раскрывает перед нами классический сюжет путешествия за сокровищем. Да, по большому счету, и любовь, и смерть — это, в некотором роде, сокровища, которые иногда очень дороги человеку. Т. е., например, с человеком теоретически может произойти что-то, и он увидит свою смерть как финал своей жизни, поймет — туда нужно как-то прийти. И там, в финале, получит то, что ему положено. Как проделал бы этот путь любой из нас? Например, я. Пожалуй, я бы очень долго смеялся в самом начале. Смеялся бы просто до упаду…

    Кстати, для тех, кто хочет посмеяться над самим режиссером. Арсений Михалыч — человек внушительных интересов. И его габариты подстать его интересам. И мне, например, понять, что этот габаритный дяденька может стесняться, как школьница, когда тёток голых снимает в своей картине… Это было забавно. Но это натолкнуло меня на определенные мысли.

    Главный герой в картине Гончукова «Последняя ночь» как Иванушка-дурачок из сказки. Он увидел смерть, и ему все остальное смешно. Он «нырнул в колодец», «попарился в баньке», «сносил семь пар железных сапог». Его еще видят в этом мире, но живет он уже в мире ином. К чести режиссера, нужно отметить, что он дал герою приличную фору (время). Пусть, что называется, доходит постепенно. Через дорогу, через людей, через свои собственные рассуждения перед зеркалом.

    Смерть — сильнейший наркотик. Главный герой перед лицом смерти, образно, находится под действием такой дозы наркоты, что просто «сместился», поехал. Попробовать пережить это впечатление для нашего, отечественного кино, относящегося к смерти как к символу, пожалуй, вполне логичная мысль.

    В процессе осознания приходят и первые результаты этого процесса. Герой получает перед собой изнанку своего мира в виде живой картины-игры. И он — всего лишь человек с большой, глобальной проблемой — бредёт по ней, как по лабиринту. Сложно понять и оценить происходящие внутри человека изменения. В таком состоянии он не мечется хаотично (как кажется), а выискивает того, кто станет его проводником. Того, кто, образно говоря, возьмет на себя роль Харона.

    РЕЖИССЁРУ

    Гончуков — документалист. В этом его сила (умение прекрасно понимать и видеть реальность в образе и в фокусе объектива; и это хорошо видно в тех «картинах», что вырисованы режиссером на ткани фильма) и слабость (без хорошего художника-постановщика он рискует не получить уютной, обжитой, «привычной» картинки, к которой герои как бы «привыкли», пока «жили» в этой «жизни»).

    Насмотреться на героев. Режиссер должен уже, наконец, насмотреться на своих актеров. И этот фильм, этот этап Гончукова-режиссера не выглядит как-то неадекватно. Пока же: фильм нуждается в «глубине фокуса». Как простой пример того, о чем я говорю: когда женщина из парикмахерской кричит, нужно увидеть не только ее кричание, но и пустоту вокруг нее, в которой мы и увидим сам крик.

    В связи с этим хочется вообще больше «смещений объектива» в таком ключе. Хочется увидеть и мир вокруг. Мир «Последней ночи» излишне замкнут на своих героях. А я, как зритель, хочу увидеть город, дом, кафе, парковку, заправку, часы, льющийся чай, разламывающийся апельсин… Не краешком, в жизни персонажа, а одновременно с ним. Хочу видеть, как они, эти моменты, скрепляют мир героев. Превращают его в реальный мир.

    И есть в картине места простые и чудесные. Как, например, проезд камерой с 55-й по 56-ю минуту. Их там достаточно, в фильме, именно таких: прямых, очень достоверных, красивых моментов. Достаточно посмотреть, как режиссер адекватно и взвешено видит мир, о котором рассказывает, и ты понимаешь — он вполне осознает и понимает этот мир. И насмотревшись на своих актеров в кадре, нам его обязательно покажет.

    ВПЕЧАТЛЕНИЯ

    Лично мои впечатления от фильма: это большая картина. В какой-то степени, она больше, чем «СЫН». Она — суть выход за пределы камерного мира, который привычен и комфортен Гончукову-режиссеру. Смотришь фильм, и понимаешь — да, это осознанный выход из зоны комфорта, без которого невозможен ни творческий, ни профессиональный рост кинематографиста. Выход туда, где ты уже не можешь контролировать весь процесс, и нужно искать, будить в себе то чутье, которое позволяет быть частью мира. И уже через это — влиять на происходящее. Невозможно спланировать и спрогнозировать жизнь, если ты не живешь. И «Последняя ночь» — это та инъекция жизненной силы, которая в первую очередь нужна самому режиссеру. Не только главный герой прощается с жизнью, но и вместе с ним Арсений Гончуков прощается с чем-то очень знакомым и привычным ему. Чтобы идти дальше. Вместе с ним идет по этой дороге и его зритель.

    17 августа 2015 | 14:22

    Премьерный показ «Последней ночи» — новой картины Арсения Гончукова — состоится в Москве в пятницу, 18 сентября. Специально для «Тверских ведомостей» режиссер поделился картиной чуть раньше.

    «Последняя ночь» — это кино, сыгранное на двух аккордах. Известный и авторитетный онколог узнает о том, что сам неизлечимо болен. Начинается его путь туда, куда, как известно, никому не удавалось возвращаться. В прошлое.

    В сюжете есть отклик на «Сердца бумеранг» Николая Хомерики, с которым Гончуков работал и дружит. Там известие о скорой смерти тоже поставлено в середину сюжета, и герой ходит вокруг этой мысли, пытаясь «расшифровать» свои годовые кольца, чтобы привыкнуть к тому, что неминуемо ждет.

    Почему мысли о смерти так привлекательны для авторского кино? Уж не потому ли, что, двигаясь против мейнстрима, авторы видят в этом сопротивление немодным сегодня мыслям о смерти? Едва ли. Помнится, мейнстримовский доктор Хаус говорил своему больному другу­-онкологу, что в смерти нет ничего красивого, однако подготовка к ней наполнена лирикой идеализированной прошедшей жизни. Кажется, что там, за занавесом, было настоящее, а здесь — жена «чужая», дети выросли, мир теряет смысл. И начинается гонка за прошлым, иллюзия, что там до сих пор кто-­то тебя должен ждать, любить и прощать.

    То, чем занимается главный герой «Последней ночи», пытаясь в прошлом найти ту самую настоящую любовь, вызывает жалость. Насыщенная лирикой смерть все равно остается последним вздохом, и совсем не все равно, где и как ты сделаешь этот вздох: одиноко на пустынном пляже или в родном доме, который ты почему­то посчитал чужим.

    В «Последней ночи» почти нет диалогов. Героям тяжело разговаривать, они не умеют, заблудившись между прошлым и настоящим. Это важно. Научиться, вопреки примеру героя, не испытывать к себе жалость — это значит дойти до финиша достойно, не рассказывая несмешных анекдотов про то, как врач не смог сам себе сначала поставить диагноз, а потом вылечить.

    Смерть всегда мотивирует на важные мысли, в этом ее плюс, как и плюс «Последней ночи» — как некоей аллегории на фигуральность финишного жеста. Но уходит твоя первая среди последующих женщин, оставляя тебя один на один со своей бедой. Прошлое не спасло и захлопнулось, будущего нет, а в настоящем нет ни сил, ни времени понять, что же произошло за долгие годы такого, отчего мысль о смерти становится невыносимой.

    Гончуков «переживал» смерть и в своей лучшей картине «Сын», но там смерть становилась для героя попыткой осознания и мотивацией к жизни. В этом отношении «Последняя ночь» нарочно другая, более выпуклая и безжалостная для тех, кто, как ее герой, собирается жить вечно, наблюдая чужую смерть каждый день, не замечая ее несыгранной улыбки.

    17 сентября 2015 | 11:16

    Не написать ничего по поводу оказалось невозможным. Поскольку это и было бы той самой «Деликатностью до предательства», в которой упрекал меня, то ли в шутку, то ли всерьёз, уже не разберешь, мой друг Дмитрий Филиппов. Написать что-то восторженное было бы ложью. Нужно писать правду, а это очень непросто, после того, как тебя, как и всех желающих пригласили на премьеру фильма в замечательный просторный кондиционированный зал кинотеатра «Космос», когда ты увидел команду людей, делавших это кино, искренних, светлых, бескорыстных, влюблённых в искусство.

    Но вот в зале гаснет свет и… очень быстро фильм начинает раздражать и не нравиться невнятицей и банальностями.. В определенный момент пришлось побороть искушение, чтобы вслед за некоторыми зрителями не покинуть зал. В финале, когда главный герой оказывается на море, я таки понимаю, с каким фильмом можно сравнивать. Конечно же, «Достучаться до небес» И. конечно же не в пользу «Последней ночи».. После последнего кадра, когда корабль растворяется на линии горизонта, печально охаю, и не дождавшись титров, выхожу из кинотеатра.. А дальше происходит самое интересное. Мир вокруг изменился. Налицо эффект, который происходит со мной только после встречи не с просто кино, а произведением киноискусства, когда глаза превращаются в объектив камеры и ты какое-то время чувствуешь, что находишься внутри какого-то фильма… Значит всё-таки КИНО ? А то, что творилось во время фильма тот самый «эффект выдавливания», когда произведение искусства выдавливает зрителя из зала? Неоспоримо, что фильм сделан с любовью. Но хочется процитировать Петра Мамонова» Любовь — это болезнь. Любовь — такая страшная болезнь. Я наверное возьму Больничный лист».

    «Последняя ночь» — очень наш, очень русский фильм. Жить, любить, умирать и говорить об этом очень серьезно, с надрывом. Плохо это или хорошо? Да нормально. Такие мы и есть. И, только что подумал, что буду очень ждать новый фильм Арсения Гончукова. Кажется получилось таки «деликатное». Ан, нет. Правда, которую говорить легко и приятно.

    20 сентября 2015 | 12:23

    Вчера была на конкурсном просмотре «Последней ночи» в Выборге. Я достаточно грамотный зритель. Можно сказать, единственное развлечение в городе — посещение фестиваля. Видела также предыдущий фильм этого режиссёра в конкурсной программе 2014 года. И моё однозначное мнение: «Сын» лучше, грамотнее, гармоничнее, выстроеннее, логичнее, умнее с точки зрения режиссуры.

    «Последняя ночь» — очень лживое кино. Фальшивое. Даже название не уникальное.

    Фальшь же начинается с официальной аннотации. Фильм не про любовь. Герой не едет за любовью. Он просто некрасиво мечется в предсмертной агонии…

    Слишком прямолинейно и в лоб проводится введение зрителя в суть. Телефонный разговор доктора с журналисткой — неудачный ход, совершенно непрофессиональное решение, после которого явился вопрос: «Не уйти ли с просмотра?» Но одна из актрис картины на представлении попросила не уходить, зал сидит — неловко.

    Фальшь продолжается в самом герое. Про него говорят неоднократно, что он «хороший человек». Этого не чувствуется по картине. Это не сыграно. Сыгран абсолютно аморфный мужчина, кочующий от женщины к женщине — заурядный бл… н с незаурядным открытием в области медицины… и потом умирающий. Он никакой. Ни хороший, ни плохой. И вообще не герой, какой-то мотающийся, которого даже не жаль, что странно, ведь человек умирает. Он не вызывает сочувствия. Бьёт по больному месту только в том случае, если ты потерял кого-то близкого. И то сомневаюсь, сработает ли. Потому что линии у актёра нет, как линии, за которой хочется следить, сопереживать, жить с ним и умирать… Да, можно понимать за кадром, что всё основное движение и вся линия в нём самом. Но этого нет, не видится, не слышится, не сыграно. Он просто ходит по женщинам, обманывает жену и харкает кровью… Кашляет и харкает долго и много. Но его не жаль. Просто противно.

    Фальшиво и очень долго фальшиво смеётся одна из его женщин. Невероятная по отвратительности фальши сцена, непонятно зачем нужная в фильме. Казалось, уже остановись. Смех этот очень плохой. Этот смех окончательно утвердил полное недоверие к картине. И так нелепо подхихикивает ей доктор. Странная и некрасивая сцена.

    Натянуто и фальшиво прозвучал вопрос в диалоге с молодым человеком в метро. А ответ про красные чулки и запах (Аль Пачино, прям) снова показывают доктора бл… ном, а никак не человека, готовящегося к смерти. Снова ответ не про любовь. Про секс, возможно. Не про любовь. Не про смерть. Ответ никакого человека, никакого героя.

    Фальшиво, пошло и затянуто кивает пёсик на торпеде автобуса. Некий неудачный реверанс «совсем авторскому» кино. Вставка дисгармоничная и лишняя, не поддерживаемая по стилистике нигде более.

    По монтажу фильм похож на обрывки — порой даже недоделанные актёрами — которые каким-то странным образом выстроились в ряд. Рваный монтаж рекламного ролика или видеоклипа, который требует соответствующей динамики. Однако динамика в фильме созерцательной скорости, не рекламной. Диссонанс полный.

    В «Последней ночи» заявлена тема более глубокая, нежели даже в «Сыне» (хотя там также есть смерть и отношение к ней в какой-то мере). До темы фильм не дотянул. Рубеж заявлен, но не преодолён, а обойдён какими-то окольными путями, снова обманывая зрителя.

    Музыка излишне тяжелая, причем подкрадывающаяся именно тогда, когда доктору (снова не могу назвать его героем и тем более — главным героем, к сожалению) становится и без того худо.

    Одним словом, фильм получился плохой. Смотреть не рекомендую. Не на что смотреть. А пересматривать уж точно не буду никогда.

    Расстроил режиссёр, ждала после прошлогоднего фильма бОльшего…

    12 августа 2015 | 16:59

    После выхода в прокат «Сына» Арсения Гончукова, сомнений не было — я буду смотреть все фильмы этого режиссера. Отечественный кинематограф не часто нас балует настоящим, искренним кино. «Последнюю ночь» я ждала, и не зря.

    Главный герой переживает личную трагедию — он узнает о том, что у него неоперабельный рак. Он пытается проанализировать свою жизнь и понимает, что прожил ее не так как мог бы, что двадцать лет назад он упустил настоящую свою любовь. Тогда зачем жить? У нее своя семья, у него — своя. О чем можно говорить двум людям спустя столько лет?

    Фильм держит до самого конца. Кажется, что если герой выбрал смерть, то он к ней готов и грамотно распорядится своим временем. Но сказать легче, чем сделать. Вслед за многими другими героями фильмов и книг, вслед за реальными людьми, которые могли бы послужить прототипом героя, герой фильма демонстрирует, что к смерти приготовиться нельзя…

    Музыка к фильму заслуживает особой похвалы. Она берет за живое, пронзительная и светлая.

    Очень рекомендую к просмотру.

    16 августа 2015 | 12:10

    Сильный волк или пес умирает на отшибе, в одиночку, без стаи. Он это умеет лучше всех.

    Ты выстроил дело, посвятил ему жизнь, по пути ободрал чужие, как лепестки твоей — теперь ты в катафалке трясешься, а они не соберутся, вероятно, больше никогда. Сын только куртку на тебя набросит — старый филд-джэкет, артефакт времен прежних войн. Это первая сцена фильма Арсения Гончукова «Последняя ночь». Если бы он его назвал «Последняя б***ь», было бы понятнее, хотя…

    Ты врач и ученый, сильный мужчина, у тебя мир в ладони, пресса разрывает на интервью, женщины не умеют отказать. Ты создаешь средство против рака — про который знаешь все. Даже то, что в себе его выращиваешь. Ты отдал этому всю жизнь, но ты их и отнимал. Одновременно выращивая детей от нее, ненависть и огромную любовь в остальных твоих бабах, которые скажут потом: умирай, тебе пора. Все же умирают.

    И вот наступает полдник: разглядывай свои ребра на снимке и говори с ухмылкой: «Рачок. Четвёрочка». Осталось не так долго до катафалка с отчужденными лицами, но ты еще жив. Ты же сильный и правильный, послушай совета тех, кому ты врал. Один, он твой друг, бесится и не может понять: ты же знал про себя все, и все-таки врал ему. Другая — вероятно, родинки ее ты знаешь наперечет, как отрезала: ты мне не муж, не любовник, и даже не друг. Ты создал ей дело, и она, глядя в твои еще живые своими чистыми светлыми глазами, посылает тебя умирать.

    Гончуков глазаст и задирист, как режиссер и автор сценария. Вместо Лондона-Парижа-Нью-Йорка он привезет героя в Нижний, « по местам небоевой славы», к первой и последней. Добавит ностальгии, лично раскидав мешки с листвой около моей бурсы на Лядова, где ее топтать потом не спеша Крылову и Суровой. Под тягучие рояльные пассы композитора фильма Полеско.

    И будет с вами постоянно играть «в молчанку», заставляя мучительно думая, искать те ваши развилки, на которых коня потерять, жену обрести или голову сложить. Удивительно, как Крылов выдержал все эти недосказанности в кадре, сам дотерпел до конца у скалы в Анапе. Про киноцентоны хотел написать, но не буду — очень больно, ибо и фильм не из легких. Сказка такая, без хэппи-энда, как Арсений умеет.

    Философия, на мой взгляд, вполне понятна: взбираясь на вершину — карьеры ли, подвига во имя науки, ты за собой оставляешь выжженные поля. Это глаза любимых, руки близких, сны и чувства друзей. Они тебе отплатят тем же. Когда придет час.

    Тогда ты вдруг вспоминаешь, на какой развилке пошел не туда, и хотя бы перед смертью — пытаешься поступить по совести. Например, последнюю ночь разделить с ней, той самой…

    Ну, так вот она уже не та. Она тебе отдастся, но потом долго будет тяжело молчать, глядя в глаза своему нынешнему, который все понял, но не скажет ни слова. И больше ты ее не увидишь.

    Смерть прощает всяких. Даже таких сильных, как герой Гончукова, лишь пару раз выдавивший из пьяного подсознания свою слабость: молодой паре в кафе за соседним столиком: « Человеку дается одна жизнь. И одна любовь. А я все просрал…» И в метро: « Вы все умрете!»

    Не всё, конечно, умрет. Остались его дело, дети и женщины. Человека только не осталось. Он пошел умирать один.

    Команде создателей фильма «Последняя ночь» удалось убедить зрителя, что оставшимся есть зачем жить. В этом, по-моему, его главный посыл.

    19 августа 2015 | 20:25

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>