всё о любом фильме:

Небо над Берлином

Der Himmel über Berlin
год
страна
слоган«There are angels on the streets of Berlin»
режиссерВим Вендерс
сценарийВим Вендерс, Петер Хандке, Рихард Райтингер
продюсерАнатоль Доман, Вим Вендерс, Паскаль Доман, ...
операторАнри Алекан
композиторЮрген Книпер
художникХайди Люди, Моника Якобс, Эстер Вальц
монтажПетер Пшигодда
жанр фэнтези, драма, мелодрама, ... слова
сборы в США
зрители
Франция  1.08 млн,    США  781.1 тыс.,    Германия  700 тыс., ...
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG-13 детям до 13 лет просмотр не желателен
время130 мин. / 02:10
Номинации (1):
Невидимые людям ангелы фланируют по разделенному стеной Берлину, заглядывая в дома, мысли и души его обитателей. Один из них готов променять вечность в раю на любовь акробатки из цирка. Но по силам ли небесному созданию выдержать земные чувства?
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
98%
45 + 1 = 46
8.6
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Первые 90 минут фильма — черно-белые, потому что ангелы видят лишь различные оттенки серого. Фильм становится цветным одновременно с падением на Землю Дамиэля. Одновременно с падением меняется и речь Дамиэля — с высокого «ангельского» стиля он переходит на обычную речь.
    • Все черно-белые сцены были сняты через специальный фильтр, который оператор Анри Алекан соорудил из чулка своей бабушки.
    • Цирк «Алекан» был назван в честь оператора Анри Алекана.
    • Когда появляется Питер Фальк, бегущие за ним дети кричат «Коломбо! Коломбо!», намекая на самую популярную роль актера — детектива Коломбо.
    • Вендерсу не разрешили снимать у настоящей Берлинской стены. Пришлось построить декорацию; первый вариант «стены» был разрушен дождем, потому что конструктор обманул продюсеров и построил ее из дерева.
    • В этом фильме имеется эпизодическое появление Вима Вендерса: он играет члена съемочной группы в сцене, где ангел Кассиэль наблюдает за съемками фильма с Питером Фальком.
    • Сцена, в которой герой Отто Зандера (белокурый ангел Кассиэль) мрачно едет на автобусе, обхватив руками голову, снята так потому, что в день съемок у него обнаружилась большая проплешина, которую не мог скрыть никакой грим.
    • еще 4 факта
    Трейлер 01:58

    файл добавилFinal.Earth

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 10.0/10
    Два ангела, Дамиэль и Кассиэль, способные читать мысли людей, спускаются с небес в современный Берлин. Оба далеко не святые, а один из них, Дамиэль, даже влюбляется в девушку-циркачку Марион. Но из-за этого он теряет свои крылья и бессмертие. Так что отныне «падший ангел» вынужден жить среди людей. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 141 пост в Блогосфере>

    ещё случайные

    Может быть наша жизнь под солнцем только сон? Может быть то, что я вижу, слышу и чувствую — мираж мира в этом мире?

    Ангелы распростерли крылья над холодным Берлином. Они внемлют каждому слову, проникают в сознание людей, ничто не может ускользнуть от их всевидящего взора. Их крылья — покров, ограждающий простых смертных от напастей мирских. Кому то они дарят утешение в часы отчаяния и боли. Вечные странники, бескровные миротворцы, хранители покоя они никогда не спят, не умирают, волочат свою тяжелую ношу. Ангелы всегда с нами. Они так близко, но в то же время далеко.

    Кто же они? Мираж или явь, истина, скрытая от людских глаз. А может лишь отражение нас самих?… Наделены ли ангелы душой, обладают ли свободой мысли, выбора? Если им под силу вершить судьбы людские, почему бы не свершить свою, подобно Дэмиэлю, отказавшегося от вечных благ на небе ради мимолетных радостей на земле и любви, в первую очередь любви. Любовь — единственное, что вечно, это константа, ради которой наверное, можно даже лишиться крыльев.

    И отсюда начинается путешествие Дэмиэля по бренной земле. Как только он стал человеком, изображение плавно переходит в цветное. В этот прием Вендерс вкладывает глубокий смысл: обретя человеческую сущность, бывший ангел начинает видеть глазами простого смертного то, что ускользало от его очей ранее, а именно начинает воспринимать все краски жизни, радости и горечи, боль и отчаяние. Впервые его захлестывают чувства, любовь овладевает разумом, холодным прежде рассудком. Все это придает его жизни смысл и палитра серых прежде цветов наполняется разноцветными красками.

    Как и во многих своих творениях, в этом фильме-притче центральной темой для Вендерса являются духовные искания, самокопания. Каждый из героев находится в постоянном поиске себя, своего места `под солнцем`, зачастую их терзают внутренние противоречия и дорога, которую они избрали в конечном итоге никуда не приводит, остается лишь иллюзия пути. Картинам Вендерса свойственна недосказанность. Жизнь — это всегда извилистый маршрут, с кучей препятствий и финал предопределить никогда нельзя. Вот и мы никогда не узнаем смог ли Дэмиэль в конечном итоге обрести свой рай на Земле или же желаемое оказалось лишь призрачной мечтой, иллюзией..

    Сам Вендерс как то сказал о себе: `Я не творец, я искатель. Я верю в то, что город, например, находит и использует людей, чтобы установить с ними связь. Я верю в то, что истории находятся здесь и они ищут фотографов, режиссеров и художников, чтобы рассказать им `себя`. Не думаю, чтобы кто то придумывал себя сам`.

    Каждой истории нужен свой рассказчик, так пусть же это будет Вим Вендерс — человек, снимающий удивительное, поистине прекрасное и искреннее кино, обладающее внутренним светом, и наполняющим душу надеждой.

    7 декабря 2009 | 02:41

    Конечно, это не мистика, не сказка, скорее — притча о двух ангелах, обреченных на бессмертие и живущих среди не очень счастливых людей в разделенном угрюмой стеной Берлине. Берлин — символ нравственных испытаний.

    Их бесплотность мешает им вмешаться в людские дела. Они читают сокровенные мысли людей, могут влиять на их ход, наслаждаются своей свободой и одновременно немного завидуют смертным, но обречены на бессмертие. Но вот один из ангелов Даниэль (Ганц) влюбляется в гимнастку (Доммартин) и становится простым смертным. Сюжетом содержание фильма не исчерпывается: он в соотношении небесного и земного, духовного и телесного.

    В мире ангелов нет времени и нет физических ощущений, а есть лишь дух и мысль. Полюбив цирковую акробатку Марион, Дамиэль выбирает невечную земную любовь и жизнь, со всеми слабостями и несовершенством.

    Даниэль (Ганц) не просто сделал свой выбор — он стремился к нему, ему давно хотелось произносить сейчас… сейчас, а не с тех пор и навеки… Он хотел, чтобы его замечали, чтобы его приветствовали хотя бы кивком головы, он хотел прочитать газету и что бы она оставила отпечаток на его пальцах.

    Это очень эксцентрический фильм, но посмотреть его стоит каждому.

    8 мая 2009 | 18:05

    Фильм-размышление, фильм-медитация, фильм-раздумье, фильм-ассоциация, фильм-фантазия, фильм-откровение. «Небо над Берлином» — одна из лучших картин, снятых за всю историю немецкого кинематографа. Она стала источником идей для многих более поздних фильмов, в числе которых и известный голливудский римейк «Город ангелов». Однако, пожалуй, никому не удалось достичь такой философской глубины, такой безупречной кинематографической выразительности, какую источает лента Вима Вендерса.

    Серые скучные кварталы Берлина, заборы и стены, уныло тянущиеся улицы, трассы и эстакады, пустыри и руины, безмолвная тишина читального зала, черно-белый мир размышлений о бренном и вечном, о повседневном и выдающемся, о забавном и печальном. Но стоит только вслушаться в звучание монотонных, спокойных речей ангелов, вдуматься в их смысл, рисуя в своем воображении каждый, даже самый мимолетный и незначительный образ — как все вокруг оживает, и на черно-белом безликом фоне возникают разноцветные картины грез, фантазий и воспоминаний. Стоит только окунуться в мир, где нет цветов, запахов и радости прикосновения, как самые обыкновенные вещи становятся красивыми, интересными, заманчивыми, вкусными, притягательными… И когда Дамиэль обретает человеческий облик, зрителю невольно хочется вместе с ним дышать глубже, ощущать морозную свежесть холодного берлинского воздуха, наслаждаться колористическим разнообразием исписанной множеством граффити Берлинской Стены, вновь стать ребенком и с горящими, полными искренней тяги к познанию, глазами, с открытой душой и сердцем побежать сквозь промозглую городскую суету, месить ботинками грязь, лавировать между замызганных слякотью «БМВ» и «Мерседесов», наслаждаться ароматом крепкого горячего кофе, греться, потирая друг о друга ладони, спешить навстречу прекрасному и неизведанному…

    Снято огромное количество фильмов, которые призывают ценить чудо жизни, видеть красоту во всем, даже в самом невзрачном, обыденном и повседневном. Но «Небо над Берлином», на мой взгляд, в этом ряду являет собой один из лучших примеров кинематографического искусства. Какая-то невероятная ангельская магия заложена в этом фильме.

    Даже остывший кофе ароматнее, чем обычно. Даже очередная сигарета вкуснее, чем предыдущие. Даже деревце за окном колышется как-то по новому… Магия.

    10 из 10

    27 августа 2009 | 09:46

    «Не нужно винить Бога за то, что он тебе не додал, а нужно благодарить за то, что он тебе дал» (не из фильма)

    Великое счастье быть человеком, двигаться, чувствовать. Светит солнце, трава зелёная, свет даёт тень, а ветер дует и всё это создано для нас, для каждого. Мне кажется фильм об этом. Многие не видят в своих возможностях чего-то грандиозного, а ведь даже горячий кофе на холоде превращается в мечту для ангела, иметь возможности которого желают множество обычных людей. У ангелов нет вкуса, стиля, нет ничего индивидуального. Ангелы хотят иметь то, что имеют люди, восхищаются ими, ангелы мечтают сбросить свои доспехи, как оковы.

    Бывший ангел — Питер Фальк, он актёр, так как хочет перепробовать на себе как можно больше образов разнообразных людей, перечувствовать как можно больше людского. Рисует с этой же целью, даже шляпы (у ангелов нет шляп) меряет с уже богатым знанием о непохожести людей друг на друга

    1 июля 2009 | 02:28

    В жизни каждого человека есть мелкие радости. Для каждого свои, но есть и такие, которые у многих совпадают. Для кого-то это запах миндаля, для кого-то звук колокольчика, ощущение тёплого ветра в лицо, утренняя роса, прикосновение кошки, смех ребёнка. Именно дети очень хорошо чувствуют все эти вещи. В абсолютном большинстве случаев дети не задумываются о каких-то глобальных вещах будь то любовь, ненависть или глобальное потепление. После того как мы взрослеем, умение чувствовать обыденные удовольствия постепенно сходит на нет. Фильм «Небо над Берлином» о том, как важно, не допустить этого. По крайней мере, я понял его именно так.

    Дамиэль и Кассиль — ангелы над Берлином. Они могут читать мысли людей, могут немного влиять на настроение, но по большому счёту, они лишь наблюдатели, которые отмечают хорошие и плохие моменты человеческой жизни. Дамиель влюбляется в цирковую гимнастку Марион и находит способ стать смертным. Тут то ему и открывается вся палитра и многообразие человеческих чувств.

    Во-первых должен сказать вот что. «Небо над Берлином» и «Город ангелов» — абсолютно разные два фильма, объединённые исключительно темой становящегося человеком ангела. Но если «Город ангелов» это история о любви и только о любви, то в «Небе над Берлином» любовь — лишь одно из многих чувств, о которых мечтает Дамиель.

    Ангелы в фильме выполняют не свойственную им функцию. Это становится понятно, если задуматься хотя бы о том, чем они занимаются в фильме. Оберегают людей? Нет. Помогают им? Тоже не особо. Выполняют божественные приказы? Опять нет. Они лишь наблюдают. Лично я ощутил этот образ как третий элемент в цепочке ребёнок — взрослый, когда мы говорим о чистоте мироощущения, а не о реальном возрасте. И процесс перехода из третьего состояния во второе, которое совершил Дамиэль даёт нам возможность поверить, что переход из второго в первое так же возможен. Мы должны, мы просто обязаны заставлять себя искать позитив в любой самой сложной жизненной ситуации. Тогда и только тогда мы будем счастливы.

    К минусам фильма отнесу традиционную затянутость. Сюжет очень медленно и тщательно пережёвывается. Впрочем, доктора говорят, что так и надо кушать. Мне же привычнее слопать всё в раз и быстро. Так что, продолжительность фильмов — это моя больная тема.

    Советую для просмотра, но фильм не для всех. И дело даже не в восприятии идей фильма на понятийном уровне, просто он слишком авторский. Я прекрасно пойму тех людей, которые не выдержат некоторых практически бесконечных сцен и монологов.

    8 из 10

    18 ноября 2011 | 06:32

    «Небо над Берлином» или, как будет правильнее, «Крылья желания», — самая известная картина Вима Вендерса, и значимость которой общепризнанна. Возвращаясь к своему раннему стилю и размышлениям, Вендерс создает поэтическую фреску, посвященную Берлину, но выходящую далеко за рамки одного города, и охватывающую «опыт жизни» как таковой повсеместно каждого человека.

    Мир, глазами ангелов, черно-белый с характерной желтизной, присущей смерти. Дамиэль и Кассиель приглядывают за горожанами, считывая мысли, и попутно обсуждая их между собой. Всё сплошь тоска, печаль и уныние. Люди улыбаются друзьям, флиртуют с незнакомцами, на работе капризничают, в метро уходят в себя. Их тяготят маленькие пенсии, неустроенность, несчастная любовь и несносные дети. Десятки коротких зарисовок сплетаются в единый калейдоскоп тотального несчастья и неуверенности в завтрашнем дне. В мыслях людей есть место как прошлому с несуществующими ныне площадями, так и будущему, в которое тяжело поверить.

    Скромный сюжетный каркас оформляет бесконечный мыслепоток, с едва уловимой связью. Этот страдающий мир и раньше не давал покоя Вендерсу, вгоняя его в пессимистические настроения, и провоцируя такие фильмы, как «Ложное движение». Тогда он брал такую социальную группу, как битники, и в их диалогах обнажал неприкаянность, которую можно было списать на послевоенное время. «Небо над Берлином», кстати, также несет на себе следы войны. Западная и Восточная Германия еще разделены, и там, где в фильме требовались кадры Берлинской стены, использовался ее макет, а «лейтенант Коломбо» играет в массовке про Вторую Мировую. Стоит год 1987, и, стало быть, несмотря на артефакты года 1945-го, причины настроений этих людей следует искать в их экзистенциальной неудовлетворенности и напряженной социальной атмосфере. Все это осложняет просмотр ленты и может стать сущим мучением, которому не способен даже противостоять такой поэтический образ как ангелы. Осадок — это самая естественная реакция на «Небо над Берлином».

    Тем не менее, это удручающее положение вещей и всеобъемлющая пустота, в глазах бесчувственных ангелов, напротив, представляется упоением жизнью, наполненной мириадами эмоций и простых радостей, будь то чашка кофе или улыбка прохожего. С одной стороны есть люди, которым кажется бессмысленной их короткая смертная жизнь, а с другой Дамиэль, уставший от своего бессмертия, в котором нет этих простых и сложных эмоций. В этом моменте кроется очевидное различие с ранним творчеством Вима Вендерса: ангел готов пасть на землю, чтобы обрести «опыт жизни», а любовь представляется ему настоящим рождением, к которому он шел с самого сотворения мира. Даже в мельчайших проявлениях жизнь обретает смысл, и ей не требуются различного рода теоретические конструкции, чтобы оправдаться.

    Небо над Берлином. Город оживает, и он ничуть не превращается в гомункулус больной фантазии режиссера. Взлетая над всеми штрассе и геррами, Вендерс пытается долететь до Тарковского, Одзу и Трюффо, которым посвящает фильм. Решительным рывком он достигает их высот, вознося Берлин над небом.

    10 из 10

    15 сентября 2011 | 01:26

    Безумно красивый и символичный фильм. Вернее, не фильм, а притча. Философская притча.

    Каждый найдет в ней что-то свое, что-то для себя. Что-то, что поможет ему (или ей) жить дальше, жить легче, веселее. Вендерс не навязывает нам свое мнение, нет! Он лишь рассказывает свою историю так, как нравится ему, а мы лишь воспринимаем ее так, как умеем.

    Тяжелое для осмысления кино. Но в нем трудно не признать «шедевра».

    Личная оценка

    9 из 10

    Ангелы существуют…

    16 января 2010 | 20:44

    - Ты же знаешь: ангелов не бывает, — шепчет он, медленно улыбаясь, рассеянным взором вдалеке выискивая что-то важное. — Ты же знаешь: я не ангел. Я просто есть. Я просто рядом с тобой. Я просто вслушиваюсь в мысли, что одолевают твой непоседливый разум. Смотри, ты не одинок. Чего же ты ещё желаешь? Ответа? Есть ли на свете ангелы? Станет ли человеку легче, если он поймёт, что ангелов не существует? Не станет. А если человек выдумает, что ангелы существует? Полегчает. Может, проще быть, чем искать оправдания своему бытию? Как ты думаешь? Не гляди на меня с укоризной, приятель, я лишь вслушиваюсь в твоё мысленное бормотание, я рядом с тобой всего лишь, просто существую наравне с тобой. Ты не одинок.

    Его карие глаза искрятся ироничностью, но, чтобы не обидеть меня, он сохраняет серьёзное выражение лица, на котором ощутима лёгкая печаль, имеющая свой оттенок обаятельности, словно обаяние — некий незатейливый и приятный цветок, что срываешь без устали, а на его месте появляется новый. Он здесь. Умолкнувший, но ещё не окончивший своей удивительной речи. Может, он ангел? Может, ангелов не бывает? Почему мы верим лжи, что сами выдумали? И отрицаем правду, сказанную другими? Будто этот странный человек — мой автор, а я герой его — беспомощный и смешной. Но нет. Хоть он слышит мои мягко крадущиеся по закоулкам сознания мысли, хоть он знает все мои грехи, хоть он понимает меня больше, чем кто бы то ни было, он не автор, ибо у него нет цели воплотить мой образ в каком-то замкнутом пространстве, в наглухо запертую колбу времени вместить. Как мы к сущности чего-либо всегда спешим, а для чего, а для кого, а смысл?

    - Когда ребёнок был ребёнком, — нарушил тишину мой незнакомый друг, — он, не смотря фильмы, не читая книг, не спрашивая совета у старших, даже тогда он знал истину, какая она есть. Он видел то, обо что остальные, хоть спотыкались, но предпочитали не замечать. Когда ребёнок вырастает, становится взрослым, он утрачивает своё незамутнённое представление о мире, об окружающих, об истине. Тогда он начинает поиски её, и не важно, как он будет её искать — снимая фильмы, как Вим Вендерс, бродя по Берлину, как Гомер, соблазняясь предложением Питера Фалька, как Дамиэль, пытаясь устоять в окружении поклонников Ника Кейва, как Касиэль, или полюбив человека, как Марион. Вы, взрослые, только и делаете, что неосознанно ищите истину, неизменного спутника из детства, невозмутимого собеседника тех далёких времён, когда всё казалось другим. Всё казалось настоящим, но сейчас, в поисках истины, на стены фальши натыкаетесь вы, и не можете понять, что смысл жизни — в поиске, а не в познании. Питер Фальк ищет человека, чьё лицо придало бы выразительности его рисунку, Ник Кейв ищет публику, одобряющую его песни, Марион ищет любовь, скрашивающую неуютную обыденность этого мира, и только ангелы ничего не ищут. Но разве ангелы существуют? Разве их придумали, в отчаянии оправдать грубый и жестокий мир, не вы, люди? Странные вы, вместо того, чтобы вспоминать истину, вы её загромождаете тонной выдуманного, лживого, неправдоподобного, но столь милого и успокаивающего. Разве сама мысль об ангелах не наркотик?

    Тоскливо я вглядываюсь в пейзаж за окном. Он смеётся, взъерошив пальцами и без того непослушные волосы с моей угрюмо наклонённой головы. Я понимаю. Ангелов не существует. Истину мы хороним каждый день, когда кто-то ещё расстаётся с детством, начиная взрослую жизнь. А человек, что смеётся незлобиво, он просто рядом, он просто есть, он просто существует. Без каких-либо объяснений.

    - Прошлое и будущее — иллюзия, — шепчет он, — а настоящее — реальность. Истина — настоящее, та спичка, что с жадностью пожирает огонь времени, создаваемый и поощряемый вами. Не проще ли быть? Не проще ли искать то, что дорого сердцу? Ты ищешь истину. Истина во мне. Найди меня…

    Смеющийся человек растворился в воздухе. Я буду искать его. Я найду его в каждом из вас, читателей рецензии, что с недоумением, любопытством, негодованием, презрением, улыбкой будут читать её, и независимо от того, смотрели вы фильм Вима Вендерса или не смотрели, я смогу вам сказать: «Истина в вас самих». Хотите верить в ангелов, что вслушиваются в мысли героев «Неба над Берлином» или верить во что-то иное — дело ваше. Поиск истины в любом случае будет сопровождать вас до конца дней.

    - Ты же знаешь: ты нуждаешься не в ангеле, ты нуждаешься в живом человеке, — шептал мне он, — только тогда ты выживаешь в этом странном, странном мире. Я не хочу видеть в твоих серых глазах ненависти. Я хочу, чтобы ты не был одинок. Ты же знаешь: даже ангелы, если бы они существовали, могут быть одинокими в этом мире.

    Знаю. И это самое страшное.

    Посвящается: belaya belka, ангелу, который существует.

    4 июля 2008 | 01:39

    Мечтательный и красивый, но вместе с тем достаточно нудноватый фильм о бытие ангелов. Их бытие, как ни странно, тоже не самое веселое занятие — лишенные физических ощущений, эти создания тысячелетиями наблюдают за простыми смертными, слушают их мысли, а иной раз и помогают сделать судьбоносный выбор. Но им неведомы ни аромат чашки горячего кофе ранним утром, ни ветер, ласкающий лицо теплым осенним днем, ни трепетное чувство в груди, перед встречей с любимым человеком. И один из ангелов, по имени Дамиэль, не устоял перед этим соблазном простых земных радостей, и променял бессмертное существование на невечную человеческую жизнь, со всеми ее тягостями и несовершенством.

    Эта работа Вима Вендерса бесспорно хороша, но ей явно не хватает разнообразия, что становится заметно уже после сорока минут просмотра. Однако это лишь мое субъективное мнение, и посягать на звание фильма, как классики европейского кинематографа просто глупо, особенно учитывая количество собранных им наград. В целом фильм придется по душе практически всем любителям атмосферного и вдумчивого кино.

    8 из 10

    27 августа 2010 | 13:49

    Два ангела — Дамиэль и Кассиэль — живут в Берлине. Они умеют читать сокровенные мысли людей и обречены на бессмертие. Дамиэль, тяготящийся своей бесплотности, влюбляется в цирковую акробатку Марион. Её работа связана с постоянным риском разбиться — упасть с большой высоты, что Дамиэлю не угрожает по определению. А Кассиэль опекает старого архангела, обитающего в библиотеке (его исполнил 86-летний Курт Бойс, и это была последняя 110-я роль актера, который начал сниматься с шести лет).

    Дамиэль решает пренебречь своей посреднической миссией между Богом и людьми и становится простым смертным, предпочтя абстрактному всезнанию опыт невечной земной любви со всеми ее слабостями и несовершенством. Отказ от абсолютной духовности в пользу человеческих чувств наделяет Дамиэля осознанием конечности бытия, лишая его вместе с крыльями бессмертия…

    Возобновление сотрудничества Вима Вендерса и Петера Хандке, прерванное на целых 12 лет после завершения «Ложного движения», обернулось созданием «последнего европейского киношедевра». Приступая к этому проекту, Вендерс черпал вдохновение в стихах Райнера Марии Рильке. Фильм был посвящен 750-летию Берлина: редкий случай, когда конъюнктурное, в определенном смысле, кино оказалось великим фильмом, соединившим детские фантазии и глубокие философские раздумья.

    Пережив вместе с Дамиэлем инициацию падения на грешную землю, 42-летний режиссер сам исполнил роль посредника между зрителем и Богом, в которого, по его собственному признанию, не верил. Но поэтическая меланхолия атеиста обернулась одухотворенной метафорой обретенного рая. Вендерсом двигала и ностальгия (он уже несколько лет не работал на родине), и любовь к прекрасной француженке Сольвейг Доммартин (исполнившей роль Марион). Разыграв историю именно в Берлине, в этом «историческом месте правды», он невольно выступил в роли пророка, предсказав скорое падение берлинской стены, которую через два года смогут преодолевать не только ангелы, но уже все жители Берлина.

    Глазами Вендерса стал 78-летний (!) французский оператор Анри Алекан, который еще в далеком 1946-м снял «Красавицу и чудовище» для самого Жана Кокто, а в 1953-м — «Римские каникулы» для Уайлера. Спустя треть века, он был, наверно, единственным, кто мог знать, как воссоздать на пленке тот божественный свет, что для многих ассоциируется с поэтическим кино 40-х. Но когда бесплотный медиум, воспринимавший мир исключительно черно-белым, становится человеком и облачается в нелепую пеструю куртку, то мир, и вместе с ним изображение, обретает цвет. Так на смену одухотворенному поэтическому экспрессионизму приходит аляповатый реализм повседневности.

    Благодаря участию светописца-патриарха Вендерсу удалось найти для умозрительной теологической идеи о соединении чистого духа и чистой плоти метафорический визуальный образ. Невесомые трэвеллинги вызволяют Дэмиэля с Кассиэлем из области стерильной духовности — библиотеки, в которой они до поры обитали, и погружают в метафизику быта — на бренную землю, в бродячий цирк, дансинг, дешевую кофейню. Ранее добиваться этого в кино без мистических «приколов» удавалось разве что гениям, например, Тарковскому.

    Не случайно Вендерс посвятил фильм «трем ангелам» — Андрею Тарковскому, Ясудзиро Одзу, Франсуа Трюффо. Тем самым уже в посвящении дается ключ к этой картине-притче, ставшей последним весомым ответом европейского авторского кино агрессивному и стремительно набирающему силу постмодернизму. Рациональная рефлексия неоклассицизма обрела здесь поэтическое вдохновение и визуальную силу, казалось, давно и навсегда утраченные.

    В это трудно поверить, но изначально данный проект рассматривался Вендерсом как проходной и промежуточный. Перед тем он уже несколько лет готовился к масштабной постановке «До скончания света» (1991), которая в итоге оказалась претенциозным дорогостоящим блокбастером. Что же касается продолжения Der Himmel uber Berlin, получившего название «Так далеко, так близко» (1993), то в нем Вендерс позволил себе серьезные нарушения жанровых и стилистических пропорций, что вызвало очевидное разочарование, даже несмотря на еще более престижную премию Каннского фестиваля.

    30 августа 2012 | 20:24

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>