всё о любом фильме:

Небо над Берлином

Der Himmel über Berlin
год
страна
слоган«There are angels on the streets of Berlin»
режиссерВим Вендерс
сценарийВим Вендерс, Петер Хандке, Рихард Райтингер
продюсерАнатоль Доман, Вим Вендерс, Паскаль Доман, ...
операторАнри Алекан
композиторЮрген Книпер
художникХайди Люди, Моника Якобс, Эстер Вальц
монтажПетер Пшигодда
жанр фэнтези, драма, мелодрама, ... слова
сборы в США
зрители
Франция  1.08 млн,    США  781.1 тыс.,    Германия  700 тыс., ...
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG-13 детям до 13 лет просмотр не желателен
время130 мин. / 02:10
Номинации (1):
Невидимые людям ангелы фланируют по разделенному стеной Берлину, заглядывая в дома, мысли и души его обитателей. Один из них готов променять вечность в раю на любовь акробатки из цирка. Но по силам ли небесному созданию выдержать земные чувства?
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
98%
45 + 1 = 46
8.6
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Первые 90 минут фильма — черно-белые, потому что ангелы видят лишь различные оттенки серого. Фильм становится цветным одновременно с падением на Землю Дамиэля. Одновременно с падением меняется и речь Дамиэля — с высокого «ангельского» стиля он переходит на обычную речь.
    • Все черно-белые сцены были сняты через специальный фильтр, который оператор Анри Алекан соорудил из чулка своей бабушки.
    • Цирк «Алекан» был назван в честь оператора Анри Алекана.
    • Когда появляется Питер Фальк, бегущие за ним дети кричат «Коломбо! Коломбо!», намекая на самую популярную роль актера — детектива Коломбо.
    • Вендерсу не разрешили снимать у настоящей Берлинской стены. Пришлось построить декорацию; первый вариант «стены» был разрушен дождем, потому что конструктор обманул продюсеров и построил ее из дерева.
    • В этом фильме имеется эпизодическое появление Вима Вендерса: он играет члена съемочной группы в сцене, где ангел Кассиэль наблюдает за съемками фильма с Питером Фальком.
    • Сцена, в которой герой Отто Зандера (белокурый ангел Кассиэль) мрачно едет на автобусе, обхватив руками голову, снята так потому, что в день съемок у него обнаружилась большая проплешина, которую не мог скрыть никакой грим.
    • еще 4 факта
    Трейлер 01:58

    файл добавилFinal.Earth

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 10.0/10
    Два ангела, Дамиэль и Кассиэль, способные читать мысли людей, спускаются с небес в современный Берлин. Оба далеко не святые, а один из них, Дамиэль, даже влюбляется в девушку-циркачку Марион. Но из-за этого он теряет свои крылья и бессмертие. Так что отныне «падший ангел» вынужден жить среди людей. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 141 пост в Блогосфере>

    ещё случайные

    Вчернобеливание
    «Шедевры похожи на крупных животных. Они с виду спокойны» — говорил Флобер, подразумевая ту неспешность, которую может позволить себе произведение, имея в рукаве интеллектуальную искру. Без оной неспешность, разумеется, была бы вмиг свергнута в ранг занудства, отличающегося от неспешности, впрочем, лишь тем, что оно не принадлежит шедевру.

    С другой стороны, Вендерс не обременен столь тяжелыми крыльями классика, как, скажем, Бертолуччи, и мог бы позволить себе праздное черно-белое рассуждение о красоте ощущения без побочной монотонности повествования. Это никак не сравнение в пользу Бертолуччи, Вендерс талантлив (чего стоит эпизод с выкидыванием мебели из окна и последующий под окно же переезд в «Входите без стука»), просто автора ПТВП зритель наверняка обвинил бы в неуместном юношестве, если бы вдруг «Небо над Берлином» снял именно он. А, находя в режиссерском кресле Вима, зритель безропотно отпускает свои ожидания фильма исключительно зрелого.

    Творчество Вендерса подстать его жизни — легкое при неподъемных претензиях, не сосредоточенное, наверное, даже неглубокое, однако не оттого, что не имеет шанса на глубину, а оттого, что мечется меж сотнями дверей, стараясь заглянуть в каждую из них. При том, очень сложно назвать Вендерса экстравертом в кино — его метания между идеями в фильмах сродни метанию между женщинами и городами в жизни: не от своей открытости и способности принять в сердце множество Вендерс такой, а от свой замкнутости и отторжения порою даже единицы. Его высшее образование, исключая мюнхенскую школу кино, очень подходит индивидуалисту и одиночке, у которого поиск, а не обретение, главное в жизни. Разные двери в творчестве — в меньшей степени способ поймать двух зайцев, нежели сомнение в необходимости поимки как таковой.

    Начиная «Небо над Берлином» с феноменального по своей проникновенности в мое собственное детство вопроса «Почему я это я, а не ты?», Вендерс дает ясно понять, что его кино подобно пресловутой легкости бытия, очень праздно, размыто, но давяще и слишком узнаваемо, чтобы стать очередным развлечением. Нет, не как лавину он обрушивает на зрителя потоки фильма, скорее, будто проливает дождем.

    Я не рискнул искать параллели между историями всех людей, о которых упоминается в фильме. Думаю, таких параллелей и нет, Вендерс, напротив, нарочито разрозненными демонстрирует эпизоды и мысли, чтобы подчеркнуть позицию главного героя как созерцателя многих судеб.

    Вообще, ангелы по Вендерсу существа странные — он представляет их будто выглядывающими из небытия и восхищающимися нашим миром, при том, уверен, как и все прочие люди, Вендерс вряд ли знает, что есть небытие, если конечно он сам не падший ангел. Этот мир позади мира, который и упоминается в качестве небытия ангелов, сложно соотнести с их способностью наблюдать, сострадать, а уж тем более любить.

    Получается, у ангелов есть их бытие, пускай нефизическое, но именно к такому — физическому — они порой стремятся, ощущая бедность лишь духовного. Кто бы мог подумать, духовность сама по себе — недостаточна, схожа с нехваткой. Вызывает отторжение. Впрочем, как и физиология, оставшаяся без духа. Вендерс стремится к уравновешиванию, не демонстрируя его в кадре. Да и не зря он сделал двумя главными образами своего фильма ангелов и детей — и тем и другим есть, что спрашивать.


    Зацветение
    Фильм не показался мне ни депрессивным, ни, наверное, даже трогательным. Отлично сказано о том, что было, мало сказано о том, что будет. «Небо над Берлином» как некая отправная точка, он как раз по возрасту тем, кто его понимает. Составленный из многого, все же может похвастаться своей правильной и гармоничной, хотя потому предсказуемой, концепцией. Фильм — затяжной прыжок. И, с другой стороны, если бы у Вендерса совсем не было крыльев, досмотрел бы я до конца?

    8 из 10

    30 октября 2007 | 00:16

    С первых кадров мы смотрим на мир глазами ангела, человека в черном пальто и с большими белыми крыльями, который стоит на вершине разрушенной башни и смотрит сначала на небо, затем на людей внизу. Как окажется, ангелы видят всё черно-белым. Человеческие мысли сливаются для ангела в гул голосов, он слушает их все: скука, слепота, маленькая квартира, смерть, старость, любовь, одиночество, дети… Только дети, ни о чем не переживают, «когда ребенок был ребенком, он не знал, что он — ребенок».

    Интересные ангелы получились у Вима Вендерса: ходят по земле, делают заметки в блокноте, отбрасывают тени, собираются в публичной библиотеке. Дамиэль — «упавший ангел», не «падший», ведь и на земле для Марион он останется ангелом-хранителем. Он просто упал с небес, а сверху на него свалились доспехи. Еще в сцене, где Дамиэль и Кассиэль сидят в кабриолете, мы понимаем, чувствовать как человек — очень заманчиво для ангела, ведь есть столько прекрасных вещей, которые людям дано ощущать, но они не ценят этих моментов, для людей это обыденность.

    А для ангела что-то особенное, они записывают такие вещи в свои блокноты и потом читают друг другу. Кассиэль рассказывает Дамиэлю о восходе, об уровне воды в море, о том, что «человек, прогуливаясь по шоссе Лилиеншталле, постепенно замедлил шаг и посмотрел через плечо в пустоту». И вот Дамиэль понимает, что он хотел бы «говорить «сейчас, сейчас, сейчас!», а не «с тех пор» и «навеки» воскликнуть «ох!» и «ах!», вместо «да» и «аминь»». И когда, наконец, ангел находит Марион, крылья теряют для него всякую ценность. И вот он падает, его стукает по голове тяжелыми доспехами, у него идет кровь, он находит Марион и он просто счастлив.

    Воздушная гимнастка Марион же, наоборот, является человеком, который, подобно ангелу, воспарил. На репетиции мы видим ее с крыльями, и директор цирка говорит ей: «Марион, ты должна летать, ты же ангел!». Но вот кто-то другой говорит: «Ей мешают крылья»… Марион одинока, она ждет свою любовь. «Время лечит всё, а если само время есть болезнь?», — думает она. И вдруг совсем уже отчаявшись, она встречает Дамиэля и сразу же понимает, что это Он, тот самый.

    Кассиэль — настоящий ангел, он понимает своего «коллегу», но сам никогда не откажется от крыльев, ему очень нравится то, кем он является.

    Невероятно интересный герой у Питера Фалька, пожалуй, без него фильм был бы невыносимо грустным. Фальк предстает перед нами в образе самого себя, «с элементами Коломбо». Он немножко ненормальный, разговаривает сам с собой, все время рисует что-то, ему никак не угодить со шляпой и у него странное пальто, когда другие ломают голову над серьезными проблемами, «Коломбо» думает о еде. Похож на ребенка, так покажется всем… А оказывается, что он такой же, как и впоследствии Дамиэль, «упавший ангел» и он умеет наслаждаться этой жизнью, как, наверное, когда-то мечтал. Прежде, чем свалиться с неба, разумеется. И ведь именно этот ненормальный актер навел Дамиэля на мысль о падении, в самом прямом смысле этого слова.

    Большая часть фильма в черно-белом цвете, так видят мир ангелы и мы вместе с ними. Но иногда цвет все-таки врывается в виде людских воспоминаний, или же мы начинаем смотреть на все уже человеческими глазами, как, например, после падения Дамиэля. Это дает зрителю понимание того, что у ангела нет чувств, он не видит и не чувствует ярких, теплых, сочных моментов.

    Быть ангелом это совсем не то, что быть человеком, а быть человеком совсем не то, что быть ангелом. Почему роли распределены именно так? Зачем мы приходим в этот мир, зачем живем, что мы должны сделать? Откуда у нас берутся эти вопросы? Умирающий человек думает о жизни, школьница проститутка о смерти и о добре. Самоубийца перед тем как прыгнуть думает о том, что простудится и о дырке в кармане. Фильм заставляет задуматься, опять стать ребенком, посмотреть на свою жизнь с точки зрения ангела и понять, как много прекрасного, интересного, смешного, доброго и хорошего мы упускаем, не ценим. И только ребенок…

    «Когда ребенок был ребенком, он не знал, что он ребенок, всё его воодушевляло, и все души сливались в единое целое»

    10 из 10

    6 июня 2009 | 00:08

    Ужасно скучный фильм. Но не потому, что плохой. Многие о таких говорят «под настроение». Но у жизни всегда одно настроение, а его случайные вариации (акциденции) столь же обманчивы, как ощущения. Поэтому трудно смотреть на жизнь глазами ангела, лишенного не только ощущений, но и обыденного человеческого смысла. Хорошо быть идеальным, но быть человеком, со всеми его недостатками, конечно, лучше. Трудно поверить, что Вендерс настолько гениален, особенно от нарочито поэтических и экзальтированных мыслей фильма, далеких от ясности для нормальных людей. Он, очевидно, метил не так далеко. Но попытка показать что-то конкретное обернулась жизненным откровением. И попытка обратить внимание человека на вещи, которые у него всегда есть, пока он жив: любовь, ощущения, целостность бытия, — это не что иное, как потребность режиссера в исповедании своего личного катарсиса. Ведь фильм с философской точки зрения, скорее всего, плох. Он неясен и нематериален. Но игра с цветом, операторские виражи и легкость актерской игры необъяснимым образом позволяют почувствовать в фильме человечность. И точно так же, как идеи фильма абсолютно безжизненно-идеальны, точно так же они прекрасны в своем материальном воплощении. Они обретают смысл лишь постольку, поскольку каждый конкретный актер вложился в этот рассказ. Образы — вот главное достоинство этого творения.

    Я никогда бы не стал ставить фильму самую высокую оценку, если бы мог поставить что-то среднее, неоднозначное. Но сам фильм имеет такую природу, что он хорош именно потому, что он плох. И потому плох, потому что хорош. О таких можно много говорить, но в итоге ничего не сказать. Этот фильм либо очень плох, либо очень хорош. Но поставить этому фильму высшую оценку — личная заслуга зрителя, размышлявшего и боровшегося во время просмотра, а не искавшего глазами готовых объяснений.

    10 из 10

    19 декабря 2014 | 18:08

    Очень необычный по форме фильм Вендерса, где он показывает мир сразу с двух точек зрения: парящих над Берлином ангелов и непосредственно людей, которых они оберегают. Здесь режиссер использует сразу два вида пленки: черно-белую и цветную, что дает четкое разграничение.

    Мировосприятие обитателе земли и неба сильно различается, особенно отношение ко времени. Для ангелов вечность их постоянный спутник, для людей это быстротекущая река. Но их объединяет одно — желание попасть на другую сторону. Люди стремятся в небо. Потому что устали и жизнь полна безысходности — и прыгают с крыши. Потому что для счастья им не хватает крыльев и они мечтают парить — это полет гимнастки под куполом цирка.

    Ангелам же недоступны простые вещи, приносящие радость: буйство красок, горячий кофе в компании, тепло других людей, влюбленность. И это заставляет их желать отречься от крыльев.

    В небе над Берлином летают ангелы, мучимые любовью к людям, но они бессильны, и желание быть деятельным приводит одного из них на землю, чтобы стать обычным человеком, вкусив и радости земной жизни, и ее горечь.

    Фильм восходит к традициям новой французской волны 50-х годов, в особенности к картинам Трюффо, с их фрагментарностью речи и отрывистостью мыслей. Также он очень близок по форме к произведению Годара «На последнем дыхании», хоть в нем и нет разорванности монтажа, но есть такая же сильная внутренняя экспрессия. Нарочитая нецельность вызвана обращением к «потоку сознания», избавляя от фильтра речи и оставляя лишь глубокую подлинную суть.

    Пронзительно искренний фильм немецкого режиссера, где любовь обретает крылья, объединяет разделенные стороны и возносит в берлинское небо.

    28 октября 2012 | 14:54

    В обыденном унылом изображении ангелы предстают как идеальные картинки кого-то с крыльями, кого-то с белыми волосами, кого-то светящегося. Блондинки-светлячки в итоге.

    Ангелы сопровождают людей, поддерживают, помогают, охраняют и так далее по списку.

    Видимость ангелов — оксюморон. Жизнь же повернута на 180 градусов — они видят нас. Они видят, какие мы, а мы их нет.

    Поэтому для Вима нет ничего удивительного в том, что крылья ангелам заменяет потрепанный колобовский плащ, а красивые лица заменяются уже опытными и проторенными дорожками морщин.

    Есть некая сущность проблемы ангелов. Они слышат и видят то, что другие не замечают — это положительная сторона монетки, с другой же стороны монетка медная — они не чувствуют людей, не могут почувствовать предметы, тепло, подушечки пальцев, которые опускаются в землю, воду, касаются женской поверхности, трогают лесную кору.

    Этот фильм то ли делает лучшую антирекламу бмв, то ли опускает бмв до доступной машины как средства передвижения, заставляя всех подряд покупать этот автомобиль В этой роскошной бмв, открытого типа, ангелы обмениваются теми деталями, зацепившими их сознание в течение дня. Это те мелочи, которые умеют отличать лишь некоторые люди и ангелы. Одно выхватывается из этих деталей: как девушка под дождем под зонтиком, резко закрыла небесную защиту над собой, и она повернула себя к нему, к ощущению капель на лице — она промокла, она прочувствовала.

    Ангелы становятся заложниками своего бессмертия без чувств и человеческих раздоров. Ох, как иногда и ангелам хочется побить посуды, проявить ярость не в воздух, а на кого-то, на кого-то живого.

    И наш ангел хочет стать человеком, хочет ощущать кивок головы, садясь за карточный стол. Хотя бы кивок. Немного внимания.

    Мы не ангелы, а разве не жаждем внимания, а разве замечаем стук капель по подоконнику, разве чувствуем тепло от дружественной руки, а не кошелек друга, разве можем отдаться искренности, а не рыночно-конъюнктурной атмосфере бытия?

    Ангелы и идеальны, потому как видят и не могут сделать. Как только спускаешься в мир, правильные и неправильные решения теряются в субъективности каждого индивидуального мира. Ребенка. Женщины. Мужчины. Другого мужчины. Булочника. Почтового. Полицейского.

    И кто же на самом деле видит монохромный мир: они или мы? Черно-белую гущу видят чаще всего все люди, потому что опускаются до стереотипных действ, желаний толпы, ценностей буржуа. И они живут замещенными чужими идеалами, создав этот идеализированный образ, который потом становится для них более реальным, чем сама жизнь.

    Ангелы видят больше, их краски должны быть ярче, честнее, прозрачнее.

    Наслаждаться минутами жизни. Питер Фальк рисует не умея рисовать, но он хочет это делать. Он бывший ангел: понимает, что такое карандаш, что такое тереть, согревая друг о друга руки, что такое протянуть руку в воздух, зная что, где-то там ответят, но Питер этого не увидит.

    Ангел влюбляется. Преимущество ангелов, что они не могут развлечься только внешней красотой, они сразу видят эти фантанирующие внутренние миры, и только тяга к этим мирам и их понимание и желание помочь, заставляет их срываться туда, вниз, с горы, вниз, вниз к жизни, к жизни: больной — когда разбита голова, замерзающей — когда ты одет не по сезону, одинокой — если тебе некуда идти.

    Каждый ищет свой адрес. Наш сорвавшийся ангел нашел адрес, нашел девушку, которая влилась ему внутрь. Девушку, с которой его мир смешался с ее миром, и он уже не может выкинуть ее мир из своего, да где уж тут свой! Когда мир паразитно захвачен ею — тут некуда деться! Только быть вместе…

    Надо стать ангелом, а потом пасть вниз, пасть вниз. Стать павшим ангелом. Оказывается падший ангел может оказаться незабвенно-правильной стезей на жизненном пути. Готовы чувствовать боль?

    11 июля 2011 | 01:15

    Когда ребенок был ребенком, это было время вопросов: Почему я — это я, и почему я — это не ты? Почему я здесь, почему не там? Когда началось время и когда кончается пространство? Может быть, наша жизнь под Солнцем — это только сон? Может быть, то, что я вижу, слышу, чувствую — это только мираж мира в этом мире? Существует на самом деле зло и есть ли по-настоящему злые люди? Как получается, что до того как я стал тем, кто я есть, меня не было, и что однажды я перестану быть тем, кто я есть?

    Часто ли мы задаемся подобными вопросами? Большинство людей слишком заняты чем то другим, нежели тем, что называется жизненными вопросами вечности, бытия и существования человека. Ангел Дамиэль спускается в наш мир, бороздя броздоры красивейшего города на Земле — Берлина. Он посещает разные места, входит в наши дома, слушает и наблюдает людей. Ему интересно все то, что происходит в этом городе.

    Дамиэль и остальные Ангелы видят все в черно-белых тонах. Сделано это конечно намеренно: стилистически это попадание в самое яблочко! При этом фильм не смотрится унылым или угнетающим. Наоборот! Этот прием позволяет не отвлекаться зрителю на что то неважное в кадре, а вслушаться в мысли людей, при этом думая и анализируя.

    Намеренно не читаю обычно рецензии на все то, что самому хочется понять и разобраться. И с этой точки зрения, фильм по-настоящему хорош. Хорош тем, что открываешь в нем что то значимое, что то недосягаемое многим и многим кинодеятелям. Крылья желаний (верный перевод) — вечное произведение. Оно будет актуально вчера, сегодня и завтра. Мода приходит и уходит. Она не властна над подобными шедеврами. Кино это не устареет. Оно монолитно и очень красиво. Лишь один пока недостаток, который на мой взгляд дилетанта мешает слегка выставить оценку «гениально»: хронометраж мог бы чуть меньшим. Субъективно, но все же…

    9,5 из 10

    7 июля 2013 | 11:46

    Давно порывался посмотреть Вима Виндерса, и я решил взять его лучшую, по мнению критиков, работу. Поскольку меня необычайно заинтриговал сюжет. И вот что из этого получилось.

    Первое, что должно броситься в глаза любому, кто смотрел «Небо Над Берлином»,это черно-белая пленка, хотя сам фильм 1987 года рождения. Весьма удачный ход-а как еще показать каждодневную рутину и безысходность, которая господствует не только над самими главными героями, но и над Берлином, в котором происходит действие. Лишь воспоминания я новоприобретенное счастье предстают перед нами в полном цвете. Счастье того, что можно ты действительно сумел почувствовать вкус жизни.

    Через весь фильм проходит довольно пестрый поток философии, полный самых разнообразных мыслей. Часть их них горько правдива, поскольку касается рассуждений о жизни и смерти. И, как мы можем понять, жить вечно-самое тяжкое наказание. Настолько тяжкое, что вечность затмевает в двух ангелах все человеческое, а прежде всего-их материальный облик. Вендерс показал обоих героев лишь немного(!) завидующим простым смертным. В принципе, от такой атмосферной картины поневоле приходится ждать чего-то большего.

    Если что-то в «Небе» и идеально, так это разнообразность эпизодических зарисовок. Хотелось бы и вам, уважаемые зрители, заглядывать в разные точки серого города и прочитать мысли людей, оставшись при этом полностью незамеченным?Сей довод автоматически добавляет и живописную панораму, пусть даже и черно-белую, немецкой столицы, а заодно возможность некоего сопереживания. Сюда же можно и добавить отсутствие диалогов и голоса за кадром, передающие ворох накопившегося в людских головах.

    Каннский кинофестиваль раскрывает прежде всего неординарность и уникальность режиссера. Осмелюсь заметить, что лента вполне заслуженно победила в номинации «Лучший Режиссер». Стиль Вендерса явно бросается в глаза. Но затянутости ему я простить не могу, а как следствие, ненужных действий и слов.

    7 из 10

    хотя сама картина мне понравилась.

    2 сентября 2012 | 00:38

    Сложный режиссер Вим Вендерс. Некоторые его фильмы не вызывают ничего кроме скуки, другие восхищают и надолго остаются в памяти, поэтому садясь смотреть его очередной фильм никогда не знаешь чего ждать. Очень жалко, что «Небо над Берлином» я увидел так поздно, я так много времени посвятил совершенно никчемным фильмам, когда под рукой у меня всегда лежала даже на раскрытая коробка с одним из величайших фильмов в истории кино.

    «Небо над Берлином» это не фильм, нет, это скорее полотно, огромная, необъятная картина, которая не может вместиться в один кадр, поэтому оператору приходится метаться от одной ее части к другой. Эта огромная картина — Берлин, целый город, город людей, город судеб.

    А, может, в образе Берлина нам показан целый мир? Каждый человек здесь — это не простая бездумная масса, а личность со своими проблемами и мыслями. Мысли в этом фильме вообще играют главную роль. Человек может находиться в абсолютно статичном положении: листая книги в библиотеке, ведя куда-то вперед свое такси или сидя на мостовой после аварии, но в мыслях он всегда будет в движении.

    В мыслях человек вновь возвращается в свое прошлое, переживает вновь свою жизнь, возвращается в настоящее, и почему — то всегда все сводится к одной мысли: «Зачем я живу, в чем смысл моей жизни и правильно ли я ее прожил». И всегда рядом с ним ангел, он наблюдает и слушает его мысли и помогает как может.

    Однажды один из ангелов решил стать человеком. Ведь люди могут видеть цвета, чувствовать вкус пищи, боль, и самое главное любовь. Именно любовь спустила его на землю, но что будет потом, что случится с ним когда он встретится со злом этого мира?

    Фильм шедевр, философская притча, которую хоть сейчас вставляй в рамку и выставляй в лувре, чтоб каждый хоть на секунду задумался, зачем он живет, в чем смысл этой самой жизни.

    10 из 10

    21 марта 2009 | 16:09

    Меня этот фильм совершенно не шокировал и не удивил. Не в коем случае не скажу, что кино просто переворачивает мир с ног на голову, есть фильмы намного мощнее и качественнее пример: тот же «Париж Техас» в 100 раз лучше, или скажем фильмы Ван Сента «Аптечный Ковбой» и «Штат Айдахо», «Птаха» Паркера, «21 грамм» Иньярриту, «Зеркало» и «Сталкер» Тарковского и др.

    Фильм, наверное, пропрёт только того, кто посмотрел его, не будучи повернутым, на кино и не успевшим посмотреть изрядную кучу фильмов до «Неба над Берлином». Идея, что ангелы слоняются по земле и получают кайф от позитивных моментов в жизни человека, о которых никто не говорит в слух — это здорово, отличная идея. Действительно в жизни можно схватить позитив даже от того, что ты идёшь по дождю без зонта, когда он у тебя с собой. Наверное, ради таких мини моментов и стоит жить, и главные герой приходит к такому выводу и становится человеком.

    Но в фильме чувствуется некая пустота, фильм не разукрашен яркими тонами как скажем у Ван Сента. В этом фильме чувствуется мрачность, депреснячок и некая недоделанность сюжета. Вот скажем, Ник Кейв и Коломбо совсем не к месту, другое дело Горбачёв во 2 фильме. Все фильмы Вендерса какие то неуклюжие и недоделанные, и не вызывают улыбку как у Джармуша. У Джармуша эта недоделанность вызывает некий скрытый под сценарием анекдот, который сложно раскусить не киноману, у Вендерса же всё серьёзно и не до конца понятно. Надпись в конце «продолжение следует» делает фильм ещё более недоделанным, лично я бы её убрал.

    Вторая серия как брат близнец, только это ещё более запутанный фильм, который ничего не проясняет. Тема про ангелов стала очень популярной позже, скажем, Спилберг снял фильм «Всегда», который все так раскритиковали за попсовость, а лично мне понравилось. Фильм с Мэг Раян и Николосом Кейджем про ангелов — вот это уже чушь и попса.

    «Небо над Берлином» я советую посмотреть, но в нём нет ничего сверхъестественного… Все кинокритики так восхищаются этим фильмом, а я так и не понял чему тут так восхищаться, это не лучший фильм Вендерса, «Париж, Техас» — вот это действительно кино! Ничего нового в «Небе над Берлином» я тоже не увидел.

    Оценка 9 из 10, и то я малец завысил.

    20 июня 2007 | 20:20

    - Ты же знаешь: ангелов не бывает, — шепчет он, медленно улыбаясь, рассеянным взором вдалеке выискивая что-то важное. — Ты же знаешь: я не ангел. Я просто есть. Я просто рядом с тобой. Я просто вслушиваюсь в мысли, что одолевают твой непоседливый разум. Смотри, ты не одинок. Чего же ты ещё желаешь? Ответа? Есть ли на свете ангелы? Станет ли человеку легче, если он поймёт, что ангелов не существует? Не станет. А если человек выдумает, что ангелы существует? Полегчает. Может, проще быть, чем искать оправдания своему бытию? Как ты думаешь? Не гляди на меня с укоризной, приятель, я лишь вслушиваюсь в твоё мысленное бормотание, я рядом с тобой всего лишь, просто существую наравне с тобой. Ты не одинок.

    Его карие глаза искрятся ироничностью, но, чтобы не обидеть меня, он сохраняет серьёзное выражение лица, на котором ощутима лёгкая печаль, имеющая свой оттенок обаятельности, словно обаяние — некий незатейливый и приятный цветок, что срываешь без устали, а на его месте появляется новый. Он здесь. Умолкнувший, но ещё не окончивший своей удивительной речи. Может, он ангел? Может, ангелов не бывает? Почему мы верим лжи, что сами выдумали? И отрицаем правду, сказанную другими? Будто этот странный человек — мой автор, а я герой его — беспомощный и смешной. Но нет. Хоть он слышит мои мягко крадущиеся по закоулкам сознания мысли, хоть он знает все мои грехи, хоть он понимает меня больше, чем кто бы то ни было, он не автор, ибо у него нет цели воплотить мой образ в каком-то замкнутом пространстве, в наглухо запертую колбу времени вместить. Как мы к сущности чего-либо всегда спешим, а для чего, а для кого, а смысл?

    - Когда ребёнок был ребёнком, — нарушил тишину мой незнакомый друг, — он, не смотря фильмы, не читая книг, не спрашивая совета у старших, даже тогда он знал истину, какая она есть. Он видел то, обо что остальные, хоть спотыкались, но предпочитали не замечать. Когда ребёнок вырастает, становится взрослым, он утрачивает своё незамутнённое представление о мире, об окружающих, об истине. Тогда он начинает поиски её, и не важно, как он будет её искать — снимая фильмы, как Вим Вендерс, бродя по Берлину, как Гомер, соблазняясь предложением Питера Фалька, как Дамиэль, пытаясь устоять в окружении поклонников Ника Кейва, как Касиэль, или полюбив человека, как Марион. Вы, взрослые, только и делаете, что неосознанно ищите истину, неизменного спутника из детства, невозмутимого собеседника тех далёких времён, когда всё казалось другим. Всё казалось настоящим, но сейчас, в поисках истины, на стены фальши натыкаетесь вы, и не можете понять, что смысл жизни — в поиске, а не в познании. Питер Фальк ищет человека, чьё лицо придало бы выразительности его рисунку, Ник Кейв ищет публику, одобряющую его песни, Марион ищет любовь, скрашивающую неуютную обыденность этого мира, и только ангелы ничего не ищут. Но разве ангелы существуют? Разве их придумали, в отчаянии оправдать грубый и жестокий мир, не вы, люди? Странные вы, вместо того, чтобы вспоминать истину, вы её загромождаете тонной выдуманного, лживого, неправдоподобного, но столь милого и успокаивающего. Разве сама мысль об ангелах не наркотик?

    Тоскливо я вглядываюсь в пейзаж за окном. Он смеётся, взъерошив пальцами и без того непослушные волосы с моей угрюмо наклонённой головы. Я понимаю. Ангелов не существует. Истину мы хороним каждый день, когда кто-то ещё расстаётся с детством, начиная взрослую жизнь. А человек, что смеётся незлобиво, он просто рядом, он просто есть, он просто существует. Без каких-либо объяснений.

    - Прошлое и будущее — иллюзия, — шепчет он, — а настоящее — реальность. Истина — настоящее, та спичка, что с жадностью пожирает огонь времени, создаваемый и поощряемый вами. Не проще ли быть? Не проще ли искать то, что дорого сердцу? Ты ищешь истину. Истина во мне. Найди меня…

    Смеющийся человек растворился в воздухе. Я буду искать его. Я найду его в каждом из вас, читателей рецензии, что с недоумением, любопытством, негодованием, презрением, улыбкой будут читать её, и независимо от того, смотрели вы фильм Вима Вендерса или не смотрели, я смогу вам сказать: «Истина в вас самих». Хотите верить в ангелов, что вслушиваются в мысли героев «Неба над Берлином» или верить во что-то иное — дело ваше. Поиск истины в любом случае будет сопровождать вас до конца дней.

    - Ты же знаешь: ты нуждаешься не в ангеле, ты нуждаешься в живом человеке, — шептал мне он, — только тогда ты выживаешь в этом странном, странном мире. Я не хочу видеть в твоих серых глазах ненависти. Я хочу, чтобы ты не был одинок. Ты же знаешь: даже ангелы, если бы они существовали, могут быть одинокими в этом мире.

    Знаю. И это самое страшное.

    Посвящается: belaya belka, ангелу, который существует.

    4 июля 2008 | 01:39

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...

    Индекс популярности

    Сиквелы & приквелы

    1 Небо над БерлиномDer Himmel über Berlin1987
    2 Небо над Берлином 2In weiter Ferne, so nah!1993
    подробнее

    Новости


    После прохладного приема англоязычной ленты «Все будет хорошо» на Берлинском кинофестивале Вим Вендерс возвращается к австрийскому драматургу Петеру Хандке, с которым написал сценарий «Неба над Берлином», и экранизирует его пьесу «Счастливые дни Аранхуэса». (...)
     
    все новости

    Репортажи


    КиноПоиск оказался в Берлине и просто не мог не навестить знаковые для любого киномана места, где снимали «Семнадцать мгновений весны», «Беги, Лола, беги», «Превосходство Борна» и другие картины. Как изменился город со времен «Осьминожки» и «Неба над Берлином»? И куда заходят поужинать звезды «Голодных игр»? Ответы — в нашем репортаже. (...)
     
    все репортажи
    Кинокасса США $ Россия
    1.Кунг-фу Панда 3Kung Fu Panda 321 242 181
    2.Да здравствует Цезарь!Hail, Caesar!11 355 225
    3.Звёздные войны: Пробуждение силыStar Wars: Episode VII - The Force Awakens6 973 316
    4.ВыжившийThe Revenant6 939 795
    5.The Revenant6 050 443
    05.02 — 07.02подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.Кунг-фу Панда 3Kung Fu Panda 3200 661 706
    2.И грянул штормThe Finest Hours116 820 934
    3.30 свиданий56 189 214
    4.Дедушка легкого поведенияDirty Grandpa34 358 322
    5.Пятьдесят оттенков черногоFifty Shades of Black28 187 066
    05.02 — 07.02подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители2 085 924655 281
    Деньги556 224 013 руб.163 776 628
    Цена билета266,66 руб.4,00
    05.02 — 07.02подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    170.Человек-слонThe Elephant Man8.152
    171.Тот самый Мюнхгаузен8.146
    172.Планета Ка-ПэксK-PAX8.145
    173.Военный ныряльщикMen of Honor8.143
    174.МедведьL'ours8.142
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    46.Чёрная ПантераBlack Panther90.31%
    47.Росомаха 3Untitled Wolverine Sequel90.27%
    48.Лига справедливости: Часть 2Justice League Part Two90.13%
    49.Охотники за привидениямиGhostbusters90.02%
    50.Красавица и чудовищеBeauty and the Beast90.01%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    КэролCarol13
    ДэдпулDeadpool50
    Душа тишиныThe Quiet29
    ВпритыкDue Date216
    Пятьдесят оттенков черногоFifty Shades of Black7
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    ДэдпулDeadpool8.337
    Кунг-фу Панда 3Kung Fu Panda 37.759
    И грянул штормThe Finest Hours7.449
    30 свиданий6.086
    В активном поискеHow to Be Single7.557
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    Гордость и предубеждение и зомбиPride and Prejudice and Zombies18.02
    Боги ЕгиптаGods of Egypt25.02
    Да здравствует Цезарь!Hail, Caesar!03.03
    Три девяткиTriple 903.03
    Дивергент, глава 3: За стенойThe Divergent Series: Allegiant10.03
    премьеры