всё о любом фильме:

Клинч

год
страна
слоган-
режиссерСергей Пускепалис
сценарийАлексей Слаповский, Сергей Пускепалис
продюсерРубен Дишдишян, Елена Денисевич, Дмитрий Голубничий, ...
операторСвятослав Булаковский
композиторБи-2, Михаил Карасев
художникСергей Филенко, Татьяна Платонова
монтажОльга Прошкина
жанр драма
сборы в России
зрители
Россия  1.2 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время98 мин. / 01:38
У школьного учителя литературы Федорова был трудный день. Две смены, потом собрание, затем нотация от директрисы, а в его маленькой квартире жена затеяла ремонт. Вдобавок ко всему по дороге домой за ним увязывается незнакомая девушка, которая выхватывает из рук учителя портфель и убегает. Федоров догоняет воровку, она плачет, жалуется на сложную жизнь и вдруг начинает обвинять его в самоубийстве своей подруги и угрожать приездом жениха-бандита. Посчитав незнакомку сумасшедшей, Федоров собирается уйти, не подозревая, что это только начало опасного знакомства.
Рейтинг фильма
IMDb: 5.70 (62)
ожидание: 98% (503)
Рейтинг кинокритиков
в России
1 + 2 = 3
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 92 поста в Блогосфере>


    Наверняка не одного меня в этом фильме прежде всего заинтересовала личность Сергея Пускепалиса. Неординарный актер, поражающий своей фирменной органикой, дебютировал в качестве кинорежиссёра (после множества театральных постановок) — залог больших ожиданий от фильма. Увы, полное разочарование; более примитивного кинозрелища давно не приходилось видеть.

    Искренне не понимаю, чем могла зацепить ученика Петра Фоменко насквозь вторичная пьеса 15-летней давности «на злобу дня», но каждый поворот сюжета был многократно использован, и ощущение вялотекущей банальности не покидает, поскольку вторичность драматургическая помножена на режиссёрскую вторичность. С трудом представляю себе Пускепалиса, радующегося своей «находке» в виде старта главных героев в детской ракете из песочницы в небо в финале. Или смело вручающего герою Алексея Серебрякова бутылку водки — вот уж ново так ново!

    Понятно, что учительский сон — это такая трагикомедия абсурда. Но абсурд — это художественный приём, проникнутый внутренней логикой действия, а не бред воспалённого сознания. В «Клинче» все намеренно неадекватны, орут, визжат и этим сильно раздражают. Никто не вызывает сочувствия — большой прокол режиссёра.

    Но что же актёры под руководством самого органичного актера нашего кино?.. И вот тут самое главное разочарование — актёры чудовищно неорганичны. Они наигрывают, таращат глаза, кричат, как сумасшедшие, им не веришь ни на секунду. Звездная роль для прошлогодней выпускницы Щукинского училища А. Домской обернулась чередой неестественных криков, истерик и прыжков, за которыми не видно живого человека с болью на душе. Выбор В. Евлантьева вообще непонятен; он остался вне действия, а ведь тоже не с улицы подобран, ученик С. Женовача… А. Серебряков и А. Стеклова сыграли свои худшие роли, получились скорее не роли, а пародии на ранее сыгранное. Недостоверно, с постоянным плюсованием, наигрышем…

    Почему столь органичный актер допустил (боюсь написать «спровоцировал») такую неорганику? Вот загадка, мучившая весь фильм и даже заставившая взяться за эти размышления.

    4 из 10

    8 декабря 2015 | 19:09

    Владимир Набоков, не любивший Федора Достоевского, сказал о нем, в «Даре», кажется: «Наш отечественный Пинкертон с мистически гарниром». Размышляя о «Клинче» Сергея Пускепалиса, хочется сказать то же самое. Пинкертон, как известно, был сыщиком и разведчиком. Лишенную мистических красот пьесу А. Слаповского, в которой очевидна детективная линия (поиск преступника, допрос, вторжение, насилие, убийство), режиссер сдобрил несколько нескладным мистическим гарниром. Его Света-Вита, как сова Линча, не то, чем кажется. Впрочем, и его мистика — не то. Т. е. она лишь украшение, аксессуар, гарнир, дань театральности, игре в кино или «в смысл», а не принцип мировоззрения и не зацепка за истину.

    Слаповский как драматург славится безошибочной расстановкой слов. Фильм же, как кажется, не может похвастать безошибочной расстановкой кадров. Полное дежавю в финале (остановка с черной девушкой) кажется лишь украшением — оберткой или хитрым футляром для правды. А ведь суть и фильма, и литературной основы — распаковка личности, снятие чертовых ста одежек-футлярчиков с души, с семьи, с отношений, с надежды и совести. Смывание грима, обнажение всеобщего одиночества под рассеянным житейским общением. Трагический мажор. Возможно, я мыслю слишком упрощенно, но мне был бы милее финал с ракетой, которая уносит героя не из жизни даже, а из привычки, из «житейского забытья», из скуки/автоматизма дней.

    В «Комментариях» Георгия Адамовича есть такая мысль: «Повседневность фантастичнее всякой фантастики, сказочнее любой сказки, экзотичнее — если в нее вглядеться — самой изысканной экзотики. Достаточно открыть окно, выйти на улицу, сказать два слова со случайным встречным — и при этом, конечно, заставить себя вдруг очнуться от привычного житейского забытья, чтобы ощутить, до чего непонятно наше существование, даже в примелькавшейся своей оболочке. Что это все такое вокруг нас? Где мы? Откуда мы?» Мне кажется, пьеса Слаповского «Клинч» — об этом. Отчасти об этом и фильм, самое яркое событие, достижение или приключение которого — сцена с ракетой. Ведь именно там дан ответ на все эти наши вечные и бесконечные «Что это все такое вокруг нас? Где мы? Откуда мы?». Ответ — в ракете. Вернее, в ее направлении. Вверх. В небо. «Раскачнитесь выше на качелях жизни, и тогда вы увидите…» (А. Блок).

    Карл Ясперс в «Философской вере» сказал: «Человек не удовлетворен самим собой. В нем живет что-то несоизмеримое с его повседневным существованием, с его знаниями и его духовным миром». Вита в фильме — визуализация этого несоизмеримого. Вита, грубо лгущая, а на самом деле — издевательски честная, зовет героя вверх — к истине и к себе живому. Вита — нечто глубоко запрятанное в нем самом. Настоящая жизнь, голос правды и совесть. Вверх — только с ней вместе. Так что «спасибо большое за любовь и за подаренную жизнь» (цитата из фильма).

    P.S. Самое яркое и достойное в фильме, помимо ракеты, — А. Серебряков. Талант этого актера чеховский. Ему не идут нажимы. Ему тесно и душно в фильме, где все как в жизни, а жизнь почти не ночевала. Серебряков не из тех, кто практикует стилистические примочки, он транслирует «воду и хлеб», без которых, как известно, жить нельзя. Всегда до злости и боли честный, он, может, и не желая того, способен одухотворять даже мелко-житейское в своих героях. Его герой часто испытывает раскол между умом, совестью, сердцем. Но он почти всегда человек в том смысле, в каком это слово звучит гордо. Мне симпатично, что в игре Серебрякова в «Клинче» проскользнула новая краска. Он, «звуча гордо», не стесняется сентиментальности, слабости, растерянности… Рассудочность убила бы и его роль, и фильм, иссушила б, заставила бы вспомнить «Левиафана» Звягинцева, а этих ассоциаций совсем не хотелось.

    27 марта 2016 | 11:00

    Картина имеет в своём потенциале все атрибуты злободневного зрелища, это и избитая жизнью интеллигенция и даже испитая литрами, особенно в кинематографе, водка. Но вот незадача — новых мыслей по этому поводу у режиссёра не сыскалось, поэтому дабы много не повторяться, всё моментально скатилось в абсурд. Казалось бы и это не смертельно, но когда подобная, не побоюсь этого слова, ахинея начинает ещё нещадно временами топтаться на месте, то становиться совсем уже скучно.

    Удивили неинтересные, абсолютно безграмотные диалоги, поэтому единственные признаки интеллигентности были постная рожа, непреодолимая алкогольная жажда, да парочку раз упомянули знаменитых поэтов. А визави — тупая, бесконтрольная молодёжь была представлена двумя похотливыми подростками, которые придавались вполне естественным занятиям для их возраста, только в не очень подходящем месте. Главную же героиню тяжело определить к представителям той самой молодёжи, она яркий пример душевнобольной. Сочувствие из всей этой компании вызывают лишь подростки — учитель своим недержанием обломал людям кайф, но всё же надеюсь не сильно.

    Актёрские работы вышли под стать сценарию, поэтому ругать кого-либо не хочется. Все образы были не до конца проработанные, особенно это сказалось на учительской семье, где жена постоянно только таращила глаза, а сынок был в кадре и ладно. Мною любимый Серебряков снова отыграл хорошо, но настолько также, что за него становится неудобно.

    Фильм не буду рекомендовать к просмотру, он настолько на любителя, что осилил его лишь за два подхода, что бывает крайне редко.

    30 января 2016 | 14:08

    Обожаю Слаповского еще со времен студенчества. Как увидел его в начальных титрах, понял, что будет крепкая театральная драматургия. История забавная и грустная, кто не понял — возникла как сюжет в голове у героя Серебрякова — учителя русского языка и «особенно» литературы, после того как принял на грудь после тяжелого рабочего дня.

    Аллюзии и отсылки к известным фильмам прочитываются явно. Здесь вам и Тарантино c Чтивом и Ханеке с Забавными играми. Сцена с охранником Николаем — оглушающе и пронзительно, эпизод «в ракете» — символично, красиво и почти безупречно в актерской игре. Мне искренне понравилось.

    Кто совсем не понял к чему вся эта фантасмагория с раненой невестой и взмывающей ракетой — все происходящее в картине — выдумка героя. Бегство из реальности от невыносимой тоски и одиночества в короткие, мимолетные грезы, где простой учитель может «поставить на место» заедающего директора, а пылкая, юная любовь старшеклассницы развернет для него настоящую жизненную драму.

    Хрестоматийная тема маленького человека, с его внутренними страхами, усталостью и отчужденностью от мира. Мира, в котором ему возможно лучше работать щедрым охранником и тихо заниматься любимым делом, но покуда хотя бы раз в год он встречает глазах искорку мысли, есть силы таскать на проверку домой ученические тетради и в очередной раз раздражаться на непроницаемость молодых умов.

    Спасибо авторам за историю. Зацепило. Определенно будет интересна и театральная ее версия.

    28 ноября 2015 | 07:41

    Безнадёжнейший оптимист, автор эпичных сценариев к мировым киношедеврам «Участок» и «Заколдованный участок» (кстати, вы слышали новость? Скорсезе выбил Спилбергу два зуба в борьбе за право экранизировать римейк, в американском прокате он получил название «Magic valley», Дэниэл Крэйг заявил о своём уходе из бондианы, и желании играть «только Кравцова, до конца карьеры» потому что «только эта роль раскроет мой актёрский потенциал, Bond is ragged puppy compared to Kravctzov) Алексей Слаповский сотворил очередной шедевр — нетленку.

    Глубокое знание автором реалий современной России, просто шокирует, неподготовленного зрителя может запросто сплющить от жестокого столкновения с суровой реальностью. Необходимо информировать зрителя о том, что фильм не предназначен к просмотру людям со слабой психикой, так и до заиканья недалеко. Фильм разит, разит наповал с первых минут — директор школы вызывает к себе «лучшего учителя, участника конкурса «Учитель года» для того, чтобы повыкручивать ему тестикулы на предмет «несданного планирования» и загадочной, неповторимой «слабой опрашиваемости».

    Глубоко, жёстко, проникновенно, жалко что после объединения школ в комплексы, директора не занимаются подобными вещами (если вообще когда — то занимались), теперь директор один на несколько школ и детских садов, планирование, рабочие программы — это обязанность завучей, но это мелочи, конечно же автор об этом знает, это такой художественный приём. Учитель Фёдоров ловко манипулирует тупой административной сукой — у меня 9 уроков было, две смены (строго говоря, две смены — это не девять уроков, а больше, но мы же не будем такими строгими, правильно?) и вообще я пошёл, пора водки выпить. Уходя с работы, Фёдоров заглядывает в служебный туалет, и тонко поддевает парочку учеников, томно предающихся петтингу — «другого места не нашли, что ли?» Действительно, ведь для подобных занятий в школе отведены специальные места — учительская например, или кабинет директора, школа теперь относится к сфере услуг, почему бы не оказывать и такие?

    Таким образом, к автору невозможно придраться по поводу незнания им современной школы — скрупулёзная подготовка, тщательно проработанные детали, дотошное исследование предмета — всё просто идеально, сценарист пополняет достойную когорту знатоков в лице создателей «Класса коррекции», «Школы» и прочих блокбастеров по данной теме. Не найдя изъяна по части школьных реалий, попробуем обнаружить шероховатости в других местах. К сожалению, и здесь всё просто блестяще, удручающий перфекционизм. Выкушав полкило беленькой (предварительно завернув бутылёк в салфетку — ведь мы же Европа, не Азия какая — нибудь, это там все из горла хлещут, не скрываясь, у нас такой дикости давно уже не встретишь) литератор Фёдоров грезит наяву…

    Причинно — следственные связи, логика, последовательность — сценарий заставляет стонать от зависти, а диалоги! Брызги остроумия, искры гениальности, осколки подсознания, моих скудных возможностей не хватает для того, чтобы передать переполняющий меня восторг! Сразу видно, что главный герой — учитель литературы, какое изящество, слог! Хотите примеров? Их есть у меня.

    Фёдоров — она, она… бемв, пфф, она знаешь как говорит.. в общем она, она… она говорит, что её друзья… ммм, нас всех убьют!
    Сын — чё эт, прям до смерти?
    Жена — чего эт, кто убьёт, кого.. девушка просто перенервничала..

    Каждое слово — бриллиант, сразу чувствуется что герои, страшно сказать — интеллигенты. А какие паузы, это просто наслаждение, МХАТ униженно скулит в полном составе. А саспенс? Ханеке, Эли Рот — жалкие дилетанты по сравнению с Пускепалисом! Полтора часа изощрённых издевательств, и всё это ради чего? Да для того, чтобы показать как низко пала интеллигенция — учителями они работают, неудачники, а то ещё хуже — охранник! Это вообще ни в какие ворота, слово — то какое липкое, затасканное — ох — ран — ник, аж скулы сводит. Фёдоров прямо так и спрашивает, по — большевистски, прямо — «ты чё, реально охранник?» Таким тоном, с придыханием, обычно вопрошают — у тебя, что, правда рак? Глубоко копает автор, очень.

    Помимо блестящего сценария, подкупает актёрская игра. Серебряков играет легко, свободно, образ ему давно известен — совесть нации в обнимку с поллитровкой, даже если его рука тянется за расчёской, она всё равно находит бутылочку беленькой, без неё борьба с социальной несправедливостью невозможна. Главный герой помнит, что девки для чего — то нужны, вот только не помнит для чего именно. Поэтому, ситуация в которой Серебряков с побагровевшим от натуги, мятым от постоянной, неравной борьбы с несправедливостью лицом, лежит сверху на хрипящей от натуги, хрупкой Асе Домской, и отчаянно вспоминает — а что дальше — то делать? Такая ситуация повторяется неоднократно, но герой так и не вспомнил алгоритм дальнейших действий, интеллигенция она такая, переход от слов к делу даётся с трудом.

    Прекрасна супруга героя — Стеклова, вытаращенные глаза, полуоткрытый рот, очевидные проблемы с мышлением и речью, погребальный веночек из волос, кокетливо обрамляющих лошедозное личико, о она несравненна! Великовозрастный дебил — сынуля, проборчик, губищи, смех олигофрена в самых неподходящих моментах, правда на вид ему лет тридцать, но это метафора — затюканный родителями — неудачниками передоросль, ещё одна гениальная находка режиссёра.

    Кто-то интересовался, почему такое название — «Клинч»? Всё просто, в клинче сошлись: представитель старшего поколения Фёдоров, и отмороженная тварь (в смысле — рядовая представительница поколения нынешнего) Вита. Беспощадная схватка, с руганью, кровью, обменом ударами. Фёдоров любит детей — «вас из автомата надо», «у вас даже шутки идиотские» — чувствуется стаж работы в школе.

    Итог.

    Судя по тому, как зависает фильм на протяжении большей его части, каким надуманным, наигранным фарсом с большим количеством пауз и нелепостей он выглядит, ему больше подошло бы название «грогги».

    1 из 10

    5 декабря 2015 | 13:09

    Не претендую на интеллектуальность. Фильм я не понял. С пьесой не знаком. С театральной постановкой тоже.

    Весь фильм казалось что речь о банальной истории «трикстера» которому взбрело перевернуть лицемерный и серый мирок главного героя. Но концовка, с претензией на то, что этот самый трикстер якобы играл со зрителем, а не с персонажем внутри картины. Да и персонажи внутри картины мол сами суть есть одно целое и переворачивали они твой мир. В несоответствии их мне, в излишней амбициозности их, я нахожу картину неубедительной. Меня не впечатлило. И мне показался этот ход сливом всего фильма.

    Хотя за поднятые проблемы благодарен автору.

    Насколько я понял поднимается проблема человека запертого внутри себя, связанного по рукам и ногам привычками, обязательствами, скованного воспитанностью и страхом, принявшего контекст. Не исключаю того что я понял не так, как следует.

    Весь фильм, особенно всё таки в начале его, я представлял как бы я себя повёл в ситуации. И как мне кажется почти сразу почувствовал верный образ действия. С девушкой, будь она живой [живой в смысле — похожей на живого человека, а не на эманацию какого-то дикого божества ведущую свою игру], стоило поговорить по-человечески. Но главный герой уже не может говорить. Особенно с молодыми людьми, что всё таки странно, ведь он как-бы представляется учителем по-призванию. Хотя да, признаётся он в том что любит русский язык и литературу, а не детей и людей.. весь фильм хотелось реальной твёрдости и крепости главного героя. Без этих его импульсивных выбросов чередующихся со сжатостью, когда он вроде бы мужествен и не мужествен.

    Неорганичность в изображении видимо связана с тем, что была задача создать кинопостановку, киноспектакль. Поэтому есть место неестественным для реальной жизни пафосу, высокопарности, белетристским диалогам и демонстративности действий всех персонажей первого плана. По-моему к актерам, в их ремесле, не придраться. Сыграно хорошо.

    Ракета и сменяющий её последний эпизод, на остановке, вместе смотрятся странно. Такое ощущение что зрителю аж две концептуальные концовки оставили в концептуальном кино.

    Одна для того чтобы раскрыть таки смысл произошедшего на экране, другая чтобы одновременно ещё и правдоподобным сделать произошедшее, на том же экране. Чтобы тут же упаковать признание и извинить его солнечным ударом господина учителя. Или какая-то альтернативная концовка, для тех кто про ракету не понял.
    У меня есть сомнение относительно того правомерно ли это додумывать/дорабатывать зрителю.

    В общем фильм слишком сложен для того чтобы его собрать, но неплох для вживания в персонажа в процессе просмотра. Для постановки себя на его место, для проверки себя на органичность.

    Upd со спойлером в комментариях к рецензии.

    31 января 2016 | 00:52

    Для Голливуда в последние годы характерна некая модная тенденция, когда успешные актёры вдруг переходят в стан режиссёров, достаточно вспомнить режиссёрские экзерсисы Анжелины Джоли, Рассела Кроу, Джоэла Эдгертона, Джона Туртурро и ещё десятка известных актёров. В российском кинематографе актёры почему -то не рискуют брать подобную практику на вооружение. Навскидку можно вспомнить «Две женщины» Веры Глаголевой, более на ум не приходит ничего. Сергей Пускепалис, хорошо знакомый зрителю по фильмам «Метро», «Сибирь. Монамур», «Как я провёл этим летом» и сериалу «Крик совы», решив, что достиг уже многого на актёрском поприще, решил оказаться по другую сторону камеры в своём режиссёрском дебюте «Клинч».

    Не задался денёк у трижды учителя года одного из московских районов Виталия Борисовича Фёдорова — девять уроков в две смены, родительское собрание в выпускном классе, взбучка от директрисы за несданные отчёты… А по дороге домой некая молодая особа женского пола выхватывает у него из рук сумку с тетрадями учеников и сбегает. Когда Виталий Борисович догоняет обидчицу и забирает своё бесценное сокровище, та начинает угрожать физической расправой не только над ним, но и над всей его семьёй. И тогда Фёдоров, связав незнакомку, приводит её к себе домой, чтобы на семейном совете разобраться, кто же она такая.

    Отечественный кинематограф давно приучил нас к тому, что все его творения делятся на две категории — халявные быдлокомедии и беспросветная чернуха. Сказать честно, не очень весёлое начало «Клинча», наглядно показавшее безысходность жизни главного героя, настраивало на то, что мы получили очередной «Географ глобус пропил», который даст нам вдоволь пищи для размышлений о несовершенстве российской системы образования и проблемах отцов и детей. Конечно, короткий, но достаточно ёмкий монолог Серебрякова раскроет эти темы, однако Пускепалису они кажутся слишком очевидными, и он расширяет их, изображая первобытные инстинкты человека в случае опасности, его безразличие к чужой жизни и смерти метаморфозами Виталия Борисовича перед неизбежным столкновением с ситуацией, из которой нет выигрышного выхода. И Алексею Серебрякову, без сомнения одному из самых мощных и глубоких актёров российского кино, изобразить эти метаморфозы удалось блестяще — его Виталий Борисович временами то «тварь дрожащая», лютой ненавистью ненавидящая всех и вся вокруг, то «власть имеющий», готовый превратиться в хладнокровного убийцу для защиты своей семьи, то махровый романтик, безгранично любящий преподаваемые им предмет. Под стать опытному Серебрякову и дебютантка в большом кино Ася Домская, хотя временами её кривляния в кадре и кажутся излишне наигранными, без её буквально фонтанирующей энергии камерный «Клинч» увяз бы в собственной камерности. А с другой стороны, камерность «Клинча», больше похожего на полноценную театральную пьесу, чем на полнометражный фильм, позволила обоим актёрам, режиссёру и сценаристу выплеснуть всю страсть своего таланта и апеллировать к зрителю, заставляя гадать, реалистичную драму он смотрит или абсурдистскую комедию, и чем же всё это действо закончится — мрачной трагедией или жизнеутверждающим финалом. Предоставим Пускепалису и его сценаристу Алексею Слаповскому право своим фильмом ответить на все эти вопросы, а сами же ограничимся констатацией факта, что «Клинчем» Сергей Пускепалис доказал, что помимо недюжинного актёрского таланта, в нём есть ещё и задатки неплохого режиссёра. Хочется верить, что при развитии в правильном направлении Пускепалис порадует нас ещё не одним удачным режиссёрским экзерсисом.

    13 ноября 2015 | 16:40

    Бывает, что вдруг, по совокупности внезапных и неотвратимых причин, ты вырываешься из шершавых стенок повседневности и попадаешь в какую-нибудь дикую ситуацию. Я бы даже сказал, влипаешь. Например, в лес попадаешь. Не радостный изумрудно-июньский, а в промозглый предснежный октябрьско-ноябрьский лес. И ты идешь, потому что стоять нельзя. А идешь, конечно, куда-то не туда. Потому что совершенно не знаешь, куда идти в этом сгнившем буреломе! Сучья рвут твои одёжки повседневности, царапают кожу. Ты непременно поскальзываешься и падаешь в болотень. Вроде и лужа махонькая, а внизу, прочная и всегда казавшаяся незыблемой твердь вдруг сменяется топким илом. И он всасывает тебя вниз. Ты судорожно бьешь руками по ледяной воде, нащупываешь ногами склизклые корешки — лишь бы оттолкнуться, выбросить лицо над водой и резко вдохнуть морозного воздуха. Ты понимаешь, что скоро корешок подведет или ногу сведет судорогой. И всё. Но при этом ты остро чувствуешь, что ничего более замечательного в твоей жизни не было! Что миллионы вчерашних вдохов ты даже близко не ценил так сильно, как этот. И ради этого чувства даже можно принять тот факт, что глоток окажется последним.

    Вот собственно и весь фильм «Клинч». Только никаких лесов и болот. Лишь потасканная квартира, лишь безликий спальный район Москвы.

    «Клинч» — первая режиссёрская работа Сергея Пускепалиса, известного зрителю больше в качестве актера. На этом поприще он был даже отмечен призом Берлинского фестиваля. Но вот — решил стать режиссером. Да еще и сценаристом.

    Но сначала «Клинч» — это, конечно, Алексей Серебряков. После «недавних событий», ставший не только хорошим актером, но и скандальным актером. В кадре начинает он качественно и пугающе одновременно. Возрастной учитель замордован жизнью. Он талантливый педагог, но его раздражает школа, домой ему тоже не хочется. На лице — автоматическая недовольная гримаска усталого интеллигента. На какой-то остановке он выпивает шкалик водки — прячась от всех, лишь бы не уронить честь «школьного мундира». На миг стало боязно, что я попал на новый «Левиафан». Персонаж другой, но так же избит бытием. И много немотивированной водки.

    Однако на остановке появляется загадочная незнакомка, и товарищ Пускепалис отпускает пружину сюжета. А я, как собачка на веревочке, несусь ему вслед, едва успевая подбирать лапки и не в состоянии насладиться проносящимся мимо меня бурным действом. Спонтанная кража учительского портфеля порождает цепь совершенно безумных событий, которые перемалывают беличье колесо обыденного существования учителя и его семьи.

    И вдруг я узнал фильм! Точнее, не сам «Клинч», а его типаж. Такие картины во множестве снимали в 80-е «перестроечные» годы. Почти в каждой из них в камерной обстановке возникала некая нереально парадоксальная ситуация. Люди в сложившихся условиях теряли привычные ориентиры. И начинались психологические драмы, порою просто крышесносительные! Только вот беда — снимали их плохо. Непрофессионально, без денег, на коленке. На плохой пленке.

    Сергей Пускепалис вернул этот тип фильмов на большой экран. Уже в хорошем качестве картинки, с грамотным монтажом, выверенным сценарием. Немалую роль в успешном итоге сыграл актерский ансамбль. Серебряков — молодец. Нелегкую роль эмоционально неуравновешенной главной героини достойно сыграла практически дебютантка Ася Домская. 26-летний Вячеслав Евлантьев убедительно изобразил 18-летнего сына учителя. Но ярче всех была Агриппина Стеклова, сыгравшая жену учителя — она уверенно входит в подразделение моих любимых актрис.

    Финал картины ожидаем. Причем, от этого он не стал плохим. Никогда не любил «Би-2», но их песня на финальных кадрах придала последним дополнительной мощи.

    9 из 10

    21 октября 2015 | 16:11

    Прежде всего признаюсь, что к Сергею Пускепалису с давних пор питаю особые, сокровенные чувства. Очень интересный и глубокий актер? Спотыкаюсь на этом слове, потому что в картинах, где он сыграл, раз за разом видел не актера — а живого, узнаваемого человека из того же мира, в котором живу сам, живем все мы. У него есть свой сокровенный убедительный характер, стиль — не игры даже, а существования на экране и подмостках, пронизывающий все роли. Ясное дело, режиссерский его дебют пропустить не мог.

    Увы, цельной картины в «Клинче» не увидел. Фильм не балансирует на грани, а хаотично мечется между драмой из жизни современной семьи и абсурдистской театральной пьесой, где важна не логичная связь с реальностью, а фиксированное пространство установленной перед зрителями сцены и возможны любые допущения.

    Типовая современная семья — втихаря выпивающий рохля-папа, такая же милая мама-интеллигентка и сын-балбес — даже не пытаются сопротивляться залетевшему в их квартиру агенту хаоса, а катятся по наклонной сумасшествия без малейшего сопротивления и, добавлю, связи с реальностью. Пропустив первую ступеньку логичности происходящего, они кубарем летят по этой лестнице уже без остановок, влетая в абстрактное и неинтересное (в отсутствие связи с реальностью) пространство абстрактного.

    Несколько слов о несомненно главной героине фильма — и главной же его, считаю, неудаче. Ася Домская, Света-Вита — катализатор всего происходящего — откровенно раздражает, ее ну слишком много, она слишком громко, с чрезмерным ученическим энтузиазмом буквально распирает фильм. Игра ее, с позволения сказать, актерская столь же вульгарна и броска, как косметика на лице героини Домской. Девушка не играет, а банально шумит и хулиганит согласно сценарию — что особенно заметно на фоне хороших актеров Серебрякова и Стекловой. Настолько смазывает всю картину, что, возникают подозрения, без нее это был бы совершенно, совершенно иной фильм — вероятно, гораздо более внятный.

    Забавно: 26-летний Евлантьев. неуклюже изображающий 18-летнего балбеса Славика, — воспринимается как эдакое пасхальное яйцо, прямой привет Пускепалиса своей alma mater — театру, в котором 35-летняя прима в амплуа инженю — в порядке вещей. Не совсем понятно и вычурное утаивание за кадром в течение всего фильма протагониста «666», оказывающегося в конце пухляшкой Лагашкиным. Боюсь предположить, что это должно было вызвать некий комический эффект — в таком случае от попыток понять, что же хотел сказать режиссер своим фильмом, я окончательно отказываюсь.

    Откровенно невнятным, дерганым и в итоге бесплодным показался этот клинч театра и кино. Искренне надеюсь, что в следующих своих работах Пускепалис сможет более искусно составить актерский ансамбль и более внятно сплести свой опыт театра и кино. Ну а пока буду с нетерпением ждать его собственных новых ролей.

    19 ноября 2015 | 13:27

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>