всё о любом фильме:

Синдром Петрушки

год
страна
слоган-
режиссерЕлена Хазанова
сценарийАлена Алова, Дина Рубина
продюсерЕвгений Миронов, Дмитрий Аронин, Александр Новин, ...
операторАзиз Жамбакиев
композиторЕлена Хазанова
художникНаталья Навоенко, Галина Николаева, Дмитрий Татарников
монтажДаниэль Жибель, Сергей Иванов, Александр Смирнов
жанр драма
бюджет
€2 000 000
сборы в России
зрители
Россия  50.5 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время101 мин. / 01:41
Петр страстно любит свою жену Лизу и фанатично предан своей работе. Он создает марионеток. Главным его шедевром становится точная копия Лизы. Он одержим своим творением, грань между вымыслом и реальностью, куклой и живой женщиной стирается в его воображении. Ведь самая увлекательная игрушка — это чужая жизнь…
Рейтинг фильма
IMDb: 6.40 (91)
ожидание: 92% (1427)
Рейтинг кинокритиков
в России
100%
5 + 0 = 5
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 75 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Снимать психологическое кино очень сложно. Особенно если это экранизация хорошего произведения. Берясь за такой материал, режиссёр не может, не имеет морального права быть неточным. Не имеет права халтурить. Не имеет права быть невнятным и неискренним. Только тогда получается достойный фильм. В советском кинематографе это довольно часто удавалось. Сегодня, похоже, это искусство утрачено…

    Для меня «Синдром Петрушки» — это в первую очередь роман о предельной творческой одарённости, которая настолько наполняет человека, что другому сколько-нибудь одарённому существу просто нет места рядом. Рядом с таким человеком может существовать только совершенно комплементарная личность — своего рода tabula rasa, талант которой будет заключаться в предельной открытости для воздействия, в полной восприимчивости. Она должна быть способна всё принимать и наполняться за счёт талантливого партнёра по принципу сообщающегося сосуда. На этих основаниях кукольник Петя выбрал свою Лизу. Но — вот беда! — Лизе захотелось собственного «творчества», пусть даже такого заурядно женского, как рождение ребёнка. А когда эта радость оказалась для неё недоступной, Лиза затосковала и впала в депрессию.

    Это если совсем кратко. И в фильме, в принципе, эта генеральная линия присутствует — если знать, куда смотреть. Только вот Петины таланты на экране выглядят скучно и даже топорно. Попытка показать настоящую работу с куклой оказалась вялой и неубедительной, представляя собой по сути убогую пародию на Пьеро гениального Филиппа Жанти. Вообще одержимость Пети работой (доминантная его черта) представлена как-то вяло, неочевидно, что делает образ плоским и непривлекательным, лишённым обаяния — и прекрасный актёр Евгений Миронов положения не спасает.

    То же можно сказать и о работе Чулпан Хаматовой: всё было бы хорошо и к месту, не будь такой бездарной сама постановка. А что касается третьего участника этой истории Бориса (в исполнении Мераба Нинидзе), то здесь и вовсе сплошное недоумение: спрашивается, отчего у героя в процессе многолетней жизни в Петербурге сформировался грузинский акцент, которого с очевидностью не было в юности?

    В психологическом кино трудно скрыться за популярной в художественной среде аксиомой «я так вижу». Тут не столь важно, что там себе видит режиссёр, сколь то, что в результате переживает зритель. Зритель же (в данном случае — я) при просмотре картины ощущает себя ребёнком, который, улёгшись в постель, чтобы послушать перед сном увлекательную историю, обнаружил хлебные крошки на простыне. Досадные мелочи, недоработки и нестыковки портят общее впечатление, отвлекают от сути происходящего на экране, да и попросту раздражают.

    Сильных сторон у фильма я насчитала две. Первая — музыкальное оформление и, главным образом, безжалостно эксплуатируемое «Танго в сумасшедшем доме» Альфреда Шнитке, под которое танцуют главные герои. Действительно прекрасное произведение, от многократного повторения которого на протяжении фильма даже не начинает тошнить.

    Второй момент — выбор актёров, исполняющих Петю и Лизу в юности. Они действительно похожи на Миронова и Хаматову, что, на мой взгляд, немаловажно. В остальном — совершенно средненькое кинцо.

    5 из 10

    16 ноября 2015 | 23:03

    Фильм очень разноплановый. Это некий симбиоз современной реальности и старинной семейной легенды о Корчмаре; современных, очень напоминающих Питер улиц и провинциального колорита; мира людей и погружения в мир кукол; настоящего и прошлого.

    Главная поднимаемая тема, на которую и наслаиваются вышеупомянутые составляющие, это бессознательно-эгоистическое подавление личности другого человека. Сама по себе такая проблема не является чем-то новым. Но вот ее подача в данном конкретном случае — бесспорно оригинальна. Художественные приемы (символизм, ретроспектива, элементы готической сказки) создают особую, отчасти магическую атмосферу. Без них нам была бы представлена бытовая семейная драма о тиране-муже и уставшей от такой жизни жене — эдакая кухонная история с битьем посуды в качестве «экшна». За куда более интересное действо нужно сказать Большое спасибо писательнице Дине Рубиной, у которой поистине уникальное воображение (фильм был снят по мотивам ее одноименного романа).

    Игра актеров — потрясающая. Я увидела такого нового Евгения Миронова (главный герой, кукольник Петр) и Чулпан Хаматову в образе рыжеволосой красавицы Лизы, марионеточной куклы ее мужа Петра. Жизнь героини Хаматовой уже давно стала невыносимой, поскольку Петр полностью подавил в ней личность. Сам того не осознавая, он нуждается не в живом человеке, а в бессловесной кукле, которой будет управлять. В этом плане профессия марионеточника выглядит метафорой поведения Пети по отношению к жене.

    Итак, в метафорической, гротескной форме нам представлена абсолютно жизненная ситуация. Если задуматься, возможно, кто-то вспомнит среди своих знакомых подобного «Петра». Как сосуществовать с таким человеком? Только не пытаться переделать последнего или что-либо ему объяснить. Бесполезно. В голове Петра и ему подобных заложена определенная программа жизни, распорядок всего-всего, включая то, каким лаком у нее должны быть накрашены ногти, несоответствие = разрушение намеченного им сценария. Естественно напрашивается вопрос: а способен такой человек вообще любить кого-то? Что ж, по-своему, да. Но именно что по-своему. Он любит жену, но как мы любим предмет мебели или в лучшем случае домашнее животное. А у нее не хватает воли от него уйти, слишком много времени упущено, да и не умеет она сама выживать, всю взрослую жизнь проработавши марионеткой в его представлениях.

    Очень понравились образы молодых Пети и Лизы, образ отца героини, а еще друг Петра, умный, все понимающий психолог (Мераб Нинидзе). Финальная сцена с Евгением Мироновом и танцующими куклами на мосту воссоздает загадочно-мистическую атмосферу ряда ретроспективных эпизодов начала фильма и потому является логическим завершением.

    10 из 10

    25 декабря 2015 | 00:26

    Я не читал первоисточник и наверное это и к лучшему, так уж издавна повелось в кинематографе.

    Фильм раскрывает две немаловажные темы, одна из которых злободневна, это тирания в семье, в данном случае носящая психологическую основу подавления личности. Вторая более развлекательная, даже философская — показывает весьма наглядно, что невозможно ужиться с творческой натурой не поступившись не только своими какими-либо интересами, а даже своей жизнью.

    Возможно в романе всё вышло более складно, но здесь были сплошные скачки, я не говорю о временных перемещениях, они сценарно оправданы, просто в целом не ощущалось целостности повествования. Сюжетно картина напоминает рваное полотно, где эмоции вроде как зашкаливают, но вот только начинаешь проникаться, всё утихает, берёт паузу и давай по новой то самое уже пройденное. Мне катастрофически не хватило сопереживательного элемента, от чего временами становилось скучно, что не могу простить картине, ожидания были обмануты.

    В корне не понравилась мистическая ниточка повествования, которая не добавила остроты происходящему, не стала каким-то поворотным пунктом, а просто была темой некоторых диалогов под рюмаху. Уверен, что в книжном варианте она несла смысловую нагрузку и добавляла безуминки, но здесь была явно лишней.

    Что касается актёрских талантов, то проявлены они были не в полную силу, а если учесть, что только ради них я сидел у голубого экрана, разочарованию моему не было предела.

    Фильм можно порекомендовать к просмотру, но явно на любителя, мне он показался простоватым, задействованные актёры могли донести до зрителя куда более сложный материал, а так получилась практически рядовая история любви, где один партнёр «съел» другого. Пускай местами всё вышло жутковато, но прозаичность всё губит на корню.

    5 из 10.

    Кому-нибудь да пожелаю приятного просмотра!!!

    20 декабря 2015 | 17:47

    Как, наверное, многих, меня фильм привлек актерским составом. Такие актеры в слабом кино играть не могут… Оказалось, что могут. Для Миронова это второй промах с выбором фильма после «Вычислителя». Может быть сценарий, как и книга, был хорош, если зацепил и Ч. Хаматову и Е. Миронова, но воплощение просто никакущее.

    На главный план в фильме вышла детская мистическая история с родовым прокятьем, на второй — странная профессия «кукольник». В исполнении авторов фильма она стала смахивать на шамана Вуду. И где-то на третьем плане история «влюбленная женщина в руках мужчины — кукла».

    В век цифровых технологий воплощение главной куклы — просто халтура.

    Образ Миронова — абсолютно не привлекательный мужчина. «Минус» гримерам, оператору и режиссеру. Да, Евгений не секс-символ. Но в «Анкор, еще анкор» он просто красавчик. Даже в «Лимите» он вызывал симпатию. А тут — нет. Только на кукольную магию можно списать увлечение им главной героини.

    Работа Хаматовой просто замечательная. Удивительно, как ей удается сохранять, не молодую внешность — нет (сейчас этим никого не удивишь), а юное выражение лица. А пластика!

    Актеры второго плана — молодцы. И папа, и главные герои в молодости. Если бы режиссер определил (для себя, в первую очередь) приоритеты, фильм бы заиграл. А так, много мыслей и — ничего.

    5 из 10

    11 марта 2016 | 15:30

    Я, к сожалению, не читала роман Дины Рубиной. Возможно, этот культурный пробел позволил мне воспринимать этот фильм вне контекста, без бекграунда первоисточника. Мне кажется, что это обстоятельство может быть тоже положительным моментом. «Синдром Петрушки» — вполне самодостаточное кино, которое может жить без связи с книгой. Ну разве что с оговоркой — имя Дины Рубиной все равно привлекает, передает часть уважения, надежд еще до просмотра.

    Конечно же, и не для меня одной, «Синдром Петрушки» привлекателен участием двух без преувеличения гениальных актеров — Евгения Миронова и Чулпан Хаматовой. Я хочу сказать, что в любом случае, каким бы художественным автором Дина Рубина ни была, все равно это фильм, прежде всего, с участием Миронова и Хаматовой. Я могу сказать, что их актерский дуэт оставил достаточно странные впечатления. Они — пара. Но если задуматься, то в этой паре каждый сам по себе, они закрыты друг от друга. И это не особенность сценария или режиссерской мысли, этот эффект происходит от того, что оба актера — коконы. Действительно интересно наблюдать. Еще интересна и в данном случае уместна театральная манера игры Евгения Миронова.

    Мне очень понравился фильм, но от него очень странные впечатления — нет ни капли эмпатии, ты не становишься настоящим участником этой истории, но созерцательности вполне достаточно.

    25 ноября 2015 | 15:16

    Экранизация одноименного романа Дины Рубиной, рассказывающего историю одержимого марионетками Петра, который с детства был влюблен в девочку Лизу. Позже Лиза стала его женой и вдвоем они ставили на сцене танцевальный этюд, изображающий куклу и ее владельца. Но их счастье длилось недолго — родившийся у пары ребенок по злой иронии судьбы болен синдромом Ангельмана, известным как «синдром Петрушки», когда дети своими неконтролируемой мимикой и поведением напоминают куклу. После его смерти Лиза попадает в психиатрическую лечебницу, где ее врачом становится влюбленный в нее их общий друг Борис. А Петр в это время создает куклу Элис — точную копию Лизы…

    Сложно говорить, насколько близким к тексту оказался фильм, поскольку роман прочитать пока не удалось, но само кино оказалось, увы, весьма нескладной мелодрамой с потугами на психологическую притчу. Казалось бы, фильм поднимает неглупые и серьезные вопросы: одержимость искусством, невозможность построения личной жизни с таким человеком, связь между Творцом и Созданием и что зачастую женщина оказывается марионеткой в мужских руках. К тому же авторов интересует мысль, которую высказала героиня Ольги Остроумовой в «Змеином источнике»: «Любовь, девочка моя, это неуемная жажда обладания. Отбрось романтическую мишуру, и ты увидишь, что в любви человек стремится, прежде всего, властвовать над своим объектом. Если речь, конечно, о любви». Вот только все эти вопросы и идеи, к сожалению, так и остаются лежать на поверхности, поскольку фильму катастрофически не хватает силы и глубины, требующейся для создания полноценной притчи.

    Актеры очень неплохи, особенно Миронов, но образы, особенно одержимость творчеством, совершенно не проработаны, проблематика висит в воздухе, множество моментов вызывает вопросы, например, почему коренной ленинградец Борис говорит с грузинским акцентом. Ситуации также смотрятся неубедительно, как весьма посредственно поставленный этюд с куклой, который никак не производит впечатления чего-то уникального, поскольку по сюжету эта сценка была чуть ли не работой всей жизни Петра. В течение просмотра фильм постоянно вызывал невыигрышные ассоциации с куда более сильным «Господином оформителем», а отчаянно рыжий парик Чулпан Хаматовой настойчиво напоминал о «Парфюмере». Приятных моментов кино при этом не лишено: режиссер Елена Хазанова пытается привнести в свой киноязык небезынтересную пластичность кукольного спектакля, оператор создал красивую атмосферную картинку, не последнюю роль в которой играют улицы Петербурга и парк Александрия в Петергофе, плюс приятный саундтрек (хотя частая эксплуатация «Танго в сумасшедшем доме» Альфреда Шнитке немного надоедала). Просто очевидно, что авторы фильма решили поднять очень емкий, сложный и филигранный материал, но при этом совсем не рассчитали свои силы и способности.

    6 из 10

    9 декабря 2015 | 01:52

    Увидеть на экране Чулпан Хаматову и Евгения Миронова вместе — прекрасный подарок для ценителей их таланта. Участие артистов такой величины в любом проекте заведомо делает его первоклассным. В этот раз Хаматова и Миронов сыграли странную влюбленную пару, отношения в которой дедушка Фрейд точно изучил бы с пребольшим интересом. «Синдром Петрушки» — фильм, снятый по одноименному роману Дины Рубиной. Название кинокартины — отражение психического или творческого заболевания главного героя Пети (Миронов). Или, быть может, это мистическая сторона рода Лизы (Хаматова), по легенде ее семьи, у женщин рождаются дети-куклы. Вообще показанный режиссером Еленой Хазановой мир совершенно не похож на российскую действительность. Даже архитектура Петербурга, его набережные напоминают совершенно другой город. Такое ощущение, что действие происходит в каком-то нереальном месте, это не Россия, но и не Европа. Иногда музыкальное и художественное обрамление фильма отсылает к поэтике творчества Гофмана. В произведениях этого писателя всегда сосуществуют вместе живое и мертвое, реальное и ирреальное, настоящее и мистическое, естественное и кукольное.

    Петя — необычный и сложный человек, который очень тонко чувствует прекрасное. Но, к сожалению, он начинает путать настоящее с вымышленным. Лиза очаровала его с первого взгляда, когда она была еще совсем крошечной девочкой. Рыжеволосая красавица станет для него идолом, но, к сожалению, атрибутом нереальной любви, вещью, куклой, способной послушно исполнять волю своего хозяина. Героиня Хаматовой запротестует: Лиза живая, ее любовь используют как марионетку для реализации творческих задач. Для Пети его супруга действительно кукла, иногда он забывает, что у нее есть чувства, мысли и желания. Лизины истерики, требования, слезы раздражают мужа, и он увозит ее в психиатрическую больницу к своему другу детства (Мераб Нинидзе). Пока бедная женщина проходит лечение, в котором на самом деле нуждается не она, Петя создает совершенное для себя существо, куклу-копию Лизы. Теперь артист будет любить страстно и пылко двойник своей жены, покорный и послушный. Что это такое? Сумасшествие, бред, болезнь, патология или все-таки истинное искусство? Пожалуй, зритель найдет ответ сам. Печальные глаза героя Миронова на протяжении всего фильма что-то утаивают, в них отражено то, что сложно определить простому обывателю, не способному уловить нити прекрасного и чего-то очень возвышенного. Пожалуй, кинокартина Хазановой во многом перекликается с гофмановскими мотивами неживого и живого, искусственного и искусного, а Петя как будто не герой романа Рубиной, а — собирательный образ знаменитых сказочных персонажей немецкого писателя. Одержимость искусством мешает жить кукольнику в реальном мире, двойник супруги как будто дороже оригинала. Эта данность не делает никого счастливым. Петя и Лиза печальны в своем существовании. Тем не менее, нельзя сказать, что эти люди не любят друг друга.

    «Синдром Петрушки» прекрасно снят и затрагивает сложные вопросы, которые знакомы творческим натурам. Если Петя и болен, то настоящим искусством. А вот что несет за собой его одержимость — другая сторона медали. Как найти баланс, гармонию человеку между миром искусства и реальностью, как не заиграться и не обмануть себя, — пожалуй, это одна из главных проблем, затронутых в фильме.

    8 из 10

    7 декабря 2015 | 01:09

    В чем бесспорное достоинство этого фильма: он настойчиво отсылает нас к таким вселенным и парадигмам как гофманиана, музыка Шнитке, атмосфера Петербурга, готические мотивы или пластические танцевальные образы. А еще к «Господину оформителю», к Феллини, к Пине Бауш… К тому же для многих это экранизация знаковой книги. Но в этом и слабость фильма: всего этого чересчур для полуторачасового формата, все превращается в намеки и цитирование, а кино в этом смысле суровый жанр: иногда вроде все правильно, а мимо. Конечно, если вы хотите обрести смыслы, то найдете их тут много. Если хотите обнаружить красоту и атмосферу — и их тут достаточно. Но самостоятельного звучания достигнуть не получается. Фильм просто под тяжестью цитат, намеков и культурных пластов не успевает повзрослеть и обрести собственный голос. А уже пора финальных титров. И не спасает игра актеров, которые тоже пытаются

    играть все характеры одновременно. Фильм как бы становится не экраном, а Алефом. Не точкой, на которую мы смотрим, а точкой, из которой мы видим ангажированные нами ранее смыслы. То есть этот фильм из тех произведений, после просмотра которого кто-то пойдет и прочитает или перечитает роман Рубиной, кто-то поставит диск Шнитке, кто-то победит свой страх и наконец пересмотрит Господина Оформителя или Пину Бауш, кто-то возьмет томик Майринка или Гофмана. И за это бесспорное спасибо режиссеру. Но, боюсь, не многие захотят пересмотреть сам фильм. Такой вот фильм-ключ, точнее даже фильм-отмычка, инструмент для чтения культурных кодов.

    31 декабря 2015 | 12:05

    Достаточно проходной фильм, который снят за три копейки. Даже и на Прагу денег не нашли. Рассказан частный случай вампиризма со стороны «художника». Коль скоро от романа Рубиной оставили рожки да ножки, думается, можно было бы обрезать все сценки молодости, оставить кукол и двигаться в сторону минимализма — к Бергману. У него ведь тоже есть и о вампиризме и внутрисемейных срывах. Собранные заботливо по всему СПБ куклы в основном хорошие.

    «Синдром Петрушки» — пожалуй, из лучших вещей Рубиной: пестрая, глянцевая, нарядная мелодрама с уймой третьестепенных там персонажей, а в фильме этого нет и вовсе. Понятно, что Чулпан каши не испортит, а Миронов достаточно квалифицированный актер, но вот столь выразительный у Германа Нинидзе совершенно здесь потерялся и бесцветен. Картина совершенно теряется в складках романа, посмотрел и забыл.

    5 из 10

    15 декабря 2015 | 06:37

    Медицинский «Синдром» как совокупность симптомов для установления болезни и театральный «Петрушка» как один из самых популярных кукольных героев. Одноименный роман Дины Рубиной, выступившей соавтором сценария, сложно экранизировать целиком. Проще выдернуть что-то большое и достойное 100 минут экранного времени. Выдернуть что-то глубинно-смыслово-сокровенное, но доведенного до широкого зрительского ума.

    До просмотра фильма не знал, кто такая Дина Рубина, не читал ее книги, не знал что такое «Синдром Петрушки», поэтому только имена Евгения Миронова и Чулпан Хаматовой могли привлечь внимание к этой работе. Как выяснилось позже, после знакомства с самим романом, сюжетная линия сознательно упрощена и адаптирована для кино. Замечательно, что основная линия фильма связана с тремя очень близкими людьми. Мастер, Муза и Психиатр. Удивительный треугольник. Неудержимый в своем творчестве внешне непримечательный Мастер, яркая во всех смыслах Муза и всепонимающий Психиатр. Удивительно, что при таком странном наборе главных героев Елене Хазановой удалось снять такой шизофренично-искренний фильм об очень непростых отношениях трех очень талантливых людей.

    Первое, что приходит в голову при просмотре — это история Пигмалиона и Галатеи. Но — это поверхность. В глубине — конфликт мужского и женского начал, одинаково сильных как в своих экранных проявлениях, так и в реализации своих смыслов. Во многом этот фильм снят ради актеров, исполняющих главные роли. Синдром Миронова-Хаматовой. Мастер — герой, способный вдохнуть жизнь в марионеток, умеющий воплотить самые безумные идеи, тщеславный и жаждущий совершенства. Но так ли это? Номер, который исполняет Мастер сначала с Музой, а потом и с ее эрзацем — броский, техничный, рассчитанный на публику, но внутренне пустой. Да, героев кружит роковая танговая страсть. Муза — женщина, мечтающая о простом и понятном счастье, об обычном здоровом ребенке, что заставляет ее несколько раз пройти через такие привлекательные врата психиатрической лечебницы. И Психиатр, который способен подобно клею связать опять отношения Мастера и Музы. На это способны только очень большие друзья. Камерная и местами почти клаустрофобная история.

    В картине отсутствуют напрочь сюжетные провалы. В игре актеров — огромный драйв и искренность, но… Почему-то не очень верится в эту марионеточную историю. Жизненная драма главных героев выглядит такой же вздернуто-кукольной. Нарочитый оптимизм финала и многозначительность предтитровых символов усугбляют многоточие экранизированной истории.

    6 из 10

    20 января 2016 | 23:17

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>