всё о любом фильме:

Андрей Рублев

год
страна
слоган-
режиссерАндрей Тарковский
сценарийАндрей Кончаловский, Андрей Тарковский
директор фильмаТамара Огородникова
операторВадим Юсов
композиторВячеслав Овчинников
художникЕвгений Черняев, Ипполит Новодережкин, Сергей Воронков, ...
монтажЛюдмила Фейгинова, Ольга Шевкуненко, Татьяна Егорычева
жанр драма, биография, история, ... слова
бюджет
1 000 000 руб.
зрители
СССР  2.9 млн
премьера (мир)
релиз на Blu-Ray
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время175 мин. / 02:55
Русь начала XV века. Страну раздирают княжеские междоусобицы. Набеги татар, голод и мор преследуют народ… В эту трагическую эпоху появляется на Руси великий живописец, жизни и творчеству которого посвящен фильм.

Сведения о нем скудны и отрывочны. Лишь немногие творения гениального мастера дошли до нас. Авторы фильма стремились воссоздать духовный мир Андрея Рублева.
Рейтинг фильма
IMDb: 8.30 (19 690)
Рейтинг кинокритиков
в мире
96%
23 + 1 = 24
8.7
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Тарковский планировал включить в фильм новеллу о Куликовской битве с масштабными батальными сценами, но из-за проблем с бюджетом был вынужден отказаться от этого замысла.
    • Частушки скомороха в исполнении Ролана Быкова были написаны им самим. Когда актёр готовился к роли, он изучил вопрос, и оказалось, что подлинные частушки того времени сплошь содержат ненормативную лексику.
    • Первоначальное название фильма — «Страсти по Андрею».
    • Фильм был полулегально показан в мае 1969 года на Каннском кинофестивале, а в советский прокат вышел только в декабре 1971 года.
    • Режиссерская версия фильма длится 205 минут.
    • еще 2 факта
    Трейлер 03:42
    все трейлеры

    файл добавилvic1976

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 10.0/10
    Вне всякого сомнения, «Андрей Рублёв» — самый признанный фильм Андрея Тарковского, который регулярно называется во всех опросах в числе лучших произведений мирового кино и ныне принимается даже теми, кто вообще-то не приемлет другие творения великого российского режиссёра. Хотя сценарий «Страсти по Андрею», написанный им ещё в 1964 году (тогда Тарковскому было тридцать два, а к съёмкам приступил как раз в «возрасте Христа») совместно с Андреем Кончаловским, сразу же вызвал критические замечания историков и искусствоведов, которые стали упрекать молодых авторов в фактических неточностях, более того — в явной модернизации представлений о Руси конца XIV — начала XV века. А уж последующие скандалы, сопровождавшие эту многострадальную ленту в течение нескольких лет, вплоть до её официального выпуска на экран только в декабре 1971-го (как ни забавно, аккурат в западно-христианское Рождество!), словно намеренно уводили в сторону от подлинной сути этапного творения нового мастера кино. И подчас низводили смысл всех претензий лишь к мелким частностям и даже к фельетонным байкам в журнале «Крокодил» о том, как мосфильмовский режиссёр чуть не сжёг Успенский собор во Владимире, а ещё на съёмках откровенно издевался над несчастными животными. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 316 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Начну с того, что когда я смотрел этот фильм, с каждой мизансценой я невольно задавал себе вопрос: «Как такое вообще возможно»? Впоследствии отвечая: «Так вот же на что способна кинематография — как искусство». Этот фильм стоит смотреть хотя-бы ради того, чтобы просто его увидеть.

    Когда я читаю про историческую недостоверность картины и «вольнодумный» взгляд Тарковского на Рублева, мне не понятно как к этому можно относиться так чопорно. Это эпос — воссоздание исторической реальности, при этом в основу которого положен биографический элемент — жизнь великого русского иконописца Андрея Рублева. Абсолютно очевидно, что нет, не только достаточного количества достоверных исторических источников его жизни, а еще и то, что не существует и не может существовать единого взгляда на любой исторический период, тем более на биографию реальной личности. Может стоит попытаться рассмотреть суть? Что же хотел показать нам Андрей Тарковский, оперируя к этой эпохе и фигуре.

    Братоубийственные междоусобные войны, унижение и гнет татарского ига, насильное уничтожение языческих традиций и уклада «во Христе». Все это видел Андрей Рублев, как должен был видеть любой всматривающийся человек, живший в той эпохе. А это -противоречия, в которых существует любой большой художник, такой, как Андрей Рублев, и такой, как Андрей Тарковский. Как в столь драматичное время, (которое как раз почти физически ощущаешь в воплощении Тарковского — и в этом его главная заслуга), пройдя через соблазны и разочарования человеческой жизни, можно было создать такое произведение как «Святая Троица»? Как можно так видеть Троицу (триипостасного Бога в православной христианской традиции), Бога, который все это допустил. Павел Флоренский так определял суть Троицы: «Вот тот неизъяснимый мир, струящийся широким потоком прямо в душу созерцающего от Троицы Рублёва, эту ничему в мире не равную лазурь — более небесную, чем само земное небо(…) эту невыразимую грацию взаимных склонений, эту премирную тишину безглагольности, эту бесконечную друг перед другом покорность.

    Поэтому Время, несмотря на то, что монументально воссоздано и «вольнодумная» фигура Андрея Рублева (не с исторически, но драматургически приписанными обстоятельствами жизни: такими, как убийство) не то, что условны, но являются условием, при котором возможно было поставить этот вечный вопрос. Вопрос, на который для меня Андрей Тарковский этим фильмом ответил.

    Проведя нас через 3 — ех часовую кино-хронологию мытарств — « страстей по Андрею» (как звучало первоначальное название фильма), через черно белую — земную, тленную жизнь человека, Андрей Тарковский, в итоге, приводит нас к вечному и нетленному, святому (светоносному, как пишут про иконы Рублева) и по тому исполненному в цвете завершению — мы видим одни из самых светлых образов в истории мировой культуры, созданные во времена темные и жестокие.

    Как было написано в одной из рецензий: после показа фильма во Франции, у плакатов «Андрея Рублева» парижане ставили свечи. Вот и у меня перед этой картиной — фреской Андрея Тарковского возникает трепет, подобный тому, который возникает перед фресками самого Рублева.

    3 марта 2013 | 17:46

    «В сущности каждого объекта имеются противоположные стороны (свойства), находящиеся в состоянии единства и борьбы; борьба противоположностей ведет ко все более острому противоречию и заканчивается исчезновением одного и возникновением другого состояния объекта.» — гласит, возможно, самый знаменитый философский тезис Гегеля. Что ж, применяя данный закон к объекту советского кинематографа, нельзя не убедиться в его истинности, рассматривая в качестве примеров: с одной стороны — киноэпопею космического масштаба — «Война и мир», а с другой — экзистенциальную притчу об одном единственном, простом, верующем человеке, да еще и жившем более 500 лет назад, Андрее Рублеве (противоречие заложено уже в названиях — всемирно-историческое полотно и судьба «единственного»). Что примечательно, обе картины вышли шедеврами, доказав всему миру, что советская культура и «широка» и глубока.

    В 1971 году, фильм про Рублева, потеряв в долгом и многострадальном шествии к зрителям четверть от хронометража, все-таки вышел в широкий прокат, представ своеобразным парадоксом, чудом наподобие явления Иисуса Христа в стране, кажется наиболее далекой от религии во всех ее формах (включая и языческую). Конечно, этого бы никогда не произошло, если бы сам коммунистический народ втайне не испытывал таинственной тяги к абсолютному, что и неудивительно, ведь сложно за 70 лет забыть то, чем 1000 лет жили и дышали бесчисленные поколения твоих предков.

    Так советскому инженеру, живущему в достатке, имеющему жену, стабильную работу, минимум двух детей, экономисту, всегда вовремя приходящему в контору, политэконому, знающему так много о том, что историческое развитие характеризуется трудовыми отношениями… всем им, наверняка, вдруг переставало казаться чем-то парадоксальным отчаяние Рублева по поводу какой-то химеры называемой Богом. Классовые различия, всемирно-историческая идея (венчающаяся, естественно, коммунизмом), проклятая прибавочная стоимости — все это, должно было предстать чем-то даже комичным на фоне вечной и абсолютной истины, изображаемой в данной картине.

    Что же это за истина? Давать ей определение бессмысленно, ибо, как известно, слова лгут. Посему каждый, посмотревший этот фильм, почувствует ее бесконечное, благотворное и очищающее влияние в самом себе.

    Оставив, таким образом, основную (невыразимую словами) суть ленты, обратим внимание на некоторые примечательные факты:

    1. Почему действие картины происходит в начале XV века? Данный период времени был этапным не только для погрязшей в крови, насилии и варварстве Руси, но и для всего мира, ибо ознаменовал собой последнюю ступень средневековья на пути к эпохе просвещения, бурно расцветшей в сочинениях Шекспира, Монтеня, Рабле и, конечно, Декарта.

    2. Почему Рублев? Невозможно представить себе, чтобы картина удалась, если бы Рублев и Тарковский не были по сути одним и тем же лицом. Дальнейшая судьба Андрея Арсеньевича лишь подтвердила и без того очевидную истину его одинокой, страдальческой миссии — нести духовность в мир, помешанный на материальности.

    3. Насколько история символична? Фактически фильм соткан из бесконечного, неиссякаемого как сама жизнь набора метафор, аллегорий, знаков — от молока (как символа жизни), которым Рублев брызгает на ребенка до знаменитейшей сцены распятия — желания(!) героя страдать ради других, умереть за них.

    4. Насколько история реалистична? Рядом с образностью и фантазией, тут же соседствует и реализм, доходящий до крайности (источник молока (и жизни) — корова, беспощадно поджигается). Жестокость, но вместе с тем неистощимая сила и мощь (как в мечтах Ницше), стихийная, первобытная страсть, испепеляющая в один миг целые города — показательно меркнет перед истинной верой, что гениально выражено в сцене бесчеловечной расправы с персонажем Никулина.

    5. О чем фильм? Как уже упоминалось, фильм об одном-единственном человеке. Потому нет ничего удивительного, что после всего окружающего Рублева мракобесия, вера иконописца в лучшее мягко говоря пошатывается, и он уже примеривает на себя пессиместически-надменный тон своего друга — Феофана Грека. Но духовность вновь возрождается через абсурд, через невозможность. Там, где миг назад стояла мертвая тишина, вдруг звучит великолепный колокол — глас Божий, несущий отныне, как и сам Рублев, правду и свет по всей Руси.

    Рублев, хоть и причислен после смерти к лику святых, был при жизни все-таки таким же простым индивидуумом, из плоти, крови, со своими страхами и сомнениями. И лишь сила веры, бесконечное напряжение духа в сторону абсолютного добра, вопреки всем доводам рассудка, разгулявшимся бесовским силам и «законам необходимости» указали ему собственный путь, открыли истинный Божественный лик (который он изображал всю оставшуюся жизнь), позволив из представителя своего «вида» пре-образиться в истинного Человека.

    12 ноября 2014 | 08:38

    Запамятовали, похоронили
    Широкий плес и шорох тростника
    И тонешь ты в озерном нежном иле,
    Монашеская, тихая тоска.
    Что помню я? Но в полумрак вечерний
    Плывет заря, и сонные леса
    Еще хранят последний стих вечерний
    И хора медленные голоса.
    И снятся мне прозрачные соборы, -
    Отражены в озерах купола,
    И ткут серебряные переборы

    Волоколамские колокола(Арсений Тарковский)


    Говоря о множественных философских, жизненных и кинематографических изысканиях Андрея Тарковского, в бытность свою еще перспективным, но уже мастеровитым советским(хотя по-настоящему советским ментально и интеллектуально, как и отец его, знаменитый поэт, Андрей не был никогда) режиссером("Иваново детство» к тому времени уже было создано и прогремело, в первую очередь, за рубежом), бесспорно, пожалуй, лишь одно: для Тарковского его второй по счету полнометражный фильм, историко-религиозная биографическая притча «Андрей Рублев» 1966 года, стал его личной Голгофой, пройдя которую в течении долгого пути сотворения ленты великий режиссер внутренне переменился, став тем, кем ему и будет суждено остаться до последних мгновений своего земного бытия — и Пророком, и Демиургом. И дело ведь не столько в препонах советской цензуры, ведь в стране победившего атеизма не могло быть ни черта, ни тем более Бога, пускай и в кинематографическом воплощении, сколь в тех стенаниях и терзаниях, сопровождавших создание ленты, и в масштабе непознанной тогда еще личности самого Андрея Рублева, биография которого складывалась из сугубо отрывочных эпизодов. Взвалив на себя крест сказителя Руси изначальной, поступательно приходящей к христианским первоосновам, но еще не переборовшей исконные языческие верования, Руси окаянной, терзаемой набегами иноземных захватчиков и раздираемой изнутри братоубийственными распрями, и жития Андрея-святого, Андрей-грешник в своей картине, композиционно решенной в форме восьми повествовательных отрывков, объединенных личностью великого иконописца, предпочел лишить напрочь последнего ореола святости, представив Рублева обычным человеком, волей истории ввинченного в смуту и кровавые омуты, склонного к сомнениям и исканиям. Не всегда православным, но почти всегда общечеловеческим.

    Сместив хронотопическое пространство основного действия ленты не столько в смуту XV века, сколь в ее весьма условные чертоги, начертанные не в ключе гиперреализма и гипернатурализма (хотя и не без этого), но в стиле гиперсимволизма, когда буквально каждая деталь служит единому авторскому замыслу и несет в себе явный отпечаток метафоричности в метанарративе ленты(начиная от образа скоромороха и завершая исключительной символикой имени Андрея, который в контексте ленты воспринимается как первочеловек, восьми как символа гармоничности и единения материального с духовным, воды как всеочищающего источника или лошадей как олицетворение Божьего промысла и свободы — внутренней в первую очередь), показывая все ужасы не отстраненно, а через призму мятущейся души Рублева, предстающего в множестве ипостасей на всем протяжении фильма, как-от Рублев-странник, Рублев-реформатор, Рублев-революционер, даже Рублев-диссидент. Вкладывая в уста своего героя слова о свободе, об обретении веры, о борьбе, о любви, о сомнениях и поисках на фоне рушащегося мироустройства Руси, в которой процветает наушничество, предательство, государственный террор, слепость народная, Тарковский, безусловно, подразумевал не далекое прошлое, в котором жил и творил святой Андрей, а то тоталитарное настоящее, в котором жили современники Андрея-грешного. Картина, вышедшая в период расцвета движения «шестидесятников», к коим можно было отнести и самого Андрея, и его отца, хотя и по касательной(Тарковский, как и Шукшин, к примеру, были личностями вне любых движений и над ними), но попавшая на экраны уже в застойные времена, чутко и тонко эстраполировала настроения тогдашней интеллигенции, говоря не столько и только о религии как спасительной чаще для всего народа и об искусстве, которое делает любую общину аутентичной нацией, отличимой от других(Рублев, как известно, был приверженцем сугубо народных форм иконописи), как и о том, что человек — творческий, но и не только — не может именоваться таковым, не имея свободы, не имея право на высказывание, на собственное мнение. Рублев-современник. Таковым он предстает в картине, особенно в фундаментальной для всего философического скелета картины сцене спора с Феофаном Греком, в котором Рублев предстает гуманистом, верящим в спасение душ и в то человеческое, что остается в темном народе, живущем еще не везде по вере, но почти всюду по силе. Но его гуманизму предстоят нелегкие испытания. И он их проживает вместе со всем государством, все 23 года, которые меняют его как внешне, так и внутренне, приводя его к Богу. Финал же фильма является уже историей Творца, демиурга и носителя правды в мире, пережившем кривду, боль и страдания, объединившие разрозненную нацию в единое и неразрывное целое. Литие колокола и сам колокол как один из главных метафорических постулатов картины в разрушенном Суздале призвано изгнать своим священным звоном из страны всю бесовщину, которая терзала изнутри и снаружи Русь. В финале и Рублев уже иной. Покаявшийся, познавший жизнь, прикованный необоримой верой своей к искусству и народу, спасенный и Богом, и мальчиком, Рублев уже не просто художник, а творец, на равных говорящий с Богом о проблемах своих современников. Собственно, неслучайно в структуру финальных эпизодов встраивается и современная сцена с сохранившейся иконописью Рублева. Покуда она жива, не сожжена и не разграблена, покуда она окроплена свечным воском и слезами, смешанными с миррой, жив и сам Рублев, и русский народ.

    Кинематографический язык, на которым изъясняется Тарковский в своей картине, так или иначе на всем протяжении своем лишен аскезы «Иванова детства», в котором ощущался новый стиль, новая форма разговора со зрителем, но апогея она достигла именно в «Андрее Рублеве». Он изощрен и даже намеренно избыточен, сюжет то и дело кажется вторичным, тогда как сам нарратив строится на теме апокалиптического и кризисного мироощущения самого режиссера, который в «Рублеве» перенес в экспрессионистскую форму распятие Христа, а в сценах убиения невинных животных и людей в ключе натурализма показал деструктивность, дух всеобъемлющего разрушения. От идей Ницше до Заратустры, от Кьеркегора до Бердяева, от Василия Розанова до Альбера Камю, не говоря уже о Жиле Делезе — идеи всех этих философов в той или иной степени нашли свое отражение в лишенной облика канона художественной постструктуралистской палитре «Андрея Рублева», в котором Бог виден не всегда, а деяния человека — ежесекундно. «Андрей Рублев» — это кино исключительного образного порядка, вся драматургия которого подчинена на развитию сюжетного паззла, а движению философской и религиозной мысли как героя, так и самого автора, для которого вера невозможна без апокалиптических предчувствий, без темы конца всего сущего, которое возродится, как и сама Русь на исходе 1423 года, из краха и праха, плена и тлена, возродится в иконах ее сомневающегося сына, имя которому Андрей.

    10 из 10

    8 ноября 2014 | 17:26

    Почему фильм «Андрей Рублев» можно записать в классику? Потому что, как и вся классика, он не об одном человеке, а о целой эпохе глазами этого человека. Перед нами Русь в начале XV века. Проработка проблем времени заслуживает уважения, ее подача — уважения еще большего, потому как, чтобы понять все тонкости сюжета и отступлений придется углубиться в многообразие исторических хроник. А разве не тот исторический фильм хорош, что побуждает у людей интерес к истории. Хронология играет большое значение — она расписана на восемь новелл, рассказывающих о становлении и духовном кризисе иконописца Андрея Рублева.

    Конечно, как и любое другое художественное произведение «Андрея Рублева» нельзя привязать только к одному времени. Пусть нынешние художники и не закладывают головы, им не выкалывают глаза, но понятие «творческого кризиса» было и будет актуальным. Наиболее значимы здесь три эпизода. Первый: нашествие татар, несущих смерть и опустошение. Это тот самый этап, на котором сознание Андрея Рублева замкнет. Отречение от мира — второй эпизод. В нем художник принимает самую великую из правд — ничто не вечно, даже искусство. И встает главный вопрос — зачем вообще нужен эстетический труд, если, в конце концов, и он обращается в прах. Зачем вообще нужен дар, если равносильно же можно прожить жизнь бездарностью? И чтобы завершить историю, автору нужен только третий эпизод — развязка, в котором предстоит объяснить предназначение искусства. В последнем эпизоде Рублев — лишь наблюдатель, главенство отдано молодому Бориске, схватившемуся за шанс выжить. Молодой человек помогает Рублеву выйти из затянувшегося уныния. А цель искусства выводится не сложно — доставлять радость людям. Подобный кризис бывает в жизни любого человека, в нем важно пройти все эти этапы, и прийти от желаемой вечной славы к собственному моральному удовлетворению и на радость ближнего. Вечная слава — мечта недостижимая, и Рублеву удалось оставить след в веках, но уже не это им двигало.

    Два фактора разочаровали тогдашних советских кинокритиков в картине Тарковского — несколько своеобразное отношение к христианской Руси. Если о незначительном историческом искажении в наше время можно и не говорить, ведь художественный фильм это в первую очередь абстракция, да и нынче в России любой писатель, севший за клавиатуру, может опубликовать совершенно любой взгляд на историю, даже полностью ей противоречащий, то требования к жестокости на экране увеличились. Нехорошо показывать, как людям глаза выкалывают, да и церкви жечь дело недоброе. У Тарковского жестокость, однако, подана со вкусом — он изящно пользуется отводами камеры, а там где сцены смерти или пыток показаны чересчур ярко у него нет лишних «кровавых брызг». Но это умаляет жестокость лишь внешне, а на деле все гораздо жестче, ведь при полной информированности в голове зрителя сложится жестокий и диковатый мир, где жизнь человека бесценна в буквальном смысле, а не в пафосном. Ведь в общем соотношении режиссер показал лишь малую толику, а все основные жестокие сцены — лишь в намеках, иногда очевидных, иногда нет. Но в этом смысле «Андрей Рублев» стал одним из сильных примеров изображения насилия на пленке. Обвинения в том, что он «слишком жестокий» надуманны — он «в самый раз жестокий».

    Яркий эпизод, отражающий реальность — не редкий для религиозной тематики вопрос: если Иисус спустился бы на землю сегодня. Прогноз большинства реалистов очевиден — его либо не заметили бы, либо снова бы распяли. Этим Тарковский дает понять свое отношение к религии. Если послушать всех, кто высказался категорически против фильма, то критика эта заключается в одном и том же — режиссер извратил образ святого. Вот только Тарковский изначально отказался от святости образа — Рублев, да и вся церковь, прежде всего, человечна, а чтобы быть таковой необходимо показать во всей красе ее пороки, а оставшиеся среди них крупицы благодетели и будут той самой искренней верой. Сцену восхождения на Голгофу режиссер перекладывает в российские реалии начала XV века.

    Разговоры о вере занимают немало места. Они неотъемлемы от художественного дара главного героя, которому твердят, что он не должен растрачивать его попусту. Рублев верит в Бога, его существование канонично, но интерпретацию поступков и явлений оставляет за собой. Важно понять, что есть вера, к чему она, и почему благо. В новелле «Страсти по Андрею» герой пытается найти грань, на которой можно уравновесить веру и человека, ведь без блага, кое обещает вера, она не имеет смысла. «Да разве не простит Всевышний темноты их?», задает Рублев риторический вопрос, освещая проблемы, валящиеся на голову русского человека. Образ Иисуса — это образ примирения человека с Господом, он и заключается в прощении. И Андрей, и Феофан Грек признают, что они не без греха, Андрею еще предстоит совершить их на пути, но ведь вера учит прощать и понимать, что и пытается сделать Андрей в своих размышлениях.

    Особенно удалась фильму атмосфера. Помимо постановки с декорациями, одежды и манеры игры актеров Тарковский не стал брать какие-либо еще изыски. Ну, и самый надежный прием состарить происходящее — сделать фильм черно-белым. Но главное — нет присущей историческим фильмам вычурности, актеры не играют персонажей эпического полотна, они держатся образов людей, пусть восстановить характеры начала XV века не удастся, это делается в манере нынешнего времени без изобретательств велосипеда.

    Итог: писать можно бесконечно, настолько многообразен и разносторонен этот фильм. В нем символизм уживается с историей, сомнения с верой, фактическая история с абстракцией. Этот фильм можно смело зачислять в лучшие исторические фильмы и в шедевры российского кино. Серьезный классический фильм, никогда не потеряет актуальности. Хвалить, кстати, тоже можно бесконечно. Не отказывайте себе в удовольствии — посмотрите!

    28 июня 2009 | 23:57

    От фильма просто несёт русофобией и отвращением к допетровскому периоду. Показать жизнь России в таких красках (с вырезанием глаз и прочими мерзостями), показать святого РПЦ Андрея Рублёва, ученика Сергия Радонежского, автора Троицы, жалким, неуверенным в себе, почти, что неверующим придурком — такое чувство, что Тарковский и Кончаловский выполняли идеологическое задание КПСС. Как можно так ненавидеть РПЦ, которая питала, сплачивала, облагораживала и спасала русский народ в течение тысячелетия?!

    В 17-ом году власть сменилась, а все предрассудки полуобразованного дворянства благополучно перешли к советской интеллигенции, в 91-ом власть опять сменилась, а всё осталось по-прежнему. Большинство русских интеллигентов по-прежнему полуобразованны и не только не читали Иоанна Златоустого, Василия Великого, Григория Паламу, Симеона Нового Богослова, Исаака Сириянина, Иоанна Дамаскина — людей, оказавших огромное влияние на мировую историю, но и имён-то таких не слышали (зато Ницше, Сартра или Шопенгауэра цитируем по памяти).

    Большинство из них, как и в XIX-ом веке — русофобы и толкуют о «пьяных ленивых русских мужиках», за счёт которых живут, с тоской поглядывая на запад и попивая сухое винцо. Большинство из них, как и встарь, ненавидят церковь и пишут про неё грязные статейки. Тарковский — типичный представитель русской интеллигенции, а фильм «Андрей Рублёв» — типично антирусский фильм.

    Фильм реалистичен, в смысле — почти ничего не придумывает. Всё дело в том, как расставлены акценты. Например, сцена на языческом празднике. Можно было показать её так: увидев в лесу оргию язычников, святой не выдержал такого поругания Богом данных законов человеческого существования и с монашеской властью начал обличать дикарей, за что чуть было не был убит насмерть перепуганными плясунами, но Господь спас его.

    Тарковский показал её следующим образом: видя в лесу голых людей, Рублёв вытягивает шею, и ноги почти, что против воли влекут беднягу в гущу событий. Там ему ничего не остаётся, как полуоправдываясь скулить: ай-ай-ай, ребятки, нехорошо! Язычники, разгневанные тем, что какой-то доходяга смеет их поучать, привязывают его к столбу, и лишь случайность спасает слабовольного дурачка. Удивительно, что Рублёв у Тарковского не переспал-таки с язычницей!

    Так и во всём фильме: события исторически верны, но акценты ужасающие. Церковь, которая реально была на бешеном взлёте (учениками Сергия Радонежского основывались десятки новых монастырей), показывается загнившей и беспомощной, нравственность на нуле, человек человеку — волк, всё в чёрных красках…

    Одним словом, всем, кто не видел, я настоятельно рекомендую посмотреть этот фильм, чтобы понять феномен русской интеллигенции. В «Андрее Рублёве» проявилась вся её мрачная злобная душа. На фильме можно учиться, как НЕ НАДО чувствовать и воспринимать самый светлый период русской истории — до петровских реформ.

    Кстати, когда меня самого пытаются назвать интеллигентом, я начинаю плеваться и ругаться, как Марина Цветаева.

    23 июля 2008 | 15:42

    Фильм с той или иной степенью достоверности воссоздает Русь начала XV века. Андрей Рублёв — историческая личность, талантливый иконописец. «Страсти по Андрею» — повествование о жизни Андрея, о его чувствах, мыслях, духовных исканиях в непростое для русского народа время.

    Картина многогранна, много вопросов поднимается в ней. Очень хорошо передан образ Андрея, как напоминание о месте художника, творца в жизни. О его духовной взаимосвязи с человеком.

    Хорошо отражены сцены из жизни церкви, с её формальными обрядами; монастырь, где служение Богу, смирение уступает место зависти. Во всём этом проглядывается личный взгляд Тарковского, его отношение к церкви.

    Запомнилась заключительная часть: «Колокол». По истине, горячее желание и Божья Искра совершают невозможное. Колокол, как символ голоса, обновляющейся Руси.

    Фильм для меня о духовных идеалах, и о несовершенной земной форме, представляющих их, — церкви. О таланте, и о служении его человеку.

    10 из 10

    5 июля 2011 | 06:55

    Фильм скучноват. 3 часа подряд — это даже слишком.
    Наверное, из всех фильмов о Древней Руси этот самый правдоподобный, ну или максимально реалистичный в плане быта.
    Но эмоции! Тоска, обида, сожаление, ярость, недоумение, уныние!

    Возможно, если бы у нас была возможность попасть в прошлое, то, наверное, оно нам бы не очень понравилось. Высокая смертность, голод, холод и т. д. Счастья не существовало. Ну да, это вообще-то время Золотой Орды. Было тяжко…
    Людям того времени приходилось жить в аду, с нашей точки зрения.

    Показан путь искренне верующего христианина. Счастье будет потом. И то — не факт (Феофан грек). Путь православных был еще тяжелее, чем путь язычников, которые хоть иногда ощущали счастье (обряд).

    Мысли очень глубокие и интересные, но смотрится фильм тяжело. Нет в нем динамики, нет позитива. Мне нравится, когда фильм вызывает радость и смех. А. Р. вызывает противоположные чувства, но создает сильное впечатление. Как же было тяжело и плохо!

    Мысль о том, что настоящее искусство идет от сердца. Для этого совесть должна быть чиста. Поэтому А. Р. принимает обряд молчание после убийства и не пишет много лет. Писать можно для Бога, но к этому надо прийти. До всего надо дорасти душой. И надо верить в то, что делаешь.

    Мысли эти не лежат на поверхности. До них надо сосредоточенно додумываться. Фильм оставляет много неприятных ощущений, от которых так просто не избавишься. Приходиться думать, почему это тебя задело или рассердило. Значит, фильм воспитывает нас в принудительном порядке.

    Музыка, звуки, цвет, долгая съемка все работает на вызов тоски и печали. Задора нет в фильме, искорки, восторга. Одно уныние и безысходность. Короче, перебор!

    Есть кино, которое придает энергии, заряжает позитивом. Этот фильм энергию забирает, а взамен расшатывает ваши установки. Картина совершенно лишена пафоса, гламура. Она натуральна, как черствый кусок хлеба. Она не дает никакой иллюзии, никакого обмана. Она не привлекает внимание, она не зрелищна, не мила.

    Не трогает меня его тоска. Она мне чужда. Мне не нравится, как он видит большинство вещей. Эта картина несимметрична, не имеет правильную форму. Она не льется, как ручей. Она неестественна, как картины Пикассо. Может в этом прелесть? Я не понимаю. Если долго искать прелесть можно найти ее в чем угодно. Настоящее искусство (если так можно сказать) должно блистать для всех, а не только для избранных. Если долго сидеть на стуле и смотреть на капельку воды, то через полчаса капелька эта откроет глазу свои тайны и многие, упущенные ранее детали, станут явными. Прелесть и гениальность Андрея Рублева имеет надуманный характер, обязательный для всех. И на самом деле потратив на изучение этой ленты массу энергии, я начинаю любить этот фильм.

    Не надо искать символизма там, где его нет.

    5 из 10

    9 августа 2009 | 12:34

    Сегодня наконец дождалась этого фильма! Сколько я его искала! Фильм не мог не понравиться, конечно. Фильм про такого человека в любом случае будет успешным.

    Правда, показано слишком много жестокости. То была реальность, но… Есть моменты (особенно с выкалыванием глаз), что просто отворачиваешься. И настроение в середине фильма почти депрессивное.

    Весь фильм — художественное полотно. Во многих фильмах главное — сюжет, а здесь еще и красота композиции в кадре. Всё символично, как, например, в разговоре Андрея и Феофана: Андрей, как грешник, темен, а Феофан белый, так как уже умер). Случайностей в этом фильме нет.

    Что больше всего затронуло за душу — это рассуждение Рублева о любви. В этом ведь и весь смысл веры!

    В общем, что тут рассуждать. Надо смотреть.

    Может, и жестокость такую нужно было показать. Как контраст. Что в такие темные тяжелые времена могла появиться «Троица» Рублева. И вопрос: что же это значит?

    10 из 10

    24 апреля 2009 | 21:23

    Мне нравится кино, многие фильмы оставили тот или иной след в сердце. Но этот…

    Впечатления от просмотра фильма «Страсти по Андрею» — среди самых ярких во всей моей детско-юношеской жизни, наряду с острейшими первыми любвями, или сумасшедшей футбольной победой наших над французами в 99м. И эти впечатления подпитывались новыми просмотрами, я узнавал немного об истории создания сценария, о самих съемках, и до сих пор так и не насытился фильмом. Потому что он, наверное, бесконечный. И от него тянет волшебством.

    Согласитесь: заставляет поёжиться, как легко этим парням (тридцатник, ну или тридцать три — разве ж возраст?! — удалось справиться с языковой и культурной разницей в 7 веков! А как они нашли гениальную интимную интонацию исповеди Андрея зрителю, зрителя Андрею. А то, что фильм вообще появился, разве не чудо?

    Конечно, сейчас уже может показаться, что советская реальность чуть ли не подсобила Тарковскому создать этот шедевр, и это во многом так: ведь только при плановой экономике возможно было выделение огромных деньжищ на такое сомнительное предприятие, как съемки «Андрея». Но помоги система другому, не Тарковскому, с его сумасшедшей внутренней свободой, которая обломала и не пустила ни капли совковости, и шедевра бы не вышло.

    А то, что фильм потом не размагнитили, так в этом, мне кажется, Тарковскому чуть ли не вся Троица помогла.

    1 января 2009 | 21:32

    Андрей Тарковский, безусловно, гениальный режиссер. Практически любой независимый режиссер нашего времени говорит о том, какое огромное влияние творчество режиссера оказало на него. С другой стороны, стоит заметить, что картины Тарковского (особенно позднего творчества) весьма непросты для массового зрителя. «Андрей Рублев» — это «золотая середина» творчества режиссера, работа гораздо более понятная, чем «Сталкер» или «Солярис», но и не такая простая, как «Иваново детство» (дебют режиссера в полнометражном кино). Фильм был снят еще в 1967 году, в 1969 году стал настоящей сенсацией Каннского фестиваля, но в советском прокате начал показываться лишь в 1971 году.

    Андрей Рублев — реальная историческая личность, но о талантливом монахе-иконописце известно довольно мало, поэтому многие эпизоды фильма являются выдумкой сценаристов Андрея Тарковского и Андрея Кончаловского. Но некоторые факты из жизни Рублева сохранены. Например, обет молчания, который он принял.

    Фильм состоит из небольших и казалось бы не очень связанных между собой новелл, каждая (за исключением первой, которая является прологом и представляет собой вариацию на древнегреческий миф об Икаре) из которых развивает внутренний мир главного героя. Это история о вере человека, о том, как ее можно потерять и как она может вернуться. Каждая из новелл наполнена обилием жестокости, которая помогает лучше окунуться в атмосферу Руси начала XV века, прочувствовать причины упадка веры Андрея. В картине присутствуют различные цитаты из Библии, необычные идеи сценаристов (например, герои фильма разговаривают на современном русском языке), философские размышления.

    Режиссерский почерк Тарковского узнаешь практически с самих первых кадров. Это и длинные планы, и различные новаторские приемы оператора, и идея с цветами (начинается фильм черно-белым, а в финале становится цветным; подобный прием режиссер применил позднее в «Сталкере»), и некоторая намеренная сумбурность повествования. С технической стороны к фильму тоже сложно придраться.

    Актерские работы заслуживают самых высоких оценок. Прекрасно справились с задачей режиссера и Анатолий Солоницын в заглавной роли, и Николай Сергеев в роли Феофана Грека, и Николай Гринько в роли Даниила Черного, и Юрий Никулин в небольшой и некомедийной роли монаха Патрикия, и Николай Бурляев, блеснувший ранее в другой легендарной картине Тарковского «Иваново детство», в роли Бориски. Но больше всех, на мой взгляд, выделяется работа Ролана Быкова, сыгравшего в фильме скомороха. У актера всего две небольшие сцены, но они настолько врезаются в память, что сразу не остается сомнений о том, кто кого здесь переиграл.

    «Андрей Рублев» — знаковая картина для всего советского кинематографа. Столь эпичных, масштабных, глубоких и далеко не массовых картин, к тому же основанных на оригинальном (!), а не литературном, сценарии, в СССР, да и вообще во всем Мире, было снято не так уж и много. Особенно поражает, что написал и снял все это человек нерелигиозный в «атеистической» стране, потому что в картине больше ощущается православный дух, чем во всех картинах современного российского кинематографа вместе взятых.

    10 из 10

    1 декабря 2009 | 22:54

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...

    Индекс популярности

    DVD, Blu-Ray ...

    DVD, 475 руб.
    DVD, 289 руб.
    Blu-Ray, 504 руб.
    Blu-Ray, 475 руб.
    аудиокнига, 341 руб.
    подробнее

    Новости


    Очередной год унес жизни десятков кинематографистов. Среди них лауреаты «Оскара», народные артисты, кассовые чемпионы и любимцы критиков. Вот многие из тех, кого не стало в 2013-м: О'Тул, Гандольфини, Герман, Золотухин, Балабанов, Панин(...)
     
    все новости

    Интервью


    8 июля 2012 года исполнилось 60 лет режиссеру, сценаристу, продюсеру и генеральному директору киноконцерна „Мосфильм“ Карену Шахназарову. КиноПоиск поздравляет классика отечественного кино с юбилеем, надеясь, что он и дальше будет радовать зрителей новыми картинами, и также желает сил и здоровья для воплощения всех замыслов. Перед знаменательной датой нам удалось поговорить с Кареном Георгиевичем в его кабинете в „Мосфильме“… (...)
     
    все интервью
    Записи в блогах
    20-21 апреля
    19.04.2013

    Хроника событий отечественного кинематографа: 20-21 апреля
    «… студии, получая от государства миллионы, транжирили эти средства и создавали условия для паразитической жизни…» (...)
     
    все записи »

    Кинокасса США $ Россия
    1.Исход: Цари и богиExodus: Gods and Kings24 115 934
    2.Голодные игры: Сойка-пересмешница. Часть IThe Hunger Games: Mockingjay - Part 112 686 742
    3.Пингвины МадагаскараPenguins of Madagascar7 206 293
    4.Топ-5Top Five6 894 814
    5.Город героевBig Hero 66 055 901
    12.12 — 14.12подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.Хоббит: Битва пяти воинствThe Hobbit: The Battle of the Five Armies738 000 000
    2.Пингвины МадагаскараPenguins of Madagascar87 151 019
    3.ПирамидаThe Pyramid28 777 810
    4.Любит не любит28 315 163
    5.ИнтерстелларInterstellar11 043 453
    11.12 — 14.12подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители3 161 2611 113 116
    Деньги939 451 898 руб.426 779 299
    Цена билета297,18 руб.46,87
    11.12 — 14.12подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    135.ГандиGandhi8.199
    136.Перед классомFront of the Class8.199
    137.Славные парниGoodfellas8.198
    138.БлефBluff storia di truffe e di imbroglioni8.196
    139.ВоинWarrior8.194
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    26.Мстители: Эра АльтронаAvengers: Age of Ultron93.10%
    27.МордекайMortdecai93.07%
    28.Дом странных детейMiss Peregrine's Home for Peculiar Children92.90%
    29.Тор: РагнарёкThor: Ragnarok92.72%
    30.Бэтмен против Супермена: На заре справедливостиBatman v Superman: Dawn of Justice92.64%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    Хоббит: Битва пяти воинствThe Hobbit: The Battle of the Five Armies92
    Астерикс: Земля БоговAstérix: Le domaine des dieux1
    Сталинград511
    Легкие деньгиGood People8
    Чем дальше в лес...Into the Woods1
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    Астерикс: Земля БоговAstérix: Le domaine des dieux
    Хоббит: Битва пяти воинствThe Hobbit: The Battle of the Five Armies8.142
    Пингвины МадагаскараPenguins of Madagascar6.952
    Феи: Легенда о чудовищеLegend of the NeverBeast
    Вычислитель5.324
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    Чем дальше в лес...Into the Woods25.12
    Седьмой сынSeventh Son01.01
    Исход: Цари и богиExodus: Gods and Kings01.01
    Джон УикJohn Wick01.01
    Большие глазаBig Eyes15.01
    премьеры