всё о любом фильме:

Андрей Рублев

год
страна
слоган-
режиссерАндрей Тарковский
сценарийАндрей Кончаловский, Андрей Тарковский
директор фильмаТамара Огородникова
операторВадим Юсов
композиторВячеслав Овчинников
художникЕвгений Черняев, Ипполит Новодережкин, Сергей Воронков, ...
монтажЛюдмила Фейгинова, Ольга Шевкуненко, Татьяна Егорычева
жанр драма, биография, история, ... слова
бюджет
1 000 000 руб.
зрители
СССР  2.9 млн
премьера (мир)
релиз на Blu-Ray
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время175 мин. / 02:55
Русь начала XV века. Страну раздирают княжеские междоусобицы. Набеги татар, голод и мор преследуют народ… В эту трагическую эпоху появляется на Руси великий живописец, жизни и творчеству которого посвящен фильм.

Сведения о нем скудны и отрывочны. Лишь немногие творения гениального мастера дошли до нас. Авторы фильма стремились воссоздать духовный мир Андрея Рублева.
Рейтинг фильма
IMDb: 8.30 (19 936)
Рейтинг кинокритиков
в мире
96%
23 + 1 = 24
8.7
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Частушки скомороха в исполнении Ролана Быкова были написаны им самим. Когда актёр готовился к роли, он изучил вопрос, и оказалось, что подлинные частушки того времени сплошь содержат ненормативную лексику.
    • Первоначальное название фильма — «Страсти по Андрею».
    • Фильм был полулегально показан в мае 1969 года на Каннском кинофестивале, а в советский прокат вышел только в декабре 1971 года.
    • Режиссерская версия фильма длится 205 минут.
    • Тарковский планировал включить в фильм новеллу о Куликовской битве с масштабными батальными сценами, но из-за проблем с бюджетом был вынужден отказаться от этого замысла.
    • еще 2 факта
    Трейлер 03:42
    все трейлеры

    файл добавилvic1976

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 10.0/10
    Вне всякого сомнения, «Андрей Рублёв» — самый признанный фильм Андрея Тарковского, который регулярно называется во всех опросах в числе лучших произведений мирового кино и ныне принимается даже теми, кто вообще-то не приемлет другие творения великого российского режиссёра. Хотя сценарий «Страсти по Андрею», написанный им ещё в 1964 году (тогда Тарковскому было тридцать два, а к съёмкам приступил как раз в «возрасте Христа») совместно с Андреем Кончаловским, сразу же вызвал критические замечания историков и искусствоведов, которые стали упрекать молодых авторов в фактических неточностях, более того — в явной модернизации представлений о Руси конца XIV — начала XV века. А уж последующие скандалы, сопровождавшие эту многострадальную ленту в течение нескольких лет, вплоть до её официального выпуска на экран только в декабре 1971-го (как ни забавно, аккурат в западно-христианское Рождество!), словно намеренно уводили в сторону от подлинной сути этапного творения нового мастера кино. И подчас низводили смысл всех претензий лишь к мелким частностям и даже к фельетонным байкам в журнале «Крокодил» о том, как мосфильмовский режиссёр чуть не сжёг Успенский собор во Владимире, а ещё на съёмках откровенно издевался над несчастными животными. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 344 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Великое кино российского кинематографа, красивый исторический фильм, великолепный режиссер. Именно с этих слов я начинаю говорить свои впечатления о фильме, а впечатления у меня отличные!

    Конечно же фильм заставляет задуматься, почему именно задуматься? Потому что в фильме очень много философских моментов. Два таких момента фильма мне запомнились. Первый момент это беседа об Иисусе Христе, второй момент беседа о добре и зле.

    Именно после этих моментов я задумался… Отличная режиссерская работа Андрея Тарковского. Фильм заслуженно получил приз ФИПРЕССИ.

    В чем смысл концовки? Смысл в том что в жизни обязательно нужно знать древнюю историю, именно поэтому в конце фильма показывают древние картины…

    Это лично мое мнение о концовке фильма… Если вы истинный киноман, советую вам посмотреть этот фильм и ознакомится с режиссером.

    10 из 10

    5 июля 2009 | 21:29

    Как я нашел этот фильм. Давно хотел посмотреть «Андрея», да то духу не хватало, то времени нет, то отсутствовало желание смотреть старьё, а то и вовсе не было мыслей вкушать очередной шедевр Тарковского. И вот… Глянул. Сразу скажу, картинка воспринималась мной с большим интересом, не было какого-то очень знакомого ощущения пустоты во время просмотра фильмов великого маэстро. Лента мне действительно понравилась. Естественно, можно было бы что-нибудь сократить, что-нибудь вычеркнуть, что-то показать менее детально. Но в общем и целом я, как это ни странно, остался доволен.

    Сюжет и игра актёров. Интересно показана атмосфера того времени, отношения людей к религии, вере и церкви. Смотреть «Рублёва» было действительно интересно. Я даже немного удивлён, что сюжет картины о событиях шестисотлетней давности воспринимался настолько равномерно. Конечно, не без «глубокого артхауса»! Да, присутствуют сцены довольно сомнительные по смысловой нагрузке. Да, некоторые моменты непонятны простому обывателю. Да, долгие планы и очень большая претензия на «режиссёрское видение». Но я убеждён, зритель с устоявшейся психикой и НЕтопорным отношением к восприятию жизни сможет отделить зерна от плевел и понять истинную глубину картины. «Андрей Рублёв» снят действительно мощно. Иногда я ловил себя намысли, что актёры играют настолько натурально, что складывается впечатление полной реальности событий. Будто Тарковский действительно снимал в 1400-1423 годах нашей Эры. А эти диалоги и монологии… Блеск!

    Общие впечатления. Фильм однозначно не для всех. Но он и не для 20-ти человек, которые делают вид, что действительно понимают в кино. Это картина атмосферная, философская, требующая долгих раздумий по окончании просмотра. «Андрей Рублёв», на мой взгляд, бесспорно является шедевром, обязательным к просмотру всем тем, кто давно не может смотреть кино, которое показывают в прайм-тайм по телевизору. Это действительно глубокий фильм, впечатления от которого могут быть самыми различными: от полного восторга до холодной ухмылки. Но поверьте, други, эта лента не оставит вас равнодушными. Зрители и читатели, вам будет, над чем поразмыслить.

    P.S. почитатели мыльных опер и бесконечно жестоких сериалов о правоохранительных органах, я обращаюсь к вам, не смотрите «Страсти по Андрею», проходите мимо, продолжайте быть рабами собственных мелких ментальных потребностей. Други, побратимы по любви к кино, надеюсь, вы поняли, что без просмотра этого фильма вы не сможете считать себя настоящими «киноманами» и «киногиками». Вам этот фильм обязателен к просмотру!

    9 из 10

    9 августа 2013 | 10:39

    Почему фильм «Андрей Рублев» можно записать в классику? Потому что, как и вся классика, он не об одном человеке, а о целой эпохе глазами этого человека. Перед нами Русь в начале XV века. Проработка проблем времени заслуживает уважения, ее подача — уважения еще большего, потому как, чтобы понять все тонкости сюжета и отступлений придется углубиться в многообразие исторических хроник. А разве не тот исторический фильм хорош, что побуждает у людей интерес к истории. Хронология играет большое значение — она расписана на восемь новелл, рассказывающих о становлении и духовном кризисе иконописца Андрея Рублева.

    Конечно, как и любое другое художественное произведение «Андрея Рублева» нельзя привязать только к одному времени. Пусть нынешние художники и не закладывают головы, им не выкалывают глаза, но понятие «творческого кризиса» было и будет актуальным. Наиболее значимы здесь три эпизода. Первый: нашествие татар, несущих смерть и опустошение. Это тот самый этап, на котором сознание Андрея Рублева замкнет. Отречение от мира — второй эпизод. В нем художник принимает самую великую из правд — ничто не вечно, даже искусство. И встает главный вопрос — зачем вообще нужен эстетический труд, если, в конце концов, и он обращается в прах. Зачем вообще нужен дар, если равносильно же можно прожить жизнь бездарностью? И чтобы завершить историю, автору нужен только третий эпизод — развязка, в котором предстоит объяснить предназначение искусства. В последнем эпизоде Рублев — лишь наблюдатель, главенство отдано молодому Бориске, схватившемуся за шанс выжить. Молодой человек помогает Рублеву выйти из затянувшегося уныния. А цель искусства выводится не сложно — доставлять радость людям. Подобный кризис бывает в жизни любого человека, в нем важно пройти все эти этапы, и прийти от желаемой вечной славы к собственному моральному удовлетворению и на радость ближнего. Вечная слава — мечта недостижимая, и Рублеву удалось оставить след в веках, но уже не это им двигало.

    Два фактора разочаровали тогдашних советских кинокритиков в картине Тарковского — несколько своеобразное отношение к христианской Руси. Если о незначительном историческом искажении в наше время можно и не говорить, ведь художественный фильм это в первую очередь абстракция, да и нынче в России любой писатель, севший за клавиатуру, может опубликовать совершенно любой взгляд на историю, даже полностью ей противоречащий, то требования к жестокости на экране увеличились. Нехорошо показывать, как людям глаза выкалывают, да и церкви жечь дело недоброе. У Тарковского жестокость, однако, подана со вкусом — он изящно пользуется отводами камеры, а там где сцены смерти или пыток показаны чересчур ярко у него нет лишних «кровавых брызг». Но это умаляет жестокость лишь внешне, а на деле все гораздо жестче, ведь при полной информированности в голове зрителя сложится жестокий и диковатый мир, где жизнь человека бесценна в буквальном смысле, а не в пафосном. Ведь в общем соотношении режиссер показал лишь малую толику, а все основные жестокие сцены — лишь в намеках, иногда очевидных, иногда нет. Но в этом смысле «Андрей Рублев» стал одним из сильных примеров изображения насилия на пленке. Обвинения в том, что он «слишком жестокий» надуманны — он «в самый раз жестокий».

    Яркий эпизод, отражающий реальность — не редкий для религиозной тематики вопрос: если Иисус спустился бы на землю сегодня. Прогноз большинства реалистов очевиден — его либо не заметили бы, либо снова бы распяли. Этим Тарковский дает понять свое отношение к религии. Если послушать всех, кто высказался категорически против фильма, то критика эта заключается в одном и том же — режиссер извратил образ святого. Вот только Тарковский изначально отказался от святости образа — Рублев, да и вся церковь, прежде всего, человечна, а чтобы быть таковой необходимо показать во всей красе ее пороки, а оставшиеся среди них крупицы благодетели и будут той самой искренней верой. Сцену восхождения на Голгофу режиссер перекладывает в российские реалии начала XV века.

    Разговоры о вере занимают немало места. Они неотъемлемы от художественного дара главного героя, которому твердят, что он не должен растрачивать его попусту. Рублев верит в Бога, его существование канонично, но интерпретацию поступков и явлений оставляет за собой. Важно понять, что есть вера, к чему она, и почему благо. В новелле «Страсти по Андрею» герой пытается найти грань, на которой можно уравновесить веру и человека, ведь без блага, кое обещает вера, она не имеет смысла. «Да разве не простит Всевышний темноты их?», задает Рублев риторический вопрос, освещая проблемы, валящиеся на голову русского человека. Образ Иисуса — это образ примирения человека с Господом, он и заключается в прощении. И Андрей, и Феофан Грек признают, что они не без греха, Андрею еще предстоит совершить их на пути, но ведь вера учит прощать и понимать, что и пытается сделать Андрей в своих размышлениях.

    Особенно удалась фильму атмосфера. Помимо постановки с декорациями, одежды и манеры игры актеров Тарковский не стал брать какие-либо еще изыски. Ну, и самый надежный прием состарить происходящее — сделать фильм черно-белым. Но главное — нет присущей историческим фильмам вычурности, актеры не играют персонажей эпического полотна, они держатся образов людей, пусть восстановить характеры начала XV века не удастся, это делается в манере нынешнего времени без изобретательств велосипеда.

    Итог: писать можно бесконечно, настолько многообразен и разносторонен этот фильм. В нем символизм уживается с историей, сомнения с верой, фактическая история с абстракцией. Этот фильм можно смело зачислять в лучшие исторические фильмы и в шедевры российского кино. Серьезный классический фильм, никогда не потеряет актуальности. Хвалить, кстати, тоже можно бесконечно. Не отказывайте себе в удовольствии — посмотрите!

    28 июня 2009 | 23:57

    Людям просто напоминать надо почаще, что люди они. Что русские. Одна кровь — одна земля. Зло везде есть. Всегда найдутся охотники продать тебя за тридцать серебренников. А на мужика всё новые беды сыпятся: то татары по три раза за осень, то голод, то мор. А он всё работает, работает, работает. Несёт свой крест смиренно. Не отчаиваясь, а молчит и терпит. Только бога молит, чтоб сил хватило. Да разве не простит таким Всевышний темноты их?`

    Кладезь мудрости. В каждой детали фильма есть что-то важное. В мыслях Андрея Рублёва, в словах Феофана Грека, в действиях каждого персонажа, в присутствии отдельных элементов… Падающие лошади, текущие ручьи… Купание голышом, батальные сцены… Абсолютно всё направлено на усиление происходящего на экране. На то, чтобы зритель задумался о том, кто он, что ему дорого, во что он верит. И прийти зритель к этому может, прочувствовав непростую жизнь русского народа в 15 веке. Голод, страдания, нищета, боль — как же много пришлось испытать русскому человеку в борьбе за Веру, самое дорогое, что у него было в то время. И невозможно остаться равнодушным, глядя на то, что происходит. Хотя в кадре яркого натурализма и жестокости нет, во всём чувствуется глобальный драматизм самого времени.

    Произвести такое сильное впечатление, какое производит `Андрей Рублёв`, не получилось бы:

    -без актёров, умеющих показать мысли и чувства без слов (например, Анатолий Солоницын, завораживающий и страстный, отдавший всего себя роли Андрея Рублёва).

    -без леденящей душу музыки Вячеслава Овчинникова

    -без черно-белой картинки, придающей драматизм и характеризующей целую эпоху…

    Не могу сказать, что длинный 3-х часовой фильм для меня пронёсся мгновенно: я несколько раз прерывал просмотр, чтобы обдумать увиденное и услышанное. Но изо дня в день я возвращался к фильму. И постепенно разрушалась представление о том, что Тарковский — это скучно. `Скучно, если не хочешь думать` — вспомнилась мне однажды услышанная фраза. Какая скука?! Меня одолевало желание пересматривать отдельные моменты вновь и вновь до тех пор, пока я не прочувствую и не приму то, о чём говорил Рублёв в своих редких монологах.`Андрей Рублёв` будто бы попросил заглянуть меня в свою душу, в своё понимание жизни…

    Один из самых сильных и глубоких фильмов, которые я когда-либо видел.

    Феофан Грек Андрею Рублёву: `Бог тебя простит. Ты себя не прощай!`.

    P.s. Схожу в Третьяковку. Хочу еще раз увидеть многострадальную рублёвскую `Троицу`.

    P.p.s. Спасибо, Александр Васильевич, за открытие Тарковского.

    23 ноября 2009 | 14:56

    Неудивительно, что эта замечательная лента Андрея Тарковского пролежала четыре года «на полке», а затем вышла в полузапрещенном статусе в ограниченный прокат. Эпическое полотно о древней Руси глазами святого иконописца Андрея Рублева — нарратив ленты явно расходился с генеральной линией партии. Однако, и по сей день большая часть критики картины сводится исключительно к околохудожественным спорам, вроде выяснения — сжигал ли «изувер» на съемочной площадке живую корову или накрыл её предварительно специальным тентом. Но мелочная травля, к счастью, не принесла своих плодов — «Андрей Рублев» по сей день является одним из самых известных российских фильмов.

    В суть всякой вещи вникнешь — коли правдиво наречешь ее. Русь у Тарковского дика и грязна, словно собирательный образ безвременных темных веков. Режиссер не претендовал на историчность, не желая превращать свой фильм в «музейный памятник», он не боялся анахронизмов, отступлений и условностей. Идея ставится во главу угла, форма же крайне натуралистична и непредвзята. Фильм предваряет сценка о «русском Икаре» — многогранная метафора, как русского народа, в коем супротив суровой реальности всегда родились истинные творцы, так и самого режиссерского замысла, претенциозного полета, который может оборваться в любой момент.

    История живописца разбита на 8 глав, образующих мозаику духовных переживаний героя, его пути к истинной и чистой вере. В первой главе о Скоморохе Рублев сталкивается с доносительством собрата монаха на бродячего артиста. Эта новелла является так же косвенным отражением эпохи, в которой жил сам Тарковский, когда уста были скованы, а шепот за спиной мог привести к четырем стенам. Первое появление в фильме иконописца Феофана Грека является точкой отсчета для философского спора двух мастеров, пронизывающего всю ленту. Умудренный и внешне немного мирской Феофан не гнушается придавливать так и не дописанными иконами квашенную капусту, но в то же время олицетворяет в себе истинно-христианское смирение. Андрей же в постоянном смятении — взирая на ужасы окружающего мира, на его вопиющую уродливость, иконописец сомневается как в собственной праведности, так и в правильности трактовок веры.

    Иконопись для Рублева — искусство в первую очередь народное. Для простых людей всегда писал герой Тарковского, не для всевышнего, но ради веры. Но как обрести ту красоту симбиоза содержания и формы, пройдя через земные мытарства и не потеряв при этом веру? Совсем еще молодой ревнитель христианства Рублев в упрек ставит русским бабам, что они татарам выкуп отдали волосами, но тут же осекается — так уж повелось, бабы на Руси унижены да несчастны до крайности. Противоречия переполняют художника, но уже в молодые годы, еще не будучи духовно истерзанным, Рублев понимает, что не виноват народ в темноте своей.

    «Русская Голгофа» — смелая метафора, словно подтверждение слов Грека о том, что и во второе пришествие люди Христа распнут, ведь все суета сует и на кругах своих. Андрей же не осуждает темный люд, обманутый фарисеями, несущий свой собственный тяжкий крест. Людям просто напоминать надо почаще, что люди они. Зло везде есть. Всегда найдутся охотники продать тебя за тридцать серебренников. Да разве не простит таким Всевышний темноты их?

    Языческий праздник Ивана Купалы — для запуганных апологетов старой веры своего рода эскапизм, шанс хоть на время забыть о преследованиях и обращении в веру огнем и мечем. Рублеву дики распутные пляски голого люда, невольным свидетелем коих он становится в летнюю ночь. В то же время сердце мастера трогает сострадание к живущим в вечном страхе язычникам, не словом Божьим, но силой обращаемым в христианство. Ослепление резчиков — еще одно испытание веры Рублева. Уж коли сам князь великий, что олицетворяет власть и светоч, бесчинствует, так может и прав был Феофан в том, что люди безбожны и жестоки по природе своей? Пронзительная и жестокая сцена, в коей людей творческих лишают не просто зрения, но главного средства восприятия мира, связующего звена между творцом и объектом творения. И в этом так же кроется некая метафора к современности режиссера — давлению на людей одаренных, свободомыслящих. В эпизоде «Набег» натурализм еще более возрастает, а вера Рублева держит самый страшный удар — испытание тяжким грехом, совершенным во благо. «Брат на брата» — Тарковский показывает разрозненность Руси, не чураясь откровенно жестоких сцен, берущих за живое, словно раскаленными клещами. Сцена не битвы, а самой настоящей резни невинных людей, сопровождаемая режущей мелодией, сцена, в которой, быть может, сам Куросава искал вдохновения для своей «Смуты». Горит храм, тлеют обугленные иконы, а пламенная вера Рублева словно примиряется с менторским реализмом Грека. Старый иконописец успокаивает ослабшего духом Андрея, взывает к нему не бросать писать иконы. Рублев же дает обет молчания, ему нечего больше сказать, он не хочет писать.

    А после набега, ставшего апогеем всей ленты, на Руси лишь пустошь да разруха, некому даже колокол отлить — все литейщики перемерли. В финальной новелле картины появляется сын покойного мастера литейного дела Бориска, вызвавшийся к князю на службу от безысходности, дабы с голоду не умереть. Не ливший прежде колокола, Бориска сокрушается, что секрет колокольного звона отец ему не передал, не ведает он о своем собственном, врожденном даре. И вот колокол отлит, его чистый звон олицетворяет возрождение Руси, лишь только сам юный мастер истошно ревет в грязи, как и любой творец — к себе он критичен. Символично, что пока язык колокола раскачивают, в поле стоит гробовая тишина, и лишь разговор иностранных послов слышится в этом безмолвии. Колокол словно пробуждает в Рублеве веру, он видит, что искусство не напраслина, оно нужно народу. Последние кадры бьют по глазам красками лучших икон Андрея Рублева, написанных, видимо, уже после обретения чистейшей и истинной веры, сплетенной с искусством.

    У Тарковского никогда не снимались бездари. И Солоницын роль Андрея словно сам пережил, молчал долго, дабы хриплым голосом проговорить последнюю фразу своего героя, с уст которого пала тяжкая епитимия. И заикающийся, совсем еще молодой, открытый именно Тарковским, Бурляев в роли Бориски, простой русский парень, не выученный грамоте, да даровитый от Бога. Нет в фильме ничего поддельного, искусственного и наигранного — каждый герой словно документален, естественен в той легкости, что дано обрести далеко не каждому. Иван Лапиков, исполнивший кающегося монаха Кирилла, страдающего от собственного разума, ставшего наказанием. Тут даже эпизодические роли скомороха Быкова и умирающего под пытками монаха Никулина блистательны в своем представлении. А вдумчива операторская работа, полная символизма, лишь эмоционально подчеркивает каждый эпизод, создавая целостную для восприятия картину.

    Тарковский в прологе не бахвальствовал — он и впрямь, как тот мужик на шаре, вознесся до недостижимых высот киноискусства.

    10 из 10

    2 августа 2011 | 00:05

    Запамятовали, похоронили
    Широкий плес и шорох тростника
    И тонешь ты в озерном нежном иле,
    Монашеская, тихая тоска.
    Что помню я? Но в полумрак вечерний
    Плывет заря, и сонные леса
    Еще хранят последний стих вечерний
    И хора медленные голоса.
    И снятся мне прозрачные соборы, -
    Отражены в озерах купола,
    И ткут серебряные переборы

    Волоколамские колокола(Арсений Тарковский)


    Говоря о множественных философских, жизненных и кинематографических изысканиях Андрея Тарковского, в бытность свою еще перспективным, но уже мастеровитым советским(хотя по-настоящему советским ментально и интеллектуально, как и отец его, знаменитый поэт, Андрей не был никогда) режиссером("Иваново детство» к тому времени уже было создано и прогремело, в первую очередь, за рубежом), бесспорно, пожалуй, лишь одно: для Тарковского его второй по счету полнометражный фильм, историко-религиозная биографическая притча «Андрей Рублев» 1966 года, стал его личной Голгофой, пройдя которую в течении долгого пути сотворения ленты великий режиссер внутренне переменился, став тем, кем ему и будет суждено остаться до последних мгновений своего земного бытия — и Пророком, и Демиургом. И дело ведь не столько в препонах советской цензуры, ведь в стране победившего атеизма не могло быть ни черта, ни тем более Бога, пускай и в кинематографическом воплощении, сколь в тех стенаниях и терзаниях, сопровождавших создание ленты, и в масштабе непознанной тогда еще личности самого Андрея Рублева, биография которого складывалась из сугубо отрывочных эпизодов. Взвалив на себя крест сказителя Руси изначальной, поступательно приходящей к христианским первоосновам, но еще не переборовшей исконные языческие верования, Руси окаянной, терзаемой набегами иноземных захватчиков и раздираемой изнутри братоубийственными распрями, и жития Андрея-святого, Андрей-грешник в своей картине, композиционно решенной в форме восьми повествовательных отрывков, объединенных личностью великого иконописца, предпочел лишить напрочь последнего ореола святости, представив Рублева обычным человеком, волей истории ввинченного в смуту и кровавые омуты, склонного к сомнениям и исканиям. Не всегда православным, но почти всегда общечеловеческим.

    Сместив хронотопическое пространство основного действия ленты не столько в смуту XV века, сколь в ее весьма условные чертоги, начертанные не в ключе гиперреализма и гипернатурализма (хотя и не без этого), но в стиле гиперсимволизма, когда буквально каждая деталь служит единому авторскому замыслу и несет в себе явный отпечаток метафоричности в метанарративе ленты(начиная от образа скоромороха и завершая исключительной символикой имени Андрея, который в контексте ленты воспринимается как первочеловек, восьми как символа гармоничности и единения материального с духовным, воды как всеочищающего источника или лошадей как олицетворение Божьего промысла и свободы — внутренней в первую очередь), показывая все ужасы не отстраненно, а через призму мятущейся души Рублева, предстающего в множестве ипостасей на всем протяжении фильма, как-от Рублев-странник, Рублев-реформатор, Рублев-революционер, даже Рублев-диссидент. Вкладывая в уста своего героя слова о свободе, об обретении веры, о борьбе, о любви, о сомнениях и поисках на фоне рушащегося мироустройства Руси, в которой процветает наушничество, предательство, государственный террор, слепость народная, Тарковский, безусловно, подразумевал не далекое прошлое, в котором жил и творил святой Андрей, а то тоталитарное настоящее, в котором жили современники Андрея-грешного. Картина, вышедшая в период расцвета движения «шестидесятников», к коим можно было отнести и самого Андрея, и его отца, хотя и по касательной(Тарковский, как и Шукшин, к примеру, были личностями вне любых движений и над ними), но попавшая на экраны уже в застойные времена, чутко и тонко эстраполировала настроения тогдашней интеллигенции, говоря не столько и только о религии как спасительной чаще для всего народа и об искусстве, которое делает любую общину аутентичной нацией, отличимой от других(Рублев, как известно, был приверженцем сугубо народных форм иконописи), как и о том, что человек — творческий, но и не только — не может именоваться таковым, не имея свободы, не имея право на высказывание, на собственное мнение. Рублев-современник. Таковым он предстает в картине, особенно в фундаментальной для всего философического скелета картины сцене спора с Феофаном Греком, в котором Рублев предстает гуманистом, верящим в спасение душ и в то человеческое, что остается в темном народе, живущем еще не везде по вере, но почти всюду по силе. Но его гуманизму предстоят нелегкие испытания. И он их проживает вместе со всем государством, все 23 года, которые меняют его как внешне, так и внутренне, приводя его к Богу. Финал же фильма является уже историей Творца, демиурга и носителя правды в мире, пережившем кривду, боль и страдания, объединившие разрозненную нацию в единое и неразрывное целое. Литие колокола и сам колокол как один из главных метафорических постулатов картины в разрушенном Суздале призвано изгнать своим священным звоном из страны всю бесовщину, которая терзала изнутри и снаружи Русь. В финале и Рублев уже иной. Покаявшийся, познавший жизнь, прикованный необоримой верой своей к искусству и народу, спасенный и Богом, и мальчиком, Рублев уже не просто художник, а творец, на равных говорящий с Богом о проблемах своих современников. Собственно, неслучайно в структуру финальных эпизодов встраивается и современная сцена с сохранившейся иконописью Рублева. Покуда она жива, не сожжена и не разграблена, покуда она окроплена свечным воском и слезами, смешанными с миррой, жив и сам Рублев, и русский народ.

    Кинематографический язык, на которым изъясняется Тарковский в своей картине, так или иначе на всем протяжении своем лишен аскезы «Иванова детства», в котором ощущался новый стиль, новая форма разговора со зрителем, но апогея она достигла именно в «Андрее Рублеве». Он изощрен и даже намеренно избыточен, сюжет то и дело кажется вторичным, тогда как сам нарратив строится на теме апокалиптического и кризисного мироощущения самого режиссера, который в «Рублеве» перенес в экспрессионистскую форму распятие Христа, а в сценах убиения невинных животных и людей в ключе натурализма показал деструктивность, дух всеобъемлющего разрушения. От идей Ницше до Заратустры, от Кьеркегора до Бердяева, от Василия Розанова до Альбера Камю, не говоря уже о Жиле Делезе — идеи всех этих философов в той или иной степени нашли свое отражение в лишенной облика канона художественной постструктуралистской палитре «Андрея Рублева», в котором Бог виден не всегда, а деяния человека — ежесекундно. «Андрей Рублев» — это кино исключительного образного порядка, вся драматургия которого подчинена на развитию сюжетного паззла, а движению философской и религиозной мысли как героя, так и самого автора, для которого вера невозможна без апокалиптических предчувствий, без темы конца всего сущего, которое возродится, как и сама Русь на исходе 1423 года, из краха и праха, плена и тлена, возродится в иконах ее сомневающегося сына, имя которому Андрей.

    10 из 10

    8 ноября 2014 | 17:26

    Погружение во времена основания Московского государства происходит в первые же минуты. Близость и неразрывность прошлого и настоящего потрясает. Андрей Рублев перестаёт быть загадочной личностью. Портрет его души: от известняковой стены до лучистых фресок плавно обрисовывается в сознании.

    Фильм наполнен до краёв чистым смыслом. Но не смотря на многозначность, он оставляет лёгкость в душе. Отчего это происходит? Что такое рассказывает фильм, что становится так необычайно хорошо на душе?

    Может показаться, что человеку неверующему будет сложно понять фильм по-настоящему. Но нет, это неправда, каждый сможет найти в нём что-то своё очень близкое. Фильм охватывает всю человеческую душу, жизнь, вопросы о счастье и несчастье.

    Это, как исповедь — чистая, полупрозрачная и всегда прекрасная… Исповедь не только перед самим собой, но и перед чем-то высшем…

    Сложно размышлять о постановке кадров, игре актёров. Когда фильм просто титанически сдвигает в твоём разуме всё, что было ранее. Мир кажется совсем другим. Кажется, что он совсем не тот, что был до просмотра.

    И такое неуловимое чувство — важное что-то ты упустил. Хочется пересмотреть и найти то самое, необъяснимое. Хочется искать и находить, а самое главное — хочется думать. И сразу понимаешь, что почти разучился думать. У тебя ещё совсем недавно были ответы на все вопросы — теперь их нет. Ты будто очнулся от летаргического комфорта, который не жизнь вовсе.

    14 июля 2014 | 10:23

    В жизни есть вещи, которые неотделимы друг от друга. Одно не может существовать без другого. Так и судьбу Андрея Тарковского невозможно представить без его выдающегося «Андрея Рублева». Удивительным образом картина о художнике 15 века обернулась драмой для художника века 20… Непостижимо, почти что мистически, связаны режиссер и его многострадальная лента, которая, как бы, делит Тарковского и его творчество на до «Рублева» и после.

    Видимо, судьба управляет не только людьми, но и их творениями. Выпущенный в 1967, «Андрей Рублев», сразу же был отлучен от зрителя и лег на «полку», на которой, впрочем, в тот год, оказались многие замечательные фильмы: «Комиссар» Аскольдова, «Короткие встречи» Муратовой, «Ася Клячина» Кончаловского… Получив на коллегии Госкино СССР хвалебные, возвышенные отзывы, картина, тем не менее, была названа антиисторической и антирусской, сделанной по западным образцам. Только благодаря немыслимым усилиям «Рублев» был показан на кинофестивале в Каннах в 1969, где произвел фурор, и вышел на центральные парижские экраны, оставаясь совершенно неизвестным и недоступным у себя на Родине. Мог ли представить себе Тарковский, подавая заявку на фильм о русском средневековье в 1961 году, что к своему зрителю «Андрей Рублев» доберется лишь в 1988… Уже после смерти самого режиссера.

    Между тем, еще в 1964 году, в «Искусстве кино» был опубликован грандиозный по размеру и замыслу сценарий, который был написан в соавторстве с Андроном Кончаловским. Сценарий был настолько мощным и новаторским, что вся читающая интеллигенция пребывала, что называется, в экстазе. Совершенно непостижимое происходило с никому неизвестным актером Свердловского театра Анатолием Солоницыным, который, прочитав сценарий, просто заболел ролью иконописца. По воспоминаниям самого актера, в то время им овладела невероятная, неизвестного происхождения сила. Плохо понимая что с ним происходит, Солоницын собрал рюкзак и отправился в Москву к Тарковскому. И, как выяснилось, не напрасно… Пробы шли не один месяц и претендентов было множество, но именно Солоницын понравился режиссеру больше всех. Есть легенда, что Тарковский, в качестве последнего аргумента, отправился к реставраторам древнерусской живописи, где выложил фотографии нескольких актеров с проб. На вопрос режиссера «Кто же из них больше всего похож?», все указали на Анатолия Солоницына.

    Таким образом, Андрей Арсеньевич не только нашел «Рублева», но и обрел друга, соратника, которого снимал во всех картинах своего «советского периода». Но, помимо неизвестного на тот момент Солоницына, в фильме снялась целая плеяда выдающихся актеров… Как можно забыть «колокольных дел мастера» Бориску в гениальном исполнении Николая Бурляева? Можно ли усидеть на месте наблюдая за феноменальным выступлением скомороха, чей трагический образ воплотил великий Ролан Быков? Как сдержать волнение, видя потрясающее мужество и самопожертвование монаха Патрикея, тем более зная, что на ноги Юрия Никулина во время съемки реально попала раскаленная смола?

    Говорить об «Андрее Рублеве» не просто. Сложно… Невозможно охватить все аспекты и грани этой уникальной картины. Ее надо смотреть, а еще лучше — видеть. Видеть мир и людей, запечатленных кинокамерой великого Вадима Ивановича Юсова, идеального для Андрея Тарковского мастера. Настоящая веха в истории мирового кинематографа, «Андрей Рублев», не может оставить равнодушным. Споры идут и сегодня… Находятся те, кто и поныне обвиняют фильм, вошедший в список 100 лучших картин мира, в затянутости, нудности и даже в просионизме… Но время давно вынесло свой приговор, сделав «Андрея Рублева» нестареющим шедевром, гордостью нашего кинематографа. Фильмом, который изменил судьбу его режиссера, бросив в пучину испытаний и многолетних простоев.

    Рассказывают, что парижане, посмотрев фильм в 1969 году, несли к огромному рекламному плакату «Рублева» свечи… Да, в это можно поверить. Ведь этот фильм сам по себе свеча, которая после черно-белых красок, в финале горит еще ярче, мощным катарсисом отражаясь на ликах древнерусских икон.

    10 из 10

    12 мая 2010 | 15:52

    Несколько новелл о русском средневековье, объединенных персоной Андрея Рублёва.

    Андрей Тарковский создал удивительное по своей оригинальности историческое полотно о нравах 14 века на Руси. Насилие, вера, творчество — эти темы насквозь пронизывают палитру фильма.

    Вот в самом начале фильма перед нами предстает скоморох, в бесподобном исполнении Ролана Быкова. А уже через несколько минут мы столкнемся с немотивированным насилием по отношению к нему. Таких эпизодов будет много и философские беседы, могут стать ключом для понимания фильма.

    Тарковский очень точно выбрал главного персонажа. Известный всем Андрей Рублёв, на самом деле персона совсем неизвестная широкому зрителю. К тому же, его отшельничество позволяет взглянуть на общество того времени со стороны. Кстати, точно такой же пример был использован в 66-м году Пьером Паоло Пазолини в «Птицы большие и малые». Только там герои из нашего времени случайно оказывались в итальянском средневековье.

    Фильм Тарковского очаровывает тем, что в нем режиссер создал совершенно оригинальный и своеобразный, при этом вполне реалистичный, мир. Справедливости ради нужно заметить, что визуальные решения в своем большинстве заимствованы у Бергмана (Седьмая печать, Девичий источник). Они преимущественно мрачные. Но несмотря на мрачные тона, картина получилась живой и поэтичной.

    Однако у фильма есть и несколько недостатков, не позволяющих ему попасть в символические 10-15 фильмов 66 года (по моей версии).

    Прежде всего мне кажется необоснованно раздутым хронометраж. Тарковский мог воспользоваться формулой, изобретенной Бергманом: даже самое мрачное кино не должно длиться более 95 минут.

    В силу этого, у Тарковского получается обратный эффект — заведомо мрачный фильм помноженный на затянутый хронометраж достаточно быстро вгоняет в тоску.

    Но если вопрос хронометража — дело вкуса, то пресловутая сцена с коровой не может не вызывать сожаления. Думаю, что подобные картины в которых сдержатся сцены мучений животных должны содержать дополнительные сведения об их защите (т. е. о том, что они не мучились).

    А если посмотреть в глобальном плане, то автор попадает в логическую дыру: стремясь рассказать о насилии русского средневековья он творит насилие над животными, а также и над съемочной группой (людям ведь приходилось смотреть все эти мучения).

    Так что, несмотря на оригинальный взгляд и выдающийся поэтический кинематографический стиль, картину Тарковского я бы не выделил в качестве лучшего союзного фильма того года ("Июльский дождь» Хуциева — гораздо более приятный для психики фильм).

    В итоге: если бы не затянутость и сцены с издевательствами над животными, эту картину можно было бы считать шедевром.

    16 сентября 2012 | 04:14

    Андрей Тарковский, безусловно, гениальный режиссер. Практически любой независимый режиссер нашего времени говорит о том, какое огромное влияние творчество режиссера оказало на него. С другой стороны, стоит заметить, что картины Тарковского (особенно позднего творчества) весьма непросты для массового зрителя. «Андрей Рублев» — это «золотая середина» творчества режиссера, работа гораздо более понятная, чем «Сталкер» или «Солярис», но и не такая простая, как «Иваново детство» (дебют режиссера в полнометражном кино). Фильм был снят еще в 1967 году, в 1969 году стал настоящей сенсацией Каннского фестиваля, но в советском прокате начал показываться лишь в 1971 году.

    Андрей Рублев — реальная историческая личность, но о талантливом монахе-иконописце известно довольно мало, поэтому многие эпизоды фильма являются выдумкой сценаристов Андрея Тарковского и Андрея Кончаловского. Но некоторые факты из жизни Рублева сохранены. Например, обет молчания, который он принял.

    Фильм состоит из небольших и казалось бы не очень связанных между собой новелл, каждая (за исключением первой, которая является прологом и представляет собой вариацию на древнегреческий миф об Икаре) из которых развивает внутренний мир главного героя. Это история о вере человека, о том, как ее можно потерять и как она может вернуться. Каждая из новелл наполнена обилием жестокости, которая помогает лучше окунуться в атмосферу Руси начала XV века, прочувствовать причины упадка веры Андрея. В картине присутствуют различные цитаты из Библии, необычные идеи сценаристов (например, герои фильма разговаривают на современном русском языке), философские размышления.

    Режиссерский почерк Тарковского узнаешь практически с самих первых кадров. Это и длинные планы, и различные новаторские приемы оператора, и идея с цветами (начинается фильм черно-белым, а в финале становится цветным; подобный прием режиссер применил позднее в «Сталкере»), и некоторая намеренная сумбурность повествования. С технической стороны к фильму тоже сложно придраться.

    Актерские работы заслуживают самых высоких оценок. Прекрасно справились с задачей режиссера и Анатолий Солоницын в заглавной роли, и Николай Сергеев в роли Феофана Грека, и Николай Гринько в роли Даниила Черного, и Юрий Никулин в небольшой и некомедийной роли монаха Патрикия, и Николай Бурляев, блеснувший ранее в другой легендарной картине Тарковского «Иваново детство», в роли Бориски. Но больше всех, на мой взгляд, выделяется работа Ролана Быкова, сыгравшего в фильме скомороха. У актера всего две небольшие сцены, но они настолько врезаются в память, что сразу не остается сомнений о том, кто кого здесь переиграл.

    «Андрей Рублев» — знаковая картина для всего советского кинематографа. Столь эпичных, масштабных, глубоких и далеко не массовых картин, к тому же основанных на оригинальном (!), а не литературном, сценарии, в СССР, да и вообще во всем Мире, было снято не так уж и много. Особенно поражает, что написал и снял все это человек нерелигиозный в «атеистической» стране, потому что в картине больше ощущается православный дух, чем во всех картинах современного российского кинематографа вместе взятых.

    10 из 10

    1 декабря 2009 | 22:54

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...

    Индекс популярности

    DVD, Blu-Ray ...

    DVD, 475 руб.
    DVD, 289 руб.
    Blu-Ray, 504 руб.
    Blu-Ray, 475 руб.
    аудиокнига, 341 руб.
    подробнее

    Новости


    Очередной год унес жизни десятков кинематографистов. Среди них лауреаты «Оскара», народные артисты, кассовые чемпионы и любимцы критиков. Вот многие из тех, кого не стало в 2013-м: О'Тул, Гандольфини, Герман, Золотухин, Балабанов, Панин(...)
     
    все новости

    Интервью


    8 июля 2012 года исполнилось 60 лет режиссеру, сценаристу, продюсеру и генеральному директору киноконцерна „Мосфильм“ Карену Шахназарову. КиноПоиск поздравляет классика отечественного кино с юбилеем, надеясь, что он и дальше будет радовать зрителей новыми картинами, и также желает сил и здоровья для воплощения всех замыслов. Перед знаменательной датой нам удалось поговорить с Кареном Георгиевичем в его кабинете в „Мосфильме“… (...)
     
    все интервью
    Записи в блогах
    20-21 апреля
    19.04.2013

    Хроника событий отечественного кинематографа: 20-21 апреля
    «… студии, получая от государства миллионы, транжирили эти средства и создавали условия для паразитической жизни…» (...)
     
    все записи »

    Кинокасса США $ Россия
    1.СнайперAmerican Sniper89 535 000
    2.Шафер напрокатThe Wedding Ringer20 600 000
    3.Приключения ПаддингтонаPaddington18 966 000
    4.Заложница 3Taken 314 625 000
    5.СельмаSelma8 785 000
    16.01 — 18.01подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.Заложница 3Taken 3118 713 811
    2.Ночь в музее: Секрет гробницыNight at the Museum: Secret of the Tomb103 901 478
    3.Женщина в черном 2: Ангел смертиThe Woman in Black 2: Angel of Death59 586 957
    4.Исход: Цари и богиExodus: Gods and Kings57 708 116
    5.Три богатыря: Ход конем51 370 255
    15.01 — 18.01подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители2 237 0022 529 897
    Деньги620 663 645 руб.669 680 392
    Цена билета277,45 руб.6,76
    15.01 — 18.01подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    120.Свидетель обвиненияWitness for the Prosecution8.227
    121.Шерлок Холмс и доктор Ватсон: Король шантажа8.226
    122.ИсчезнувшаяGone Girl8.222
    123.Жизнь Дэвида ГейлаThe Life of David Gale8.221
    124.Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен8.220
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    6.Последний охотник на ведьмThe Last Witch Hunter96.07%
    7.ОзабоченнаяAccidental Love95.61%
    8.Люди Икс: АпокалипсисX-Men: Apocalypse95.00%
    9.В сердце моряIn the Heart of the Sea94.97%
    10.Доктор СтрэнджDoctor Strange94.95%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    БёрдмэнBirdman49
    Женщина в черном 2: Ангел смертиThe Woman in Black 2: Angel of Death9
    Левиафан104
    ИгрокThe Gambler13
    Три богатыря: Ход конем15
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    Приключения ПаддингтонаPaddington7.834
    Ночь в музее: Секрет гробницыNight at the Museum: Secret of the Tomb6.775
    Заложница 3Taken 36.145
    Ограбление по-американскиAmerican Heist4.567
    ИгрокThe Gambler6.149
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    Охотник на лисFoxcatcher29.01
    Восхождение ЮпитерJupiter Ascending05.02
    Левиафан05.02
    Игра в имитациюThe Imitation Game05.02
    Пятьдесят оттенков серогоFifty Shades of Grey12.02
    премьеры