всё о любом фильме:

Сексуальная тварь

Sexy Beast
год
страна
слоган«There's a bit of the beast in all of us»
режиссерДжонатан Глейзер
сценарийЛуис Меллис, Дэвид Синто
продюсерДжереми Томас, Геркулес Беллвилл, Денис О’Делл, ...
операторИван Бёрд
композиторРоке Баньос
художникЖан Уллевиг, Луиз Стьернсворд, Джейн Кук
монтажДжон Скотт, Сэм Снид
жанр триллер, криминал, ... слова
сборы в США
сборы в мире
зрители
США  1.29 млн,    Великобритания  180 тыс.,    Нидерланды  42.9 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время89 мин. / 01:29
Номинации:
Проведя почти всю жизнь за решеткой, гангстер Гэл Доув решил уйти на покой и вместе с любимой женой поселиться в Испании. Но однажды, когда Гэл нежился на солнышке и потягивал пиво, к нему явился незванный гость.

Бритоголовый Дон Логан, дикий, безумный и злобный кореш Гэла, намерен заставить его вернуться в Лондон, чтобы провернуть последнее, но очень крупное дело — настоящее «ограбление века»…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
86%
110 + 18 = 128
7.2
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • На роль Дона Логана рассматривалась кандидатура Энтони Хопкинса.
    • Рэй Уинстон, который сыграл Гала, тоже поначалу считался од­ним из возможных претендентов на роль Логана.
    • Бен Кингсли как-то признался, что, создавая образ Дона Лога­на, он использовал некоторые черты характера своей бабушки.

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 7.5/10
    В этом фильме дебютировавшего в кино 34-летнего британского клипмейкера Джонатана Глейзера вроде бы и быть не должно никакого сочувствия к бывшему вору Гэлу Даву, который решил удалиться от дел и благополучно нежиться под солнцем Испании — вдали от щедро поносимой им Англии. Тем более что постановщик приложил намеренные усилия для иронического и даже сюрреалистического остранения материала, когда всё происходящее, особенно после прибытия крутого подельника Дона Логана, требующего заняться новым ограблением, можно считать чуть ли не разгорячённой фантазией неуравновешенных персонажей, которые явно перегрелись от зноя. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 136 постов в Блогосфере>


    Сюжет фильма разделен на два уровня, имеющих четкую географическую привязанность, — Испания и Англия. Однако суть состоит в ракурсе и контекстах. И здесь на первом плане — криминально-бытовая драма, которая разворачивается вечными мотивами в пределах истории нескольких дней. Резкая поп-арт стилистика, кажется, не способна служить подспорьем в реализации сильного с литературной точки зрения сценария, направленного на сложный драматургический анализ, не много не мало, онтологического вопроса. Но кричащие цвета кадра становятся инструментом «магии кино», окрашивая режиссерские фразы чувством, дающим мысли удивительную мощь проникновения в зрительское сознание.

    Фигура номер один. «Просолнеченный» воздух пробирается влажным зноем под тени деревьев, белые стены, синее небо, расплавленный бетон — жарко, свет растворяет пространство, пар уходит ввысь, кожа мокрая, горячая. Все тонет в летней неге испанской ривьеры, монотонно, плавно. Полуденная сиеста торжествует, вскоре уступая прохладным сумеркам ласкового вечера, в коктейльных платьях, легких рубашках, под переборы рояльной мелодии старого джаза, женский смех и праздные беседы. Это жизнь Гари: в шикарном особняке, с прекрасной женой, закадычным другом и его милой супругой. Это рай на Земле, где есть только улыбки, отдых, развлечения и секс. Это место, лишенное смерти, и даже гигантский валун, пролетающий у героя прямо над головой, бессилен омрачить вечное блаженство.

    Фигура номер два. Ее губы сжаты, словно каменные, дрожащим голосам она произносит: «Он позвонил». Глаза стеклянные, в упор, пальцы судорожно перебирают пустоту, последнее — шепотом: «Он приезжает». На берега Эдема сходит Дон Логан, которого обозвать аллегорий язык не повернется — реальнее, чем Мефистофель, страшнее, чем Воланд, извращеннее, чем Вакх. А во взгляде — бездонная пропасть, а в словах — удары топоров, и движения режут воздух. Сосредоточенно, твердо, будто зло сочится сквозь раздувшуюся опухоль. Дон несет страшную весть: Гари должен вернуться. Обратно в Англию, ненавистную Англию, где остались кошмары его памяти. Казалось, она отпустила его, простила прошлое, разрешила жить дальше — нет, это был лишь отпуск, каникулы в счастье, но нужно доплатить, самую малость…

    Фигура номер три. Оргии в барочной пошлости под тяжестью водянистого неба. Наркотики, оружие, деньги. Действие заключено в тяжелые узкие камеры — душно. Здесь, в Лондоне, Гари был грабителем, жигало, богатым падонком. Но однажды все забросил, выбрав спокойствие вдали от карусели пороков. Потому все, как острые края: больно, но отступиться нельзя. Он должен обворовать банк. В очередной раз, который окажется самым сложным.

    Фабула картины обнаруживает метафорическую частность, которая стремится расшириться до всеохватности дилеммы переворота собственной жизни. И параллель здесь очевидна, однако мысль авторов идет дальше, проникая в концепцию зависимости настоящего от тяжести прошлого. Что с другой стороны означает беспомощность человека перед роком, но в данном контексте не мифической потусторонней силы, а совокупности разрозненных событий, неожиданно кристаллизующихся в жесткий каркас предопределения.

    Былое требует отдать долги, и говорит оно устами Дона. Однако гордиев узел — это не само ограбление, а шаг гораздо более страшный и невыносимо тяжелый. Билетом в будущее становится жертва себя во спасение близкого. Жена Гарри в приступе праведной ярости убивает Дона, поэтому Гари уже без сомнений отправляется в назначенное место, дабы снять с нее подозрения. Весь ужас пути в прошлое тает в ярости самоотречения, вырывающегося из глубин души престарелого плейбоя, который внутренне возносится до героического пафоса. Но развитее образа лишено лживой помпезности и концентрируется на смирении, покорном подчинении, подавлении собственных чувств. А это, по мнению, сценаристов, и есть великий подвиг, которым не стыдно искупить судьбу.

    Фактически философия ленты возвращается к тривиальной мысли изменения мира, через собственную трансформацию. Однако легко прослеживаемая библейская аналогия, приправленная сюрреалистическими фантазиями, выметает всякие намеки на банальность. Путь в Британию — это дорога в ад, причем, до боли знакомая, здесь есть и свой Сатана в лице мафиозного босса Теда Басса, и положенные муки, коими можно считать подводный грабеж, чуть было не закончившийся трагедией. Явный контраст райских кущ связывает с мраком страны дождей посланник преисподней Дон. И его гибель кажется аллегорией краха соприкосновения двух миров, однако за секунду до смерти воплощение тьмы вдруг преображается в человека поистине несчастного. Последний крик: «Я люблю тебя, дура!» — обращенный к Джеки — женщине, которая с лютой ненавистью добивает его каблуком. Выходит, было же в нем что-то живое, что-то важное, искреннее и дорогое. Этим авторы в очередной раз отодвигают проблему ближе к горизонту, вынося ее за пределы материального. Лишь внутреннее изменение, исполинской силой воли, способно поставить точку в бесконечном рейде по кругам мытарств.

    5 июля 2010 | 08:00

    Джонатан Глейзер, признанный недавно реинкарнацией Кубрика (сам Глейзер намекал об этом давно — в 1995, снимая клип на «The Universal» для Blur; сэр Стэнли тогда еще разводил кошек и не думал ни в кого реинкарнировать), дебютировал в большом кино картиной, меньше всего похожей на дебют. «Сексуальная тварь» выглядит так, будто ее автор снял прежде с десяток фильмов и изрядно за это время от самого себя подустал. Болезненный интерес к подобному материалу у режиссеров приходит обычно на закате карьеры (эти предсумрачные отблески могут быть особенно хороши) — не хочется никому ничего доказывать, тянуть из кого-то жилы, рвать себе глотку, чтобы услышали, да и легкие уже давно не те.

    Вопреки названию, в «Сексуальной твари» начисто отсутствует, собственно, секс, за исключением одного особенно неоднозначного короткого эпизода, размышлять о значении которого, право слово, сильного желания не возникает. Зато здесь полно тварей. Главный герой Гэл (Рэй Уинстон) — бывший лондонский вор. Под впечатлением от девяти лет, проведенных в тюрьме, Гэл скрывается от коллег и потенциальных проблем с законом в солнечной Испании. Компанию ему составляет любимая женщина (бывшая порно-актриса) и страшный на лицо товарищ, тоже с легкомысленной подругой. Когда Гэл не валяется перед бассейном со стаканом на пузе и льдом в трусах (на фоне Хью Корнуэлл поет про персики), все вчетвером жарят сосиски и нервно пьют. Тут из Лондона прилетает бывший подельник Дон Логан (Бен Кингсли), говорит разные неприятные вещи, доверительно сообщает, что трахал в свое время по-всякому обеих женщин и ему, в общем-то, понравилось, тут же предлагает Гэлу вернуться на родину и пойти на дело, потом очень остро реагирует на неадекватный, по его мнению, отказ.

    Фильм целиком держится на взрывоопасном характере персонажа Кингсли. Внешне похожий на лоховатого дальнего родственника из провинции Дон таит в себе первобытную ярость. Его речь — это бесконечная гневная тирада, состоящая из производных от двух самых известных английских ругательств, перемежаемых редкими местоимениями и предлогами. Если в фильме и есть тот самый секс из названия, то это то, что делает словами Дон. Каждый хоть раз сталкивался в жизни с такими бытовыми террористами (если вы нет — вы, очевидно, и есть он), поэтому прочувствовать неловкие посиделки героев в присутствии дорогого гостя будет достаточно легко. Кингсли разворачивает на экране эталонного негодяя, оставляя в недоумении по поводу того, из какого бездонного места нужно черпать такую злобу и куда в человеке помещается столько ненависти.

    Где-то между выступлениями Кингсли в фильме затерялось самое невразумительное в кинематографе ограбление банка и взявшийся из какой-то другой истории человекоподобный злокозненный кролик, преследующий главного героя. По истинно кэрроловской традиции, пробегающий мимо кролик влечет за собой падение в его нору. Кроличья нора по Глейзеру — это мерзкая выгребная яма, подземное царство мрачного Аида, где вечное забвение находят заслужившие этого мрази, а путь туда ведет через кристальной чистоты бассейн. Погружение персонажей в воду станет многократно воспроизводящимся личным художественным приемом режиссера, переиначенный обряд крещения, за которым следует не духовное или иное очищение, а ужасающая метаморфоза.

    Проблема «Сексуальной твари» кроется в том, что здесь все попытки привязать какую-то более-менее глобальную аналитическую трактовку, как-то это все экстраполировать и перенести за пределы сюжета, кажутся смехотворными и надуманными. Как пытаться натянуть тончайшие цветные женские чулки на грубую мужскую ногу. Редкий случай, но фильм есть ровно о том, о чем он есть: мужчина может отойти от дел, только отойдя в мир иной. В ином случае он либо не мужчина вовсе, либо автоматически причастен ко всему, что происходит вокруг в созданном его руками мире. Тогда и сам мир творцу потворствует — посылает библейский указующий камень, одновременно как пророчество и как руководство к действию. Остается только принять на себя ответственность, с чем справиться труднее всего. Куда проще свалить все на воображаемого монстра в облике кролика с волосатыми руками (простор для фрейдистского толкования эпизодов с ним безграничен), но не за тем ли нужны такие спасительные подарки от не дремлющего бессознательного?

    «Сексуальная тварь» в свое время попала в один из бесчисленных списков фильмов «которые нужно посмотреть перед смертью» — по иронии судьбы, между «Китайским кварталом» и «Космической одиссеей». Трудно сказать, как должен был Глейзер отреагировать, какую реакцию вообще нужно изображать людям в такой ситуации — больше радость или все-таки неловкое смущение? Между тем, культурное влияние этого странного во всех отношениях фильма ощутимо, хотя не так уж очевидно — не каждый школьник, играющий, например, в GTA V, разбирается в британском кинематографе. Картина каким-то удивительным образом смотрится лет на двадцать старше даты собственного выхода (когда про секс уже говорили, но показывать еще побаивались), но одновременно так, будто снята не раньше, чем два года назад — такой не то вневременной, не то несвоевременный фильм.

    31 июля 2014 | 16:59

    Мачистый лондонский криминальный авторитет Дон Логан (Бен Кингсли) приезжает в Испанию, чтобы уговорить завязавшего приятеля Гэла (Рэй Уинстон) вернуться и провернуть одно дельце в Британии. Гэл абсолютно размяк и, как справедливо заметил Дон, «сильно отупел под жарким испанским солнцем». Видно Гэл и сам это понимает, потому что настойчиво отказывается от предложения. А Дон настойчиво уговаривает. Так настойчиво, что у Гэла на лице вскоре появляются синяки, и настроение портится.

    Одетый в белоснежную рубашку с накаченным лысым затылком Кингсли занимает ровно половину фильма. И когда он, по воле сценаристов исчезает, — это выглядит единственной несправедливостью за все действие шикарной гангстерской драмы. Хотя, он там не главный и даже не самый крутой субъект.

    Большая часть картины — разговоры у бассейна и в ресторане. Один убеждает-угрожает, другой скулит и отбрыкивается. Под конец немного Лондона. Между этим — и женская любовь, и мужская дружба и принципы и все-все-все самое важное. Но как снято! А как смонтировано! А какие диалоги!! Вах! Конфетка, а не фильм! Смотрится на одном дыхании. Настоящее английское кино в своем лучшем проявлении: быстрое и холодное, как сталь, пронзающая тело с сопроводительно-очаровательным британским «фо`kin!».

    Кингсли здесь брутален, резок и физиологичен. Как заметил приятель, он здесь точь-в-точь Райф Файнс из «Залечь на дно в Брюгге». «Fuck» через слово, отпи**ная на эмоциях мебель и жуткая, стремительная правда в словах. (Хотя «Брюгге» был позже, следовательно, это Файнс дает Кингсли.

    … И все же-все же, при всем этом, до комка в горле Бен естественен тока в одной единственной сцене, когда весь в крови у бассейна кричит дуре по имени Джекки «Я люблю тебя!» Тихий омут, внутри которого извергается лава — вот, что безошибочно выдает пленка про Бена Кингсли. Сыграть такое невозможно, с этим надо только входить в кадр, стоять и выходить. Именно с такого рода актерами снимают самые проникновенные классические мелодрамы, когда на экране герои только молча смотрят друг на друга, а дрожат коленки и текут слезы у зрителей.

    И еще деталь — Кингсли потрясающ в монологах (В «Твари» — шикарный спич про домогательства в самолете и разговор с зеркалом в ванной). Впрочем, про этот его дар было понятно еще у Поланского в «Смерти и Деве» и всех прочих. Театральный ведь актер изначально.

    … Да, а по-настоящему КРУТ в «Sexy Beast» сэр Иен Макшейн. Тоже та еще тварь!

    14 декабря 2008 | 00:08

    Молодой клипмейкер Джонатан Глейзер, наверняка памятуя о совсем недавнем успехе одного из своих коллег по цеху по имени Гай с «Картами, деньгами» и прочим, в 2000 году снял свою ленту с необычно-шокирующим названием» Сексуальная тварь».

    Жаркое солнце юга Испании огненной каракатицей протягивает свои щупальца на все вокруг. Разморенный мужчина, лежащий на шезлонге. Бутылка столь желанного холодного пива. В такое время даже мысли перекатываются нехотя, лениво, требуя от тела просто находиться в состоянии вечного релакса. Вору по имени Гэл, отошедшему от дел, хочется, чтобы такое состояние было перманентным, однако, вполне осязаемая тень из прошлого по имени Дон Логан бушующим смерчем врывается в идиллическую жизнь бывшего подельника, настаивая на еще одном» последнем деле».

    Если на секунду забыть про криминальное прошлое Гэла, то все их общение с Доном можно метафорически сравнить с искушением праведника посланником Дьявола (который в этой истории тоже имеет вполне конкретное воплощение). Как истинное порождение Ада, Дон не останавливается ни перед чем, чтобы достигнуть своей цели. Его язык угрожает, льстит, презрительно высмеивает, усыпляет, лжет, вливая яд в уши. Злодей обладает аурой, которая словно подавляет все вокруг, заставляя произносить его имя приглушенным шепотом, с боязнью всполошить лихо.

    Ток, искрами мелькающий между героями, накаляет жаркую испанскую обстановку до предела. Отрывистые слова, вылетающие из уст искусителя, словно сминают, казалось бы, надежную оборону Гэла, который зрительно уменьшается в росте перед сверкающими глазами демона. Психоделические демонические видения, приходящие к Гэлу во сне, сменяются будоражащей реальностью с вполне осязаемым демоном, сидящим по ту сторону стола. Идея бессилия перед своим прошлым, перед роковой цепочкой, приводящей, казалось, уже давно забытые тобой тени, отчетливо дышит кафкианскими мотивами.

    Смена обстановки с солнечной Испании на промозглую Англию будто становится броском в ледяную воду для Гэла. Это его последнее испытание, которое определяет не только его будущую жизнь, но и равновесие с самим собой. В итоге, закольцевав историю, режиссер словно заставляет задуматься о праведности героя. Обрел ли он то, что хотел, сумел ли укротить демонов внутри себя, а, главное, какой ценой ему все это далось?

    Режиссер нет-нет, но, все же, заставляет вспоминать упомянутого Гая Ричи. Тут и музыкальное наполнение, целиком состоящее из гаражного панк-рока, легкого трип-хопа, и электромотивов, и бегущий заяц, и, местами, смешанная съемка в клиповой манере с ежесекундным переключением с лица на лицо. Влияние заметно, но оно не делает фильм вторичным.

    Творение Глейзера — вполне самостоятельный продукт, с глубокой психологической составляющей, с трио Кингсли-Уинстон-Макшейн, демонстрирующими по-настоящему цельное перевоплощение в героев, своеобразной стилистикой, неким английским шармом на фоне испанской природы.

    8 из 10

    9 мая 2012 | 14:51

    Впервые посмотрел фильм совсем недавно. О чем он — пересказывать не буду (см. предыдущую информацию).
    Был поражен всем, чем может зацепить настоящее кино: операторская работа; монтаж; саундтрэк; только настоящий мастер мог придать фильму столько нервности и эпатажа (чего только стоит «Yes! Yes! Yes! Yes! Yes!» Бена Кингсли в ответ на отказ Гэла, сдобренное зуботычинами несговорчивому зажиревшему приятелю и пинками кухонной мебели). Здесь актерский (согласен с тем, что театральный) дар Кингсли очень хорошо раскрылся именно с этой точки зрения. Тем, кто заинтересовался этим актером, и не видел «Смерть и девушка» Р. Полански — обязательно посмотреть! Там хорошо раскрылась драматическая сторона его таланта.
    Состояние жары и прохладной водицы в бассейне чувствуешь на себе.
    Зрелищен сон новоявленного испанского лежебоки — вчерашнего крутого гангстера — просыпающегося в поту от него и уже ожидающего каких-то неспокойных изменений в своей вольготной жизни.
    Также захватывает сцена в конце фильма, где Гэла разоблачает главарь, сверля его своим стальным взглядом.
    В общем — стиль во всем. При этом безупречный британский минимализм! Никакой пошлости и развязности (свойственным в подобном кино американцам), несмотря на многочисленные fuck

    18 мая 2009 | 00:47

    Спросите, что хорошего в этом фильме? Всё! Режиссура, сценарий, актерская игра, операторская работа, палитра, философия, диалоги, персонажи (что касается именно этого пункта — это сплошной изюм!)… Не сказать, что шедевр, но это очень качественная работа. Причем от бывшего клипмейкера! А работы других коллег миру хорошо известны. Например, та же «Клетка», где в глаз прямо-таки бьет визуальная сторона (правда, шедевральная). Здесь же не только в глаз, но и в бровь! Не смотря на то, что сюжет достаточно прост, картина состряпана мастерски. Внимание целиком завораживают уже первые кадры. Неспешно, размеренно, заставляя нежиться на раскаленном солнцепёке вместе с главным героем. И дальше всё также неспешно и размеренно по нарастающей. Но четко и организованно.

    Вот люблю я британцев и ничего с этим поделать не могу. Тут даже сюрреалистические моменты вписываются максимально органично. Актерская игра держится в основном на трех китах: Уинстон, Кингсли, МакШейн. И каждый достоин отдельного слова.

    Рэй Уинстон. В коем веке Уинстон заделался в амплуа плейбоя? Но что поразительно, не смотря на свою достаточно тучную конституцию и обычно привычную тюфячную манеру поведения, его герой здесь смотрится на редкость… сексуально. При этом режиссер ничего не скрывает от зрительских глаз. Напротив! Камера целиком и продолжительно демонстрирует оголенные достоинства актера. Пожалуй, здесь проявляется заслуга режиссера в умелом подношении «блюда», ведь актер на экране от себя, кроме тела, в эти минуты ничего другого ровным счетом не выдает. В дальнейшем этот миловидный «тюфячок» себя проявит по-настоящему и отнюдь не ударит лицом в грязь перед остальным составом!

    Бен Кингсли. Он-то и припомнит, откуда есть-пошел наш главный герой и будет до конца бороться за его возвращение в прошлый мир. То, как здесь проявляет себя этот персонаж, описывать нет никакого смысла. Разве что нужно видеть. Не зря эту роль киноакадемики отметили в номинацию. Но интересно другое. По словам исполнителя, определенное значение в создании этого характера сыграла… родная бабушка. Хотел бы я видеть эту бабушку! Ведь Дон Логан — это демон ночи, кошмар прошлого, без стука и приглашения ворвавшийся в эдемскую идиллию. Но демон — это только слуга. А у каждого слуги, как известно, имеется хозяин. И этим хозяином как раз является…

    Йен МакШейн. Вот уж поистине непонятно: не то МакШейн играет Мефистофеля, не то Мефистофель играет МакШейна, играющего главаря криминального синдиката. Фантасмагория! Этот персонаж настолько крут, что мурашки по коже. Вот с кем бы не хотелось поссориться в этой жизни! Нет, он отнюдь не злой. И внешность обычного человека. Но его ледяная выдержка и высверливающий изнутри душу взгляд способны уложить на лопатки почти кого угодно. Лидерство и харизма отпечатаны на всем его темном облике. Впрочем он и символизирует собой Князя Тьмы. Недаром герой Уинстона назвал этого дядю Темным Магом преступного мира.

    Философия и символизм. Этого тут предостаточно! Это и гигантский валун, нарушивший райский покой и впоследствии обернувшийся героем Бена Кингсли. И инфернальный кролик-заяц, олицетворяющий страх перед прошлым. Даже такие контрастные страны, как Испания и Великобритания, выступают вроде Рая и Ада (правда, в стандартном температурном режиме наоборот), между которыми мечется главный герой в надежде спасти свою душу. Ну и в качестве «скелета в шкафу» Дон Логан в гробу.

    Картинка. Она изумительна. Всё же над картиной трудился клипмейкер.

    Действие. А вот тут надо отдать должное. Апогей всего происходящего — ограбление века — это нечто. Не смотря на то, что по хронометражу занимает не больше 10 минут, смотрится с открытым ртом. Да и нагнетание напряжения накануне сделано тоже мастерски.

    А вот вишенкой на верхушке торта приходится финальная сцена (сразу перед титрами), которая достойна отдельных аплодисментов.

    Итог: без вопросов, Респект и Уважуха, господа!

    ПС: а заяц действительно устрашающий)

    12 июня 2014 | 21:14

    Что вы знаете о зайцах?

    Любой, кто имеет хоть какое-то отношение к этим зверям, от доктора заячьих наук, до наипоследнего спившегося юнната при самой разваленной школе, даст самый развернутый и единственно правильный ответ: зайцы — черные и злые. Всё.

    Вот такой артхаус. Не знаю, какое именно душевное недомогание вызвало у режиссера такое видение окружающего мира, но, безусловно, если хоть немного соображать, что такое Англия, то смотрится это круто. Если же ваши познания об этом пятьдесят первом штате США ограничиваются только «рыбой, чипсами, хреновой погодой и Мэри факин Поппинс»©, то пропустите этот фильм, потому что нифига он вам не понравится. Но если предварительно загуглить слово «Англия», почитать википедию, а также поглядеть хотя бы, для начала, «Шерлока Холмса», естественно советского (щас ведь книги не читают, и думают, что Холмса выдумал Гай Ричи, но это не так, на самом деле его придумал Игорь Масленников), то маломальское представление об этом таинственном острове где-то между Францией и Америкой вы приобретете, и фильм «Сексуальная Тварь» будет чуточку понятнее.

    Дело в том, что тонкий английский юмор — он и в самом деле тонкий и английский. И он реально не для всех. Например: «Куда ты пялишься?» — «На твой затылок…» — «Нечего пялиться на мой затылок, любуйся на свой». Или еще: «Я приехал к тебе, поговори со мной!» — «Я завязал» — «Заткнись, урод!». Спешу заметить, что здесь подобных перлов — выше крыши, и если вы любите какую-нибудь хрень типа американских пирогов — проходите мимо.

    Неисповедимы пути извращенца. Но, такое бывает, от нечеловеческого, то есть от нерусского абстрактного мышления, результат получается очень даже неплохим, в силу своей оригинальности. Ассоциативный ряд режиссера мог бы стать материалом для интереснейшей диссертации какого-нибудь придирчивого до фанатизма ученого-психолога. И, что вполне закономерно, именно этот факт повлиял на качество постановки. При всей недобросовестности и халтурности сценария — первая половина фильма — сплошь «Кровавый Четверг» 1998 года, штампы и слизывания, — «Сексуальная тварь» получилась вполне себе самостоятельной, по-своему впечатляющей, и почти крутой картиной.

    Но не только режиссер виноват в том, что кино хорошее. Где была бы их атмосфера и общее восприятие фильма, если б не Рэй Уинстон, Иэн МакШейн и Бен Кингсли? Чо сказать, мужики, внатуре, авторитетные, и работали честно. Убедительные и яркие образы. Конечно, Уинстон намного круче сыграл в «Возмездии», и еще круче в «13», но оно понятно — мастерство шлифуется и «все приходит с опытом».

    А вот музыка неправильная, хотя бы потому, что, во время просмотра, у меня в голове вертелось крутое и жесткое AC/DC- War Machine, ведь то, что происходит на экране, тоже круто и жестко, но из телевизера доносились какие-то английские сопли, слушать которые я вовсе не желал. Ведь умеют же, когда захотят — например, саундтрек к сильно английскому крутому фильму «Карты, деньги, два дымящихся ствола» неизмеримо крут, а вот «Сексуальную тварь» овсянкоеды озвучить не смогли.

    При всех плюсах и достоинствах фильма, музыка — далеко не главный его минус и недочет. Самое важное — это аудитория. Это чисто английское кино, для английских джентельменов, которые устали от своих джентельменских выходок вроде овсянки, плащей с тростями и бренди у камина, для которых, как для русского — рыбалка или пиво с мужиками в гараже, — это кино — средство плюнуть на эту джентельменскую хрень и на полтора часа испытать что-то интересное. Им это и вправду интересно, а мне — мало. Мне в подобных фильмах нужно хоть немного мяса, и, уж конечно, динамики, а не вот этой вот по-английски тонкой джентельменской тягомотины. Вот и весь вопрос, над которым все тут думают.

    Это был самый злой заяц из всех, что я видел.

    7 из 10

    29 августа 2011 | 22:31

    Гедонизм против идеализма.

    Солнышко, голубая вода бассейна, любовь к жене, любовь к еде и выпивке — что ещё нужно? Нужно одно — самоотречение. Здесь уже один умный рецензент написал про то, что путь в Англию — это путь в ад, который был пройден главным героем, чтобы защитить своих ближних, чтобы получить своё имя.

    Насилие, грубость, разврат, издевательство — это то, что Гэл постарался оставить в «цивилизованной Англии», предпочтя этому естественность своей солнечной испанской «дыры».

    Но зло так просто не оставит. Оно явилось, и Гэлу пришлось пройти свои круги ада, чтобы уничтожить себя социального — себя криминального (в данном случае).

    Великий современный мудрец Джон Зерзан, проповедник анархо-примитивизма неустанно указывает на то, что т. н. «цивилизация» есть извращение человеческой натуры. И порождается этим извращением только ещё больший извращенец. Для современного масскульта не важны создатели домов — важны их взрыватели. Не важны производители тортов — важны те, кто ими кидаются. Став паразитом на природе, цивилизация (в широком смысле слова — как противопоставление «дикости»), в свою очередь породила новых паразитов — уже на себе самой. И высшим примером такого паразитизма является романтизированный преступник. По своему, бандит — это ницшеанское существо (только бандиту об этом не говорите). Он стоит во главе и поэтому — на краю. Он вполне вызрел, он вылупился из цивилизации, как гнойный прыщ. И две у него возможности — быть втёртым обратно в кожу гниющей неестественности или выделиться наружу, выпасть вовне. Гэл попробовал поступить так.

    Но, повторюсь, ад, как и Царство небесное, «внутрь вас есте». Поэтому демон с «УЗИ», а потом и в виде Дона попросту парализует Гэла. Это история о мужественном человеке, который является таковым не в начале, а в конце своего пути.

    Если всех людей мира выстроить плечом к плечу, все уместятся на территории моего Сахалина. Так чего же нам ещё нужно? И почему мы, грехопадшие, довели себя до этой звероавтоматности? Неужто не хватит места под солнцем? Неужто природа не прокормит?

    Сейчас ты, читатель, уже открыл свой умственный рот, чтобы начать вываливать вдолбленные слова об «объективном развитии человека», «его разума» и «его цивилизации». Не буду спорить — пусть с тобой Зерзан спорит, читай его.

    10 из 10

    26 октября 2014 | 12:36

    Фильм снят в очень странной клиповой манере. Еще одна обычная история про гангстера, ушедшего на покой и не желающего возвращаться в бизнес. Но снята она не совсем обычно, точнее совсем необычно. Фильм снят как клип, нормальный полуторачасовой видеоклип, с парой флэшбэков и парой сюрреалистичных эпизодов. Режиссер взял все у всех, и добавил свое умение снимать клипы. Скромные английские актеры, за исключением оскароносного Кингсли, тем не менее, очень усердно изображают гангстеров, которые проводят сумасшедшую операцию.

    Фильм называется Сексуальный зверь — это тоже загадка. Если это главный герой — то это уже постаревший сексуальный зверь. Весь фильм наслаждаешься картинкой — смысл происходящего слегка сумбурен, эпизоды не следуют в логичной последовательности один за другим. Временами у главного героя появляется, и это конечно тоже находка режиссера, тот самый сюрреалистичный черный кролик, пришедший то ли из фильмов Линча, то ли из культового «Донни Дарко».

    Совершенно непонятная концовка фильма, тем не мене дает подробный ответ на вопрос, куда же именно делся герой Бена Кингсли, когда не улетел в аэропорт. Хотя это и так всем было понятно. А бассейн — возможно, это тоже бассейн из внутреннего пространства подсознания главного героя.

    В фильме три предмета, вызывающих стойкую ассоциацию с нереальностью происходящего — это черный кролик, громадный камень, падающий в бассейн, и Бен Кингсли в гробу. Именно из-за этих трех составляющих фильм можно причислить не только к английской комедии, гангстерской истории, но и к кино не для всех. А нас, как известно, только кино не для всех и интересует.

    19 мая 2009 | 19:18

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>