всё о любом фильме:

Истинная грусть

Pafekuto buru
год
страна
слоган«The color of illusion is Perfect Blue»
режиссерСатоси Кон
сценарийСадаюки Мурай, Ёсикадзу Такэути, Лия Сарджент
продюсерХироаки Иноэ, Масао Маруяма, Марвин Глейчер, ...
операторХисао Сирай
композиторМасахиро Икуми
художникНобутака Айк
монтажХарутоши Огата
жанр аниме, мультфильм, ужасы, триллер, драма, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
Франция  59 тыс.,    Великобритания  2.6 тыс.,    Венгрия  1.2 тыс.
премьера (мир)
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время81 мин. / 01:21
Молодая поп-певица Киригоэ Мима пытается перейти из мира музыки в индустрию ТВ-сериалов и прославиться как актриса, но похоже, что не всем её поклонникам понравилось такое решение, и началось: странный телефонный звонок, факс, конверт со взрывчаткой… К тому же в интернете обнаружилась страничка с якобы её дневником…
Рейтинг мультфильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
65%
15 + 8 = 23
6.4
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на мультфильм
    Знаете ли вы, что...
    • Иллюстратором романа был Кацухиро Отомо. Именно он порекомендовал своего ученика Сатоси Кона на должность режиссера фильма.
    • Название фильма говорит о чистом токийском небе (буквальный перевод — «Чистое голубое [небо]"). Оно имело смысл для романа, однако потеряло свое значение для фильма.
    • Сцена кричащей девушки, находящейся в ванне под водой, была полностью скопирована в фильме «Реквием по мечте» (2000). Дарен Аронофски полностью выкупил права на мультфильм, только для того, чтобы использовать в своем произведении эту сцену.
    • Первоначально предполагалось снимать кинофильм. Поэтому в фильме активно используются «кинематографические» приемы работы с изображением.
    • еще 1 факт
    Трейлер 01:52

    файл добавилDurden

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    Белые крылья ангела, глаза которой прикованы к тебе? Её сладкий голос, её нежные руки? Она здесь только ради тебя. Она защищает тебя… Она — поп-идол, хрупкая принцесса в воздушном платье, словно танцующая маленькая фея на раскрывшемся бутоне сказочного цветка, залитая ярким светом славы и обожания. Она — нежный и светлый ангел мести. Она — это ты… Или всё же…

    Главная героиня психологического аниме-триллера Сатоси Кона «Истинная грусть» Мимарин — марионетка в руках собственного менеджера и продюсера, марионетка, мнением которой интересуются лишь тогда, когда решение уже принято и изменению не подлежит. Да и какое значение может иметь её мнение, когда на кону стоит имидж и популярность начинающей актрисы, бывшей поп-исполнительницы, покинувшей родную группу ради новых возможностей, которые оказываются вовсе не так светлы, как казались в начале. Да, Мимарин мечтает об успехе на новом поприще, ей интересны новые впечатления и она не хочет подводить людей, которым стольким обязана. Но погружаясь в новую жизнь, уделяя слишком большое внимание незначительным мелочам, героиня не замечает, что её мнение навязано, а её слова — всего лишь мысли других людей.

    Кто ты… кто ты… кто ты… Прерывистое дыхание и бег в неизвестность… Глубокий вздох, и мир вокруг замедляется, сбрасывая развернувшуюся иллюзию, возвращая героиню в реальный мир, который уже начинает терять свою реальность. Триллер Сатоси Кона раскачивается безумно медленно, удерживая по началу лишь показываемым в кратком обзоре миром поп-индустрии, миром кумиров и полубезумных фанатов. Потом начинает проявляться игра расплывчатых ракурсов, выхватывающих случайные лица и образы нового и чуждого мира, заставляющего поверить в то, что иллюзии всё же могут воплотиться в жизнь. Свет встречается с тенью, а игра тонов и настроения выходит на первый план, ломая кадр на мелкие кусочки и складывая из них новый, затягивая зрителя в игру воображения с действительностью, в безумный водоворот злых шуток сознания Мимарин.

    «Истинная грусть» не стесняется порой с наскока гнуть реальность, мешая её со сном, заставляя содрогаться от экспрессивного безумия выплёскивающей свою ярость героини. Мимарин по ходу действия постепенно теряет связь с настоящим, забывая, куда ходила и с кем общалась, не понимая, что происходило на самом деле, а что — всего лишь выдумка её сознания. Наполняя свой фильм игрой иллюзий и отражений, которые всегда знают, когда ты лучше всех, а когда — всего лишь одно из лиц в толпе, Сатоси Кон ловко обыгрывает связующие элементы основной сюжетной линии в сюжете сериала, в котором начинает сниматься главная героиня. Рассуждая об играх сознания опосредованно, через создание одной истории внутри другой, режиссёр заставляет зрителя убирать с периферии восприятия всё постороннее и несущественное, всё, что не относится к происходящему на экране действию и погружаться в происходящее полностью и без остатка.

    Свет софитов, растекающийся по идеальной синеве разрушения человеческого сознания, прошивает «Истинную грусть» тонкой нитью лёгкой одержимости, которую испытывает практически каждое действующее лицо фильма. Все его герои словно бы снимаются в собственном сериале, в котором каждый из них — звезда, каждый играет самую важную роль. Вот только конец у каждого будет жёстким, потому что реальность не приемлет идеала, в ней не может существовать светлого и нежного ангела мести. «Истинная грусть», на всём протяжении своего действия ни разу не выходящая за узкие рамки психологического триллера, тем не менее не замыкается в себе и впечатляет неожиданной кинематографичностью и напряжённостью многих сцен. Всё это позволяет сему малоизвестному творению заткнуть за пояс своих именитых кинособратьев, порой страдающих отсутствием столь необходимой и в полной мере имеющейся в этом фильме режиссёрской выдумки.

    6 июня 2012 | 13:44

    …или «Ты должен быть тем, кем кажешься» — ©

    Если честно, то не ожидала от аниме ничего конкретного, и почему-то сложилось мнение, что он не оправдает моих надежд. Не смотря на прописанные жанры, я садилась смотреть с полным равнодушием, наверное, просто потому, чтобы поверить во все хорошие отзывы, которые мне доводилось слышать в адрес данного творения. Итак, обо все по порядку.

    История повествует о Киригое Миме — молодой и симпатичной поп-звезде, входящей в состав группы ЧАМ. После двух с половиной лет успеха, Мима, наконец, решает поменять амплуа, и становится актрисой, ну, или, по крайней мере, пытается ею стать. Поначалу девушке дают совсем крохотную роль, однако совсем скоро ее популярность возрастает, и в фильме ей уже отводят особое место.

    Но на фоне этих довольно приятных событий, Миму, все же, одолевают сомнения. Разумеется, рано или поздно карьера поп-певицы (как показывает практика) должна была смениться чем-то другим, но, вероятно, Мима просто не подозревала, что это произойдет так скоро. И, таким образом, в душе талантливой звезды разворачивается целая борьба с самой собой. Одна ее часть отчаянно призывает вернуться на эстраду музыки, а другая — та, что окончательно решила изменить свой образ и «повзрослеть», довольно смело берется за все новые сюжетные ходы, которые подкинет ей сценарист, даже, если они будут касаться съемок изнасилования.

    Замечу, так же, что на фоне этого противостояния, выделяются тут два человека, которые, как бы, являются некими половинками возникшей ситуации — Руми — помощница Мимы, в прошлом такая же поп-звезда, будущее которой провалилось: всеми силами, зная, как дорога Миме была группа, она старается образумить ее и всех окружающих, уверенная, что девушке не стоило бросать поп-карьеру; и Тадокоро — менеджер и Руми (в прошлом) и Мимы (в настоящем) — он, безусловно, не сомневается, что Миме пришло время сделать следующий шаг, и она станет известной именно благодаря игре в фильмах. Впрочем, каждый из них по-своему прав.

    Но сомнения Мимы по поводу смены профессии не все, что сваливается ей на голову — внезапно появляется некто, угрожающий девушке, а еще позже она обнаруживает страничку в Интернете под лаконичным названием «Комната Мимы», в которой опять же неизвестный для Мимы человек, описывает ее жизнь в мельчайших подробностях, так что у девушки не остается сомнения — за каждым ее шагом кто-то следит. Разумеется, все это не может не вывести ее из равновесия.

    В дополнение ко всему, роль Миме досталась в психологическом триллере, так что атмосфера мрачнеет все больше и больше и тут впору подозревать всех, кто подвернется под руку. Разумеется, у девушки начинается депрессия, да еще приправленными множественными стрессами. Пытаясь справиться с ними, она, в конце концов, погружается в этот кошмар настолько сильно, что даже не может отличить реальность от выдумки.

    - Запомни, иллюзия не может быть реальностью.

    Прекрасный и психологичный сюжет (что могут только японцы) сочетается с не менее прекрасной реализацией и иногда даже не верилось, что это всего лишь аниме. Что самое интересное — история увлекает настолько, словно ты уже и сам оказываешься в ней, и безгранично сочувствуешь главной героине, зная, что сделать для нее ничего не можешь. Действие вряд ли заставит вас скучать, ведь почти в каждом кадре вопросов и становится все больше, и, пока зритель напряженно думает над ответами, события закручиваются совсем странно.

    А в целом, аниме понравилось. Без лишних скромностей скажу, что такого хорошего триллера я уже давно не видела.

    Вердикт: «Идеальная грусть», по моему мнению, аниме о том, как важно помнить, кто ты есть на самом деле. Ведь человек — это мастер перевоплощения, и может попробовать себя в самых разных ролях жизни, но не стоит забывать, что лучше не ориентироваться ни на чьи судьбы и строить только свою. Оставайтесь собой!

    10 из 10

    Приятного просмотра!

    20 июня 2012 | 12:00

    В отличие от большинства аниме, снятых по консольным играм или манге, в основу данной полнометражной картины лег роман японского писателя Йошиказу Такеучи. Жанр, как это всегда было верно для японской анимации, довольно не определен — это одновременно и триллер и психологическая драма.

    Вероятно, именно неясность поставила его отдельно от остальных в своем жанре.

    Аниме часто путают с мультипликационными фильмами. Но разница между мультиком и аниме примерно такая же, как между приторной диснеевской сказкой и настоящим фэнтези в стиле Сапковского или Толкиена. Секрет — реализм и неприкрытость настоящего, без излишней патоки и купюр. Сдается мне, что здесь происходит скорее возврат к настоящим истокам народных сказок, чем новое слово в творчестве. Даже жестокие по своему содержанию сказки братьев Гримм были лишены изначальной составляющей в виде секса.

    Потому что любая народная сказка в оригинале содержала все любимые нами жанры в духе Шекспировских трагедий — насилие, кровь и ужасы.

    Также как и настоящая жизнь.

    Также как и «Идеальная синева».

    Перейдя к новой деятельности от поп-идола эстрады до исполнения второстепенных ролей в фильмах и сериалах, главная героиня испытывает всепоглощающее разочарование. Причин этому множество — снижение популярности среди бывших поклонников, преследование излишне настойчивого фаната, отношение коллег по цеху. Все это внешнее. Когда появляется внутренняя рассогласованность между желаемым и действительным конфликт становится более явным. Шоу продолжается и все проблемы мира не должны продолжать мешать насильно улыбаться в объектив камеры или собственному отражению.

    Решение было принято и ради его исполнения предстоит отказаться от карьеры певицы, несмотря на явный успех и имеющийся талант, участие в сценах жестокого изнасилования или откровенной фото-сессии для мужского журнала. Это стремление реализовать себя в кино становится причиной разлада не только в чувствах, но и уме.

    С другой стороны то, чего мы желаем, не всегда является тем, что нам на самом деле нужно и главная героиня прекрасно осознает это. Мы слишком мало ценим то, что нам дается без усилий… И когда мы обретаем желаемое, оно может всегда превратиться в чемодан без ручки, который одновременно жалко бросить и тяжело тащить на себе.

    Где разница между игрой и реальностью? Когда актер заканчивает свою роль на съемочной площадке и начинает жить по-настоящему? Возможно ли в полной мере исполнить задуманное, если главный враг для тебя ты сам?

    Бегство от реальности становится для героини попыткой вернуть себя прошлую — успешную и такую беспечную в своей неискушенности. От столького пришлось отказаться, столько унижения принять, со стольким смириться. И когда последняя маска становится снята, игра на сцене становится отражением происходящего — безумие из фильма проникает в ее жизнь, быт становится чередой кадров, окружающие — статистами, а бывший защитник — насильником. Больше не идет речи о том, чтобы сбежать. Пришла пора взглянуть себе в лицо и принять себя настоящую или умереть.

    Хорошо это или плохо, не нам решать. Каждый имеет полное право самостоятельно испоганить свою или чужую жизнь.

    Единственное чего не стоит никогда делать — оставаться навечно ребенком.

    Экстремальное взросление главной героини становится спасением не только для нее самой, но и для тех, кто был обманут отлакированной красотой надуманного образа.

    Осталась горечь от утерянной радости прошлого, от бесперспективности отношений для сошедшей с ума подруги, от ран оставленных жизнью. Эти эмоции были и ушли, а новое чувство пришло им на смену и печаль сменяется понимающей улыбкой. Не для камеры или поклонников, для самой себя — все, что было, ушло и впереди еще целая жизнь.

    Она наконец-то стала самою собой.

    15 января 2013 | 15:32

    Мое знакомство с работами Сатоси Кона началось очень давно (аж 4 года назад!), но не с этого фильма, а с другого, тоже не менее известного аниме под названием «Актриса тысячелетия». Однако именно благодаря «Perfect Blue» я окончательно полюбила фильмы этого замечательного, но, к сожалению, ныне покойного режиссера, неслучайно прозванного «японским Дэвидом Линчем».

    «Perfect Blue» — это история о молодой певице по имени Мимарин, которая внезапно для своих фанатов решила оставить карьеру поп-идола и попробовать себя в качестве киноактрисы. К несчастью, мир киноиндустрии совершенно не пощадил ее, невинную и наивную девушку, превратив ее в послушную куклу и лишив свободы выбора. Вдобавок, далеко не все поклонники Мимы смирились с ее решением стать актрисой. И вскоре жизнь Мимарин превращается в самый настоящий кошмар, полный галлюцинаций и безумия…

    Режиссер Сатоси Кон принял очень смелое, но в дальнейшем оказавшееся верным решение. Он не просто более чем вольно экранизировал роман Ёсикадзу Такэути и продемонстрировал свой взгляд на историю. Он наглядно показал, в какие жестокие игры порой играет с несчастным, доведенным до отчаяния человеком его разум. Как иллюзии и реальность сливаются в одно целое и становятся практически неотличимы друг от друга. Как тонка грань между простой преданностью своему кумиру и больной одержимостью. И, самое главное, на мой взгляд, какие страшные следы на психике в равной степени оставляют и чуждая, фактически, навязанная тебе роль, и тревога от одной только мысли, что кто-то следит за каждым твоим шагом и знает от тебе всё.

    Превосходно переданная атмосфера тревоги — еще один воистину новаторский ход как в японской, так и мировой анимации, так как вечный стереотип о мультипликации как об искусстве исключительно для детей терпит полный крах. Чего только стоит время от времени появляющийся на заднем фоне «красавец»-фанат с внешностью упыря, который готов ради своей дорогой певицы убить любого, кто посмеет ей так или иначе навредить. Или «милая» улыбочка призрачного второго «я» Мимарин, улыбка настоящего дьявола с няшным личиком. И какой бы (по мнению некоторых зрителей) не была бесхарактерной и инфантильной главная героиня, вскоре начинаешь искренне переживать за бедную девушку. Ведь ей никто не поможет, кроме нее самой, ибо этих двух фантомов ее прошлого видит лишь она.

    Не менее важную роль, на мой взгляд, в создании у зрителя нужного настроя сыграло и психоделическое музыкальное сопровождение, похожее одновременно и на жалобный вой, и на отчаянный набат по погибающей личности Мимарин. Заставляют нервничать и потихоньку нарастающие в «удачной» обстановке звуки, казалось бы, оптимистичной и веселой песенки о любви, потому что, если обратить внимание на то, кто поет и кто слушает эту песню (в данном случае — сценарист, предложившей снять Миму в сцене изнасилования), становится очевидно — последний больше не жилец…

    Сатоси Кон впоследствии признавался, что первоначальный сценарий фильма ему не понравился и он даже выдвинул ультиматум — или ему позволят снять картину иначе, или пусть ищут другого режиссера. Кону разрешили экспериментировать, и в окончательной версии от оригинала остались лишь две ключевые фигуры — поп-идол и маньяк, а основной акцент стал делаться не на убийствах, а на психологическом состоянии и переживаниях Мимарин. Однако в результате аниме «Perfect Blue» стало не только знаменитым, но и культовым. Более того, в дальнейшем появилось немало психологических триллеров, в которых активно использовались заложенные «японским Дэвидом Линчем» мотивы многослойной реальности и своего чужого «я» (Яркий пример — «Черный лебедь» Даррена Аронофски)

    Вывод: «Perfect Blue» — уникальный, леденящий душу психологический триллер, который обязательно понравится не только поклонникам японской анимации, но и просто любителям пощекотать себе нервы.

    10 из 10

    8 января 2014 | 01:26

    Звезда скромного автора японских манг Сатоси Кона зажглась в 1997 году, когда он дебютировал в кино с аниме «Истинная грусть», сценарий которой представлял собой вольную адаптацию одноименного произведения Йошиказу Текучи. Сюжет выстраивается вокруг второстепенной поп-певицы Мими Киригое, которая не без продюсерской обработки решает пойти на повышение, став актрисой. Такой кульбит вызывает недовольство фанатов, и с этого времени в ее жизни начинаются странности — от загадочных факсов и умерших рыбок до взрыв-конвертов и убийств коллег.

    Для лучшего понимания фильма стоит представлять, какой статус в Стране восходящего солнца у исполнителей поп-музыки. В отличие от западного мира термин «звезда» в отношении поп-певцов там не используют, вместо этого употребляют куда более сильное «идол». С большим обожанием приходит и большая ответственность, ведь японские поп-идолы, пусть даже незначительные, должны быть примером непорочности для всех. История Мими — это одиссея по миру современной индустрии развлечений, в которой людские судьбы испытываются на прочность под прицелом теле- и фотокамер, в окружении микрофонов, писем и звонков. Так, оказавшись на третьих ролях в популярном сериале, «всего лишь певичка» вынуждена начинать с одной реплики за серию, а для того, чтобы именных строчек в сценарии становилось больше, только таланта недостаточно, надо переступать определенные моральные границы. А когда такой шаг сделан, пути назад уже нет, развратных девок обратно в поп-идолы ведь не принимают. Кон утверждает, что шоу-бизнес это непрерывная цепочка выборов, моральных дилемм и грязных приемов, а их нагромождение иногда приводит к непредсказуемым играм подсознания.

    Не секрет, что «Истинная грусть» задумывалась кинофильмом. Такой анамнез не прошел незаметно, и многие сцены картины решены неанимационными средствами, особенно это касается монтажа и видов ночного Токио. Первая часть недолгого фильма визуально и сюжетно вполне традиционна, а вторая наполнена тем, что впоследствии назовут фирменным стилем Сатоси. Японец своим дебютом предвосхитил выход «Реквиема по мечте» и «Черного лебедя» Даррена Аронофски и срезонировал с вышедшим за океаном в тот же год «Шоссе в никуда» Дэвида Линча. Режиссер виртуозно балансирует на грани между реальностью и иллюзией, и если поначалу ее уловить можно, то ближе к развязке нереально не запутаться в непрерывном кружеве снов, зеркальных отражений, раздвоений и ложных концовок. Начинаясь мелодраматической историей смазливой провинциалки, картина постепенно преображается в остросюжетный психологический триллер с вкраплениями истинно японской жестокости.

    Несмотря на довольно ясный финал и вполне ощутимый катарсис, фильм не избавляет зрителя от соблазна пересмотра и трактовки событий в совершенно ином свете. Это свойство вкупе с вечно актуальной тематикой будут лишь способствовать тому, чтобы картина со временем обрела классический статус и расширила свое влияние далеко за пределы лояльной к аниме и манге аудитории. Интересно и то, что «Истинную грусть» можно считать одной из первых в мире картин, посвященных проблемам Всемирной паутины и предугадывающих ее значение для общества будущего. Так, какой-то анонимный блогер с поразительными подробностями описывает карьеру и быт компьютерно-необразованной Мими, фактически создавая ее второе «Я», вскоре вступающее в конфликт с «Я» настоящим. Сатоси Кон и автор оригинальной манги, возможно, первые в мировом кино, кто настолько серьезно размышляют о проблемах сетевой идентификации и тонко улавливают ту грань, которую даже спустя 15 лет так и не может нащупать многомиллионная армия интернет-отаку.

    25 июля 2012 | 12:37

    Она была чудесным поп-идолом, которого любили и боготворили поклонники. Юная прелестная девушка, на которую равняются девочки подростки. Она являлась главной певицей в девчачьей группе Cham. Очаровательные платьица, комната с игрушками, и потрясающая невинность. Но, рейтинги и интерес к ней стал спадать. Для агентства, «защищающего» ее интересы это стало настоящим испытанием и ударом по карману.

    Поэтому, было принято решение менять ее имидж. С певицы на актрису сериала. Хотела ли того Мима сама, или нет, было не так важно. Работа есть работа, и она должна приносить прибыль. Ничего не поделаешь!

    Такие певицы как Мима практически не имеют право голоса, самостоятельности, за них многое решают продюсеры и агентство. Да и вообще расти надо. Поп-идолы интересны до поры до времени. Но, вот тебе 21, и как-то не пристало носить эти милые платьица, и петь про любовь к прекрасному юноше. Все это Мимарин прекрасно понимает, и даже сама желает стать актрисой, чтобы пробудить к себе более серьезное отношение со стороны публики.

    Актриса серьезная личность, певица девичьей поп-группы не интересна искушенной публике. В ней навряд ли признают талант. Придется рисковать всем, и даже смириться с тем, что будут эксплуатировать твою сексуальность против твоей же воли. Секс товар очень проходимый. Во всяком случае, способный пробудить интерес.

    Но, вот примет ли публика новую Миму? Заметит ли за новым сексуальным образом, талантливую, перспективную актрису?

    Уход со сцены побудил целый ряд странных, и пугающих событий. Записка с бомбой, постоянно мелькающее лицо одержимого ею фанатика, следующего по пятам, факс с надписью «предатель», сайт, где появляется ее персональная страничка, в которой она якобы рассказывает о своих чувствах фанатам, и о сложностях связанных с переменами в карьере. И все так натурально. Читая изо дня в день эту страничку, Мима поражается, насколько хорошо автор ее знает. А может автор и есть она? Так Кто же ты?

    И роль, которая влияет сильным образом на происходящее вокруг. Да, некоторые роли фатальны, и мистическим образом способны перевернуть реальность с ног на голову. Она играет сумасшедшую убийцу с раздвоением личности, и вокруг происходит настоящее безумие. Для девушки это, разумеется, становится шоком. Мимарин кажется, что и ее личность раздваивается на части, и вторая личность, живущая своей жизнью отнюдь недружелюбна. Она будет мстить (в том числе и ей) за потерю статуса поп-идола, за то, что отняв у нее образ девочки, ее погрузили в состояние истинной грусти.

    Кто она? Певица? Или уже все-таки актриса, которой через силу приходится идти на вещи провокационного, скандального характера? Девочка, которую обожают подростки и юноши мечтают познакомить с матерью? Или женщина, на которую пускают слюни мужчины всех возрастов, а женщины через зависть, все-таки восхищаются ее талантом? А может она так вжилась в свою роль, что уже грань между иллюзией и реальностью навсегда для нее стерта? Или она и есть пациентка психиатрической лечебницы?

    Поток вопросов по ходу аниме растет как ком, хотя вначале все кажется очень простым как дважды два. Вот уход со сцены, вот ненормальный фанат с оскалом, вместо лица. Преследование. На Миму давит и другое. Группа, в которой больше нет главной певицы, спокойно функционирует и без нее, и даже вырывается на почетное место в чате. Мир не изменился, от того, что Мимарин больше не поп-идол, все идет своим ходом. Планета вертится, как говорится. » Cham, и в дуэте неплохи и всем дадут фору». А Образ и имидж актрисы подвергается критике, но нужно смириться, и сделать все, чтобы тебя приняли в новом обличие. Но, как это сделать, если ты сама себя не приняла?

    Как сказать себе «И все-таки я настоящая»? Не певица, не актриса, а человек, личность, знающая чего она сама хочет, самостоятельно принимающая важные решения.

    И я абсолютно согласна с названием фильма. Это действительно истинная грусть, и одиночество, на которое обрекают себя многие известные актеры-актрисы. Проживая большую часть своего времени на съемках. Их перерыв это сон, и практически нет реальных впечатлений. Образы начинают жить своей отдельной жизнью. А какова их реальная жизнь? В какой момент она начинается и заканчивается? От сна до сна?

    Потрясающая работа Сатоси Кона, смотрится как полноценный фильм. Это по-настоящему психологический, интригующий, напряженный триллер, с очень сильной детективной линией.

    После просмотра придется к нему возвращаться, чтобы обратить внимание на кое-какие детали, которые дают подсказку зрителю.

    3 июля 2015 | 02:36

    Это самый интересный аниме-триллер, который мне когда-либо доводилось смотреть. Он так увлекает с первых же кадров, что уже через несколько минут после начала фильма напрочь забываешь, что смотришь рисованное кино, и после окончания так и хочется сказать: «Как же замечательно эта актриса сыграла Миму!»

    Дело не только в запутанной интриги повествования. Очень интересны отдельные кадры, поначалу медленный и тягучий ритм по мере развития сюжета набирает обороты, динамика нарастает, кадры становятся всё резче, монтаж всё нервознее. Яркий конфетно-красочный мирок поп-идола и кумира подростков вдруг поворачивается к зрителю совершенно другой стороной, которую мы никогда раньше не видели и лишь догадывались о её существовании, стороной, где балом правит заразительное безумие, лицемерие, жестокость и разбитые вдребезги иллюзии. Создаётся такое ощущение, будто улыбка милого клоуна вдруг преобразилась в жестокий оскал хищника и оттого мурашки бегут по коже.

    Мима, разумеется, самый интересный персонаж данной картины, но и все остальные действующие лица, хоть и занимают меньше экранного времени, не менее хороши. Кроме того, когда нам кажется, что мы уже во всём разобрались, создатели фильма подкидывают очередной сюжетный твист и приходится нащупывать новые ниточки разгадки сюжета. По-настоящему страшен анонимный поклонник Мимы, который на протяжении всей картины то кажется нам вполне реальным, а то — во истину иллюзорным.

    Однако, «Perfect Blue» — это не столько психологический триллер, сколько драма, повествуящая о жестокости закулисья шоу-бизнеса и о волчьих нравах, царящих в нём. В конце концов, и сама Мима, и её ближайшее окружение — лишь осколки собственных разбитых мечтаний, пришельцы из Neverland.

    Так что в какой-то момент сам собой напрашивается вопрос: А существовала ли Мима на самом деле?


    10 из 10

    24 октября 2008 | 20:30

    Киригоэ Мима — девушка, поражающая наивной няшностью, решает переквалифицироваться из певицы поп-группы, то есть профессии-приговора, в служителя Мельпомены. Если, конечно, детективный сериал для вечернего показа можно отнести к полю деятельности известнейшей из муз. Беда в том, что циничная бетономешалка кинобизнеса принимает решения без участия героини, оставляя ее заложницей чужого выбора. Наличие таланта волнует меньше известного имени, и для повышения медиарейтингов Миме приходится принимать участие в чудовищно реалистичной сцене изнасилования. Реалии не оправдывают ожиданий, на розовых очках появляется сеть шизофренических микротрещин, и становится непонятно, где кончаются иллюзии и начинается настоящая жизнь. Положение усугубляется тем, что девушка повсюду видит уродливого охранника, знакомого по безмятежным временам концертов и бестолково задорных песен, а также в сети, о которой Мима имеет весьма слабое представление, существует блог за ее авторством, пугающе, параноидально точный в деталях.

    Дебютная работа Сатоси Кона, как это нередко случается, получилась очень личной с точки зрения используемых образов и форм, а универсальность восприятия достигается за счет мастерства исполнения. Нетипичная для аниме незаметность национальной мифологической составляющей и переориентация на мультикультурные коды и психологию ломает барьеры предубеждений, делая «Идеальную грусть» понятной кому угодно. Впрочем, понятность — категория очень относительная, и поиск однозначных ответов и трактовок заранее обречен на провал. Ключевая для режиссера тема зыбкости границ между реальностью и иллюзиями (а это заметно и в более поздней «Паприке», и в особенности в «Актрисе тысячелетия») впоследствии нещадно эксплуатировалась в творчестве самых разных авторов. Геометрия композиции, которую тяжело описать иначе, чем квадратура круга, получила развитие в вышедшей на десятилетие позже «Внутренней империи». Образ преследователя-охранника, вестника неизбежных неприятностей и своеобразного ангела смерти, символа непостижимости, нашел отражение в зайце Френке, альтер-эго Донни Дарко. Даррен Аронофски, выкупивший права на фильм ради использования сцены кричащей в воду девушки, и вовсе построил карьеру на символике Кона, от «Реквиема» до «Черного лебедя». Казалось бы невероятной в рамках используемой формы реалистичности очень способствует кинематографичная, естественная динамика движений. Вкупе с навязчивым, психоделичным музыкальным сопровождением создается ощущение иррациональной правдоподобности происходящего, и забыть о том, что на экране аниме, очень легко. Иллюзии порождают иллюзии, и неуютная неустойчивость бытия достигает пика.

    В мире «Идеальной грусти» нет ни времени, ни пространства. Точками фокусировки служат крики «Мотор!», когда Мима пробуждается от очередной галлюцинации и оказывается затянута еще в одну, все больше теряя сцепление с реальностью и контроль за своей судьбой. Совпадение событий настоящей и воображаемой жизни служит дополнительным запутывающим фактором, и немудрено потерять рассудок от малхолландности происходящего. Легкой демонической полулетящей порхающей походкой следует за героиней ее второе я, вскрывая подсознательные фобии наркотической мимикой и символизируя страх перед собой и неведомым. Ключи раскиданы, но не нужны, и пока левое полушарие ищет синюю шкатулку в лабиринте отражений, правое наслаждается метамфетаминами первоклассного психологического триллера.

    24 июля 2012 | 23:03

    Сыпал снег неслучайно — это она заметала следы; воплощенная тень, играющая с хозяйкой, в то время как разум, расчлененный славой, покидает ее под лучами софитов и прицелом удивленных камер. Успех, такой несладкий и совсем не красный, дался Мимарин нелегко: иней стал на ресницы, замерзали духи, а ведь на улице совсем не было холодно; напротив, пылал каждый кубометр воздуха, которым дышала бывший поп-идол, а ныне растерянная актриса, по неопытности не разделяющая реальность и иллюзии. Заплатанная изнанка, тщательно скрываемая под рюшами и оборками кремовых аниме-юбок, из которых невозможно вырасти — портные не знают других лекал; ткани не по сезону: в них морозит летом и продувает зимой, а девочка-то хрупкая, нежная, только тронь — трещины паутинкой окутают фарфоровую кожу. Моя певица умирает назавтра, ей бы понюхать последних секунд.

    Мимарин заманили в афиши, а потом пристрелялись к той темноте, в которой она пряталась от ярких красок бездушного джей-попа, в котором мертвые рыбки неотличимы от живых. С сектантской методичностью японская музыкальная индустрия создает себе кумиров, сажая их в прозрачные аквариумы, позволяя потомкам самураев выражать свою пугающую привязанность к девочкам-подросткам, словно минуту назад сидевшим за партой, листая учебники, в которых ни слова о замысловатом рабстве идолов. Недосягаемый предмет любви неистовых поклонников — как необходимый фетиш: изящная жестокость, выраженная в слепом обожествлении, — любимцев заплетают на букеты, которые сушат между страницами тетрадок, полных вырезок из журналов и газет; с ними расплачиваются венками, ленты на которых исписаны строчками из пластиковых песен. У этих девочек нет иной жизни, кроме как воплощать несбыточные фантазии тех, кто заклеймит их позором, как только они сменят свои короткие плиссировки на более женственные простыни. Искомая страна вечного невинного детства: там нет фей, а вместо добродушных йо-хо-хо пиратов — неотступное видение, насмешливое отражение, навязчивая паранойя. Моя певица умирает назавтра, но ее не вернуть.

    9 из 10

    22 сентября 2012 | 15:40

    Конечно, это происходит у тебя в голове, но кто сказал тебе, что поэтому оно не должно быть правдой? (Альбус Дамблдор)

    Иллюзии не способны вторгнуться в нашу жизнь? Спасибо, доктор, эта фраза всегда меня утешала, сколько бы дублей с ней мы не снимали, сколько бы раз я не открывала глаза, лежа в своей комнатушке среди плюшевых сердец, не зная, заглянула ли ко мне, наконец, реальность, или все это — очередной уровень тягостного кошмара… от которого придется просыпаться все в той же комнатушке, среди все тех же сердец, мертвых, застывших. Кого и зачем мы обманываем? Медицинский халат — лишь костюм, утешительная реплика — фраза из сценария. Я актриса, я должна держаться за это, иначе однажды придется посмотреть в зеркало и спросить: «Кто же ты?». Кого-то преследуют, кого-то сводят с ума. Кто-то выколол тому мужчине глаза в равнодушном сиянии софитов, ярком и белом, словно фары приближающегося грузовика. [Камера? Мотор?] Быть может, это была не я, не одна из нас. Меня зовут Мимарин. И я просыпаюсь, я снова просыпаюсь.

    Режиссер-аниматор Кон Сатоси знает об иллюзиях все. До сюрреалистических блужданий между явью, сном и шизофреническим бредом еще половина фильма, а Мимарин, героиня «Грусти», уже живет в коконе фантазий. Завязка сюжета проста: девочка выросла, невинный поп-идол в короткой юбке подается в актрисы с откровенными съемками во имя главной роли. Кто-то скажет: «меняет», а кто-то — «разменивает» [и возьмется за нож]. Однако и это самообман, ведь вне круга света — выступления на жалкой парковой эстраде, прерываемые разборками немногочисленных зрителей с местными хулиганами, и прозябание в углу съемочной площадки. Одна никчемная карьера вместо другой, смена дозы блаженного ослепления. В супермаркете рука тянется за молоком все тем же отработанным жестом, точно к микрофону на сцене. Последний концерт еще крутится в голове — придуманный, но странным образом более реальный, чем эти полки с продуктами, этот мигающий светофор, эти алые пятна, проступающие сквозь бумагу.

    Ценителям триллеров не составит труда предугадать развязку фильма, ведь, если не врастать эмоционально, все сходится — иллюзорные иллюзии, линейная многоплановость. Но благодаря мастерству Кона смотреть «Истинную грусть» равнодушно и отстраненно решительно невозможно. Культивируемая дезориентация: сюжет причудливо мечется, закладывает петли, цепь пробуждений отдает дурной бесконечностью, виртуозный монтаж творит ассоциации, пересекает параллельное. На ту же цель работает весь видеоряд с этими живущими своей жизнью отражениями в зеркалах, оконном стекле, полированном полу, в чужих глазах и мыслях. Фантазии, прорывающиеся в реальность. Реальность, некрасивая, страшная… неотличимая от фантазий. Материальное и воображаемое равноправно сосуществует в кадре. Блуждая этим зеркальным лабиринтом, так легко попасть в ловушку эгоцентризма, забыть о том, что, стоя в луче света, ты отбрасываешь тени. Я брежу, следовательно — я существую. Но, возможно, это бредит кто-то еще, и даже не все эти «кто-то» заперты в этой голове, глядят из этих широко распахнутых глаз.

    Фильм трехслоен, как повторяющийся раз за разом кадр поездки в электричке. Живое лицо — его отражение в темном стекле — город за окном, огромный пустой и тихий. Сюжет — белое марево иллюзий — безотчетный страх. Поначалу здесь почти нет эффекта причастности, сочувствия этой девочке с тонким голосом. Но ночь темна и полна ужасов, а они у нас общие: утрата личности, потеря контроля над своей жизнью, беззащитность в собственном доме. И, менее громко, но более остро, страх одиночества, приходящий не воплем страдания, но молчаливой грустью, синей и зябкой, как длинные вечера в пустой квартире с интернет-перепиской и перспективой просыпаться, просыпаться, просыпаться здесь всю оставшуюся жизнь… Никто никому не нужен, стоило сбиться в эту грандиозную кучу, чтобы понять, что каждый по-прежнему один. Город, многолюдный, но лишенный звуков, существует вовне непроницаемой сферы личного пространства, отступает прочь, отворачивается, закрывает окна. Как закономерный итог — пульсирующая боль под окровавленной майкой, сумасшедший бег темными пустыми дворами. Никто не откликнется, не придет на помочь: их пьянят другие иллюзии.

    23 июня 2013 | 18:12

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>