всё о любом фильме:

Конец тура

The End of the Tour
год
страна
слоган«Imagine the greatest conversation you've ever had»
режиссерДжеймс Понсольдт
сценарийДональд Маргулис, Дэвид Липски
продюсерДжеймс Даль, Мэтт ДеРосс, Дэвид Кантер, ...
операторЯкоб Ире
композиторДэнни Элфман
художникДжералд Салливан, Сара М. Потт, Эмма Поттер, ...
монтажДэррин Наварро
жанр драма, биография, ... слова
сборы в США
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время106 мин. / 01:46
Вскоре после публикации романа «Бесконечная шутка» (позднее вошедшего в список ста лучших романов XX века по мнению Time) писатель Дэвид Фостер Уоллес отправляется в поездку с журналистом Rolling Stone Дэвидом Липски, готовящем о нем статью. За пять дней между ними возникла некая доверительная связь, позволившая каждому из них поделиться своими сокровенными мыслями и желаниями. Так или иначе, интервью никогда не было опубликовано — аудиокассеты отправились в шкаф Липски, а сами герои так больше и не встретились.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.40 (16 029)
ожидание: 96% (520)
Рейтинг кинокритиков
в России
2 + 0 = 2
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 20 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Как много биографических фильмов о писателях вы можете вспомнить? Хорошо, а как много хороших биографических фильмов о писателях? Допустим первое, что приходит на ум — «Волшебная страна» с Джонни Деппом, «Яркая звезда» Джейн Кэмпион или, хоть немного выбивающаяся из данного списка, но все же биографическая лента «Капоте» Беннетта Миллера. Но у всех этих фильмов акценты были слегка сдвинуты: в одном главенствовала тема семьи, в другом любви, а в третьем вообще психология и резонность совершения убийства. В фильме Джеймса Понсольдта «Конец тура» во главу угла ставиться непосредственное мышление автора, его жизненная позиция и внутренние переживания. Другими словами, фильм является идеальным примером образцового рассказа о жизни и внутреннем мире писателя, который был одним из тех людей, что рождаются лишь раз в поколение.

    Дэвид Фостер Уоллис — американский писатель, автор тысячестраничного романа «Бесконечная шутка» (Infinite Jest, 1996). Российскому читателю сия книга практически неизвестна, впрочем, как и сам автор. Однако рукопись получила множество премий, а журнал Time включил её в число ста лучших англоязычных романов ХХ века. Следующей книгой Дэвида был The Pale King. К сожалению, работа осталось незаконченной из-за самоубийства Уоллиса, однако в 2011 году она была издана в незавершенном виде и была выдвинута на Пулитцеровскую премию. Дэвид Липски — американский журналист, почетный публицист в журнале Rolling Stone, а также широко признанный писатель. Единственным романом в карьере Липски стала книга The Art Fair, выпушенная в том же 1996 году, как и «Бесконечная шутка» Уоллиса. Настоящего успеха он добился благодаря документальным работам Absolutely American: Four Years at West Point (2003) и Although of Course You End Up Becoming Yourself: A Road Trip with David Foster Wallace (2010). Последняя и легла в основу фильма «Конец тура», в ней рассказывается, как Липски отправляется взять интервью у «одного из самых самобытных автором Америки всех времен» Уоллиса, который совсем недавно выпустил свою книгу, а теперь находится в туре по стране в поддержку своей работы. И дабы объединить полезное с приятным, они вместе отправляются в последнюю точку назначения тура — Миннесоту, чтобы провести это пятидневное путешествие вместе.

    По фильму, мы знакомимся с Дэвидом Фостером Уоллисом (Джейсон Сигел) по приезду Дэвида Липски (Джесси Айзенберг) к нему домой. Писатель (фактически, они оба писатели, и оба Давиды, так что было понятнее и не путаться, то Уоллиса я буду называть писателем, а Липски — журналистом) живет холостятской жизнью в небольшом уютном домике на севере страны. У него есть две собаки, одну зовут Джинкс, а вторую Дрон. Последний, по словам Уоллиса, явсляется «запасным» псом, так он хотел одну собаку, которой стала бездномная Джинкс, а потом он встретил еще одного зверя без крова и не смог пойти против себя, оставив бедное животное без хозяина. Сам Уоллис в данный момент преподает в местном институте, куда первым делом они с Липски отправляются. Журналист постоянно держит включенным диктофон, все больше удивляясь непередаваемому чувству юмора своего собеседника. Поначалу, темы их разговоров отличаются легкостью и непринужденностью, они то заговорят о собаках Уоллиса, то начнут рассуждать на тему мужской мастурбации или разговор зайдет о канадской певице Аланис Мориссетт, чей постер висит на стене у Дэвида Фостера Уоллиса. Но со временем они все больше понимают друг друга, подстраиваются и, по сути, становятся настоящими друзьями. Липски становится сложнее делать свою работу — задавать каверзные вопросы. Он знает, что раньше Уоллис страдал глубочайшей депрессией, за что его отправили в клинику на долгих 7 лет. Также ему известен слух о героиновой зависимости своего собеседника. Но как бы найти верный момент и подход для такого скользкого и неприятного вопроса? Ведь цена может быть слишком высокой — потеря всего, что за эти пять дней сделало из двух незнакомцев двух верных приятелей.

    Хоть жанр фильма — роуд-муви, а кинофильмам данного жанра обычно присущ экстравертный характер повествования, здесь прицел на внутренний мир. Это очень личное кино. Дэвид Уоллис предстает не только человеком искренним, он еще является откровенным кладезем умных мыслей. Как-то он сказал, что «самое страшное — это быть живым, и быть человеком». На первый взгляд абсолютно пустая фраза, не имеющая значения, но если вдуматься, то она несет в себе куда больше смысла, чем большинство известных афоризмов. Несмотря на всеобщее признание, он отказывается называть себя известным. Ему чужда «звездная болезнь», да и тот факт, что он, возможно, оказал и будет оказывать влияние на не одно поколение откровенно настораживает. Нет, он не приуменьшает свои заслуги, он боится, что его неправильно поймут, будут трактовать по-другому. Как сказал герой Сигела в фильме: «Главный недостаток внимания — плохое внимание». Он считает, что каждый должен делать свою работу тщательно и с душой. Рассуждая на тему того, что телевидение все больше и больше поглощает людей, вынуждает их замыкаться в себе и не тратить время на общение с живыми собеседниками, Уоллис не винит в этом современные технологии и само телевидение, он капает глубже. Корень проблемы в том, он считает, что это современные писатели разучились выполнять свою работу так, чтобы их читали. Ведь нам проще обвинить нечто абстрактное, находящееся за приделами человеческого контроля, нежели просто заглянуть в самого себя и признать свою неспособность.

    В этом году произошел странный скачок сугубо комедийных актеров из фильмов второго сорта в высшую лигу. Однако, если Пол Радд, снявшись в громком летнем блокбастере, так и остался в своем привычном комедийном амплуа, то Джеймс Франко, Джона Хилл и Джейсон Сигел подались в драму. И именно последний из них выделяется особо. Снявшийся в свой лучшей роли за всю карьеру, Джейсон рисует кристально чистый портрет Дэвида Уоллиса. Начиная с манеры речи и поведения (особенно реакциям на конкретные вопросы или действия, через которые зрителю все заметнее открываются причины и последствия того самого, тяжелого периода в жизни писателя, прошедшего в глубочайшей депрессии) до внешнего вида. Для достижения фотографичной схожести, Сигел отрастил длинные волосы и сделал хвостик на затылке. Характерный многослойный стиль в одежде и бандана сделали Джейсона буквально двойником Уоллиса. По словам писателя, данная бандана не является просто лишь его фишкой или товарным знаком, для него она нечто вроде персонального психологического панциря, в котором он чувствует себя комфортно, и который «не позволяет его голове взорваться». Партнер Сигела по фильму — Айзенберг — просто не вправе портить бенефис товарища, и показывает столь сильную актерскую игру, не уступающую той, что он демонстрировал в «Социальной сети» или «Двойнике».

    8 из 10

    28 сентября 2015 | 18:08

    В предыдущих рецензиях максимальный балл 8 из 10, несмотря на восхищение и отсутствие критики. Почему? В чем недосказанность?

    На меня фильм произвел приятное впечатление глотка свежего воздуха. Удивительно до сих пор видеть появление голливудских фильмов с глубоким посылом, в океане посредственной продукции. Этот фильм, фильм-вопрос -

    Зачем и Почему? Один из последних этой категории — «Молодость».

    Маленькая ложка дегтя:

    1) «Не верю» — неестественное поведение героя Сигела в начале знакомства,

    сцена в кафе:


    чрезмерный интерес к персоне журналиста, долгий пытливый взгляд в глаза. Нет, не верю.

    Герой Айзенберга для знаменитого писателя — давно прочитанная и неинтересная книга.

    Уоллис не с луны свалился, не с необитаемого острова вернулся, чтобы так хвататься за общение с посредственным журналистом. Несмотря на кажущуюся социофобию, недостатка естественного общения Уоллис не испытывает: преподавание, рисунки дочки друга, запутанная связь с одноклассницей, танцы…

    2) Сцена ревности Уоллиса, конфликт, отдаление героев и новое сближение

    Я все ждал: когда Липски задаст ему вопрос — что это было? к чему были эти претензии? Ведь именно сцена ревности и стала причиной конфликта.

    Но примерившись, наши друзья обходят эту тему стороной.

    Неестественность и недосказанность…

    Фильм замечательный. Игра Айзенберга на высоте. Сигел откровенно говоря слабоват… но может быть в этом больше вины режиссера? Уж кто точно сработал на десять баллов — так это гримеры. Очень правдива сцена восприятия Уоллиса женщиной агентом, до интервью на радио и после: легкое отвращение к внешнему виду в начале и восхищение после услышанного в эфире.

    И этот посыл чувствуется весь фильм:

    Неразрешимая проблема, нестыковка между внешними и внутренними:

    желаниями, поведением, ответами на вопросы себе и другим.

    «ты лучше остальных, потому что понимаешь, что это иллюзия, но ты хуже остальных, потому что ты не можешь двинутся с места»

    Люди стараются не задавать себе неудобных вопросов, стиль жизни — сделай себя сам и будь счастлив — уводит людей от поиска главных для думающего человека ответов.

    Человек может иметь все, о чем мечтает обыватель: богатство, славу, почитателей, но быть несчастным и одиноким. Фальшь, которую невозможно не замечать, не дает покоя многим из нас:

    Ты успешен и люди к тебе тянутся. Ты неудачник и тебя сторонятся.

    Уоллис не может примирить себя с самим собой, именно по этой причине.

    Секс и создание семьи для него легкодоступны, но он не принимает эти правила игры. Он хочет, чтобы в жизни работали другие правила, но как человек умный понимает, что других правил и других ценностей у людей его окружающих — НЕ БУДЕТ…

    26 ноября 2015 | 09:11

    Абсолютно точно «The End of the Tour» — это главная болтовня года. Такой легкий, трогательный и настоящий. Я уже говорила, что фильмы выходящие с фестиваля Санденс, в большинстве случаев — прекрасны.

    Джейсон Сигел — такой знаете типичный американский актер, играющий в скромно проходящих фильмах, оказался настолько неожиданно грациозен и прекрасен в роли писателя Дэвида Фостера Уоллеса, наверное стоит полагать, что перед ним стояла непростая задача, за что ему как говориться честь и хвала. Что касается Айзенберга, то он как мне кажется идеально подходит для такой простой, спокойной истории, в которой ему приходится играть с абсолютно стойким великолепием парня невротика. Диалоги проходящие через пространство внутри каждого кадра — гениальны, и напряжены настолько, что зритель может схватить рядом сидящего соседа за руку, и долго не отпускать.

    У Понсольдта получилось снять не банальное кино о писателе и его богатом внутреннем мире, скорее он сделал историю сразу о двух писателях с одинаковыми именами. Такое прекрасное роуд-муви или фильм-интервью, определяйте как хотите, в нем есть юмор и меланхолия, в нем поиск сознания теряется в непреодолимом одиночестве, и после него задумываешься, как же интересно наблюдать за тем, как c разными трудностями жизни, с неким экзистенциальным кризисом души, справляется великий, точно уж незаурядный человек.

    8 из 10

    4 января 2016 | 20:39

    Фильм отличная иллюстрация того, что удача приходит случайно. Писатель Уоллес несколько раз повторяет, что попросту не понимает, что ему говорит репортер Липски, что вызывает недоумение у последнего, которому кажется что «гений» играет с ним, как со щенком, щадит как младшего брата и не бьет в полную силу, но в действительности оно так и есть, Липски образованнее, остроумней, и умнее. Но именно Уоллес написал Бесконечную шутку, а не Липски, которому и больно и странно этот факт осознавать.

    Липски блестящий столичный интеллигент, успешен у девушек, так хорошо выглядит, болтает, и все понимает, но бестселлер написал не он, а чудаковатый провинциальный затворник Уоллес.

    Потому что не люди пишут бестселлеры, а книги пишут сами себя, хотя, конечно, чтобы книга была написана, как минимум нужно начать ее писать.

    И теперь Уоллес страдает в этом мире, где должен играть роль гения, который личным усилием сознания словно бы породил бестселлер и должен нести за него ответ, участвовать в промотуре, давать интервью, и тп, в то время как больше всего ему хочется смотреть нонстоп кино телевизору, есть чипсы и пастилу из мешочка.

    Интересный факт:

    Бесконечная шутка, около 1000 стр, опубликован в 1996, включает в себя около 400 сносок, которые часто включают в себя другие сноски, что было сделано для прорыва из линейности романа.

    Бесконечный тупик, около 1000 стр, опубликован в 1997, почти полностью состоит из интерактивных примечаний на примечания.

    10 января 2016 | 19:41

    Ещё один замечательный фильм, который к сожалению остался без должного внимания со стороны моих друзей и знакомых. Хорошо что я могу обсудить его хотя бы со своим мужем. И могу написать этот отзыв, вдруг всё же кто-то его прочтёт.

    Мне понравился этот фильм в первую очередь своей простотой. Или если сказать точнее, своей простой формой, ведь о его содержании я бы так не выразилась.

    Простой постер, незамысловатое «описание», ни какой рекламы. Да этот фильм не блокбастер, который у всех на слуху, это просто фильм. Хороший, приятный, спокойный фильм. Типичное фестивальное кино.

    Это как, например, открываешь новогодний мешок с конфетами, там попадаются самые разные и есть среди множества одна маленькая, невзрачная, в ничем не примечательной обёртке конфетка, но когда ты пробуешь её, она оказывается действительно вкусной.

    В этой картине не происходит ровным счётом ничего и на первый взгляд это просто трёп двух мужиков. Но вот то о чём они говорят и как, действительно интересно. Они говорят на совершенно разные темы и без каких-либо заумных фраз, возникает чувство будто ты подслушиваешь чей-то разговор, просто разговор простых людей. Из-за этого фильм получился каким-то личным, я бы даже сказала немного интимным. Как герой Айзенберга Дэвид врывается в личное пространство другого Дэвида (Сигла), так и зритель словно находиться на личной территории.

    Об актёрах.

    Уолесс в исполнении Джейсона Сигла это нечто! Он чудаковат в своей простоте и обычности, такого Сигла я раньше не видела, но и здесь чувствуется его неизменная харизма и тёплый свет который он излучает, несмотря на всю трагичность и драматичность образа.

    На мой взгляд он справился блестяще! Безукоризненная игра, то же самое вообщем то можно сказать и о его партнёре Джесси Айзенберге. Вместе они создали прекрасный, яркий актёрский дуэт и оба были очень достоверны. В Джесси мне нравится то, что он умеет выбирать интересные проекты и хорошо смотрится в абсолютно разных жанрах и форматах. А Джейсон, благодаря этой картине, открылся для меня с новой стороны.

    ***

    Атмосфера фильма очень меланхолична, как и главный герой. Дэвид Уолесс — невероятно глубокий, печальный персонаж со своей личной трагедией.

    Очень грустная, тонкая, трогательная и философская картина о человеке, который казалось бы, получил всё чего он хочет, но при этом всё равно остался одиноким и несчастным. Картина о дружбе, о взаимоотношениях двух непохожих людей, которые встретились и провели вместе какой-то отрезок своей жизни, а потом каждый пошёл своей дорогой.

    Не нужно ждать чего-то эдакого, просто слушаете, не вмешиваясь в диалог.

    10 из 10

    18 апреля 2016 | 17:12

    В рамках своей четвертой полнометражной режиссерской работы американский интеллектуал Джеймс Понсольдт обращается к истории кратковременного, но чрезвычайно насыщенного и содержательного общения двух талантливых, но в разной мере успешных писателей — Дэвида Фостера Уоллеса (Джейсон Сигел) и Дэвида Липски (Джесси Айзенберг), которая должна была предстать перед читателем на страницах журнала Rolling Stone, но в последствии увидела свет в биографической книге второго из вышеупомянутых Дэвидов, лишь спустя 12 лет. Картина максимально умело и профессионально выполнена в лучших традициях разговорного кино (с частичными элементами роуд-муви), и вполне вероятно, какое-то время спустя займет свое почетное место в одном ряду с похожими по исполнению работами Ричарда Линклейтера и Вуди Аллена.

    Рано или поздно кто-то из кинематографистов должен был обратиться к личности культового и гениального американского эскаписта, отшельника, гипертекстуалиста, метамодерниста и моралиста, чей самый масштабный труд «Бесконечная шутка», хоть и напоминает некоторым литературоведам произведения Толстого и Хэмингуэя, скорее сравним с многостраничными эпопеями более современных мастеров виртуального пера — Томаса Пинчона и Пола Мюррея, в схожей попытке осветить выживание заурядного в своей уникальности человеческого существа в плотной многослойной информационно-медийной социальной структуре характерной для нынешней мультикультурной вселенной, попытке укрыться от всего этого гиперболизма в укромных уголках своего и без того глубокого внутреннего мира, но при этом не кануть в бездну бесславия и творческого небытия. Задача не из простых, но именно поэтому Понсольдт выбрал единственный верный вариант — обратился к уже готовому автобиографическому сценарию человека, которому лично довелось соприкоснуться с ВЕЛИКИМ. «Если ты вкладываешь в свою работу всего себя, читать тебя равнозначно знакомству с тобой», — определяет для себя Дэвид Липски похоже еще до личной встречи с Уоллесом, и, несмотря на все происходящее в рамках ежедневного общения, не отходит от этой схемы на протяжении всего своего широкомасштабного интервью, ни в холостяцкой берлоге гения, ни в бесчисленных автомобильных поездках и перелетах, ни на писательских пресс-конференциях, ни за столиками в теплых вечерних «дайнерах», иногда довольствуясь своей позицией, порой испытывая дискомфорт и виня себя за оную, но всегда очень искренне и убедительно, благодаря великолепному актерскому мастерству Джесси Айзенберга. Основная идея фильма, главная уловимая мысль одновременно отталкивается и опирается, но в то же время и опровергает еще одно высказывание Липски о Уоллесе: «Такие писатели как Сэлинджер или Фицджеральд создают нерасторжимую связь с читателем. В его книгах мы искали не сюжет или информацию, а особый опыт, ощущение, что на некоторое время мы сами стали писателем Дэвидом Фостером Уоллисом». Сам же Дэвид Фостер добродушно ухмыляется, поправляет хипповую бандану и все чаще с присущей ему иронией отшучивается — «Можете остаться и написать статью о моих собаках. Это будет интереснее, уверяю вас». Уоллес вообще старается лишний раз не выглядывать из-за накладной личины провинциального иллинойского простака, и не желает без надобности демонстрировать огромный багаж интеллекта, многострадального жизненного опыта, многочисленных эмпирических переживаний, возможно по той причине, что в данный период своего существования он и сам не знает какая из этих масок более истинна, поэтому делает выбор в сторону предпочтительной для себя, хоть окружающая его обыденность и ее представители не оставляют своих демонстративных попыток сорвать этот неброский покров. Усилиями талантливой игры Джейсона Сигела и его усердным вхождением в образ, маэстро гипертексуального повествования и магистр художественной семиотики очень гармонично и приятно смотрится на экране, создавая впечатление слегка рассеянного одинокого придурковатого интеллигента со скрытой чертовщинкой во взгляде, аккуратно намекающей на неисчерпаемые духовные ресурсы характерные для этой персоны. Так пожалуй и должен выглядеть настоящий народный писатель, который прекрасно понимает невозможность выражения истины существующими лингвистическими инструментами, но тем не менее не оставляет попыток максимально приблизить ее доступными средствами. О своем успехе Уоллес выражается следующим образом: «Когда ты занимаешься серьезной литературой, которая плохо продается, то как эгоист ты объясняешь это следующей формулой, — если что-то хорошо продается, значит это дерьмо. Но ирония в том, что если твоя вещь начинает хорошо продаваться, то старая формула, которая держала тебя на плаву, больше не работает».

    Формула Понсольдта и компании — стоминутный кинематографический поток озвученных мыслей, затрагивающий всевозможные тематики и категории, которые имеют место быть в современном мире. Монологи и диалоги между двумя Дэвидами и другими персонажами, имевшими неосторожность попасть под их горячие языки, превращаются в цитаты, афоризмы и крылатые выражения, напоминая лучшие «максимы» Ларошфуко, простые по форме, но наполненные глубоким содержанием. Разговоры изобилуют огромным количеством выразительных средств языка, местами прозаическими, чаще поэтическими, наполнены многочисленными метафорами, отступлениями и ссылками на ссылки, цинизмом, переживаниями, осмыслениями, остротами, унынием и восхищением, иронией и необычным юмором, сложным, но вполне доступным так же как и сама «Бесконечная шутка». Разумеется, каждый зритель картины (читатель книги) сделает собственный вывод относительно увиденного и конечно же осмыслит увиденное по-своему как и весь тысячелетний творческий опыт человечества, который в итоге отражается в нашем восприятии во всей своей индивидуальной замысловатой особенности, характерной для «внутренней книги», «внутреннего фильма» и прочего «внутреннего…» свойственного каждому из нас. Возможно именно об этом и говорит название книги Дэвида Липски — «Хотя, конечно, в итоге вы становитесь самим собой».

    14 января 2016 | 03:33

    На экране бегут титры, а в горле застыл ком. Закончив просмотр этого невероятно сильного фильма, я не могу избавится от целого спектра ощущений. А это значит лишь то, что «Конец тура» определенно стоил просмотра. Кино, держащееся по сути на игре двух актеров, нескончаемых диалогах и биографичности, получилось, без преувеличений, великолепным.

    Имя Джейсона Сигела на постере явилось для меня своеобразным зеленым светом, побудившим к просмотру. Давно пора было Сигелу отклеить от себя ярлык комичного персонажа ситкома (хоть и безгранично мной любимого) и проявить мастерство в серьезной роли. В ленте «Конец тура» — это амплуа известного и успешного писателя Дэвида Фостера Уоллеса, преподающего в университете и живущего в одиночестве. Хоть этот образ для Сигела и нов, но неизменные харизма, внутренний свет и доброта, присущие героям, которых он воплощает на экране, напоминают нам о силе его таланта. Что касается Джесси Айзенберга, то в фильме он предстает перед нами в роли ушлого репортера Роллинг Стоун — Дэвида Липски, которого заинтересовала личность и история такого творчески одаренного человека, как Фостер Уоллес. Этот интерес и заставляет его отправиться в заснеженный штат, туда где живет писать. По мере общения Липски и Уоллеса, сначала неловкого, а затем доверительного и открытого, Липски по-человечески проникается долгими и бурными беседами с Уоллесом во время его последнего тура в поддержку книги.

    То, что началось как сугубо профессиональный и сопернический интерес перерастает если не в дружбу, то в глубокое уважение к личности писателя, его огромному и сложному внутреннему миру, а также в стремление достичь тех же высот, которые покорил Уоллес. Неудивительно, что человек настолько незаурядный и добрый оставил неизгладимый след в жизни репортера Лепски.

    Это интервью навсегда изменило его жизнь, заставило поступиться профессиональными принципами, посмотреть на вещи другими глазами. Время, проведенное с ним, напомнило Лепски о том, что есть Жизнь. Он часто будет вспоминать ту поездку, себя и Уоллиса в его машине: когда они оба были молоды, оба не знали куда заведет их жизнь и не знали того, что больше им не встретиться.

    И тот разговор.
    Лучший в его жизни.

    8 из 10

    24 ноября 2015 | 20:40

    В 1996 году выходит в свет роман «Бесконечная шутка», который журнал Time включил в число ста лучших англоязычных романов ХХ в. Его автор, Дэвид Фостер Уоллис, становится рок-звездой от мира литературы, посягнув на самое святое, на самую основу общества потребления, говоря по-простому, на американскую мечту. Преданность идее, что если ты достигнешь того, этого или вот этого, то все будет хорошо. Нет, не будет. Постмодернистский взгляд на вещи берет свое и неопределенная тоска в глубине сердца не дает покоя. Кстати, осознание иллюзорности всего и вся дойдет до того, что в конце 90-х на западе, белый мужчина с хорошей высокооплачиваемой работой в офисе, красивой просторной квартирой и большим количеством свободного времени, в кино становится практически синонимом полного жизненного тупика (Матрица, Бойцовский клуб, Красота По-Американски).

    Итак, журналист Rolling Stone и писатель Дэвид Липски отправляется из сверкающего огнями Нью-йорка в маленький заснеженный городок Блумингтон, штат Иллинойс, что бы взять интервью у нашумевшего писателя. Липски должен сопровождать Уоллиса в его туре в поддержку книги и добыть наконец сенсационную историю писателя-отшельника, почти что нового Селинджера, но находит, для себя лично, нечто гораздо большее.

    Сам Дэвид Уоллис обеспокоен обрушившейся на него популярностью и откровенно боится потерять себя настоящего. Он очень самокритичен и постоянно находится в поиске собственного «я», понимает современный мир и его общество, но не принимает его. В конечном итоге, Уоллис приходит к мысли, что только предельная честность и, на первый взгляд, простоватая открытость, вот что можно противопоставить постмодернистскому обществу, с его вечной иронией по отношению абсолютно ко всему. Это выглядит старомодно и наивно, но, как минимум, смело.

    Главное в этом фильме, конечно же, диалоги. Действие представлено минимально, в простом формате роуд-муви. Однако, два малознакомых героя ведут такую открытую беседу обо всем, какая не у всякого бывает с самым близким другом. Актерская игра очень хороша, особенно радует Джейсон Сигел в нетипичной для себя роли, я бы сказал, выходит на новый уровень.

    Конечно, теперь хочется осилить 1000 страничный роман (не забудьте 388 пронумерованных сносок, некоторые из которых также имеют свои собственные сноски). Рано или поздно, я обязательно прочитаю «Бесконечную шутку», но дело осложняется тем, что полных переводов на русский язык нет и по сей день.

    Несколько цитат из фильма, которые мне особенно понравились:

    «Технологии будут развиваться, становиться все проще и все удобнее и нам будет все приятнее сидеть в одиночестве»

    «Гордиться своей работой нормально, но не нужно что бы ее слава на тебе отражалась»

    «Было бы здорово иметь кого то, с кем бы ты мог разделить свою жизнь, позволить себе быть счастливым и растерянным»

    11 января 2016 | 02:30

    Кто-то сравнил этот фильм с «Бердмэном», но Бердмэн — фильм о престарелом честолюбце, не удовлетворившем свои амбиции вовремя, не самореализовавшемся. О том, на что такой человек способен ради похвал окружающих. Показана изнанка американской Таганки. Снято красиво, но протогонист вызывает чувство отвращения своими мещанскими, пустыми, мелочными устремлениями, ради которых готов пойти на самоубийство.

    Здесь же противоположная ситуация описана. Человек находится на вершине своей славы, человек самореализовавшийся. И ведет он себя вполне приглядно: скромен, имеет достоинство, умен, искренен, доверчив, одинок. Хотя много в нем и отталкивающего: депрессии, комплексы, мнительность, у него и ладони, наверное, вечно липкие были. Все это он продемонстрировал совершенно незнакомому журналисту. Приводится аналогия с автором «Над пропастью во ржи».

    Тем не менее, производит этот писатель самое симпатическое впечатление, в том числе ты ему сочувствуешь, даже становится жалко его. Диалоги главных героев держат в напряжении, построены мастерски и погружают зрителя в ту интимно-интеллектуальную атмосферу доверия и открытости, о которой с такой тоской спустя годы вспоминал журналист.

    Показан автор интеллектуального бестселлера в домашней обстановке, у себя на кухне. И это интересно смотреть. А еще хочется почитать его книгу. Как жаль, что она до сих пор не переведена на русский язык.

    10 из 10

    18 апреля 2016 | 05:10

    Дэвида Фостера Уоллеса — не читал. Да и о нем ничего не знал, разве что имя. Но мы с писателем добрые друзья, уж точно. Эта мысль упорно, остро пульсирует в голове.

    Мысли, истории о жизни, идеи, несколько дней концентрированной дружбы и сопутствующих эмоций, сотня с хвостиком минут хронометража. Этого было замечательнейшим образом достаточно, чтобы узнать человека.

    Биографический фильм удался?

    Если основополагающей целью жанра стоит «проникнуться главным, реально существовавшим героем», что я обычно и подразумеваю по умолчанию к любым байопикам, — да.

    Но в моей-то ситуации все относительно. Может, актер, режиссер и все чуть-чуть менее причастные смогли правдоподобно выпустить на волю этот далекий от меня кусочек давно ушедшей жизни.

    Да и не биографический фильм это. Скорее, биографический эскиз тогда.

    Другое «может» — меня искусно обманули с биографией, сыграв на чувствах, попав в дорогие сердцу вещи и заставив верить в картинку на экране как в реальность. Без остановки, до конца.

    Главное — во мне что-то осталось. И это стало хорошим подарком, ежеминутно перебиваемым моим искренне-беззвучным «так тебя понимаю, старик».

    Будь кино выдумкой или правдой — не имеет значения. Я рад вот этому проявившемуся реалистичному ощущению в адрес персонажей; если же создатели не справились со своей описательной задачей — они не проиграли.

    И приходится оценивать фильм как…

    Где-то — как вольную киноисторию с необязательными жанровыми ярлыками.

    Местами — как выраженное словами отражение собственного мироощущения, что поражало, диалог за диалогом и мысль за мыслью.

    Или просто-напросто подслушанный невольным образом разговор. Случалось у меня такое в жизни, с похожим добрым послевкусием.

    И в любом из случаев фильм не имеет права быть разобранным на винтики. Я не смог его анализировать. Я просто повелся на киноязык режиссера. И этот капкан меня захватил.

    Дайте героям говорить. Откройтесь им, не вмешиваясь в диалог. Не ждите «что-то».

    Такой вот совет. Вместо категорически противопоказанных по отношению к «Концу тура» выводов.

    А будущим прочтением прозы автора я загорелся.

    8 из 10

    30 января 2016 | 21:57

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>