всё о любом фильме:

Нимфоманка: Часть 2

Nymphomaniac: Vol. II
год
страна
слоган«Забудь о любви»
режиссерЛарс фон Триер
сценарийЛарс фон Триер
продюсерЛуиза Вест, Беттина Брокемпер, Мария Гаде Денессен, ...
операторМануэль Альберто Кларо
композитор-
художникАлександр Шерер
монтажЯкоб Сечер Шульзингер, Молли Марлен Стенсгаард
жанр драма, ... слова
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Россия  137.2 тыс.,    Чехия  33.9 тыс.,    Германия  32.4 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
релиз на Blu-Ray
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время123 мин. / 02:03
Продолжение истории нимфоманки по имени Джо, чья жизнь была полна множества эротических переживаний, впечатлений и опытов. Она рассказывает о себе немолодому одинокому холостяку Селигману, который наткнулся на нее, избитую и находящуюся в полубессознательном состоянии, в переулке, доставил к себе домой и выходил…
Рейтинг фильма
IMDb: 6.80 (42 865)
ожидание: 98% (1377)
Рейтинг кинокритиков
в мире
59%
69 + 47 = 116
6.2
в России
59%
13 + 9 = 22
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Одним из требований Ларс фон Триера к его актерам стал полный отказ от внешних источников информации, будь то интернет, пресса или телевидение. Режиссер настоятельно попросил участников проекта полностью сосредоточиться на съемках.
    Ошибки в фильме
    • Внимание! Список ошибок в фильме может содержать спойлеры. Будьте осторожны.
    • Героиня переносит операцию кесарева сечения, но далее в фильме не видно никакого намека на оставшийся послеоперационный шов.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 4162 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Если использовать мои любимые ассоциации, то вторая часть «Нимфоманки» Ларса фон Триера, да и вся история в целом напоминает забег на длинную дистанцию спортсмена — любителя. Первая половина пути им проходится благодаря энтузиазму, а также необузданному желанию добежать до финиша первым и при этом не ударить в грязь лицом. Однако, ко второй части такого «забега» ситуация складывается таким образом, что сил и бодрости уже нет, а бежать дальше надо, так как назад поворачивать уже поздно.

    Если у датчанина и были какие-то вопросы в отношении природы нимфомании, то на них он ответил уже в первой части. А потому во второй ему ничего не остается, как кривыми дорожками, коими являются явные противоречия в характере главной героини, подводить нас к главной интриге картины: кто же избил Джо и чем закончится ее разговор с Селигманом. На оба вопроса, Триер дает исчерпывающие ответы, но беда в том, что при ответе он размашисто расписывается в провале своего дела, если только его не пустить по пути штампов и жестокости.

    В линии безысходности и жестокости, кои правят балом в этой части, без труда угадываются отголоски прежнего Триера (в одном из эпизодов вы без труда сможете узнать его же «Антихриста»), но, как это не парадоксально звучит, из-за этого все оригинальные находки, показанные в первой картине, здесь смотрятся блекло, а порой даже раздражают. Вставки Селигмана в рассказ Джо кажутся неуместными, юмор вызывает недоумение, а Шарлотта Генсбур, сменившая Стейси Мартин — чувство жалости и дискомфорта.

    Тема секса и его природы ушла на второй план, уступив место вызову всему обществу, что окончательно вскрывает личину режиссера в образе главной героини.

    Если оценивать «Нимфоманку» как единое целое, то можно считать фильм получившимся. Все-таки в наши дни редко, кто способен зайти так далеко в такой важной проблеме, как исследование порочности женщины. Жаль только, что творение Триера попало под жернова пословицы «Начали за здравие, кончили за упокой», и в итоге приз в виде высокого балла выдаешь снова первой части, за счет которой ошибки второй либо прощаешь, либо просто не замечаешь.

    6 из 10

    25 мая 2014 | 13:07

    Если первая часть была фильмом, полным надежды, так как повествовала о богатой гамме чувств, помимо, собственно, влечения, то вторая — о нем и только о нем, в частности о том, как это влечение способно пересилить все другие чувства и потребности.

    Эта часть отличается от первой не только самой своей философией, но стилем повествования: это уже не рваная мозаика в картинках, а последовательное повествование, зачем-то перемежающееся наименованием той или иной истории, которые более чем являются частью одной, так что и усилий прикладывать не надо. Да, здесь тоже есть отсылки к прошлому, но выполнены они, скорее, в стиле каких-нибудь флэш-бэков, когда абсолютно понятно, что это было в прошлом. Кроме того, несмотря на куда меньшую палитру описываемых чувств, все-таки история здесь крутится вокруг одного чувства и одного человека: так или иначе.

    История имеет, наверное, меньше разновидностей моральных выводов, здесь меньше маленьких проделок в стиле «как делать не надо», но зато это одна длинная и долгая дорога в никуда. Если первая часть началась на вершине счастья, когда с горы упал первый камушек, то вторая — это спуск с горы вниз, если не кубарем, то, как минимум, целенаправленно и очертя голову. Красивые романтические краски все больше уходят из истории: Джером больше не просто мечта, идеал, но живой человек, в котором тоже приходится разочаровываться все больше и больше, и его «чистый» образ по мере развития истории пачкается, он, будто, становится посредственностью, и где-то на заднем плане также падает в пропасть, как и Джо.

    Романтика уступает место какому-то бунтарству и отчаянию: поначалу тихому, потом все более и более открытому. Джо становится опасной, сама того не желая, она калечит чужие жизни, искалечив собственную, но уже не ради удовольствия, а ради выживания. Одновременно с постепенным разрушением жизни героини меркнет и ее молодость, и ее красота: она все больше и больше приближается к тому никчемному состоянию, в котором мы встречаем ее в начале картины. Об этом ей приходится услышать напрямую, и это признать. Однако мы узнаем Джо и с другой стороны: как женщину с большим жизненным опытом, которая этот опыт умеет использовать, когда она словно психолог, выведывает чужие секреты. Джо становится опасной, не используя ничего, кроме своего опыта.

    Отдельная линия — это история взаимоотношений с «наследницей». Наверное, в ней Джо с ужасом даже начинает узнавать себя: только более уверенную в себе и сильную, и более опасную. Девушка, поначалу затравленная, дарит ей свою любовь, но и берет пример, причем берет только плохое. Она наследует у Джо все, начиная от ее дела, и заканчивая всем остальным. Финал — странная точка в отношении всех героев, в какой-то мере вдруг скатившихся к уровню этой наследницы: уровню подворотен, улицы, где правят свои законы.

    Параллельно со всем этим действом мы можем делать выводы, плохой ли она человек на самом деле, и в большей степени мы хотим сказать «нет»: все ее поступки, порой ужасные, будто отражаются в таких же действиях других людей, которые она не осуждает, в отличие от себя. Такой идеальный и здравомыслящий Джером оказывается ничуть не лучше ее самой, а может, даже и хуже, и опускается так же низко. Ее «работа» оказывается куда более гуманной, чем то же, но со стороны «наследницы». Во всей этой истории она, казалось бы, оказывается вовсе не столь плохим человеком, просто раскаявшимся, а потому достойным сожаления. Но финал — финал всей этой истории — в какой-то мере перечеркивает все остальное, слишком он жесток, но правдоподобен, особенно в исполнении этих персонажей. И он снова заставляет задуматься над вопросом, хорошая или плохая Джо, и хотела ли она на самом деле открыть свою историю кому-либо, или ей просто хотелось высказаться и подумать.

    8 из 10

    9 марта 2014 | 20:43

    Это было ужасно. Бессмысленная и беспощадная беспрерывная демонстрация не самых красивых гениталий, и ради чего? Будучи поклонницей таланта Триера, чувствую себя не только разочарованной, и но и разозленной. Более того, хочу понять, чем именно восторгаются в этом кино — объясните мне на пальцах, я прошу, я умоляю, а?

    Вторая часть первую не реабилитировала, а просто добила. К счастью, она сразу Триер, с первых кадров. К несчастью — Триер ни о чем. Если бы не брошенная им фраза о том, что он давно мечтал снять фильм о сексе — я упоминала это в рецензии к первой части — то можно было просто сказать, что это фильм ни про что. Теперь выходит, что еще и тема не раскрыта. Безотносительно отличного драматического таланта актеров вывод неутешителен. Главная героиня — больна, и к тому же дура. Финал нелогичен абсолютно по характеру другого персонажа. И хотя мысль о том, что режиссер именно так повернет концовку, меня посещала, но все же — ну нелогично это, ну вообще никак. Такое чувство, что ее сделали исключительно ради того, чтобы зрителя поддеть, а заодно добить активно педалируемую в конце фильма тему мира лживых предателей и двойных стандартов. Если все действо затевалось исключительно ради этого морализа, то зачем было камуфлировать так пошло и уныло, облекая в форму недопорнографии на 4 часа? Если бы о том, что такое секс, мне пришлось узнать из «Нимфоманки», я бы вынесла из него отвращение к бессмысленной возне тел.

    Пара слов о героине. Лечить ее надо было начинать еще после истории с поездом. Проблема не в повышенном влечении, а в отсутствии элементарной биологической гигиены и брезгливости, которая кроется прежде всего в отношении к самой себе. Ее фраза о том, что она «love my cunt» — полнейшее вранье, ибо при любви к себе отдавать ее в прямом смысле каждому встречному она бы не стала. Себя она ненавидит и наказывает на протяжение всей жизни, которая кажется столь же бесмыссленной, как и все кино из двух частей.

    Кто там называл это комедией? Чувство юмора, конечно, присутствует, но это не комедия — это депрессия. Это ж надо было столь мощным источником эндорфинов так испоганить себе жизнь.

    11 марта 2014 | 00:22

    Двоякие впечатления, как от самого режиссера так и от фильма, от актёров тоже…

    Начну с зачинщика — Стеллан Скарсгард. Его роль отличается, как вроде ведущего через всю историю… при этом он ставит на себе в конце огромное темное пятно, кто уже смотрел поймёт… Мощно играет, у него нет каких-то буйных сцен, несмотря на всё это, на него любопытно смотреть.

    Шарлотта приятна глазу тем, что в ней нет голливудских примесей, но с тем, назвать её игру впечатляющей… как-то не поворачивается. Как персонажу — ей веришь, глаза, жесты, если она собирала сама этот образ по частям… начинка всё-таки удалась.

    Кого точно не обойти стороной — так это Шайа ЛаБафа. Думаю, этим фильмом он пытался избавиться от нависшего ярлыка не серьезных героев, так вот, здесь у него это удалось… Когда смотришь моменты с ним,(субъективно) чувствуешь всю тягость, всё напряжение! Особенно вторая часть… Он замечательно сыграл и невежду и одновременно оставленного влюбленного…

    Технически. Операторская работа замечательна, чисто, спокойно. Монтаж-вставки аллегории.. если так можно выразиться помогают дополнить картину происходящего внутри.

    Сам фильм — для узкого круга любителей Триера. Кое-какие диалоги показались притянутыми за уши, вроде бы как… давайте свяжем обычную распущенность с музыкой и получится оправдание в виде возвышенности и заумности… Если вслушаться, то как-то неестественный порой диалог.

    С другой стороны, атмосфера — без вникания в каждую мелочь, передана прекрасно, и осадок после фильма всё равно есть. Он остается внутри, потому что Тема выбранная режиссером касается всех людей с подобными недугами… и в какой-то степени он просто приоткрыл занавес мысли одного из таких… людей..

    15 марта 2014 | 01:00

    В принципе, если смотреть сугубо на идею, Триер снял истинно свой фильм: опять угнетения бедных женщин, опять подавление сильным слабого и снова финал, в котором всем мужчинам становится стыдно за своего «однополчанина». Но в главном датский мастер дал промашку- произведение изначально мертво.

    Если с начала меня брали некоторые сомнения насчёт разделения фильма на две части (дескать, Фон Триера заставили это сделать чуть ли ни насильно), то сейчас, после просмотра второй «Нимфоманки», всё стало ясно как день: абсолютно коммерческий ход. Первая часть намеренно снята для всех, чтобы зритель пошёл на вторую, где его ждёт…

    Совершенно не логичный, анекдотичный и наобум придуманный сюжет, где Триер напихивает прорву деталей и отсылок (в первую очередь к своему любимому Тарковскому: вскользь упоминается Рублёв, снова играет мелодия из «Соляриса», а одна из глав вообще называется «Зеркало»!), а диалоги вызывают зевоту и даже великолепное чувство юмора режиссёра неожиданно подводит…

    Идея целиком и полностью выяснилась в первой части, так что не было особого смысла делать ещё и вторую (кроме коммерческих соображений). Триер не только не продвинулся ни на дюйм в изучении нимфомании, но ещё и утонул (вернее, сам себя потопил!) в ненужных самолюбованиях (где надо и не надо обыграны: «Антихрист», «Меланхолия», «Догвилль» и «Идиоты»).

    Да, нельзя не признать, в «Нимфоманке», как и в «Идиотах», очень интересно поднимается тема единственного нормального (или, если угодно, идиота), которого готов сожрать притворяющийся социум за непохожесть и следующие отсюда правила приличия и прочие демократические аспекты, которые, в природном смысле, не делают нас более цивилизованными, а только «притупляют» основные инстинкты (например, по словам Джо, всего пять из сотни людей насилуют детей, а остальные девяносто пять- держащие себя в руках, скрывающие свою истинную сущность, играющие в «нормальных людей» точно такие же педофилы). Есть ещё ряд забавных вещей и аналогий, но (раз уж Триер в открытую цитирует Андрея, то и я возьму на себя смелость сказать строчкой из стиха Арсения Тарковского) «только этого мало»…

    4 из 10

    6 марта 2014 | 20:58

    Новый фильм Триера на удивление легко поддается расшифровке, в то время как просто рассказывать о нем весьма затруднительно. Даже сюжет, который кажется вполне элементарным, весьма тяжело описать в краткой аннотации, дабы не скатиться в банальщину. Ограничимся главным связующим звеном — одинокий пожилой мужчина слушает историю женщины, найденной им в полумертвом состоянии в подворотне, ну и разумеется женщина страдает нимфоманией, то есть: болезненной тягой к необходимости постоянного сексуального контакта.

    На этом стоит ограничиться, ибо здесь кроется главная особенность фильма и главный его недостаток — разбор по крупицам вполне ожидаемых поворотов сюжетной линии. Конечно же, здесь будет обыграна тема секса как болезни, ксенофобия по отношению к сексуально озабоченным людям, тягости жизни людей с девиантным поведением и прочая чернуха, которой нельзя было не ожидать. В некотором роде фильм с предельно очевидным названием так же предельно очевиден, если не сказать скуп на откровения сюжета. Это такой Триер в собственном соку, концентрированный, доведенный до абсолюта, абсурда и, в общем-то, совершенно предсказуемый.

    Однако плохо ли это? Отнюдь. Думается, люди идут на фильмы Гая Ричи, зная заранее, что там будут большие мужики с большими пушками и большими проблемами, но как-то все счастливы раз за разом пересматривать очередную реинкарнацию «Карты, деньги, два ствола». И ведь не жалуются, если им суют под нос вечно одно и то же, просто в новой обертке, и, как раз напротив, могут обплеваться, как это случилось, в данном случае, с «Револьвером», когда вдруг от четко обозначенной схемы случается некое лирическое отступление.

    То же и с Ларсом. «Нимфоманка» — это эдакое попурри из всего, что как-либо вяжется с Триером. Разумеется, здесь просто безумное количество отсылок: к обожаемому г-ном Триером Тарковскому, к предыдущим фильмам г-на Триера (как от очевидных — к «Антихристу», так и менее очевидных), а уж в полной мере оценить это смогут люди, которые еще и знакомы с какими-либо фактами из жизни режиссера. По этому поводу советую прочитать «Меланхолию гения», написанную Нильсом Торсеном, а затем уже приступать к просмотру «Нимфоманки», ощущения будут разные, гарантирую.

    Но все же, что там с фильмом? А что с ним может быть, с ним все нормально. Это не вершина творчества фон Триера, но отнюдь не самый плохой его фильм, пожалуй даже один из лучших, один из наиболее любопытных и уж точно — самый популярный на данный момент. Про «Антихрист», я думаю, слышали многие, а «Нимфоманку» еще и многие посмотрели. Благо провокатор Ларс себе не изменяет, тема секса, одна из превалирующих во всем его творчестве, здесь раскрывается подобно подсолнуху в ясный летний день, а уж такое народ посмотреть любит. Откровенных сцен здесь, порой переходящих в настоящую высокохудожественную порнуху, хоть отбавляй. Очень много крайне циничного юмора, временами настолько мизантропичного, столь присущего датскому социопату, что бывает сложно увязать с общей светлой (таки) моралью фильма о любви к людям, непохожим на окружающих. Много очень забавных, опять-таки смешных и просто любопытных аллегорий, метафор и противопоставлений. Сам фильм своим построением напоминает в некотором роде, простите пожалуйста, идею игры Silent Hill 4 и квестов вообще — герои Гинсбур и Скарсгарда выхватывают взглядом предметы на стене, которые ассоциируются с чем-то, и нимфоманка дальше ведет свой грустный рассказ. Сделано весьма любопытно, на самом деле. Отдельно радуют регулярные лирические отступления и экскурсы в различные области знаний, доступных человеку — от рыбалки и художественной литературы до русских икон и историй из жизни альпинистов.

    Вообще, я повторюсь, «Нимфоманка» — это солянка за авторством кудесника Триера, который щедро ввалил в общий котёл объемом в две части по два с лишним часа все, что его интересует, да и просто ему нравится. Голова порой просто идет кругом, одни актеры чего стоят — рядом с традиционными для датского гения Гинсбур, Скарсгардом и Дефо идут очень даже голливудские Ума Турман и Шайа Ла Баф. Ну и все остальное, что всегда присуще Триеру — «ищущая» камера, гениталии крупным планом, изображения дикой природы и даже деление на главы. Из неожиданностей могу отметить разве что идеально вписавшихся в саундтрек Rammstein, которые обрушиваются на голову зрителя, как град весной. Ну и до чего же прекрасно наблюдать за тем, как зрители добровольно принимают издевательства нашего любимого изверга над самими собой, обойдусь без спойлеров, но поверьте, местами будет весьма мерзко.

    И все же это фильм не мерзкий. Главное в нем — именно идея любви к людям, которые не такие как мы ввиду их природы. Это отнюдь не светлая история, как зачастую указывают в аннотациях, но со светлой идеей. Мораль фильма пробивается лучиком солнца сквозь толщу мрака, и я очень надеюсь, что при всей своей успешности (однозначно это самый коммерчески успешный фильм Триера) за счет провокационного исполнения до людей дойдет главное. Но в любом случае, фильм весьма достойный, не проходной, такого у Триера, кажется, не бывает, верю, что и не будет. Наибольшей интригой теперь является ожидание нового опуса от гения современности после фильма, который завершил «трилогию депрессии». Были еще «европейская трилогия», «американская», «трилогия золотого сердца»… Что дальше? Интересно вдвойне, товарищи.

    11 мая 2014 | 03:12

    Триер снял грустную сатирическую порнографию, где порнография — это т. н. интеллектуальное авторское кино или роман.

    Культурный и образованный мир восхищается эстетизмом и тонкой тканью полотна из аллюзий, парафраз и реминисценций в фильмах Тарковского? Получите, распишитесь. Тут вам и «Рублев», и «Солярис», и «Сталкер» в одном флаконе. Честно говоря, я бы мечтала посмотреть на лицо Звягинцева — усердного продолжателя традиций Тарковского во время финальных титров «Нимфоманки». У Триера получилось снять такое собирательное «Изгнание» в параллельной Вселенной, такого «Бората» от современного фестивального кино, едкую концентрированную и грубую пародию на «глубокомысленный» арт-хаус.

    Люди просвещенные восхищаются глубокой философской прозой Томаса Манна? Опять получите. Здесь вам и психоанализ, и отсылки к библии любого интеллектуала — роману «Доктор Фаустус». И наполненная гуманистическим пафосом «Волшебная гора».

    Еще один кумир всех рефлексирующих барышень с филфаков и образованных джентльменов — Пруст звучит и в имени сына главной героини, и в перекличках с «сюжетом» «Утраченного времени».

    Наверное, мне только не очень хватило Джойса — человека-вершины всего самого синтетического и псевдофилософского. Но «Улисса» можно заметить в ремесленном правильно-символичном делении фильма по частям с как бы говорящими названиями отдельных главок. Не удивлюсь, если Триер опубликует специальную схему, по которой можно и нужно будет смотреть главы фильма для более полного его понимания. В конце концов, почему Джойсу и Кортасару можно, а Триеру нельзя?

    Передает нам привет Эдгар По со своим «Падением дома Ашеров», до смеха карикатурно обрамляющий вроде бы самый трагический эпизод фильма. Не такой элитарной публике делает реверанс Ян Флеминг, романы которого напоминают главной героини ее жизнь. Выстреливает из ружья Чехов. Никто не останется без силуэтов своих кумиров, режиссер щедро угостит ими всех.

    Триер снял грустную сатирическую порнографию, где порнография — это попытки проанализировать музыку или использовать ее как иллюстрацию.

    Это пошло, говорит Триер, создавать ощущение беспокойства и оторопи от тяжелых звуков Rammstein, бить ими в лоб. Это пошло, говорит Триер, на что-то намекать музыкой Баха, создавать с помощью его музыки нужную атмосферу (еще одно издевательство — сцена с полифонией). Это пошло, говорит Триер, ставить на титрах «Hey Joe» Charlotte Gainsbourg, где текст как бы перекликается с сюжетом, а чувственное исполнение Генсбур закольцовывает историю, намекая, что нимфомания непобедима (кстати, какой удар по поборникам визуальной нравственности — песня в конце оказалась самой эротичной «сценой» фильма). Это пошло, говорит Триер, с помощью затянувшейся паузы манипулировать зрителем.

    Триер снял грустную сатирическую порнографию, где порнография — это вроде бы реальные человеческие трагедии, реальные чувства людей.

    Любимая сцена критиков с Умой Турман, которую называют проснувшейся совестью фильма — злой гротеск. Ни главная героиня, ни сам режиссер не сочувствуют этой странной истеричной женщине-шаржу.

    Сцена смерти отца — также пародийна. Но теперь в своей подчеркнуто-шаблонной трагичности. И отсылы к Эдгару По, и общая серо-черная готическая тональность эпизода, и радикальность в показе физиологических проявлений, и противопоставление матери и дочери, и провокативность в конце — все это схема, которой очень любят пользоваться современные режиссеры. Все это безжизненный конструкт, не вызывающий никаких эмоций, кроме ухмылки.

    Эпизоды с отцом в лесу — лишь прекраснодушная мечтательность. В реальности найденное «дерево души» не сулит покоя, а смерть и ее ожидание настолько страшны, что былая эпикурейская гармония в секунду оборачивается безумством.

    Триер снял грустную сатирическую порнографию, где порнография — это современная политкорректная мораль.

    И откровенно глумливый диалог о «неграх», и «яркий и эмоциональный» спич Джо в психологической группе (такие речи, полные демократизма и утверждения свободы личности, очень любят в американских фильмах, обычно зал, слушающий пламенную речь такого героя, после оторопи взрывается аплодисментами), и «оправдание» педофилии, и феминизм — опять пародия. Тут, конечно, нельзя не вспомнить неприятную ситуацию в Каннах, на которую специально так топорно ответил Триер своими сценами-рассуждениями о лицемерии. Но все это не столько троллинг каннских функционеров, как кажется на первый взгляд, сколько осмысленная позиция режиссера — считать пошлостью однозначность моральных оценок. Ведь заметим, что, наверное, неслучайно самым мерзким героем в фильме оказался еврей Селигман. Однако за такой «антисемитизм» не посадишь, еще не вышло закона, запрещающего показывать на экранах евреев-злодеев. Бюрократизированное общество опять оказалось в очень глупом положении — оно может наказать за слово, сказанное в запале, но ничего не может сделать с расчетливым и продуманным подтекстом.

    Триер снял грустную сатирическую порнографию.

    Где порнографично, пошло и неприлично искусство.

    Где порнографичны, пошлы и неприличны чувства (Джо) и разум (Селигман), природа человека, человек.

    Где порнографичен, пошл и неприличен мир, давно выполнивший навет автора забыть о любви.

    10 мая 2014 | 01:30

    Мне не хочется восхвалять или ругать творчество Фон Триера и говорить о его гениальности, т. к. ты либо понимаешь его фильмы, либо нет. И этот фильм не исключение.

    Я довольно положительно отношусь к сексу на экране, очень люблю фильмы с большим содержанием откровенных сцен. Мои ожидания (не понятно с чего вдруг) получить от этого фильма приятное увлажнение в паховой области пошли прахом.

    Если после просмотра трейлера, у вас те же ожидания — выберите другой фильм.

    Я очень настаиваю на просмотре именно этого фильма всем девушкам, т. к. считаю, что именно для них здесь есть что почерпнуть. Фон Триер лично мне дал возможность заглянуть внутрь себя. Сюжет развивается последовательно, и на каждой главе можно вспомнить себя в этом возрасте, освежить эмоции и чувства. Начиная, скажем, с открытия для себя клитора, затем первым проникновением в тебя мужской плоти, и последующими экспериментами на сексуальном поприще. Я, к сожалению, не могу копнуть глубже, в силу своего юного возраста, и выдать что-то осознанное по поводу 2 части «Нимфоманки». Но первая хороша.

    Главная героиня получилась очень колоритная. Для тех, кто впервые увидит Шарлотту Генсбур, она, безусловно, станет открытием. Чего стоит ее опущенный в пол покорный взгляд на встречах с «К(а)", и взгляд доминантки на ее «работе». Все ипостаси женщины она передает безукоризненно, и все они живут в нас, милые дамы, и поверьте, ждут своего часа.

    И как всегда, в фильме много отступлений в другие темы, в частности в религию. Во мне эта сторона фильмов Фон Триера всегда разжигает интерес к поднятым темам, обязательно потом читаю и расширяю кругозор.

    На самом деле в фильме много тем, я вот выбрала про женщину, но писать можно бесконечно долго о об одиночестве. Просто это грустно, а я и так грустила все 4 часа фильма. Фильм долгий, мрачный и с искалеченной душой. Если бы я не была знакома с творчеством Фон Триера, у меня был бы шок.

    10 из 10

    8 января 2015 | 03:49

    Сомнения закрадываются в душу с первых кадров: несколько секунд перед вами только темный экран, затем камера неспешно рассматривает пустой переулок — каждый кирпичик в стене, следует за струйкой воды и только потом упирается в неподвижно лежащее тело. Зал вздрагивает: тишину разрывают электрогитары. Фильм открывается песней группы Rammstein. Чувство того, что Ларс фон Триер над вами издевается, не покинет вас до самого конца фильма (а в перспективе — еще и несколько дней).

    Когда эпатажный датский режиссер заявил на Каннском кинофестивале в 2011 году, что следующим его проектом станет порно-одиссея, мало кто воспринял его слова всерьез. В конце концов, тогда же он выдал свою памятную многим и весьма неудачную шутку про Гитлера, содержание которой СМИ обмусоливали с особым вкусом. После этого Триер обиделся (или не обиделся? Кто его поймет) и свел свои контакты с прессой к нулю.

    Впрочем, кое-что миру все-таки поведали: стиль его нового детища был обозначен, как дигрессионизм. Значит это то, что весь фильм состоит из одних лирических отступлений.

    Избитую нимфоманку Джо подбирает на улице Селигман, и весь фильм — это ее рассказ о своей жизни, разбавленный интеллектуальными аналогиями и шутками пожилого мужчины. Кинополотно делится режиссером на две части (так поделили фильм прокатчики) или восемь глав, каждая из них — новая история, рассказанная нимфоманкой. Надо сказать, что такая четкая иерархическая структура с делением на главы и части для Триера не нова — вспомните «Рассекая волны», «Догвилль», «Мандерлей», «Антихрист».

    Вспоминается Пушкин:

    Но так и быть — рукой пристрастной
    Прими собранье пестрых глав,
    Полусмешных, полупечальных,
    Простонародных, идеальных.


    В каком-то смысле это итоговый фильм Триера, полной самоиронии и самоцитирования, зачастую издевательского характера. Молодая версия Джо прогуливается по поезду в тех же красных шортиках, которые носила Бесс из «Рассекая волны», ребенок выходит на балкон под арию Генделя — ту же самую, что звучала в «Антихристе», Уильям Дефо опять играет криминального босса — «Мандерлей». Кроме вышеупомянутого Дефо тут собраны все любимые Триером актеры: Шарлотта Генсбур, исполняющая роль Джо, играла в предыдущих двух работах датчанина, Стеллан Скарсгард — Селигман, играл главную мужскую роль в «Рассекая волны» и роли второго-третьего плана в других фильмах, а также Жан-Марк Барр, Удо Кир и Йенс Альбинус. Те, кто играет у Триера впервые, — востребованные актеры: Шайа ЛаБаф, Ума Турман, Кристиан Слейтер, Джейми Белл.

    Обман повсюду: Триер обещал порно, но здесь нет ни намека на желание возбудить зрителя — сцены половых соитий здесь холодны и отстраненны, это скорее разговорная трагикомедия.

    Пересказывать сюжет фильм, ей-богу, не хочется: первая часть — молодую Джо в ней играет дебютантка Стейси Мартин — полна смешных и действительно неожиданных шуток, когда интеллектуал Селигман, например, сравнивает «охоту» на мужчин с рыбной ловлей, а в потери девственности Джо он видит числа Фибоначчи (это лучше видеть, шутки не только звучат, но и должным образом визуально оформляются); вторая часть, в которой солирует Шарлотта Генсбур полна горечи, отчаяния — они и понятно, ведь Джо потеряла способность чувствовать оргазм и в погоне за наслаждением падает в пропасть все глубже.

    Кажется, сам Триер дошел до такой грани, что вскоре сможет заявить, как и главная героиня «Нимфоманки», что ничего не чувствует. Несмотря на все ухищрения, издевательства над зрителем и собой, он, кажется, вот-вот выдохнется, что уже чувствуется во второй части фильма. Самоцитирование и игра в бисер, конечно, неотъемлемая черта постмодернизма, но все-таки до разумного предела. Выносит ли он очередной приговор человечеству? Фильм можно трактовать по-разному, режиссер с заклеенным скотчем ртом нам явно не поможет. Последняя трилогия датчанина, условно названная критиками трилогией Депресии, подошла к концу, завершившись четырехчасовым фильмом, в котором есть много комичного, равно как и трагичного, но в целом весь фильм — одна большая издёвка и насмешка. Любая трактовка будет заведомо неверной, потому что у этой задачки нет ответа.

    «Нимфоманка» — самый кризисный фильм Триера: жевачка вот-вот потеряет вкус, и ее пора будет выплюнуть. Хитрый лис Ларс фон Триер уже трижды перерождался в своей карьере, и, видимо, скоро восстанет из пепла и в четвертый раз. Любопытно будет поглядеть, как он снова обманет всех и сменит стиль. А если продолжить снимать так же, то все равно обманет. У него всегда припасена фига в кармане.

    7 из 10

    13 марта 2014 | 12:59

    Отшуршала листва деревьев, несколько глав позади, после титра продолжится психоаналитическая дискуссия о жизни нимфоманки в большом городе — во второй части фильма все такая же почти меафизическая порнография, очень редко буквальная, демонстрация грехов, сцен насилия, поисков и разочарований. В самом начале — плавный переход героини из бунтующей юности в разочаровывающую зрелость, где вместо буйных рейдов по вагонам и споров на конфеты, кто больше нагнется в туалете, — отсутствие удовольствий, ребенок, молчание в разных креслах, все то, что называется семейной жизнью. Потом несколько туманных глав отречения от общества и финал. Разделенный цензорами пополам, с вырезанными кадрами половых органов (почему что-то вырезали, а что-то оставили — такой же вопрос в пустоту, как и вопрос героини о своем сексуальном одиночестве), фильм одного из главных режиссеров современности ловко разворачивает стереотипы: если повернуть горизонтально знаменитые скобки, воздвигнутые постером, — () — получится глаз, если дорисовать хвост, получится рыбка, хотя фильм неоднократно подчеркнет, что это все-таки не рыбка.

    Триер наводняет свою вселенную духами и сам их уничтожает — секунд пятнадцать показывает каких-то полуангелов, полубогов, точно что-то иконическое, еще через пятнадцать во всех подробностях пересказывает их происхождение, другими словами объясняя собственные шутки, и поясняет, что если бы это сказал кто-то другой, это было бы издевательством. Не нужно забывать, что именно Триер — этот другой, чьи слова всегда истолковываются как издевательство. Иногда кажется, что главная задача фильма — пересказать старые, уже известные анекдоты, только в этот раз усилиями рассказчика они будут выглядеть смешными, нелепыми или правдивыми. Героиня ударяется во все тяжкие, квартира, где она рассказывает о своих синяках, тоже как будто покрыта синяками — и вместе с вилкой для десерта там уживаются оторванные обои, «аскетичность», сразу бросающаяся в глаза, и этот неуместный мужчина, оказывающийся все-таки неслучайным. Джо проходит все круги ада, до садомазохистских попыток получать удовольствие (с участием Джейми Белла), потом пытается жить через отрицание, потом — загнивает в белой комнате, посасывая свои пальцы, лежа в пуховике на голом матрасе.

    Если в начале в сюжете что-то и было от людей — то во второй половине сознательное отдаление и отрицание человеческого, хотя именно здесь любовь расцветает, не принося счастья. В одной из сцен Триер воспроизводит сам себя, самоцитирование, с одной стороны, жутко приятная вещь, с другой — дурной тон, хотя это лазейка между главами, где Триер дает Джо (и самому себе) несколько путей выхода из ситуации: ребенок выходит на балкон, хватает руками снежинки, смотрит вниз, пока родители трахаются в душе под Генделя, или под Генделя одна мать ищет выход для собственного оргазма наружу, между узелками на веревке. Прыгнет ребенок или нет — но, так как продолжение первой истории уже известно, известно, что эта пойдет по второму пути, два разных и два одинаковых исхода этой истории не принесут ничего, кроме откровения и несчастья. Примерно с половины второй части понятно, что множественные финалы, как множественные оргазмы, будут раз за разом переворачивать смысл. В фильме воспроизведена схема, озвученная героями — если бы главным персонажем был мужчина, это был бы самый банальный фильм на свете — здесь еще больше морализаторства, чем раньше (хотя выводы удивительные). Главное недоумение, которое остается — неужели правда нужно только поменяться гендерными ролями, чтобы все вокруг так заговорило, а зрители уходили в панике из зала — в этом свете перевернувшихся социальных полов и финальный поступок мужчины смотрится обыденно и предсказуемо, хотя до этого казалось, что Триер пытается записаться в феминистки.

    Находить опознавательные знаки в комнате и называть ими главы собственной жизни — это такая попытка увидеть себя в другом, которая, в конце концов, приводит к окончательной замене себя на собеседника. Никакого толка от общества нет, никто никуда не упадет, Гендель — или Rammstein — продолжит звучать, пока на героев снисходит темнота, знакомые и незнакомые пытаются в любых обстоятельствах друг другу присунуть — в этом неизбежном, но очень простом следствии любых движений людей и заключен смысл фильма, немного забубненный излишними отклонениями. Последние пятнадцать секунд проходят в темноте — увидеть что-то можно только закрыв глаза, — также как услышать шум сердца или плеск маленькой нимфы.

    30 марта 2014 | 12:13

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...

    Индекс популярности

    Сиквелы & приквелы

    1 Нимфоманка: Часть 1Nymphomaniac: Vol. I2013
    2 Нимфоманка: Часть 2Nymphomaniac: Vol. II2013
    подробнее

    Новости


    Дэйн ДеХаан и звезда «Нимфоманки» Ларса фон Триера Миа Гот получили главные роли в хорроре Гора Вербински «Лекарство от здоровья» (A Cure for Wellness). Сценарий фильма принадлежит перу Джастина Хэйса, адаптировавшего роман «Дорога перемен». (...)
     
    все новости
    Записи в блогах

    Предварительные итоги праздничного уик-энда в России. Спартанцы заработали 10,2 млн долларов за пять дней проката. (...)
     
    все записи »

    Кинокасса США $ Россия
    1.Человек-муравейAnt-Man24 909 332
    2.ПикселиPixels24 011 616
    3.МиньоныMinions22 933 960
    4.Девушка без комплексовTrainwreck17 281 950
    5.ЛевшаSouthpaw16 701 294
    24.07 — 26.07подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.ПикселиPixels146 441 426
    2.Человек-муравейAnt-Man111 747 901
    3.МиньоныMinions100 091 872
    4.ВиселицаThe Gallows48 702 428
    5.Бумажные городаPaper Towns28 052 996
    23.07 — 26.07подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители2 023 581743 692
    Деньги505 960 504 руб.194 586 807
    Цена билета250,03 руб.3,12
    23.07 — 26.07подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    180.Ледниковый периодIce Age8.140
    181.Новый кинотеатр «Парадизо»Nuovo Cinema Paradiso8.139
    182.Апокалипсис сегодняApocalypse Now8.138
    183.Ип МанYip Man8.137
    184.Три идиота3 Idiots8.136
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    6.Доктор СтрэнджDoctor Strange95.39%
    7.Агенты А.Н.К.Л.The Man from U.N.C.L.E.95.39%
    8.Боги ЕгиптаGods of Egypt95.18%
    9.Багровый пикCrimson Peak95.15%
    10.МакбетMacbeth95.09%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    ПрестижThe Prestige610
    КрикScream7
    ПриютEl orfanato115
    ПикселиPixels18
    Токийская невестаTokyo Fiancée2
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    ПикселиPixels6.355
    Человек-муравейAnt-Man7.502
    МиньоныMinions6.572
    АнтуражEntourage7.392
    Бумажные городаPaper Towns6.585
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    Миссия невыполнима: Племя изгоевMission: Impossible - Rogue Nation06.08
    Шальная картаWild Card06.08
    СтрингерNightcrawler06.08
    Агенты А.Н.К.Л.The Man from U.N.C.L.E.13.08
    Фантастическая четверкаFantastic Four20.08
    премьеры