всё о любом фильме:

Страшные сказки

Il racconto dei racconti
год
страна
слоган«A feast for the imagination»
режиссерМаттео Гарроне
сценарийЭдоардо Албинати, Уго Кити, Маттео Гарроне, ...
продюсерМаттео Гарроне, Энн Лабади, Жан Лабади, ...
операторПитер Сушицки
композиторАлександр Депла
художникДмитрий Капуани, Марко Фурбатто, Массимо Паулетто, ...
монтажМарко Сполетини
жанр ужасы, фэнтези, мелодрама, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в России
зрители
Россия  108.1 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время135 мин. / 02:15
Номинации:
Маги и волшебники, короли и королевы, красавицы-принцессы и страшилы-великаны населяют эту потрясающую готическую фантазию. Сластолюбивый Король Одинокого Утеса берет в жены прелестную деву, а она превращается в уродливую старуху. Отважный Король Долины Туманов отправляется на бой с драконом, поскольку волшебник предсказал, что королева понесет ребенка, если съест сердце дракона. Ну, а Король Диких Гор с любовью выращивает гигантскую блоху, а родную дочь без тени сожаления отдает в жены горному огру. За стенами величественных замков строятся коварные козни, даются безрассудные обеты, там страстно любят и жестоко убивают…
Рейтинг фильма
IMDb: 6.40 (10 996)
ожидание: 97% (1198)
Рейтинг кинокритиков
в России
100%
9 + 0 = 9
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    Ошибки в фильме
    • Внимание! Список ошибок в фильме может содержать спойлеры. Будьте осторожны.
    • В титрах имя итальянского композитора Джироламо Фрескобальди написано с ошибкой — «Frescobladi».
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 258 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Какая небесная радость — быть королём! Обнаружил ты поутру в своей постели старую жабу (вместо молодой красавицы) — стража! Выбросьте это земноводное в окно! Оп! И проблема решена, ведите новую… То ли дело мы — простые смертные, засыпаешь рядом с жабой (лелея мыслишку о том, что завтра она преобразится в красавицу), просыпаешься, дрожащей рукой сдёргиваешь одеяло — ап! Та же самая жаба, что и вчера, и никто не реагирует на твои истеричные вопли, а поскольку королевские апартаменты в которых ты проживаешь, расположены на первом этаже пятиэтажного хрущёвского замка, сбрасывать её из окна — абсолютно бесполезное занятие, какой упала, такой и вернулась, чуда не происходит.

    Кассель в роли похотливого короля сильно напоминает первого исполнителя роли Дартаньяна в отечественном кино — то же сморщенное личико старого мальчика, заплывшие от безбожного пьянства глазки, ни одна пенсионерка не может отказать такому красавцу, неудивительно, что дряхлые сёстры сладострастно стонут, заслышав его пропитый голос. А как вам сцена приготовления сестричек к грехопадению? Теперь понятно, откуда Шнуров слизал идею своих «Лабутенов».

    Вы обратили внимание на привередливость представителей средневековой элиты? Чем недовольна эта овечка Вайолет? Муж — человек серьёзный (никакого легкомыслия, пьянок с друзьями, погони за юбками — всё несёт в семью), самостоятельный, одарённый эстетически (с первого раза распознал запах блохи!), обладает просторным пентхаузом с видом на горы, а уж как он её любит! Чего тебе ещё надо, дура? Что? Он — людоед? Не знаю, не знаю, в фильме этого не видно, муженёк постоянно дубит чьи — то волосатые шкуры, если они принадлежат людям, то средневековые просторы были населены очень несимпатичными персонажами. Многие современные принцессы позавидовали бы Вайолетт.

    Вишенкой на торте является героиня сверходарённой Сальмы Хайек — какая страсть к деторождению! Наплевать на импотента — мужа, героически погибшего в неравной схватке с речным головастиком! Некромант напоминает работника клиники искусственного оплодотворения — такие же упыриные черты лица, расплывчатые, многозначительные формулировки (интересно, а полис он у королевы проверил — прикреплена ли она к районной поликлинике?

    Итог.

    Что здесь сказочного? Всё как в жизни. Вздорные дуры — принцессы, не ценящие своего счастья, похотливые царьки, женщины с неизменной тысячелетней сущностью, сеньор Гарроне — никакой не сказочник, он — грустный реалист.

    10 из 10

    26 июня 2016 | 11:41

    Балансирующая на лезвии опасной бритвы жанрового гротеска и откровенно претендующая на культовость кинолента, оживающая в мире процветающего барокко — таков на деле англоязычный дебют любимца критиков Маттео Гарроне. Мир его «Страшных сказок», если угодно, является торжеством этакой ирреальной действительности, в которой доминирующая фэнтезийность повествования не выглядит чем-то сверхъестественным, ведь она и есть сама реальность, жестокая и беспринципная по сути. Старательно придерживаясь духа первоисточника, создатели сшивают кровавыми нитками в единое жутковатое полотно вольные интерпретации трёх сказок из «Пентамерона» неаполитанца Джамбаттисты Базиле, который первым в Европе собрал и обработал местные фольклорные сказания. Экранные адаптации «The Enchanted Doe», «The Flea» и «The Flayed Old Lady» вместе образуют своеобразный триптих из практически автономных сюжетных сегментов, показательным образом пересекающихся лишь в сценах похорон — сначала физических, а затем духовных.

    В качестве нарратива здесь выступают простейшие мысли о том, что все мы — создания выбора, которые так или иначе вынуждены расплачиваться за свои п(р)оступки. Королева Долины Туманов в результате обсессии практически полностью отгораживается от окружающего мира, теряя с ним весь эмоциональный контакт, и без сожаления посылает собственного мужа на битву с водоплавающим чудовищем ради того, чтобы наконец-то забеременеть. Похотливый король Одинокого Утёса после очередного ночного кутежа слышит в городских трущобах чарующий голос, и теперь одержим мыслью о совокуплении с его без сомнения прекрасной (как ему кажется) обладательницей. Клоуноподобный правитель Диких Гор больше увлечён уникальными способностями обыкновенной блохи, нежели будущим собственной дочери, а потому без тени сожаления отдаёт её замуж за орка. Таков мир «Страшных сказок», без прикрас передающий настроение «Пентамерона», чей похабный юмор вперемешку с нравоучительным насилием напрочь лишён той выхолощенности многочисленных пересказов, которой подвержены более поздние вариации схожих историй за авторством Шарля Перро или братьев Гримм.

    Волшебство, являющееся главным двигателем сказок, уходящих своими корнями в глубокую архаику, тесно вплетается в осязаемую конкретику реальной действительности. Здесь нет места состраданию, лишь неоднозначное торжество здравого смысла, по умолчанию принимающего жизнь as is — со всеми её недостатками, вездесущей грязью и разнообразными проявлениями человеческого неравенства. При этом само погружение в аморальный мир под руководством Гарроне происходит весьма отстранённым образом, потому что итальянский постановщик не стремится принимать чью-либо сторону, не склонен сочувствовать или дарить надежду. В каком-то смысле его фильм представляет собой лишь суховатый экранный пересказ, констатирующий как факт нечто уже случившееся, и в одинаковой мере дистанцирующийся от всех действующих лиц без выражения симпатии к кому бы то ни было. Однако во многом именно по этому «Страшные сказки» работают как надо, ловко балансируя на грани падения в жадные объятия меланхоличной оргии, эгоистичные участники которой склонны думать лишь о собственном удовольствии и не обращают внимания на желания других.

    Скомпонованные вместе притчевые истории служат, в первую очередь, для усиления совокупного эффекта. Имея лишь две условно настроенческие точки пересечения, сюжетные линии объединяются тем, что их герои в итоге не получают ничего, кроме расплаты за опрометчивые решения и глубоких душевных ран. Абсурдистские начала здесь неизменно перерастают в откровенный кошмар, в котором матери совершенно не думают о цене получения сыновней любви, сёстры готовы разорвать родственные узы ради материального благополучия, а принцессы насилуются каннибалами и проходят жестокую конфирмацию приобщения к жизни без надетых любовными романами розовых окуляров. Рождение неизменно окрашено смертью, а тенёты навязчивых стремлений всё сильнее запутывают в себе потерявших берега здравомыслия персонажей, чтобы позднее выпустить их в мир, полный беспросветного одиночества.

    Кинолента Гарроне по сути представляется в качестве ярко выраженного антипода диснеевских экранизаций, куда более нравоучительного в своей нарочитой жестокости по сравнению с искусственно навязанной традиционностью хэппи эндов. Отталкивающее и в то же время притягательное в своей жутковатой чувственности зрелище, постоянно обволакиваемое душными парами нарочитой монотонности, которая, на самом деле, не что иное, как отражение будничности, констатирующее, что подобное господство отчаяния на самом деле в порядке вещей. Минимализм используемых художественных приёмов вкупе с изысканной простотой постановочных решений Гарроне создают вычищенное от всевозможных несущественных деталей полотно, сосредоточенное исключительно на процессе повествования, а не на вырвиглазной визуализации выдуманного мира. Да, в «Страшных сказках» много красивых кадров и изобретательно выстроенных мизансцен, но вся картина отнюдь не обременённой своей фэнтезийностью жизни здесь выстраивается мимоходом, проецируется исключительно за спинами главных героев. Итальянский постановщик сдвигает на периферию всё, что может отвлечь зрителя от метаморфоз вынужденных платить по счетам персонажей, тем самым практически окончательно стирая границы между перипетиями реальной жизни и существованием по правилам сказочной вселенной.

    29 сентября 2015 | 23:51

    Пока Голливуд экранизирует очередной комикс (подумать только, докатились уже до «Человека-муравья») или в лучшем случае переснимает классику, старая Европа наконец-то приходит в себя от подражания американцам и прочей бессонщины, возвращаясь к тому, в чем изначально был силен европейский кинематограф — арт-хаусу.

    Новый фильм Гарроне, основанный на сказочном фольклоре, который, как мы знаем ещё по мифологии древних греков, богат на инцест, педофилию, каннибализм и прочие маленькие «радости», неожиданно поражает непредсказуемостью трех сюжетных фабул, задором актерской игры и несказанной красотой мизансцен, напоминающих истинные произведения искусства. Некоторые кадры настолько нереально, поразительно живописны или необычны, что их можно рассматривать совершенно отдельно от самого фильма, как самостоятельные произведения и испытывать давно подзабытое чувство новизны, иголочками покалывающее кожу на конечностях и электрическим ветерком проносящимся по спинномозговому каналу, посылая сигналы практически физического наслаждения.

    А какие тут лица! Режиссер собрал великолепный актерский состав как первого, так и второго плана и нигде не прогадал, потому что начиная от скульптурных черт Сальмы Хайек и заканчивая смачными дамочками из числа ее фрейлин, перед зрителем предстают не современные образчики гламурной силиконовой красоты и веганских диет, а самые настоящие лики со старых картин средневековья, будто сошедшие с полотен Гойи или дер Вейдена. Лица и образы из прошлого, которым уже почти не осталось места в мире клишированных старлеток. Ан нет, глядите-ка, вот же они, пока ещё среди нас, что само по себе уже маленькое чудо.

    Легкость и непринужденность повествования, яркая вереница трогательных и удивительных персонажей, небанальность сюжетной конструкции — вот что в первую очередь привлекает в этой изумительной фантасмагории, напоминающей странный, ускользающий сон. Это картина, которой удалось невозможное: удивить и заставить взрослого зрителя испытать наивный, почти детский восторг от порочной красоты старой сказки, словно прочувствованной нами впервые.

    10 из 10

    19 сентября 2015 | 00:40

    Всякая жизнь требует чьей-то смерти (с)

    Если задуматься, то в обыденной жизни мы постоянно сталкиваемся со сказками и историями, которые нас окружали с самого детства. И это только кажется, что они были придуманы для детей, чтобы обучить их, предостеречь и обезопасить от проблем, с которыми им придется столкнуться в жизни. На самом деле, взрослым эти истории нужны не меньше. Они пойдут на все, чтобы хоть на время забыть о своей работе, и возможно компьютере, который находится перед носом восемь часов к ряду, а дома это телевизор или планшет. А как приятно, когда можно позволить себе окунуться в совершенно не похожий и не современный мир со своими проблемами, структурой и нравами. Ведь как легко осуждать и смеяться над проблемами других, закрывая глаза на свои собственные недостатки.

    Сюжет картины объединяет истории трех королевств. В одном король всеми силами старается найти знахаря, чтобы его супруга смогла забеременеть, и они оба готовы всем пожертвовать ради этого. В другом, у главы государства подрастает дочь, а он увлекся выращиванием блохи и ему совершенно все равно за кого выдавать принцессу. А в третьем, король пытается затащить в постель ту, кто поразила его своим пением, но она давно уже стара и ей приходится пойти на хитрости, чтобы провести ночь с владыкой королевства.

    Маттео Гарроне решил напомнить миру о Джамбаттисте Базиле, авторе, придумавшем всем известных героев, которых затем популяризировали Шарль Перро и братья Гримм, и многие после них. Это жестокие, кровавые и медлительные истории о людях, неважно в каком веке они родились и к какому сословию, уровню жизни, принадлежат. Режиссер купается в открывшихся для него возможностях, продолжая оттачивать свой саркастический юмор и безнаказанно смеяться над власть имущими, как до него это делал автор Базиле. Сценарий базируется на всем хорошо известных сказках, при просмотре которых понимаешь, что где-то уже все это слышал и видел. Авторы фильма перемешали выбранные истории и соорудили двухчасовой аттракцион в прошлое со своей моралью, откровенностью и дозволенностью того времени.

    Венсан Кассель, несмотря на звездный каст «Страшных сказок» выделяется, как в общем-то и всегда. Если в кадре появляются обнаженные женщины или намек на это, значит, известный актер неизменно окажется поблизости. С возрастом он становится только эффектнее и краше, в отличие от большинства своих коллег. С Сальмой Хайек происходят похожие изменения, возраст ей к лицу, тем более здесь, ей дали роль не очередной проблемной мексиканки, а королевы, которая больше жизни обожает свое дитя. Тоби Джонс великолепен, как и везде, Джона Си Райли слишком мало, а Стэйси Мартин из дилогии «Нимфоманка» Ларса фон Триера и играть не приходиться, авторам достаточно ее молодости и грации.

    Питер Сушицки снял вроде бы знакомую сказочную страну, при этом она коренным образом отличается от всего, виденного ранее зрителями. Во-первых, оператор очень аккуратно показывает только ее части, но не всю, при всей красоте и масштабности постановки, ее бюджет составил небольшие для подобного жанра 12 миллионов евро. Зато на костюмы и создание аниматронных существ денег не жалели, поэтому герои выглядят не жалким подобием вельмож и королей, а смотрятся по-настоящему живыми и страшными.

    Александр Деспла стал уже классиком современного музыкального сопровождения. Его музыка исполняется в самых известных европейских постановках наравне с голливудскими блокбастерами и анимационными проектами. «Страшные сказки» его музыка дает фильму необходимую движущую силу, которая для неспешного повествования оказывается очень кстати.

    «Страшные сказки» это возможность показать современным зрителям яркие примеры ошибок, чтобы они их не совершали. При этом это не студийная работа, которую нужно было бы подставлять под определенные рамки, благодаря имени создателей и неугасающего интереса к теме, продюсеры смогли выделить на картину неплохие для европейского кино средства, с помощью которых сказки Базиле оживают на экране.

    7 из 10

    3 сентября 2015 | 11:28

    Не ругайте переводчиков за названия фильмов. Переводчик — совершенно подневольное лицо в этом случае; он предлагает варианты, а люди, власть имущие, один из них утверждают. Есть ли у власть имущих литературный вкус — дело десятое в данном случае.

    Честно — на «Сказку сказок» (по аналогии с «Книгой книг» должно было звучать неплохо) повели бы детей, несмотря на жутковатый трейлер и рейтинг 16+. Название «Страшная сказка» было попыткой перестраховаться; но в зале все равно были подростки и детишки, явно не тянущие на заявленный рейтинг. Зато с родителями (интересно, закрывали ли они глаза детям на сцене «после оргии» или, что кажется намного более страшным — там, где Дора, «сестра королевы» (Хейли Кармайкл) идет с содранной кожей?). В английском варианте не стали заморачиваться, и перевели как «Tale of tales», хотя, уверена, язык пострадал — английский не сравнить с итальянским по мелодичности.

    Тем не менее, фильм названием не испортишь. Именно этот вообще сложно чем-то испортить. Он напоминает одновременно «Лабиринт Фавна» и сериал «Однажды в сказке» — неоднозначным выбором героев, оригинальными сюжетными поворотами (до последнего момента кажется, что принцесса, выданная замуж за людоеда, смирится, а дальше будет все как в «Красавице и Чудовище» но нет!) А костюмы, костюмы! Недаром фильм признан «Культурным наследием».

    Персонажи, что для сказок удивительно, выписаны не шаблонно. «Злая королева» (Сальма Хайек) одновременно с этим — любящая мать, жертвующая всем ради единственного ребенка. «Заботливый отец» (Тоби Джонс) на самом деле готов выдать свою дочь замуж за кого угодно, потому что единственная любовь всей его жизни — гигантская блоха. При этом наивная принцесска хладнокровно перерезает горло мужу-людоеду — вот где сила духа (хотя, казалось бы, наследственность не та).

    Нераскрытым получился образ короля-сластолюбца, но честно — его жалко. Да и какими стальными нервами надо обладать, чтобы, увидев после (или во время) процесса ужасную старуху, не стать импотентом? Впрочем, ему достается по заслугам. В этой сказке вообще всем достается по заслугам — принцессе за смелость, принцу — за преданность другу, королю — за неразборчивость в связях… Маттео Гарроне, как канатоходец с шестом, умело поддерживает баланс и в характерах героев, и в событиях, с ними происходящих, в красоте и уродстве, в правде и вымысле.

    Обывателю неприятно смотреть на вывернутые наизнанку пороки — алчность, зависть и гордыню сестер, похоть и чревоугодие Короля Одинокого Утеса, гнев Королевы, уныние Короля Диких Гор (особенно после смерти блохи, такая потеря). Смысл спрятан за нарочито блестящим сказочным фасадом, но насколько актуально родительствое самопожертвование во имя детей (не всегда заканчивающееся так, как стоило бы)? Настоящая дружба? Попытка сдержать свое слово «любой ценой», даже вопреки здравому смыслу или добиться желаемого во что бы то ни стало?

    Европейский кинематограф, в отличие от американского, чаще «прячет» смысл, нежели выставляет напоказ: «Это хорошо, это плохо. пользуйся!» В этом его отличие — и неоспоримая ценность для внимательного зрителя.

    17 сентября 2015 | 11:11

    С творчеством итальянского режиссера Маттео Гарроне я знакомлюсь впервые в жизни. Не доводилось до этого натыкаться на его картины, тем более те, которые могли бы меня заинтересовать и подвигнуть к просмотру. Как выяснилось, «Страшные сказки» смогли заинтриговать не только меня, но и добрую часть зрителей, о чем намекают оценки на Кинопоиске, точнее их перевес, в сравнении с остальными картинами Маттео Гарроне. Тем более что конкретно его творчество шедеврами не блещет явно.

    Картина представляет собой своеобразную антологию сказочных зарисовок, в которых магия переплетется со звоном стали, а разношерстные монстры не являются для обитателей сказочного мира чем-то совершенно удивительным и нереальным. В картине всего лишь несколько историй, они фактически ничем не связаны между собой, но однозначно происходят в одном и том же сказочном мире. Мире полном загадок и ужасов.

    Вообще конечно же стоит отметить, что сказки получились весьма неоднозначными. После просмотра трейлера я ожидал что на выходе получится очень мрачное и в некотором роде атмосферное зрелище. На деле то конечно же оно так и вышло, только вот, к сожалению, меня практически ничем не зацепило. Немного удивляет что большая часть местных персонажей совершенно не дружит с головой, тут Вам и король помешанный на блохе и местный Казанова, что тащит в постель все что шевелится, да не может в темноте отличить старуху от молодой девушки. И вот как раз таки весь фильм пропитан подобными несуразностями. Хотя конечно, все эти моменты можно полностью списать на сам жанр и вообще, у нас ведь тут речь именно о сказках. А в сказках, герои действительно не часто дружат с головой. Хотя конечно атмосфера тут на высшем уровне, все эти костюмы, декорации и местные антуражи порой неплохо так отражают всю суть показанного здесь магического и совершенно необычного мира.

    Я уже давно привык что наличие Венсана Касселя в фильме не является однозначным залогом успеха и тут он собственно тоже не блистает актерскими талантами. Отыграл и ничего более, впрочем и роль то была не слишком большая. Сэльма Хайек в целом выглядит довольно таки убедительно и лично мне в образе сумасшедшей королевы даже понравилась. А вот двое близнецов что здесь исполнили также одни из главных ролей, показались совсем уж мрачноватыми ребятами. Вполне вероятно это из-за грима и прочей ерунды, которую сотворили с их внешностью. Наверно не стоило этого делать, персонажи получились очень отталкивающими. Хотя в целом к касту нет особых претензий, отыграли вполне добротно.

    «Страшные сказки» Маттео Гарроне в итоге получились довольно таки странным зрелищем и сугубо любительским. Я подозреваю что проникнется произведением далеко не каждый зритель. Оно очень грузное, суровое и крайне серьезное, даже несмотря на сам факт того что речь идет в первую очередь об очень мрачном сказочном мире. Этот мир очень суров и таков он в первую очередь по отношению к своему зрителю, ведь многое здесь может показаться крайне странным и возможно даже ненужным. От чего начинает чувствоваться некоторая затянутость и желание скорейшего завершения фильма. Впрочем, картине стоит отдать должное, от нее хотя бы нет желания немедленно бросить просмотр.

    6 из 10

    25 сентября 2015 | 18:52

    Маттео Гарроне предлагает нам окунуться в мир фантазий с самым настоящим волшебством. Там есть блохи размером с большущую собаку, там есть людоеды и сказочные феи, что дарят людям молодость. Отказаться от такого удовольствия и пройти мимо этого фильма невозможно.

    Фильм повествует три истории о разных королевствах, королях и королевах. Там есть король повернутый на сексе (Венсан Кассель). Там есть прекрасная Королева (Сальма Хайек), которая в находится в отчаянии из-за отсутствия возможности подарить этому миру новую жизнь. Так же история познакомит нас с безумным отцом, которому блоха оказалась дороже дочери.

    Прелесть этого фильма в том, что он невероятно красочный и красивый. Буйство красоты начинается с самих актеров, Сальма Хайек и Венсан Кассель — бесподобны. Костюмы и музыкальное сопровождение полностью погружают зрителя в средневековье, с его рыцарями, балами и прочей прелестью аристократии.

    Не стоит ожидать хэппи энд и сглаживание углов. Эти сказки расскажут всю правду нашей жизни. Как небольшая шалость приводит к самой настоящие трагедии. Как человеческая глупость является следствием безумных поступков. Что слепая страсть может доводит до одиночества и обнищания духа. Это все те сказки, что было принято рассказывать детям в то далекое средневековье. Сейчас мы сглаживаем все острые углы, стараемся не показывать нашим детям всю жестокость этого мира, надеясь уберечь их психику, в то время как они все больше и больше теряют инстинкт самосохранения из-за лжи о том, что добро всегда побеждает зло, о том, что принцессу спасут до того, как злодей сотворит с ней бесчинства, о том, что в лесу ты обязательно встретишь добрую фею.

    Картина «Страшные сказки» потрясает своей откровенностью и влюбляет в главных героев со всей их отчаянностью в борьбе за справедливость, страстью и слабостями, преданностью и предательствами.

    9 из 10

    9 сентября 2015 | 14:31

    Читая своим детям на ночь сборник сказок братьев Гримм, я обнаружил странную тенденцию — рядом с вполне себе безобидными сказочными сюжетами, в книге вдруг откуда — то возникали мотивы, главными героями которых были колдуньи, ведьмы, гномы, великаны, людоеды и прочая сказочная нечисть. Задавшись вопросом о происхождении истоков мрачности готических историй европейской литературы (ведь помимо братьев Гримм, страшные мотивы можно найти и у Шарля Перро, и у Вильгельма Гауфа, и у Ганса Христиана Андерсена), я выяснил, что у всех них была общая литературная предтеча в лице «Сказки сказок» итальянца Джамбатисты Базиле, объединившего средневековые легенды, во многом сформировавшие облик европейских готических сказок, в своеобразный альманах. Именно на это творение и опирался его соотечественник Маттео Гарроне, известный своими натуралистичными драмами и впервые обратившийся к сказочному материалу в своих «Страшных сказках».

    В давние времена существовало на Земле три королевства. Правительница одного из них так жаждала стать матерью, что когда таинственный знахарь открыл ей рецепт магической пищи, способной подарить ей наследника, королева без промедления им воспользовалась, даже вопреки предостережению колдуна о страшных лишениях, которые постигнут её в качестве расплаты за этот дар. Правитель другого королевства, погрязший в разврате и прелюбодеянии, однажды случайно услышав голос одной из своих подданных, влюбляется в его обладательницу, даже не предполагая, что это дряхлая, столетняя старуха. Наконец, правитель третьего королевства, объявляет рыцарский турнир, наградой победителю которого, кто бы он ни был, будет рука его дочери, принцессы Виолетты. И победу в турнире одерживает ужасный огр, живущий в окрестных лесах…

    Маттео Гарроне переворачивает привычный нам сказочный мир с ног на голову, ведь таких сказок, в которых нет ни прекрасных принцесс, ни справедливых королей, ни мудрых королев, ни благородных рыцарей, вы пожалуй ещё не видели. Вместо этого всеми героями сказок движут эгоцентризм, чрезмерное самолюбие, похоть, жажда наживы и банальная глупость. Не страшна ли героиня прекрасной Салмы Хайек, настолько ослеплённая желанием иметь дитя, что бросается в первую очередь не к смертельно раненому морским чудовищем мужу, а к сердцу чудовища, которое должно стать её панацеей от бездетности? Не отвратительна ли она, когда пожирает (иного слова и не подберёшь) то самое сердце? Не чудовищен ли король Венсана Касселя, польстившийся на красивую обёртку конфеты и даже не желающий знать, что скрывается за ней? Не омерзителен ли король Тоби Джонса, настолько увлечённый своей игрушкой, что замужество любимой дочери за огром его нисколько не смущает? Не страшна ли принцесса Виолетта, убивающая огра, кажется искренне любящего её? Сказки Гарроне страшны хотя бы тем, что в них нет ни одного героя, к которому можно было бы проникнуться душой и искренне посочувствовать. А ещё тем, что за четыреста лет, прошедших со дня создания «Сказки сказок», кажется, ничего не изменилось — гигантскую блоху нам заменяют планшеты и смартфоны, в которые мы утыкаемся после работы, обращая внимание на собственных детей лишь для того, чтобы прикрикнуть, алхимиков и знахарей — модные экстрасенсы, к которым мы бежим по любому поводу, а уж про семьи, в которых супругов ничего не связывает, я промолчу. Сказки Маттео Гарроне страшны своей моралью — пугающей и жестокой.

    Однако, вопреки вышеупомянутой жестокости, от сказочного мира Гарроне веет какой -то теплотой. Может быть потому, что итальянец не пошёл на поводу у модных компьютерных спецэффектов (хотя масштаб «Страшных сказок» вроде как позволяет), выбрав для повествования олдскульную манеру съёмок, делающую «Страшные сказки» так похожими на мрачные сказки Тима Бёртона, Терри Гиллиама и Гильермо дель Торро. А может быть потому, что богатая итальянская натура, начиная с тронных залов Неаполя и Тосканы, заканчивая голыми скалами Сицилии, на фоне которой даже нищенская хижина не выглядит таковой, заставившая правительство Италии сразу по выходу признать фильм Гарроне национальным наследием, вряд ли кого оставит равнодушным благодаря своему богатству и великолепию? Кто знает? Пусть это останется ещё одной загадкой «Страшных сказок». Нам же остаётся лишь поблагодарить Гарроне за возможность на два часа окунуться в мир сказок, которые в детстве было банально страшно прочитать.

    7 из 10

    7 ноября 2015 | 07:57

    Специфическое кино. Каждый раз, когда думаешь, что вот сейчас-то все истории сложатся в цельную мозаику — нужная линия провисает и виляет в сторону. Запоминаешь детали, которые, как известно, не бывают в сказках лишними (ружьё непременно выстрелит, причём обычно три раза), а авторы словно забывают, что намекали на какое-то развитие сюжета.

    И вроде бы всё было на руках у авторов — но не смогли. К финалу сценарий, в который постарались втиснуть историю не короче «Войны и мира» теряет центральных героев на полпути (те просто исчезают без объяснений), на монтаже явно исчезают какие-то важные для понимания сцены, а история торопится кое-как завершиться скороговоркой, не рассказав и половины обещанного. Говоря на языке фильма: вы почувствуете себя принцессой в разгар блошиного периода у короля — упражняясь в кинематографии и пичкая сценарий дополнительными неожиданными поворотами, про зрителя создатели забыли.

    Странные сказки. Красивые, длинные, кончаются ничем.

    7 из 10

    за первую половину фильма. И кастинг — он потрясающий.

    18 июня 2016 | 14:32

    Смотрела на одном дыхании. Это красиво, зрелищно и ещё раз красиво! Меня поразил фильм своими видами, своими костюмами, своими причёсками, своей атмосферой. Идёт больше двух часов? Да вы этого даже не заметите! Заставляет задуматься? Нет, просто предлагает поразмышлять.

    Эти «Страшные сказки» повествуют о королях и королевах, принцах и принцессах. Обычные люди, с обычными слабостями и желаниями, стремлениями к собственной выгоде, забывающие подумать о чувствах близких, живущим одним днём. Как бы эти истории приторно могли закончиться, возьмись за них Disney, и как их сюжет складно разворачивался на протяжении этого фильма. Здесь нет ни одного «героя» или «прекрасного принца». Есть и прощение, и предательство, и жадность, и алчность, и глупость, и превращение из чудовища в человека и из человека в монстра, и доверие, и любовь, и дружба, и самопожертвование, и эгоизм — одним словом, всё тут есть. Немного сумбурно, но на то это и сказки!

    P.S. Кстати, детям не стоит смотреть, фильм не воспитывает человечность, а предлагает о ней задуматься.

    10 из 10

    25 октября 2015 | 00:28

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>