всё о любом фильме:

Нанук с Севера

Nanook of the North
год
страна
слоган«A story of life and love in the actual Arctic»
режиссерРоберт Дж. Флаэрти
сценарийРоберт Дж. Флаэрти, Фрэнсис Х. Флаэрти
продюсерРоберт Дж. Флаэрти, Джон Ревильон
операторРоберт Дж. Флаэрти
композиторРудольф Шрамм, Стэнли Силверман
монтажХерберт Эдвардс, Роберт Дж. Флаэрти, Чарльз Гелб
жанр документальный, ... слова
бюджет
$53 000
премьера (мир)
время79 мин. / 01:19
Фильм о Нануке явился новым словом в кинематографе. В нем не было тенденциозных инсценировок, свойственных большинству этнографических картин начала ХХ века, и отсутствовал снисходительный взгляд представителя «цивилизованной нации». Режиссер показал эскимосов не свысока, а так, как они сами видят себя. Он открыл в этом произведении новаторскую форму документального фильма, основанного на длительном кинонаблюдении реальной жизни…
Рейтинг фильма

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Громадный успех «Нанука с Севера» определил развитие документального кино во всем мире и оказал большое влияние на кинематографистов всех стран.
    • Сам Нанук так и не узнал о своей мировой славе — он погиб от голода в ледяной пустыне незадолго до премьеры фильма.
    Начало фильма 10:34

    файл добавилalechorseman

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.0/10
    Эта документальная картина, являющаяся, как ни парадоксально, кинодебютом 38-летнего американского режиссёра Роберта Флаэрти, давно признана классикой кинематографа. И с течением времени (тем более — спустя восемьдесят пять лет после своего появления на экране), казалось бы, этнографическая по внешнему виду лента, которая создана методом кинонаблюдения в период шестнадцатимесячной экспедиции, но всё же не без необходимого авторского вмешательства, приобретает черты своеобразного эпического повествования о человеке в его борьбе с природной стихией. Скудный быт эскимоса Нанука, обитателя ледяных просторов на американском Крайнем Севере, пытающегося изо всех сил выжить и продолжить свой род, поневоле воспринимается почти на бытийном, библейско-мифологическом уровне. Словно всё человечество вдруг опять очутилось в ледниковом периоде — и упорно, стиснув зубы, преодолевая холод и голод, вопреки всему продолжает жить и существовать. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка


    Роберт Флаэрти был очень необычным режиссером. Скорее уж даже исследователем, который пришел в этот мир в крайне неподходящий век для своего извечного стремления открывать все новое или же попросту исследовать малоизученные и почти не познанные горизонты. Он стал человеком, который открывает чудеса и вот что именно вышло из подобных перемен сопряженных с самой простой случайностью и маленьким осколком искренней удачи…

    Его первый фильм одновременно напоминает «Короткого змея» Бушерона и холодную прозу Джека Лондона. А также заметки всевозможных исследователей, которые с необъяснимой отвагой устремлялись в дальние путешествия, надеясь открыть нечто новое или уже очень давно забытое обычным человеком. Людей, способных отдать собственные жизни для достижения почти всегда призрачной для иного большинства мечты.

    Это история о Нануке. Храбром и крайне простом по своей природе человеке, который называл фильм о самом себе «большим агги» и на краткий миг по воле одного лишь случая сумел очутиться внутри только зарождающегося в то время нового искусства. Сосредотачиваясь в основном на самом старине Нануке (чье настоящее имя звучало как Аллакариаллак), Флаэрти умудряется показать целую народность маленьких героев, способных на постоянное выживание в пределах ледяной пустыни. Призрачные герои снежных пустошей, почти полностью вмерзшие в саму ткань удивительного по своей искренней сердечности повествования… На самом деле это самые простые люди. Маленькие снежинки с полой, но насыщенной жизнью, скрытой во множестве проблем и, конечно же, постоянном голоде внутри этих ледяных и беспощадных пустошей. Повседневная смерть со стороны матушки природы и отсутствии фортуны в самый необходимый для выживания момент…

    Найла — та, что улыбается и ее немногочисленные дети… Нанук — это вождь целого племени и в большинстве случаев именно он ответственен за выживание всех вышеуказанных людей. Охота на ленивых тюленей или убийство рыбы голыми зубами. Этот постоянно улыбающийся с виду безмятежный человек отвечает за все факторы выживания собственного рода. Трудно брать на собственные плечи подобное бремя, однако легендарный для своего племени охотник с ним справляется и не демонстрирует даже слабых элементов подобного груза и ответственности за жизни остальных. Нанук — это улыбающийся бог, следующий вслед ветрам и прихотям погоды. Он не понимает всю важность того внимания, которое ему оказывает Флаэрти хотя и осознает всю ценность подобного запечатления на волшебную пленку «большого агги». Теперь Нанук действительно бессмертен… Великий охотник стал Богом, которого увидит большее количество людей в сравнении с общей массой камушек и валунов на его же собственном материке размером с Англию. На полумертвой земле снежных скал и самой природы, следующей по пятам любого человека.

    Этот фильм более чем прост… Более того — он банален в тех крохотных и стеклянных гранях, которые ему отметил Флаэрти для своего первого кинематографического опыта в пределах снежной пустыни и отважных людей, заслуживающих всяческого уважения со стороны ныне проживающих пределы собственной же жизни на зеленом и давно завоеванным цивилизацией шариком под устаревшим названием Земля. Неоднократно эту ленту отмечали особым вниманием, так как она есть первым опытом великих путешественников документального кинематографа. На свет еще не появился Херцог и Кусто еще не вышел из пучины океана. Не было воздушного шара, который облетел все мыслимые страны и материки. Был только Флаэрти и его отважные маленькие люди, следующие по собственному жизненному пути и всем преградам, встающим перед ними. Нанук был первым. Он тот, кто создал целый жанр и, несмотря на все заслуги, он умер голодной смертью в вышеупомянутой ледяной пустыне. Герои и первооткрыватели также умирают… Но они же продолжают собственную охоту на сердитого тюленя до тех самых пор, когда их сможет вспомнить по крайней мере один единственный зритель, совершенно случайно узревший чудо северных просторов.

    24 января 2012 | 00:20

    В среде последних событий не лишний повод пренебречь с высказыванием о жестокой политики, безнравственных конфликтов и о многом другой обширной античеловечности, которые просто забыли что есть жизнь в век индустриальной эпохи. Но данная моя тема сейчас скорее об обратной стороне людских идеалов отражённой в прекрасной, мною увиденной первой сформировавшийся в кинематографичном историзме документалистике «Нанук с Севера».

    Основополагающей темой к является не что иное как обыкновенное детализированное отображение места человечности в суровых некомфортабелизированных условиях жизни в полярно тундровой опустошённой местности.

    Фильм заснят с обыкновенно простым повествовательным изложением с отсутствием ощущаемого места присутствия работы других лиц. Режиссёр самого фильма являлся сам по себе талантливым человеком, для него киноязык присущ откровенности, исследовательской заинтересованностью (ведь до производства самого «Нанука» Флаэрти неоднократное количество раз изучал сам народ полярных эскимосов) сосредотачиваясь на первостепенной цели, заснять саму житейскую отвлечённость не требуя постановочной актёрской обыгровки сцен, а самый простой обиходный жизненный цикл кадра, проявляющийся не в актёрской самореализации, а в самом познавательно доступном самобытном действия в кадре. В последствие чего, опыт, разработанный Робертом Флаэрти стал вдохновляющим примером для будущих документалистов-режиссёров, в конечном итоге» Нанук с севера» принёс колоссальный вклад большому кинематографу.

    В заключении чего вернусь к присущей теме «человечности» являющийся главным апогееничным механизмом исследовательской противостояния в условия вечной мерзлоты. Фильм не является угнетённым в этом замысле, а наоборот сам по себе с весёлым окладом показывает крайне не простую жизнь семьи-эскимосов, имеющих необходимый присущий моральный дух общей сплочённости перед каждодневной проверки их на прочность. Людям, имеющим при себе богатый внутренний опыт приспосабливания к окружающей среде переживают каждый последующий день на условных инстинктах с простодушными положительными чертами. В самих традиционных условиях без промышленно общественного вмешательства (по определённым временным меркам), люди являющиеся рабами природовозренческой стихии, становятся сами по себе человечнее нашего современного житейского строя повседневно зависимого потребительскими факторами на предметы роскоши и удобства, с вытекающими уже являющимися другими первоочередными задачами.

    Наблюдая за самим процессом можно неоднократно подискутировать на пользу и недостатки традиционных жизненных идеалистических взглядов, изречёнными в этом фильме ярким, весёлым, задушевным тоном из наблюдения достаточно отдалённой от наших взглядов жизни.

    8 из 10

    14 ноября 2015 | 20:51

    Этот документальный немой фильм об эскимосе Нануке и его большой семье, живущей на берегах Гудзонова залива в Канаде.

    Главный герой — Нанук(медведь) — был хорошим охотником, который старался прокормить своих детей, жену и себя в том числе. Он строил иглу — жилище для эскимосов, убивал тюленей, ловил рыб в океане. Жена смотрела детей и в каких- то моментах помогала мужу. Они были очень дружны и всегда помогали, поддерживали друг друга. Одним словом — Нанук со своей семьей разделяли радости и сложности всей суровой северной жизни.

    Режиссер данного фильма — Роберт Флаэрти, который провел среди эскимосов 16 месяцев, чтобы описать и показать зрителям, как можно более точно всю годовую жизнь этого народа. Безусловно тяжело: север, никакой цивилизации, суровые морозы, но тем не менее ему удалось точно отразить сложную жизнь эскимосов.

    Идея данного фильма- это показать жизнь этого племени, и, наверное, показать отношение между людьми. Ведь именно в таких сложных условиях важно проявить заботу, любовь, быть отважным и не бояться трудностей.

    Можно с уверенностью сказать, что основная задумка режиссера полностью воплощена. Ведь этот фильм заложил основу дальнейшему развитию документального кинематографа. И хотя он был выпущен в 1992 году, довольно- таки давно, но история Нанука и его семьи надолго запомнилась многим зрителям.

    Посмотрев этот удивительный фильм, я была в восторге. Настолько точно были отражены моменты из их северной жизни, очень правдиво и ярко. От просмотра невозможно было оторваться, настолько это завораживало. Все- таки этот фильм является драматической ценностью. В нем заложен определенный смысл, и, наверняка, после просмотра зритель о многом задумается. Я советую каждому посмотреть это немое документальное кино.

    21 декабря 2015 | 19:39

    Прекрасный, с любовью сделанный фильм о семье канадских эскимосов, много раз попадавший в сферу внимания этнографов и культурологов и положивший начало визуальной антропологии.

    Роберт Флаэрти был фанатом своего дела, один из островов Гудзонского залива даже назван в его честь. Эту картину он создал с наивностью первооткрывателя, попавшего под дикое очарование находки. Главный герой под любовным взглядом режиссера сияет, как драгоценный камень. Нанук — отчасти животное (он и похож на мехового зверя, когда, извиваясь, кидается в нору за песцом); он — главный в животной стае, семью он укладывает на пол лодки, а для собак строит отдельное иглу. Отчасти он герой: есть в Нануке, бросающемся на утлой лодочке в холодные воды Атлантического океана, величие. А главное, Нанук — воплощение той мечты, разгадку которой увидел в эскимосах Аксель у Кустурицы — мечты о «бесстрашном, симпатичном, неунывающем» человеке на своем месте.

    28 августа 2011 | 23:38

    Настоящие, а не названные революции в искусстве происходят нечасто. Можно сказать, что все нынешние художественные формы были плодом определенного переворота, гениальной идеи, озарившей чью-то светлую голову. Кино, изначально придуманное как движущиеся картинки, спустя несколько десятилетий было объявлено «важнейшим из искусств», а американский картограф Роберт Флаэрти по стечению обстоятельств стал одним из родоначальников документального жанра, и его именем называют фестивали даже в России.

    «Нанук с Севера» по сегодняшним меркам очень простая черно-белая немая хроника жизни Западных эскимосов, за созданием которой стоял колоссальный труд и подлинное горение автора, мечтавшего запечатлеть борьбу за существование маленького северного народа. Едва ли не впервые люди своими глазами могли увидеть, как живут те, до кого не добралась цивилизация даже в виде автострад. Роберт Флаэрти провел фактически полевое этнографическое исследование, фиксируя годичный цикл быта эскимосов на тысячи и тысячи футов пленки, проживая с ними и минуты радости, когда после голодных месяцев удается охота на гигантского моржа, и минут горестей, когда пронзительный холод насмерть сковывает обессиленных собак. История создания этой ленты сама по себе является человеческим подвигом.

    1920-ые годы. Не изобретено даже звуковое кино. Определенную сложность при просмотре неанглоязычным зрителям составят кадры длинного текста, поясняющие происходящие далее события. Закадровый голос зачастую обязателен для документалистики, тем более, когда в фокусе реалии абсолютно другой культура. Даже в XXI веке «Нанук с Севера» для многих может стать источником интереснейших сведений: как построить окошко в иглу, как зимуют тюлени под восьмифутовым слоем льда, и как пять человек и один пес могут уместиться в узенький каяк.

    Осознание, что есть люди, не знающие, что такое тепло и питающиеся сырой пищей в условиях полярной ночи раздвигает границы понятия выживаемости и приспособляемости. К тому же, цивилизация стремительными шагами разрушает первобытные общины, особенно такие самобытные и популярные, как эскимосские, и не постановочные съемки тех времен, когда аборигены Крайнего Севера лишь раз в полгода видели «белого человека» — это неоценимая возможность окунуться в другой мир другого времени.

    19 февраля 2012 | 15:32

    Американское кино, как правило, ассоциируется у меня с масштабными фильмами о людях «высшего общества». Люди, которые живут в больших городах, размышляют о наболевшем, о проблемах внутреннего характера.

    «Нанук с Севера» же первым кто вышел за пределы этого. Нам показывают места куда еще не коснулась цивилизация. Герои фильма не думают о том, как они будут выглядеть на пленке, что о них подумают люди. Они просты, они не читали книжек, не смотрели фильмы, не общались с другими людьми, но тем не менее в них есть вся та человеческая красота: взаимовыручка, доброта, уважение друг к другу, ответственность, забота. А все только потому что от нас этого требует природа, без этого невозможно выжить, когда под рукой у тебя нет никаких средств. Они не могут зайти в магазин и купить поесть, когда голодны, не могут включить отопление, когда холодно. Они находятся один на один с природой и их главная задача — выжить и продолжить род.

    Интересно заметить, что простота не только на камере, но и за ней. Если почитать про историю фильма, то можно заметить такие факты, как то, что камера запотевала, когда с холода заносили в тепло. Приходилось полностью разбирать на части, у самого Флаэрти не всегда получалось собирать обратно самому и на помощь к нему пришел один из эскимосов, который никогда до этого и не видел камеру. За вечер они собрали ее и с тех пор он стал помощником режиссера.

    Однажды полюбив этот народ, Флаэрти все больше и больше вникал в их быт, заражался их мировосприятием. Он понял, что природа Севера, несмотря на тяжелые условия для жизни, не враг человеку. Человек здесь уже рождается с безусловной любовью и доверием к бескрайним снежным просторам, морозу и белому свету. Ему не надо бороться с природой, ему надо учиться с ней взаимодействовать.

    5 августа 2015 | 19:31

    Хотели бы Вы побывать пару дней на Севере? Где-нибудь на Чукотке или на Аляске, например? Там, где круглый год царил бы только лютый и беспощадный мороз? Там, где вместо привычных нам домов и зданий стояли бы самодельные ледяные жилища, а вместо ежедневного похода в супермаркет нам предстояла бы охота и рыбалка? Хотелось бы…. Но в целях собственной сохранности, лучше посмотреть на всю эту диковинную красоту со стороны…. А ведь американский режиссер Роберт Флаэрти дал нам такую возможность, да притом еще в 1922 году, сняв свой первый документальный фильм «Нанук с Севера».

    В нем нам посчастливится оказаться свидетелями жизни (выживания) лучезарного эскимоса Нанука и его семьи. Всего лишь пара-тройка дней из «обыденного» существования представителей чуждой нам культуры, возможно, коренным образом повлияют на наше дальнейшее отношение к жизни. Картина начинается с того, как мужчина-эскимос причаливает на своей лодке к ледяному берегу, выходит из нее сам, а затем заботливо помогает выбраться из нее сначала ребенку, а потом и жене. Сколько любви и преданности заключается в одном только этом жесте! Наш герой Нанук — глава семьи, мужчина, охотник. На нем лежит большая ответственность: он должен держать своих родных в постоянной сытости и тепле, вопреки любым обстоятельствам и погодным условиям. И пусть даже Нануку придется ради этого пожертвовать самим собой, но он не оставит этой своей миссии. Ежедневно он вместе со своими братьями отправляется на охоту, откуда обязательно возвращается с пойманной добычей: будь то рыба или огромная тушка моржа. Затем семья равноценно делит между собой мясо, а кожа убитого животного вместе с мехом идут на изготовление шубок или покрывал. Где же живут эти северные обитатели? Иглу — стандартная зимняя хижина эскимосов изо льда и снега. Как же строятся подобные жилища, а, главное, как в них жить? На этот вопрос Флаэрти дает нам наглядный ответ. Помимо долга перед собственными семьями, в менталитете эскимосов заложено и чувство ответственности за своих соплеменников. Ярким подтверждением тому служит одна из сцен, посвященная охоте на моржа: соплеменники, видя, что их товарищ не справляется со своей жертвой в одиночку, тут же толпой сбегаются к нему на помощь. Один только этот эпизод стоит целого просмотра.

    Удивительно, настолько наша планета многогранная и разная. Ведь на ней могут спокойно уживаться такие аморфные потребители и обыватели, как мы, и такие необыкновенные эскимосы, ежесекундно бросающие вызов всемогущей природе и ее стихиям. Пожалуй, этот занятный факт и побудил Роберта Флаэрти отправиться в продолжительную экспедицию на Крайний Север Америки и итоге подарить нам сей шедевр. И Нануку, и его соплеменникам, а также режиссеру спасибо за знакомство c этим поразительным народом, который определенно заслуживает от зрителя как минимум простого человеческого уважения.

    14 февраля 2015 | 15:01

    После выхода в свет «Нанука с Севера» (а это произошло в 1922 году), можно считать, что документальное кино совершило новый виток в своей, еще молодой, истории. Во-первых, снял фильм человек, не имевший доселе отношения к кинематографии. Роберт Флаэрти — геолог и картограф, работал неподалеку от Гудзонова залива. В 1913 году в одну из экспедиций взял с собой кинокамеру, решив запечатлеть жизнь эскимосов. Там, на севере Унгавы*, Флаэрти нашел своего главного персонажа фильма, и, впоследствии, друга — бесстрашного Нанука. Несмотря на то, что первый фильм о Нануке и его семье сгорел, Флаэрти решил еще раз поехать в гости к своему северному другу.

    Режиссер с репортерским беспристрастием показывает нам повседневность итивимуитов**: охота на моржей и тюленей, переезд из одной кочевки на другую, разведение изо мха огня в скромном жилище. И все это снято без заранее подготовленного сценария (да и какой-там мог быть сценарий, когда перед тобой, по сути, первобытные люди), без подготовленных моментов и наигранных ситуаций. В кадре запечатлена жизнь, какая она есть. Эмоции есть эмоции (… Нанук ест сырое мясо тюленя и радуется жизни после долгой вынужденной голодовки), ситуации есть ситуации (маленький сынишка Нанука играет со щенком, спотыкается о заснеженные кочки и пытается не упасть). Конечно, фильм наполнен веселыми и не совсем обычными, для современного человека, моментами. Меня удивил кадр, когда Нанук подплыл на каноэ к очередному берегу, дабы устроить новою кочевку и найти необходимое пропитание для себя и своей семьи. Из маленькой, с виду, лодки выходит он сам. Затем из небольшого отверстия средней части лодки выходит его жена, потом… старший ребенок, младший, и, в довершение, резвый пес. Просто удивляешься изобретательности, казалось бы, нецивилизованного и бесхитростного народа. Однако исторически сформированный быт и суровые условия внесли свои правила жизни.

    Раньше разные деятели кино (в особенности, неигрового), последователи братьев Люмьеров, снимали вычурные зарисовки из жизни «высшего общества», забавные сценки, нередко сомнительного содержания, инсценировки событий, поданные как хроникальные. То с приходом Флаэрти на Западе и Дзиги Вертова в Советском Союзе (и, скорее всего, Европе в целом), мир получил полноценное документальное кино. Получил именно хронику — цепь реальных последовательных событий, запечатленных на камеру. И чтобы понаблюдать за цепью событий, понять их значимость в общественной среде — требовалось немало часов, дней (порой даже месяцев и лет).

    По моему мнению, неоценимый вклад Роберта Флаэрти в мировой кинематограф заключен и в том, что он решился снять жизнь заброшенных людей. Снять то, что даже не могли и не желали его американские коллеги-кинематографисты. Ведь создавать игровые фильмы было куда веселее, безопаснее и прибыльнее. Вероятно, голливудские боссы (а продюсерская система уже в те годы была довольно развитой), посчитав идею полярника нереальной и сумасшедшей, не стали его спонсировать. Но Флаэрти победил. Пусть даже ценой неимоверных усилий. Он взял на себя и спонсирование своего детища, и сам его снимал, монтировал. Считаю, что Флаэрти можно считать как одного из пионеров авторского кино (этот термин вошел в обиход на несколько десятилетий позже и относился, по большей части, к игровому кино). Пусть не кино в целом, но уж документального, это точно.

    10 из 10

    *Унгава — залив на северо-востоке Канады;

    **Итивимуиты — племя эскимосской народности, обитающее на берегах Гудзонова залива в Канаде.

    17 апреля 2012 | 16:23

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>