всё о любом фильме:

Забавные игры

Funny Games
год
страна
слоган«Ein Alptraum»
режиссерМихаэль Ханеке
сценарийМихаэль Ханеке
продюсерФайт Хайдушка
операторЮрген Юргес
композитор-
художникКристоф Кантер, Лизи Кристл
монтажАндреас Прохаска
жанр ужасы, триллер, драма, криминал, ... слова
зрители
Франция  57.9 тыс.,    Германия  47.1 тыс.,    Испания  32 тыс., ...
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время108 мин. / 01:48
Номинации:
В свой загородный дом на живописном озере приезжает муж, жена и 10-летний сын. К ним приходят два молодых парня, представившимися гостями соседей. У обоих на руках белые перчатки. Молодые люди решили позабавиться. Они убили собаку… и предложили хозяевам пари…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
63%
17 + 10 = 27
6.7
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • В сцене, когда преступники первый раз уходят, зрители видят один дубль (без монтажных склеек) продолжительностью более 10 минут.
    • Во время премьеры на Каннском фестивале на билетах были сделаны специальные красные наклейки, предупреждающие, что публику ждет что-то по-настоящему жуткое.
    • Пауль произносит фразу «мы ещё не достигли даже стандартной длины полнометражного фильма» ровно на 90-ой минуте картины.
    • Ульрих Мюэ и Сюзанна Лотар, играющие супругов в «Забавных играх», были женаты и в реальной жизни.
    • По словам Михаэля Ханеке сначала он планировал написать небольшое эссе о насилии в СМИ, а затем эта идея подтолкнула его к созданию полнометражного фильма.
    • еще 2 факта
    Трейлер 01:08

    файл добавилAnya

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.0/10
    Фильм «Странные игры» уже немолодого (55-летнего) австрийского режиссёра Михаэля Ханеке, который неожиданно заявил о себе лишь в 90-е годы («Седьмой континент», «Видео Бенни» и вышеназванная лента), был выпущен под названием «Забавные игры» на российский экран фирмой «Кармен» в пакете арт-хаусных картин (раньше мы сказали бы — «трудных» или киноклубовских) вслед за «Фейерверком» японца Такэси Китано. Оба произведения жестоки и способны смутить тех, кто негодует по поводу насилия на экране, которое якобы выплёскивается уже за его пределы и настигает нас в реальной жизни. Мы привыкли всё ставить с ног на голову — и винить в жестокости и безнравственности что или кого угодно (кино, телевидение, видео, общество, правительство, институты власти, отдельные группы населения, соседа и любого ближнего своего), но только не самого себя! (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 33 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Это один из таких фильмов, после которых возникает непреодолимое желание окунуться в съемочный процесс фильма. Быть причастным к его творению. Увидеть собственными глазами как же все происходило на самом деле. И убедиться самому, что не все так страшно и безысходно как показано стороннему наблюдателю.

    Фильм, безусловно, сильный. Эмоций от просмотра много, даже не смотря на то, что кино не самое динамичное. Не причисляю себя к любителям садизма на экране и в жизни (тот же Снафф 102 и до середины досмотреть не смог), но кино мне очень понравилось. Не стоит забывать, что снято оно было не каким-нибудь Уве Боллом, а признанным во всем мире гением Михаэлем Ханеке. И такие вещи, как обращение одного из маньков-игроков к зрителю, с одной стороны кого-то и напрягают, но лично меня заставляют очнуться от трагедии, разыгрывающейся на экране и начать воспринимать картину немного иначе, спокойнее что ли. Момент с пультом, так часто ругаемый людьми, просто шикарен! Такого умного хода в поддержание истории о садизме и жестокости я давно не видел. Ханеке хотел снять кино о человеческой жестокости и слабости (во всех ее проявлениях) и он его снял. Снял гениально, снял на совесть, снял кино с таким страшно сладким послевкусием, что мурашки по коже.

    Забавные игры в не самом забавном кино.

    8 из 10

    23 июля 2012 | 05:26

    Нет, «Забавные игры» Михаэля Ханеке — это не триллер и не драма, жанровые рамки вряд ли могут дать представление об этой картине. Этот фильм как явление, как сложный процесс проходит свою эволюцию. Лента начинает движение от ледяного ужаса безысходности, невидимой стеной внезапно вставшей между приветливым внешним миром и замкнутым пространством собственного дома, где семья из трех человек оказывается наедине с двумя подонками, явно не в первый раз практикующих издевательства и садизм. Но движение продолжается, и траектория фильма уходит далеко за пределы проблемы насилия на больших и малых экранах (хотя именно это и было отправной точкой в работе режиссера).

    В «играх» кинематограф перестает быть отстраненным — один из двух злодеев управляет реальностью с помощью телевизионного пульта, отматывая события назад или нажимая на кнопку паузы. Таким образом, кино вообще выводится из категории чего-то специально созидаемого и переходит в некоторое особое состояние, при котором исчезает граница между краями кинопленки и повседневной жизнью. Достижение высшего понимания искусства и есть результат рефлексии, когда само искусство перестает нуждаться в обосновании своего существования, поскольку уже не воспринимается и не может быть отделимым от других явлений реального мира. Рассуждения двух маньяков о параллельной реальности ведут к парадоксальному, казалось бы, заключению: кино является и наблюдаемым, и неуловимым одновременно. Такой парадокс наполняет это явление почти религиозным смыслом, когда нечто всепроникающее и всеобъемлющее, а значит и видимое во всём, тем не менее, остается за пределами рационального объяснения, одновременно являясь конечной целью всех поклонений, ритуалов, а порой и жертвоприношений, тех, кто верует в своё божество. И чем ближе чудовищные игры к финалу, тем всё отчётливее проявляется эта аналогия, ведь несчастные пленники уже не властны ни в чем, когда стали частью кем-то написанного сценария к фильму, отдельные куски которого всегда можно перемонтировать или переснять так, чтобы получился заранее продуманный сюжет.

    «Забавные игры», вышедшие на экраны в 1997 году, можно считать своеобразным подведением итогов векового пути кинематографа. И трудно после заключительных титров не подправить приписываемое Шекспиру высказывание: «Весь мир — кино, в нём женщины, мужчины — все актеры».

    10 из 10

    10 июля 2014 | 00:54

    Жёсткий фильм. Снят очень реально. Становится страшно от безысходности. И от того, что накапливаемая злость так и не находит никакого выхода.

    Кино о двух молодых людях, которые с шутками-прибаутками убивают целые семьи в их собственных домах в красивом пригороде Австрии. Эти двое почему-то напомнили мне Бартолби и Локки из фильма «Догма», в эпизоде, где они заявляются в корпорацию «Золотой теленок Муви», чтобы вырезать всех акционеров сего предприятия за их грехи и главное за то, что они создали кумира. Но там хоть более-менее дают объяснения, за что они всех убили. А в «Забавных играх» нет.

    Нет никакого малейшего объяснения. Только на вопрос, зачем они это делают, они отвечают вопросом на вопрос: «А почему нет?». Хоть фильм и 97 года, смотрится современно. Меня этот фильм научил только одному, держать незнакомых, даже самых с виду приличных и милых людей на безопасном расстоянии и под контролем. А если что, сразу принимать меры.

    P.S. из моих ощущений, режиссер словно специально одел худого парня в короткие шорты, чтобы его худые коленки ужасно раздражали и контрастировали на фоне его жестокости и «силы».

    10 февраля 2009 | 17:41

    Эта лента иногда может приводиться в контексте аргументов против насилия в кино или на телевидении. Но картина Михаэля Ханеке, использующая, в общем-то, типичный сюжет о жутких «гостях», которые потревожили покой почти идеальной европейской семьи, отнюдь не очередная абстрактная анти-агитка о вреде масс-медиа.

    Этот фильм, наверное, можно лучше понять, если следовать своим спонтанным реакциям на то, что происходит в загородном домике у озера и вокруг него. И если понять, чем раздражает зрителя, и какие мысли по поводу реакций главных героев вызывает сложившаяся ситуация.

    События «Забавных игр» — как раз один из случаев взрыва повседневности, когда ожидания и повседневная рутина человека вдруг оказываются недействительными, и не оправдываются «на практике», когда милые и интеллигентные с виду молодые люди превращаются в убийц, а например, начальная сцена встречи с предыдущими жертвами — соседями Анны и Георга — потом пересматривается и переоценивается. Вторгшиеся не хотят того, что обычно хотят грабители и насильники — им не нужны деньги или секс. Сам процесс убийства и предшествующего доведения жертвы до невменяемого состояния, «забавные игры» интереснее, чем результат, что, конечно, иррационально.

    Само это лишь часть провокации, которой и есть данный фильм. Он провокативен, и этого не скрывает сам режиссер, проговариваясь через своих отрицательных героев, которые прямо смотрят в камеру, и спрашивают самого зрителя об оценке ситуации и ее перспектив, игнорируя один из законов кино, «четвертую стену». А развязка с пультом и финал с философскими «телегами» о реальности и вымысле также есть одним из ключей к пониманию всей ленты. «Забавные игры» напоминают фильм, непонятно как снятый «в реальных условиях», когда остается дивиться, а как это члены семьи и их «гости» не реагировали (или редко делали это) на того, кто снимает, и кто это был.

    Разрушая повседневный уклад изображенной в фильме семьи, режиссер спрашивает зрителя, а что он сам станет делать, оказавшись в такой ситуации шока, в которой персонажи ничего не говорят длительное время, а потом сушат телефон феном. Очень легко в удобном кресле комментировать «ужасные» новости о насилии и фильмы — триллеры, боевики и ужастики. Но что ты будешь делать, когда сам экран может быть (или будет) залит кровью? Когда реальность твоих повседневных действий окажется под угрозой, и под угрозой окажется само твое существование?

    Кино и его творцы, как и создатели разных реалити-шоу, да вообще творцы любой интерпретации (и мы с вами тоже) словно меняют реальность человеческих взаимодействий, придавая ей некие правила, законы, по которым должна развиваться «кинематографическая» или иная придуманная ситуация. Впрочем, это свойство не только СМИ, но и любого творения, которое создает человек — книги, картины, фильма, программы новостей, социологического исследования. Когда мы создаем какой-то текст, мы переписываем, и совершаем насилие над реальностью, подстраивая ее под свои убеждения, под некие правила, которые мы видим в масс-медиа, или в общении с другими людьми, такими же, какими есть мы сами.

    Человек создает вокруг себя мир, в рамках которого существует, давая всему вокруг понятные и простые ярлыки, понимая окружающий мир сквозь призму своего или заимствованного опыта. Таким образом, реальность человеческих взаимодействий интерсубъективна и структуризована, и вырабатывается искусственно, рядом с природой, тем, что развивается независимо от человеческого вмешательства. Люди создают правила и представления, которым сами следуют. И режиссеру «Забавных игр» интересно скорее заставить зрителя осознать себя, и те ожидания, которым он следует, и которые могут быть разрушены совершенно иррациональной угрозой даже не откуда-то извне, а из самой середины наших представлений, которые могут обернуться на свою противоположность.

    3 января 2013 | 20:29

    Картина тяжелая. Просмотр оставил у меня в душе одно чувство — чувство безысходности. На месте семьи, терзаемой в течение полутора часов экранного времени больными психопатами, в принципе может оказаться любая семья. И первый вопрос, который себе задаешь — «А нужно ли снимать и смотреть такие фильмы, ведь ничего, кроме отрицательных эмоций, не получаешь?»

    Однако, дальнейшие размышления привели меня к другим выводам. Попробуйте заменить актера, играющего отца, на Шварцнегера или Лунгренда, и все, сюжет развалится. Ведь два сопляка, вряд ли справятся с человеком, владеющим искусствами единоборств, либо просто сильным человеком. Отсюда вывод — этот фильм поучителен и очень полезен для будущих мам, которые выбирают себе пару в жизни. Выйдите ли вы за муж «по любви», «по расчету» или за человека, который сможет защитить ваших детей в любой ситуации? Картина дает повод к размышлению. Полагаю даже, что ее нужно демонстрировать старшеклассникам, вместе с «Реквиемом по мечте» (реж. Д. Аронофски), как учебное пособие по подготовке к жизни в современном мире.

    Оценка 7 из 10

    7 января 2010 | 10:13

    Давно уже в моей душе борются две любови. Михаэль Ханеке и Кристоф Оноре. Абсолютно разные, но оба гениальные. Ханеке, правда чуточку гениальнее, но не такой душевный. Его фильмы вообще душевными назвать язык не поворачивается. Потрясающий сценарист и режиссер, человек, имеющий на все свое оригинальное жесткое мнение. Кино Ханеке для сугубо подготовленного зрителя. Австрийский моралист не терпит плоских и однозначных подходов, снимает редко, но уж если это происходит, можно быть уверенным, нас ожидает очередная порция жестокой правды об окружающем мире. Михаэль Ханеке не приемлет политической проституции, за что его изгнали из Австрии. Переехав во Францию, прославленный постановщик и здесь не удержался, чтобы не ударить по яицам новую родину в фильме «Скрытое».

    «Забавные игры» — фактически начало фантастической карьеры Ханеке. Фильм, брызжащий ядом и желчью в адрес американского кинематографа, общества потребления и социальной системы, воспитывающих все новых и новых дегенератов. Можно сказать, что Ханеке пытался экстрагировать истинное Зло, и продемонстрировать его как можно более отстраненнее. Холодными мазками, используя за основу американские трэш-хорроры о маньяках, он ударяется в карикатуру, непостижимым образом создавая по-настоящему страшное зрелище. Ведь убивают так, с отсутствием эмоций и завидным энтузиазмом.

    Маленькая немецкая семья приезжает на отдых в загородный дом, встречает двух обалдуев, которые берут их в заложники и предлагают дожить им до утра. Забавные игры начинаются. Для среднего зрителя здесь найдется сюжетная канва, когда героиня бежит, усталая и истерзанная, а злые маньяки несутся за ней с ножом. И ноги здесь подворачивают, и крови много, но «Забавные игры» — не ужастик на заданную тему, это нечто большее. В роли мамы, папы и сына — буржуазное общество, благополучное и равнодушное ко всяким проявлениям жизни. Актеров словно специально подбирали по критерию как можно более скучное лицо, что не нашло отражение в американском римейке, снятым также Ханеке, где в роли матери вполне симпатичная Наоми Уотс. Но видимо Михаэль не хотел перегревать сознание американцев излишней смысловой замороченностью.

    В роли маньяков — придурковатые юнцы, насмотревшиеся американских сериалов вроде Бивиса и Батхеда, да они даже называют друг друга также, и так же дебильно хохочут. В этом месте приемы Ханеке нахлестываются на приемы и основные темы творчества другой австрийской интеллектуальной звезды — лаурета Нобелевской премии по литературе Эльфриды Елинек, с которой позже Ханеке сработался над абсолютно гениальным фильмом «Пианистка». В своих книгах «Михаэль», «Мы пестрые бабочки, детка!» и многих других Елинек теми же приемами, абсурдистским насилием, демонстрирует, как телевидение убивает человека, корежит и насилует его сознание, превращая нас в рабов и подстегивая фашистские настроения. Именно эту кинемотаграфичность и демонтирует режиссер, отматывая пленку назад, когда героиня Сюзанны Лотар убивает одного из бандитов. Уж если режиссер «на стороне» зла, то бежать уже некуда, однако по законам жанра жертвы бегут, спасаются и принимают все условия забавных игр, кои не такие уж и страшные.

    Опровергая все законы жанра, Ханеке истребляет жертв по считалке. Бесбашенный и одновременно лишенный динамичного действия, «Забавные игры» постулируют, что насилие неизбежно, что Бивис и Батхед проникают в сознание людей и творят исподволь страшные дела, что спасение — вещь эфемерная… По-настоящему злой фильм от главного мизантропа современности. Рискнув раскрыть природу зла, Михаэль Ханеке кажется подобрался очень близко, правда спустя десять лет коммерционный ажиотаж настиг и его. В попытке обрести популярность в США, на дегенаритзм которого Ханеке намекает в Забавных играх», он переснимает свой фильм, но успех, по сравнению с голливудскими аналогами, не имеет.

    10 из 10

    28 июня 2010 | 23:07

    Какие только негативные черты человеческой натуры ни пытался изобразить кинематограф! Мастеров ужасов не всегда интересовали лишь зомби, оборотни и призраки. Большинство из них принялось искать этот ужас в самом реальном обитателе планеты Земля — в «человеке разумном». И оказалось, что материала предостаточно. Есть что смаковать, есть над чем глумиться. И на экран стали вылезать маньяки, психопаты, убийцы. Жанр ужасов переместился из домов с привидениями и кладбищ, тишину которых нарушали громкие выкрики режиссёров жанра, — на дороги, по которым бродили «попутчики», на фермы со странными местными жителями, которые только и мечтают, как бы поиздеваться над непрошеными гостями…

    Но вот идея проникла в святую святых человеческого бытия — в собственное жилище. Вместе с идеей туда проникли всякие отморозки, которым доставляло неописуемое удовольствие глумиться над жертвами в их обители. В «Забавных играх» мы видим именно такое глумление. Оно пустое, немотивированное, да и «отморозки» на вид кажутся не столь уж отмороженными. Просто «весёлые» мальчишки в шортиках, решившие своеобразным способом развлечься. Они затеяли игру, которую не продумали хорошенько, и эта игра кончилась бы иначе, если бы жертвы вовремя распознали всё эту «непродуманность» её сюжета. Уж не знаю, кому эти игры могли показаться забавными: создателям фильма, «несчастной» семье, которой суждено было играть роль жертвы, самим «ведущим» или зрителю, — но если последнее, то к таким зрителям меня относить уж точно не следует.

    Всё «происходящее» на экране заставляло зевать, иногда хохотать, но никак не переживать уж тем более — плакать. Спрашивается: кому нужны были эти детские игры, да и зачем? Вспомним игры «Пилы»: там глубокая философия, там рациональное зерно, там всё захватывает, там всё интригует. Что мы видим здесь, в этих «забавных» играх? Что в них может позабавить? Только непонятный и непроходимый идиотизм отца семейства, у которого была сотня возможностей просто стянуть с подонков шорты и надрать им зад. Вместо этого он просто как бы со стороны наблюдает за «происходящим», словно он сам заказал весь этот глупый концерт. Заказал — и сам недосмотрел.

    Любителям «забавных игр», иногда устраиваемых маньяками для своих жертв, не советую тратить драгоценное время на просмотр этой тягомотины.

    13 января 2016 | 04:18

    Не полюбить данную картину для меня оказалось невозможным.

    Я получала удовольствие с каждым кадром, наслаждение с каждой секундой.

    Так восхитительно вместить в 108 минут сарказм, «вежливость», издевательства, безысходность, ужас и реалистичность — дар.

    Я пишу рецензию и внутри меня всё кипит, впервые посмотрела этот фильм года полтора назад, но пересматривала не раз в дальнейшем.

    Это не стандартный фильм-развлечение с кровищей, тупыми диалогами, крутыми спецэффектами, сексом и проч. для того, чтобы занять себе вечер (хотя такие я очень люблю).

    Эта картина раскрывает сущность насилия. Она стебётся над нами. Над каждым из нас. Ведь как ловко двое парниш со всем справляются! У них сценарий проработан до мелочей, они просто играют и правила никто не смеет нарушать. «Вы хотели так? А мы так не хотим. Будет вооот так вот.»

    Арно Фриш сразу же своим игривым, наглым взглядом устанавливает данному фильму очень высокую планку. Игра шикарная и безупречная.

    Вообще, актёрская игра здесь просто идеальная, на мой взгляд. Характер каждого персонажа раскрыт в полной мере.

    Как я уже писала, кровь здесь вы практически не увидите. Здесь специально всё снято так, что хочется заглянуть, повернуть камеру в сторону происходящего, над нами, опять же, издеваются и не дают рассмотреть. С нами играют.

    В какой-то момент становится действительно жутко, ведь такое может произойти с каждой семьёй..

    Я бы не меняла здесь ничего: диалоги, ракурсы, внешность героев, заигрывание со зрителем, сценарий и все повороты событий, концовка. Мурашки и восторг.

    Безусловно, оригинал есть оригинал. Мне не совсем понятно, для чего Михаэль Ханеке снял вторую, почти идентичную картину (более смазливый актёрский состав, небольшие различия в диалогах, влияние США и т. д), но, наверное, на то были причины. Для меня же лучшей является эта версия.

    Это кино явно не для всех, а только для тех, кто ищет что-то оригинальное, интересное, дерзкое, смелое. На любителя, я бы сказала, кем я и являюсь.

    Эти забавные игры мне пришлись по вкусу.

    10 из 10

    13 ноября 2013 | 14:37

    Обычная семья — мать, сын и отец семейства едут в свой загородный дом, чтобы попросту приятно провести время. По приезду, каждый занимается своими делами. Анна (Сюзанна Лотар) приводит дом в порядок, Джордж (Ульрих Мюэ) и Джорджи (Штефан Клапчински) занимаются лодкой. На заднем дворе громко лает собака. День не подразумевает никаких неожиданностей. Семья просто выехала на отдых. Ничего плохого в этом нет.

    Не успевает Анна разложить купленные запасы продуктов, как раздается стук в дверь. «Кто там?» и на пороге перед нами Петер (Франк Гиринг). Юноша в жутко коротких белых шортах и белоснежных перчатках для гольфа. Его улыбка обезоруживает, и, Анна, конечно же готова дать ему пару яиц, которых якобы не хватает его тётушке, чтобы испечь наивкуснейший пирог. По трагической случайности они падают у него из рук. Пока Анна идет за новыми, ее телефон чудом оказывается в раковине, наполненной водой. Не очень хороший день, ну что делать. Парень удаляется, но не проходит и минуты, как повторный стук снова заставляет нас открыть дверь. Здравствуйте. В армии прибыло — теперь их двое.

    Второй «гольфист» (Арно Фриш), представляется Паулем, улыбается и просит прощения за своего неуклюжего товарища. Неожиданно, без всякой мотивации, он одалживает клюшку для гольфа. Он хочет лишь опробовать ее во дворе. В доме начинает собираться вся семья, приходит Джордж и малыш Джорджи, которые заводили лодку. Становится подозрительно тихо. Даже собака неожиданно замолкает. Атмосфера начинает накаляться. Анна уже не скрывает своего недовольства поведением ребят, вскоре и Джордж понимает, что они намеренно выводят их из себя. Но не успев ничего предпринять, он получает удар клюшкой под колено от вернувшегося Пауля. Молодые изверги в принудительном порядке заключают с Фарберами пари, что уже к утру их не будет в живых.

    Начинается игра. Игра в насилие.

    Теперь, до этого не знавшая бед семья, вынуждена следовать правилам двух социопатов, которые с театрализованной жестокостью играют на чувствах и выносливости людей, подвергая их всякого рода стрессовым безвыходным ситуациям.

    Названия игр не внушают страха. Но суть этих игр изменена настолько, что обычная безобидная забава приобретает характер шокирующего психику действа. Постановка «игр» на высоте. Даже решение, кого убивать следующим, доверено обычной детской считалке.

    Наблюдая за происходящим, даже не можешь представить, что что-то в их «игре» может пойти не так. Сценарий событий этой ночи продуман до мелочей и, по-видимому, не раз уже проверен. Исход «игры» уже решен заранее. Играя, параллельно расправляясь с членами семьи, маньяки периодически ведут беседы «о высоком», что смотрится очень дико. Их нисколько не тревожит чувство вины от происходящего.

    Когда «Забавные игры» были представлены в Каннах, билеты были со специальной пометкой, что публика увидит на экране нечто шокирующее. Во время просмотра, многие, например, Вим Вендерс покидали зал. В действительности же, зритель вовлекается в сценарий идеальных убийств. Например, один из садистов подмигивает в камеру и спрашивает, «Хотите поспорить, что эта семья будет мертва к завтра к 9 утра?» Режиссер играет со зрителем. Он акцентирует внимание на страдании жертвы, не давая зрителю понять мотивации преступников.

    Что касается своеобразного взгляда режиссера на насилие. Он никогда не показывает завершенный образ злодея. Он привык эпатировать зрителей, при этом на экране нет непосредственной визуализации актов насилия. Он презентует насилие так, что зрителю отказано в визуальном подходе к нему.

    Ханеке пользуется репутацией самого жестокого режиссера Европы. Не из-за поднимаемой им темы насилия. Он просто развенчивает иллюзию благополучного общества. Он позволяет взглянуть на наше общество «без мишуры». Он позволяет взглянуть на наше общество «без цензуры». И уже выбор каждого — видеть это или закрыть глаза.

    «Забавные игры» — один из фильмов, которые ярко показывают, что наше общество не идеально, что и среди нас встречаются такие вот маньяки, которым доставляет огромное удовольствие причинять боль людям. Они живут среди нас и никто не может быть застрахован от них. Быть может, завтра они постучатся в ваш дом и попросят одолжить пару яиц для пирога.


    10 из 10

    12 февраля 2010 | 23:44

    Дом у озера, зеленый двор, полупрозрачная дверь. Тук-тук. Кто там? Старые друзья: ультранасилие, садизм, мертвая мораль. Заводите апельсины, начинаем. Убитая собака — сродни мертвой кошке из первых кадров «Короткого фильма об убийстве». Дорожное начало — сродни завязке в «Соломенных псах» Сэма Пекинпы. Интеллигентная семья, классическая музыка, планы на небольшой отпуск среди лугов и озёр, который будет омрачен, хотя точнее сказать — обагрен. Но фильм с Хоффманом делал настоящий ковбой, веривший в мужественность, самообладание и внутренний стержень. «Забавные игры» были сняты бескомпромиссным европейским гуманистом, верящим в очищение через страдание. Зритель почувствует разницу уже на самых первых минутах — необъяснимая боль в глазах и стук в ушах. Это ханекевские психологические иглы, постарайтесь не обращать внимания.

    Хотя, по началу, не обращать внимания на манипулятивные действия режиссера со зрителем очень несложно — на то они и манипулятивные. До того как власть возьмут неприкрытые творческие издевательства, править бал будет великолепно действенные художественные детали немецкого режиссера. Острый нож. Разбитые в склизкую жижу сырые яйца. Главная героиня равномерно отрезает куски темно-красной говядины. Утрированная хэви-метал песня. Зритель успеет почувствовать, но не успеет понять умом, от чего у него возникает инстинктивное отторжение бытовых сцен в антураже солнечной Австрии. Когда насилие будет «высказано вслух», станет легче, но не надолго. Главная леденящая душу особенность фильма в том, что психологическая жуть не получает эмоционального или физического выплеска и не принимает характер резни, а лишь бережно аккумулируется прямиком в фэйд-аут финальных титров. Зритель многого не понимает в местной системе координат и от этого испытывает вполне объяснимый страх.

    А ведь главный ключ от большинства загадок и странностей «Забавных игр» кроется в несложном определении «фильм-гипербола». Утрированная жестокость наполняет это кино из-за того, что это картина о физическом насилии от человека, который, по его же собственным словам, очень боится физического насилия. Все мы знаем какие у страха глаза, поэтому здесь жестокость одних и беспомощность других принимает характер крайности. Эта самая тотальная гипербола и работает на то, что делает «Забавные игры» «фильмом-высказыванием». Сначала Михаэль Ханеке хотел просто написать эссе на тему насилия в СМИ, а в итоге снял «Игры»: по публицистической силе просто разрушительные и с форматом «эссе» в этом плане несравнимые, даже несмотря на выдающийся ум и умение складно излагать мысли. И в культурологическом и психологическом планах, «Забавные игры» — бездонный колодец, из которого, тем не менее, можно вытащить несколько главных мыслей о насилии в медиа и искусстве, благо, поясняющую статью Ханеке все-таки написал. Одна из самых интересных мыслей этой работы в том, что массового зрителя экранная жестокость может привлечь лишь при трех условиях: отдаленность от реальной зрительской жизни, иллюзия справедливости насилия или ироничная подача. Хотя для того, чтобы схема работала хватает лишь соблюдения одного, на ум сразу приходят эталонные образцы киношной жестокости, содержащие все три. Боксер Бутч рубит извращенца Зеда самурайским мечом — комичная, далекая от жизненных ситуаций сцена, где торжествует справедливость. В итоге: абсолютное комбо и один из самых стильных моментов кровопролития в истории кино.

    Но мы сейчас все-таки не о Тарантино. Дело в том, что «Забавные игры» — тоже подобного рода комбинация, но выполненная с точностью до наоборот: это сравнительно приближенное к жизни и абсолютно серьезное кино о максимально несправедливой и необоснованной жестокости. Единственный ответ зла на вопрос «Зачем?» это «Warum nicht?», что, вполне логично, конечно, но есть нюансы. В результате — полное отторжение увиденного организмом зрителя и отсутствие даже инстинктивного удовольствия. «Игры» — один из самых психологически невыносимых фильмов из когда-либо снятых — сделан нарочито жестоким, чтобы показать неприемлемость эстетизации экранного насилия. Уж где-где, а в этом случае получить удовольствие от происходящего практически невозможно. После того, как издевательства поданы столь непривлекательным образом, условно склонная к насилию молодежь скорее будет рыдать кровавыми слезами, чем тут же захочет кого-нибудь унизить. И эта отвратительность физического доминирования делает «Игры» единственным в своем роде фильмом. Ведь, по большому счету, в треклятом динамично развивающемся медиамире, игра на первобытных инстинктах давно стала товаром. По Ханеке, здесь нет камня преткновения — латентное насилие буквально во всем. Не зря самая душераздирающая сцена «Забавных игр» спрятана за кадром включенного телевизора — и не с фильмом ужасов на экране, а с обыкновенными автогонками. Безобидными автогонками. Мирными автогонками. Чудовищными, агрессивными автогонками с невыносимым шумом и жуткой гигантоманией. Ханеке — в той же степени искусный психолог, сколь и искусный психиатр.

    Хотя зритель и не любит громкие ярлыки и с носителей таковых спрос тройной, «Забавным играм» невероятно подходит характеристика «фильм-шедевр», учитывая всю холодную отстраненность этого слова. Здесь есть идеальная выверенность кинокомпонентов, обусловленная немецко-австрийской педантичностью режиссера, огромный спектр художественных приемов, обусловленный талантом работавших над картиной и, что самое важное, есть оголенный нерв в предсмертной агонии, обусловленный всем вместе. Это то кино, которое может мало кому в здравом уме сердечно полюбиться, но объективно, это произведение настолько художественно чистое (прямо как белые перчатки незваных гостей), что трогать его грязными руками своего восприятия даже как-то совестно. Классик нашего времени Ханеке верит в то, что идиллии в реальной жизни можно достигнуть исключительно с помощью кровопускания в искусстве, а настоящего очищения и полуторачасового катарсиса — только через болезненное иглоукалывание. «Игры» — это кино к зрителю столь беспощадное, что здесь, если добро начинает побеждать зло, у вторых есть кнопка «продолжить с последнего сохранения», в то время как у первых таковой нет. Раскалывается общая зрительская голова, метафорические кошки разрывают душу общества в клочья, а по центральной нервной системе современного искусства проходит болезненный импульс. И все это исключительно радует. Ведь если что-то болит — значит оно еще живо.

    2 мая 2014 | 13:23

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>