всё о любом фильме:

Скафандр и бабочка

Le scaphandre et le papillon
год
страна
слоган«Let your imagination set you free»
режиссерДжулиан Шнабель
сценарийРональд Харвуд, Жан-Доминик Боби
продюсерКэтлин Кеннеди, Джон Килик, Франсуа-Ксавьер Декраен, ...
операторЯнуш Камински
композиторПол Кантелон
художникМишель Эрик, Лоран Отт, Оливье Берио
монтажЖюльетт Вельфлин
жанр драма, биография, ... слова
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
$140 144
DVD в США
зрители
США  697.1 тыс.,    Франция  315.1 тыс.,    Германия  282.3 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG-13 детям до 13 лет просмотр не желателен
время107 мин. / 01:47
Номинации (1):
Жан-Доминик Боби, редактор журнала Elle France, в 1995 году в возрасте 43 лет перенес инсульт, в результате которого он был полностью парализован. Подмигивая оставшимся не парализованным левым глазом, когда сидящий рядом человек называл нужную букву, Жан-Доминик рассказал все о своем внутреннем мире, начиная с психологической пытки из-за того, что ты заперт внутри собственного тела, и заканчивая воображаемыми историями о мирах, которые он посещал лишь в своих мечтах.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
94%
154 + 10 = 164
8.2
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • От роли Жана-Доминика Боби отказался Джонни Депп, сославшись на недостаточно хороший французский.
    Трейлер 02:17

    файл добавилMadinaKruykova

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 1006 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Долго готовилась к просмотру этого фильма, морально было тяжело, когда всё же решила посмотреть поняла, что ошибалась. Тяжело конечно было в некоторых моментах, например когда главному герою зашивали глаз, конечно ты не поймёшь до конца не пережив это сам, но если углубиться в эту ситуацию понимаешь, какого ему, ведь он в этот момент всё понимает. Фильм замечательный, не могу выразить словами насколько я его полюбила, прочувствовала его с первого кадра. Он даёт надежду, стимул жить, даже если у нас отнимают наше тело мы всё равно продолжаем жить в своём уме, мечтаем фантазируем то чего не успели сделать, в местах где ещё не были,,, этот фильм учит не отчаиваться. Жан-Доминик Боби рассказал нам свою подлинную историю, имея один глаз, мне сложно представить сколько надо было труда и терпения на это, не только ему, но и людям которые следили за его морганием, чтоб написать для нас эту книгу, я очень благодарна им за эту идею, которой они осчастливили миллионов…

    Всегда очень рада, когда кто-то из знакомых посмотрел это кино…

    30 июля 2015 | 05:59

    Будучи физически здоровыми людьми, мы редко задумываемся о завтрашнем дне. Мы ссоримся и обижаем близких и дорогих нам людей, думая, что попросим прощения завтра (если вообще попросим). Мы даже не представляем, что завтра с нами может случиться непоправимое, и для прощения будет уже поздно. Хотя, с другой стороны, раскаяться и извиниться никогда не поздно!

    Вот такая вот трансформация взглядов происходит у Жана Доминика Боби. Будучи успешным человеком, имея трех детей и любовницу, у него случается инсульт. И тут вся его прежняя жизнь летит к чертям. Надо приспосабливаться жить по новому, волеизъявлять свои чувства по новому, говорить по новому. Чтобы не сломаться в такой ситуации, нужно иметь огромную силу воли и твердый характер.

    Паралич сковывает его тело, он словно замурован в скафандре или в коконе. Он начинает переосмысливать свою жизнь и понимает, что помимо одного глаза у него осталось еще две непарализованных вещи — его воспоминания и воображение. Это помогает ему держаться «на плаву».

    В фильме очень необычная операторская работа, ибо большую часть фильма мы видим происходящее вокруг глазами Жана Доминика. Воплощение этой идеи показалось мне очень интересным. Само повествование в целом выстроено очень грамотно, ибо настоящее перемежается с прошлыми воспоминаниями и нынешними полетами фантазии Жана. С середины фильма дается и общая картина происходящего, не только глазами главного героя. Единственный минус, на мой взгляд, небольшое провисание сюжета в конце фильма, ибо зритель уже подустал. Хронометраж для подобных фильмов должен быть немного короче. В остальном фильм просто превосходен, ибо несмотря на достаточно трагичный сюжет, в нем есть место и для смешных моментов (что называется, и смех и грех), и для самоиронии.

    Главный же посыл фильма можно истолковать так: если вы считаете, что ваша жизнь «дерьмо» (а сейчас многие люди разделяют подобные убеждения), то посмотрите этот фильм, и убедитесь, что вы глубоко заблуждаетесь! Ибо если главный герой, несмотря даже на сложившуюся ситуацию, нашел в себе силы и воплотил в жизнь свою последнюю мечту, то и вы сможете переломить создавшееся положение в свою пользу!

    Жан вырывается из своего скафандра, из своего кокона, теперь он уже новое существо, с новым взглядом на мир. Он свободен, он бабочка!

    10 апреля 2010 | 21:07

    Фильм снят по книге, которую я к сожалению не читал, да и, что греха таить, даже не слышал о такой. Её написал мужчина, переживший инсульт, он её надиктовывал моргая одним глазом, все остальные части тела были парализованы. Он написал о своих душевных переживаниях, терзаниях в клетке своего тела и фантазиях, которые не давали ему до конца отчаяться. Но больше, как мне кажется, жизнь его поддерживалась деятельностью, возможностью занять свою голову чем-то полезным, например, написанием книги, куда он мог выплеснуть всю боль, да и толком выговориться обо всём тоже хотелось неимоверно.

    Главный вопрос, который зритель задаёт себе после, да и во время фильма — стоит ли спасть человека, оставляя его полным овощем и сам герой задаёт безмолвный вопрос — жизнь ли это? Я думаю нет, но это моё мнение и только, всегда есть надежда, любовь родных и близких, вера в Бога, не нужно сдаваться, это всё так, но мы забываем о чувствах самого человека, я себя поставил на его место и такая жизнь больше похожа на издевательство. Да, он написал книгу, все потом читали, удивлялись — Как? Одним веком??, кому понравилось, кто был вынужден притвориться, так как не полная скотина, всё таки инвалид писал книгу, а у большинства было просто праздное любопытство, мне кажется это весьма унизительно, да и совсем личное, как-будто читаешь дневник мертвеца. Человеко любы скажут — он же чувствовал, он всё ещё человек, но в первую очередь он мужчина, который не может обнять своих детей, которые при виде своего отца плачут, он вызывает жалость и только, это не жизнь, это пытка.

    Но надо отдать должное, фильм всё же пропитан более положительной атмосферой. Он смог победить себя, он стал выше эмоций, а главное он принял себя таким, какой он стал. Иногда он даже мог пошутить и посмеяться, здоровая самоирония — один из признаков сильного человека. Я понимаю, что не желание жить, это эгоистично, по отношению к родным, да и к нам, к людям, которых он даже не знал, это хороший урок жизни для каждого, кто узнавал о его судьбе, поэтому хочется сказать ему большое спасибо за те муки, которые он пережил.

    Фильм надо смотреть, вы увидите храброго человека, который жил не смотря ни на что. Я бы так точно не смог.

    Приятного просмотра!!!

    26 ноября 2013 | 16:22

    Как говорится, все жанры хороши, кроме скучного.

    «Новаторский» подход оператора изображать окружающую действительность через мутную пелену взгляда и мигалки полуслепого паралитика вызывает сочувствие не к больному герою, а — к зрителям, которым приходится терпеть это безобразие.

    Внешние события жизни «До» не отличаются оригинальностью и воспринимаются обычной хроникой обычного человека, наблюдая за которой, не покидает ощущение: а к чему, собственно?

    Внутренняя жизнь героя «После», наводящая на грустные размышления о банальном отсутствии этой самой внутренней жизни, заполнена лишь рефлексиями на внешние раздражители. Вопрос тот же: а к чему, собственно?

    Мысль о скафандре не блещет откровением, а бабочка наверное вообще улетела в другое кино…

    3 из 10

    1 июня 2011 | 11:01

    «Иногда мне кажется, что я слышу удары своего сердца, но все равно я убеждаю себя, что это — крылья бабочки…»
    Жан-Доминик Боби


    Фильм, балансирующий на тонкой грани гениальности по причине передачи состояния главного героя, наиболее близкой к объективности, не прибегающей к шаблонным попыткам вызвать жалость, приукрасить повествование или поставить целью развлечь зрителя. Если вы готовы почувствовать этот фильм каждой клеточкой тела, погрузиться в него, оставив стремление к тому, чтобы не более, чем развлечься, то эта картина — для вас.

    Новизны и оригинальности придает факт того, каким способом акцентировано внимание зрителя на происходящем: не с помощью диалогов или мимики, а через визуальность, диктуемую фильмом. Первая половина картины показывает происходящее глазами героя, самостоятельной частицей бросая зрителя в богатый внутренний мир некогда успешного Жан-Доминика Боби, оставшегося парализованным после перенесенного инсульта.

    Взглянуть на мир его глазами — это прикоснуться к неведомой тайне того, когда собственное тело, доселе знакомое, послушное и привычное, более не принадлежит тебе, становясь чужим. Руки, ноги, даже лицо теперь нелепое, но обязательное дополнение тебя настоящего, который, оказывается, сосредоточен где-то глубоко внутри этого пугающе-бессильного механизма мышц, костей, сухожилий и кровеносных сосудов. Нас тяготит ощущение бессилия, когда едва проснувшись невозможно сжать кулак. Жан-Доминик проснувшись не смог ощутить своего тела вообще — тяжелый скафандр, сделавший узницей красивую живую бабочку, с невероятной быстротой бьющей хрупкими крыльями о его толстые стенки.

    Воспоминания о работе главном редактором модного журнала «Elle», прежней гламурной жизни, полной новых впечатлений и идей, трогательных встречах с любящими отцом, женой и детьми, заботливых друзьях, красавицах-любовницах, улицах древнего Лурда, по которым он, Жан-Доминик, когда-то бродил… Воспоминания о далеком, будто не с ним происходившем, не дающим забыть о прохладе ветра, трепавшего волосы, свежести ночной прохлады, брызгах океана на коже — целый мир. Огромный. Красочный. Сложный. Теперь этот мир — в нем, его мыслях и чувствах. Сны, мечты и воспоминания — это все, что осталось Жан-Доминику. И это все — безгранично.

    Шаг за шагом, аккуратно нас подводят к моменту, подобному взгляду в зеркало после длительного отсутствия. Увидев окружающего глазами главного героя, нам предстоит увидеть его самого теперь уже с позиции окружающего, как внешние сторонние наблюдатели. Прикоснувшись к ощущениям и переживаниям Боби, настает время узнать впечатления окружающих его людей: от любящей семьи до медицинского персонала, изо дня в день ведущего кропотливую работу в палате Жан-Доминика. Стены палаты увешаны фотографиями из его прежней жизни — отголоски эха отзвучавшей музыки. Зачем они? Он и без того помнит. Они с ним. Они в нем.

    А окружающий мир такой красивый, яркий, манящий… Тепло солнца, безудержно влекущее к себе, буйство красок, ветерок, шевелящий траву — все, чтобы заставить тосковать. По ним, по свободе, по несбывшемуся. Но, не имея возможности прикоснуться к окружающему его миру, Жан-Доминик более не нуждается в нем. Простор океана, видный с террасы, куда привозят в инвалидном кресле Боби, становится не в пример меньше, скуднее, ненужнее мира внутреннего. Это подобно празднованию Дня Отца, никогда не отмечавшегося до трагедии, но теперь ставшего лишним, неуместным, фальшивым. При этом Боби не теряет связи с миром вне его, создавая книгу, которой трудно подобрать аналог. И не это ли лучшее доказательство любви к жизни, выраженное диалогом двух огромных миров: внутри человека и вне его.

    Матье Альмарик, исполнивший роль Жан-Доминика Боби, блестяще справился с непростой задачей сыграть полностью парализованного человека, но при этом полного стремлений, чувств и любви к жизни. Здесь возможно лишь два противоположных итога: либо невыразительность героя, а значит провал задачи, либо актерская игра, по-праву заслужившая название Гениальной. Матье Альмарик справился великолепно, показав Боби прежнего, и Боби нынешнего, сумев с поразительной проницательностью и точностью ухватить, пронеся через пропасть, лежащую между ними, характер героя, его качества: насмешливость, гламурность, лукавость, адаптировав их согласно обстоятельствам.

    «Скафандр и бабочка» надолго останется со зрителем из-за сильного погружения в него, четкой проекции ощущений на себя. Удивительна реакция, когда просмотр окончен, и ты вдруг оказываешься снова в жизни. Своей жизни. Ведь это страшно — в расцвете сил, на пике карьеры, когда тебе удалось все задуманное, а мечты только начали исполняться оказаться выброшенным из жизни, запертым в собственном теле…

    Цените каждый прожитый день, каждый взгляд, слово, жест, вдох и каждый удар сердца. Бабочек вам. Живых, настоящих, свободных. Которые никогда не станут пленницами.

    Великолепно — 10 из 10

    7 апреля 2008 | 20:41

    Интересно, что так сильно околдовало подавляющее большинство зрителей в этом фильме? Что за мара, что за массовая… не сказать истерия, но пусть однобокая шизофрения, будто кто распылил психотропное вещество, иначе не понять, что могло исторгнуть из постморалинового жителя XXI века столько сентиментальности, чувств, слёз и самое забавное — такое чудовищное количество самоанализа! Воистину поражает! Ну ладно женщины, им простительно, они таковы от природы и это хорошо, но ведь, сколько мужчин подверглось этой плаксивой сенсомании! Мужики, вы что!?

    Ладно, скинем это на тот факт, что извращения и цинизм порой наскучивают, и хочется чего-то искреннего и рефлексивного. Вот угодил фильм, ко времени подвернулся, наверно сама эпоха, 2007-ой требовал именно чего-нибудь этакого. Устали, устали, устали от спецэффектов, анимации и шаблонов — хотим бабочками стать.

    Наверно не какой-то там талант режиссёра и оператора (об ошибочной переоценке последнего ниже) позволил фильму нагрести столько престижных европейский премий, а именно эта, вдруг-духовная жажда зрителя. Ведь история Боби хороша только в лёгком пересказе, когда где-то, от кого-то услышал, увидел, или прочитал о ней пару слов, как о забавном факте, стоящем в ряду многих других забавных фактов, осаждающих нас отовсюду каждый день. И нам интересно не то, что поведал там этот парализованный человек, а то, как он это поведал. Интересна механика, а не сущность. Однако же вот он — целый фильм!

    И 1:47 — слишком много для этой истории. Даже некоторые из ревнителей этой ленты невольно признавались в том, что процесс местами затянут.

    Какой самый главный минус этой картины? Да, именно операторская работа, точнее решение постановщика избрать такой способ подачи видеоматериала. Режиссёры редко экспериментируют с камерой от первого лица, применяют этот приём осторожно, дозировано, в исключительных случаях и делают это интересно, например, как Джармуш в одной из историй «Кофе и сигареты». Но любой эксперимент рискует быстро исчерпать себя, утомить, наскучить, а поскольку камера первого лица дискомфортна для привычного экранного восприятия, то надоедает незамедлительно, более того — раздражает.

    В таких случаях статичность первого лица разбавляют «наружной» активностью, подвижностью образов, как, например в фильме «Влюблённый Тома». Нет активности — замени её нетривиальными монологами и диалогами, эксцентричными собеседниками. Нет и этого — изобрази красочный внутренний мир. Ничего не было сделано. Но при этом камера добрую часть времени упорно запирала зрителя в свой душный монокль и всё глубже погружала в свою серую обскуру.

    Это просто не честно и даже подло, к тому же совсем не сложно, любой оператор сделает это, сложнее даётся как раз трёхмерность, многофигурность, расстановка камер, чередование различных, желательно неожиданных и замысловатых ракурсов с постоянной переменой фокуса, длительность кадра и многое другое — вот, где проявляет себя оператор. Очень давно, когда только начинали пробовать камеру первого лица — это называли просто «интересным решением», но не в коем случае не «блестящей операторской работой».

    Иллюзию сложности создало само стремление упрятать зрителя в Боби. Собственно то, что так нас пленило. В этом и заключается главный порок фильма — претенциозность, он претендует, он делает себя высоким, актёр очень хорошо играет, у него такая сложная роль, маргинал, не важно какой, здесь пациент — это всегда тяжело, калечность, неординарность, поэтичность — это априори всегда непросто и т. д. Во всём этом таится навязчивая демонстрация своего творческого прилежания (находчивости) и старания усадить и парализовать самого зрителя, дабы он смог прочувствовать на себе эту трагедию тела.

    Причём постановщики настолько усердно это демонстрировали, что скоро приходило ощущение того, будто тебя скомкали и забили, простите, в задницу Доминика, и ты как бы оттуда наблюдаешь за происходящим. Герой Брюса Уиллиса в «Крепком орешке», с трудами продвигаясь по вентиляционному люку, так прокомментировал свои ощущения — «теперь я понимаю, как чувствует себя глист». Вот примерно до такого состояния довело настойчивое желание камеры исчезнуть и оставить тебе только глаз.

    Стирание грани между зрителем и героем, между художником и потребителем, между субъектом и объектом — то, к чему, по мысли искусствоведов и художников-манифестаторов ХХ века, стремилось искусство — чревато концом самому искусству. Если раньше чувствовалась отчуждённость зрителя от произведения, то отныне ощущается обратный репрессивный синдром, заставляющий тебя участвовать, со-участвовать, не со-переживать, а в-переживать. Эта христианская идея «со-», доведённая до логического конца, до метапервого лица, до развоплощения, до 3-D. В этом просматривается старый сморщенный монашеский палец — «почувствуй тоже, что и Другой!», «стань соучастником события!». Здесь проговаривается что-то опасное, смертельное, какой-то лицемерный, фарисейский, моральный, в другом месте аморальный (при такой конвертации оппозиции снимаются) диктат, обратная сторона инквизиции, клерикализма и тоталитаризма. Нам хотят интериоризировать техническим образом структуры и способы восприятия.

    Демократизация границ приводит к нарушению частной собственности, к утрате свободы личности, к отнятию свободы зрителя. Меня лишают вуайеристской потребности, зрительского самочувствия, цельности. Не хочу чувствовать состояние Боби, не хочу быть в его дублёной шкуре, я просто хочу увидеть историю. Верните мне камеру, кинозал, сабвуферы, экран, границу, снующих туда сюда, ёрзающий на сидениях, закрывающих головами самые интересные моменты, громко разговаривающих, верните мне способность наблюдать, решать, перебирать, интерпретировать, быть свидетелем, а не соучастником «преступления». Один скульптор-концептуалист как-то воскликнул — «зритель — вот самый податливый материал!». Не хочу быть податливым, хочу быть главным и сидеть на своём зрительском троне.

    Конечно, перегиб, по этому поводу логичнее наезжать на какого-нибудь Гринуэя с его интерактивными видеодиджейскими шоу в круглых помещениях, но самоуверенный успех «Скафандра» вынуждает отыграться здесь и сейчас. К тому же Гринуэй не опустился бы до такой дешёвой техники.

    Итак, не надо так усердствовать, зубонойно повторять два часа французский алфавит, вы лучше покажите эту пресловутую бабочку. Не смогли, потому как герой отнюдь не порхал. Там была какая-то убогая возня издателя, с тронутыми любовницами, надоевшей женой, с карикатурными детьми, но не слова о тех днях комы, где Боби был не бабочкой в скафандре, а магом в подводном колоколе. Где тот действительно интересный мир из англоязычного варианта книги, когда герой пребывал на границе жизни и смерти? Вот, что нужно было развить и раскрыть, и заставить стробоскопировать. И даже не знаю, как можно переварить эту безвкусную, тягомотную, слащавую поэзию крылатой свободы в стиле «Чайки Ливенгстон» Ричарда Баха, коей нас накормили до упору. Видимо один глаз урезал для Боби не только внешний мир, но и внутренний, или это камера режиссёра всё так урезала?

    Чёрт, как же нас дёшево покупают!

    30 ноября 2010 | 22:08

    Мало кто из нас задумывается, каково это быть парализованным, когда ты становишься «пленником своего тела». Об этом предпочитают молчать, не вспоминать, делать вид, что забыл о том, что это живой человек, а не труп. Более того, это не самая лучшая тема для кино. Однако Джулиан Шнабель буквально помещает нас в тело человека, прикованного к постели. Изумительная работа оператора Януша Камински заставляет представить себя на месте Жан-До.

    Мне кажется, любая болезнь — это шанс исправиться, поменять образ жизни. И исцеление даётся как раз тем, кто сумел изменить себя.

    Но есть люди, которые остаются верными своим жизненным принципам до конца. Таким был Жан-Доминик.

    Этот фильм прекрасная возможность задуматься: не пора ли измениться.

    P.S. Почаще бы такие фильмы показывали на ТВ.

    10 из 10

    17 января 2010 | 11:31

    «Скафандр и бабочка» удивительное кино. В первую очередь своей историей, повествованием и подачей. Но в первую очередь все же историей.

    Из описания к фильму уже достаточно точно можно понять о чем будет фильм. Даже правильней будет сказать, что описание переставляет собой спойлер. Но чтобы немного рассказать о фильме, все же придется малость спойлерить.

    Просто переставить себе сложно, что испытывал главный герой фильма Жан-Доминик Боби находясь в своем «скафандре». Голова кругом. Не дай бог кому-то оказаться в подобной ситуации. Но самое интересное что в такой безвыходной и сложной ситуации Жан-Доминик Боби не просто смог существовать, но и рассказать об этом всему миру, находясь полностью парализованным. Только представьте, что ему стоило высказывать свои мысли с помощью одного не парализованного глаза! Специально для того, чтобы с ним общались врачи в клинике придумали специальный алфавит, в котором буквы располагались по частоте их использования во французском языке. А теперь представьте столько нужно потратить сил, а главное терпения чтобы врач медленно читал буквы в этом специальном порядке, и если это была нужная буква, то Жан-Доминик Боби мигал один раз. Одно мигание означало «да», два мигания — «нет». Я даже представить себе не могу сколько потребовалось сил, нерв и желания чтобы выражать свои эмоции. Но тем не менее, таким способом Жан-Доминик Боби удалось написать целую книгу о своём внутреннем мире и об ощущениях. Правда чертовки не справедливо что он умер спустя всего 10 дней после издания книги.

    К своему стыду, книгу я пока еще не прочитал, но обезательно это сделаю. Автору пожалуй пришлось приложить больше всех усилий к написанию данной книги. Не сказав ни единого слова, Жан-Доминик Боби написал книгу, моргнув при этом 200 000 раз.

    8 из 10

    27 января 2015 | 16:11

    Много положительных отзывов я слышал от людей о фильме французского режиссёра Джулиана Шнабеля «Скафандр и бабочка», но до того, чтобы самому посмотреть, дело дошло только вчера.

    Фильм снят по реальным событиям и повествует о Жане-Доменике Боби — редакторе журнала Elle, который в 1995 году был парализован в результате инсульта. Единственное, что у него продолжало функционировать — это левый глаз. Жена, дети, персонал больницы читали ему алфавит, на нужной букве которого Доминик моргал, посредством чего и общался с окружающими. Мало того, таким образом Боби написал целую книгу о своих ощущениях после того, как тело перестало его слушаться. Эта книга Жана-Доминика и была экранизирована Шнабелем.

    Большая часть фильма показана от первого лица, благодаря чему происходит полнейшее погружение во внутренний мир главного героя. Мы видим происходящее вокруг так же, как это видел Доминик, слышим его мысли, можно даже сказать, что во время просмотра мы — это сам Боби. Никакие новомодные 3-4-5D-технологии не передадут такого эффекта присутствия.

    Обидно, что до сих пор большинство жителей нашей планеты считают инвалидов недолюдьми и не уделяют им должного внимания. Особенно в нашей стране, я очень сомневаюсь что каждому парализованному оказывается хотя бы столько же внимания, сколько в фильме Боби. Инвалиды — это такие же люди, что и каждый из нас, с теми же правами, мыслями, мечтами. Единственное что их отличает, так это то, что они прикованы к креслу. Те два телефониста, зашедшие подключить телефонную трубку в палате Доминика, своими смешками и диалогами как нельзя точно передают отношение обывателей к проблеме. Это же невероятно весело — телефон не умеющему говорить человеку.

    «Скафандр и бабочка» — серьёзный фильм о сильном человеке, который, даже несмотря на свалившуюся на него болезнь, не потерял уверенности в себе, а взял и дописал книгу, пусть даже и таким не простым способом. Возможно, что кому то просмотр покажется тяжёлым, но этот фильм стоит того, чтобы быть просмотренным каждым… хотя бы раз.

    10 из 10

    31 октября 2011 | 21:54

    Скафандр и бабочка.

    Нельзя слышать из скафандра, скафандр — основная метафора фильма. Все остальные образы встроены в почти механическую канву, вытекающую из реалий ухода за больным и попыток этого больного жить. Фильм очень предсказуем. Ситуация очень предсказуема — в версии борьбы за собственную человечность. Не доминирующую, видимо, версию.

    Из скафандра выхода нет. Жизнь успешного журналиста доходит до апогея, когда ему показывают отпечатанную книгу, книгу, которую он наморгал единственным своим глазом, но он уже не может управлять своим зрением. Через несколько дней он умрет, что, впрочем, за рамками фильма. И сам апогей не триумф. Потому что у человечности, которой он достигает, уже истончается физиологическая основа. Важна сама попытка сохранить ее, человечность. Гуманистический посыл — неравная борьба с природой человека и со случайностью жизни и смерти смысл имеет, и этот смысл сильней личной и обязательной смерти. И дело не в том, что реализуется некое сообщение — другим людям — слышать бабочкины крылья, а в том, что собственное свершение, свершение себя человеком — вопреки природе уже есть достижение собственно человеческое, никуда не уходящее, соотносимое с вечностью, хотя бы в рамках человеческого общества. Условна эта вечность, но безусловны ее достижения, потому что выше их нет. А бабочка и ее крылья, образы этой человеческой победы — незаметные и легкие, пока не опустился скафандр, и тогда становящиеся символизацией движения к невозможному, к человеку которого уже не будет, который умирает.

    Амальрик через весь фильм не наигранно живет в двух ипостасях — прежней и искалеченной. Его типаж очень близок к образам этой истории, между богемностью и лузерством, с малым своим актерством, с просто пребыванием на экране.

    Так и его герой просто пребывает в жизни, вторую часть которой он своим усилием доводит до смысла. Пусть этот смысл не обязателен и более всего закрыт сентиментальными картинками, но он есть: трудно быть человеком, а надо, вопреки всему надо.

    10 февраля 2009 | 19:36

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...

    Индекс популярности

    Сиквелы & приквелы

    2 Скафандр и бабочкаLe scaphandre et le papillon2007
    подробнее

    Новости


    Английская студия Working Title запускает в производство проект под названием «Теория всего» (Theory of Everything), в котором речь пойдет об одном из влиятельнейших физиков-теоретиков нашего времени — Стивене Хокинге. На роль Хокинга приглашен Эдди Редмэйн, а в режиссерском кресле обоснуется лауреат «Оскара» за документальный фильм «Канатоходец» Джеймс Марш(...)
     
    все новости

    Интервью


    Постоянный соратник Стивена Спилберга, продюсер Кэтлин Кеннеди отвечала и за стартовавшие в прокате „Приключения Тинтина“. КиноПоиск поговорил с ней о том, как улаживался вопрос прав и почему фильм выходит в США лишь через два месяца... (...)
     
    все интервью
    Кинокасса США $ Россия
    1.Человек-муравейAnt-Man24 909 332
    2.ПикселиPixels24 011 616
    3.МиньоныMinions22 933 960
    4.Девушка без комплексовTrainwreck17 281 950
    5.ЛевшаSouthpaw16 701 294
    24.07 — 26.07подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.ПикселиPixels146 441 426
    2.Человек-муравейAnt-Man111 747 901
    3.МиньоныMinions100 091 872
    4.ВиселицаThe Gallows48 702 428
    5.Бумажные городаPaper Towns28 052 996
    23.07 — 26.07подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители2 023 581743 692
    Деньги505 960 504 руб.194 586 807
    Цена билета250,03 руб.3,12
    23.07 — 26.07подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    240.Совершенный мирA Perfect World8.073
    241.Окно во дворRear Window8.073
    242.ШрекShrek8.072
    243.В диких условияхInto the Wild8.072
    244.ДогвилльDogville8.072
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    46.Тор: РагнарёкThor: Ragnarok92.45%
    47.Красавица и чудовищеBeauty and the Beast92.24%
    48.Пираты Карибского моря: Мертвецы не рассказывают сказкиPirates of the Caribbean: Dead Men Tell No Tales92.14%
    49.Ключи от улицыThe Keys to the Street91.53%
    50.Чёрная ПантераBlack Panther91.30%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    Убрать из друзейUnfriended26
    Как прикреплены крылья к спинам ангеловHow Wings Are Attached to the Backs of Angels1
    ХулиганHellion8
    Терминатор: ГенезисTerminator Genisys281
    МиньоныMinions49
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    ПикселиPixels6.308
    Миссия невыполнима: Племя изгоевMission: Impossible - Rogue Nation7.735
    МиньоныMinions6.563
    Человек-муравейAnt-Man7.497
    АнтуражEntourage7.208
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    Миссия невыполнима: Племя изгоевMission: Impossible - Rogue Nation06.08
    СтрингерNightcrawler06.08
    Агенты А.Н.К.Л.The Man from U.N.C.L.E.13.08
    Фантастическая четверкаFantastic Four20.08
    Хитмэн: Агент 47Hitman: Agent 4703.09
    премьеры