всё о любом фильме:

Амаркорд

Amarcord
год
страна
слоган«The Fantastic World of Fellini!»
режиссерФедерико Феллини
сценарийФедерико Феллини, Тонино Гуэрра, Джин Луотто
продюсерФранко Кристальди
операторДжузеппе Ротунно
композиторНино Рота
художникДанило Донати, Джорджо Джованнини
монтажРуджеро Мастроянни
жанр драма, комедия, ... слова
сборы в США
зрители
Италия  6.18 млн,    Испания  1.41 млн,    Франция  1.1 млн
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время119 мин. / 01:59
Номинации (2):
Элегантная синьора в красном — объект всеобщего вожделения и восхищения. Пышногрудая хозяйка табачной лавки, царящая в фантазиях мальчиков-подростков…

Эти и многие другие замечательные эпизоды воскрешают в памяти легендарного мастера кино и оживают на экране, чтобы показать нам призрачный мир прошлого глазами взрослеющего пятнадцатилетнего подростка.

«Амаркорд» на романьольском диалекте курортного городка Римини, где вырос Феллини, означает «Я вспоминаю». Действие этой ностальгической картины происходит в итальянской провинции в 30-х годах XX века во времена фашистской диктатуры Муссолини.

Гормоны бурлят в юных телах подростков. Семья, церковь и дружба — незыблемые основы быта и жизни горожан. На улицах развешаны гигантские портреты великого «дуче». Секс царит на каждом углу. И жизнь, которую демонстрируют в местном кинотеатре, принимается за эталон реальной жизни.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
90%
38 + 4 = 42
8.2
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • На итальянском диалекте «амаркорд» — это «mi ricordo», то есть, «я вспоминаю». Сам Феллини неоднократно говорил, что фильм не является его автобиографической исповедью, хотя и не отрицал, что многие эпизоды действительно напоминают его собственное детство.
    Трейлер 03:46

    файл добавилWorthGroup

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 10.0/10
    Один из самых лучших, удивительнейших, восхитительных фильмов Федерико Феллини. И спустя десятилетия после первого просмотра он вспоминается с нежностью и любовью, словно вызывающий ностальгию эпизод из собственной биографии. На романьольском диалекте курортного городка Римини на побережье Адриатики, где родились и Феллини, и его соавтор по сценарию, поэт Тонино Гуэрра, «Амаркорд» как раз и означает «я вспоминаю». Магия феллиниевского гения превращает полуавтобиографические моменты довоенного детства в условиях фашистской диктатуры Муссолини в проникновенные сцены лирической поэмы общечеловеческого содержания. Она говорит о робких надеждах и призрачных мечтах, о бессознательном влечении к красивому и идеальному миру, который таится где-то по ту сторону сказочно густого тумана, о неиссякаемой жажде праздника жизни и торжества её необоримого творческого начала. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 26 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Действие происходит в Римини, родном городе Феллини, в 30-е годы, то есть в эпоху фашизма. События в фильме являются воспоминанием режиссера о своих юношеский годах, а название только подтверждает это («амаркорд» на диалекте жителей Римини переводится как «я вспоминаю»). В фильме просматривается антифашистский взгляд режиссера (надо сказать, что 70-е годы 20 века представляют собой расцвет политической темы в итальянском кино), однако главный акцент делается все же на описании повседневного быта итальянцев, а не на политических вопросах. Фильм был удостоен 4-х премий: за лучшую режиссуру («David di Donatello») и трижды как «лучший фильм»/«лучший иностранный фильм» («David di Donatello», «Оскар», Премия Национального совета кинокритиков США).

    Центральное место в повествовании занимает обычная итальянская семья, где обращается внимание, прежде всего, на 15-летнего Титта, а именно на его юношеские переживания (в основном любовные). Показываются различные эпизоды жизни этой семьи, их довольно насыщенное времяпрепровождение даже в столь обыденных ситуациях как семейный обед или школьное занятие. Разные эпизоды, порой несвязанные, сменяют друг друга, что придает повествованию хаотичность. Множество других персонажей удостаивается в них внимания. Вся атмосфера наполнена одним и тем же — неповторимой эмоциональностью, жизнелюбием и порой сентиментальностью итальянцев. К этому примешивается ощущение свободы, отношение к ней как к ценности, которая чувствуется даже там, где осуществляются попытки контроля. Разве не будет фашизм выглядеть комичным в итальянской действительности?

    Персонажи и события показываются несколько карикатурно, но это может служить лишь художественным приемом, нацеленным на демонстрацию ключевых черт характера итальянцев. А может быть режиссер просто хотел представить содержание наиболее выразительных или карикатурных сцен как заключающее в себе особенно памятные моменты его жизни. Стоит отметить, что главный герой фильма, на мой взгляд, — скорее не какой-то отдельный человек, а итальянец как собирательное понятие, и актеры этот образ весьма успешно реализовали.

    Надо сказать и о фоновых элементах. Музыка в фильме — оживленная, стремительная и игривая, подчеркивающая театральность итальянцев (которая, кстати, является душевным порывом, а не обычным притворством, оттого для итальянца вполне естественна и, наверное, жизненно необходима). Композитор — Нино Рота (выдающаяся личность). Фон, на котором происходит действие, — Римини и его окрестности (возможно, режиссер также задействовал и другую местность). Особое место в фильме занимает главная площадь, отель Гранд, прогулка в открытом море и символический туман, заставший главных героев врасплох. Море и широкие поля — это та среда итальянца, которая также определила ключевые черты его характера. Как фон я также рассматриваю и периодически появляющиеся толпы людей, которые придают фильму еще большую оживленность. В целом место действия представляется как театральная сцена, где разыгрывается энергичное представление (временами довольно комичное).

    «Люди, деревья, птицы, вино» — вот что такое для итальянца жизнь, и «Амаркорд» именно об этом. И несмотря на театральность сцен, в этом фильме отражается естественный ход вещей и обычная итальянская жизнь.

    11 января 2015 | 19:22

    По просмотру первых минут «Амаркорда» я решил, что меня ждёт нечто подобное «Крёстному отцу». В смысле не очередная криминальная драма про нью-йоркскую мафию с «полуострова большого сапога», а очередной фильм про итальянцев, который мне скорее не понравится, чем понравится. Да, «Амаркорд», конечно, про итальянцев, но отнёсся я к нему более радикально, чем к «Крёстным отцам». На самом деле, эта картина, кстати, признанная одной из лучших работ Феллини и завоевавшая Оскар в номинации «Лучший зарубежный фильм», мне напомнила «Дом для повешения» Кустурицы: речь идёт о провинциальном городе, его жителях, а в центре событий — обыкновенная, совершенно типичная для этого места семья. Сугубо реалистический откровенный фильм, повествующий о непростых отношениях родителей и детей, раскрывающий тёмную сторону подростков первой половины 20-го века и стремящийся показать дух итальянских провинций. Несмотря на то, что главный герой вроде бы как имеется, чётко выраженный сюжет отсутствует, что лично мне не нравится. Фильм абстрактен и охватывает сразу несколько разных персонажей, в том числе особо не связанных с главным, определённого рода события, имеющие значения для всего города. Ещё в фильме есть такая особенность: некоторые персонажи разговаривают «с нами». Они стоят, например, посреди улицы и, смотря в камеру, обращаясь к нам, будто мы сами являемся непосредственными участниками событий фильма.

    Мне лично, не интересно смотреть, как существует небольшой городок фашистской Италии. Может, снова виноват год создания фильма (1973)? Может современники смогли бы снять нечто подобное, но более интересное, что по увлекательности и некоторой драматичности могло тягаться с «Форрестом Гампом»?

    Первые две части «Крёстных отцов» (1972 и 1974 года) я оценил на 4 балла, как и ещё один копполовский хит «Апокалипсис сегодня» (1979 год). От другого итальянца — Федерико Феллини — я много не ожидал. Феллини. Классика. Для любителей классики соответственно.

    РЕЙТИНГ: так себе,

    2 из 10

    4 августа 2011 | 02:24

    Не удалось Феллини удержать в рамках одной картины столько, сколько он хотел бы. Вышла каша, со смыслом, но без определённой связи. При большом желании, видимо, найти её можно, но тогда картина теряет ту лёгкость, на которую можно было рассчитывать, исходя из жанров и отзывов.

    Скучно и трудно для восприятия. Трудно не потому что зритель глупый, а потому что тяжело ложится из-за множественности образов. Тема, конечно, одна, её угадать нетрудно, она здесь основная. Но это как-то… пошло? Тонкие, должные быть ещё неокрепшими, мальчишеские чувства превращаются в вульгарное неприкрытое желание, от которого становится неприятно и тошно. Будь то страсть к Градиске, элитной прост… женщине лёгкого поведения, или буфетчице, похоже, вечно не удовлетворённой ласками.

    Фильм о толпе, не дробящейся на отдельных личностей; у всех один инстинкт, а это неинтересно. С таким же успехом можно было показать жизнь одного человека, не пихая на просмотр столько однообразия.

    Печально делать такой вывод, но мне очень жаль, что это считается классикой. Должно было быть что-то светлое, что-то о приятных воспоминаниях, а получилась похоть в чистом виде.

    Ругайте меня, ценители «высокого», но иначе я думать об этом творении не могу. Не стану ставить рецензии красный цвет, ибо в паре-тройке забавных моментов «Амаркорду» всё же не откажешь. Ну, и из чувства уважения к общественному мнению.

    12 мая 2013 | 16:27

    Наверное, воспоминания, даже самые светлые, они всегда с хорошей долей грусти, у всех людей. Потому что это прошло, потому что этого больше не будет, остается лишь вспоминать и рассказывать. Потому сам фильм мне показался грустным, из-за неподдельной передачи воспоминаний, из-за их теплоты. Не то, чтобы воспоминания автора какие-то завидные или же какие-то насыщенные необычными событиями, просто они его, личные, как у каждого человека есть свои. Будут ли они, вот такие, в принципе ничем особым не отметившиеся, интересны другим? Зависит от того, как их рассказать или показать.

    Здесь нет главных героев, есть рассказчик, есть собирательные образы: семья, мальчишки, городская красавица, владелица табачной лавки и т. д. О каждом из них рассказывается своя маленькая история. Своеобразный символ тех времен — эффектная женщина в красном пальто по имени Нинола, которую прозвали Градиска (что буквально означает «наслаждайтесь»), которая была нужна для «сопровождения» высокопоставленных гостей, на самом деле просто хотевшая выйти замуж и переживавшая о скоротечности жизни. Местные мальчишки, в их возрасте озабоченные лишь одним-единственным, совершенно не замечавшие того, что творится вокруг, будь то заправляющие городом фашисты, за них твой папа или против. Забавно и глупо выглядит местный священник, озабоченный лишь одним самым страшным вопросом «а ты себя трогаешь?». Семья, на примере семьи мальчишки по имени Титта, где очень вызывала сочувствие его мать. За ее немногословный разговор с подрастающим сыном, что грубоватый отец по молодости не был слишком-то романтичным с ней, именно на этой простоватой, но доброй женщине, и держалась вся их семья.

    В таких человеческих воспоминаниях заложена жизнь любого города на земле (здесь, очень оживленный в настоящие дни, популярный курортный город Римини), отдельного отрезка времени, запечатлевшего в памяти стен этого города, каких-то людей, их голоса, их одежду, их запах. В воспоминаниях автора этот город кажется мне пронзительно грустным. А эти люди — его тени, его лики, они будут его хранить, таким какой он был тогда, в кино, на фотографиях, в рассказах. Пасмурность немного оживляется выпавшим снегом, но все неизбежно идет к своему завершению, и мальчишкам придется повзрослеть, избавившись от мечты о городской красавице, обрести какие-то уже взрослые цели.

    Никто из актеров мне неизвестен, но все они смотрелись органично и естественно. Играя не главных героев, а какие-то образы, живущие в памяти. Я где-то читала, что Федерико Феллини как-то сказали, что после этого фильма появится целое множество таких «Амаркордов». Да, действительно заимствования из этого фильма можно увидеть далеко не в одном куда более позднем фильме, лично я ничего в этом плохого не вижу. Но «Амаркорд» все же ценней этих самых поздних фильмов (имею в виду знакомые мне), он — воспоминание целиком, без сюжета, без каких-то конкретных героев. Мне кажется, фильм-воспоминание — это уже что-то особенное, как жанр, будь он при этом драмой, комедией или чем-то еще.

    Это по-настоящему душевный фильм, заставляющий грустить, ощущать ностальгию по чему-то своему, чего уже не будет, но что всегда будет вечно жить в памяти.

    8 из 10

    27 октября 2010 | 00:43

    Надо сказать, что как материал для шедевра Феллини, так и манера его подачи новаторскими уж точно не являются. «До свиданья, мальчики» или «Отец» Сабо, не говоря о пестром неореалистическом наследии сделаны на аналогичном материале и примерно того же ностальгического настроения. Образ детского мирка, созданный Феллини, является слишком надуманным и индивидуальным, в котором нет места рефлексии, психологии или социальному расслоению. Фашисты, правда, есть, но не страшные — да собственно и все симпатичные жители мирка охотно участвуют в карнавальных выступлениях наци. Мастурбирующие подростки, секс-идол с золотым сердцем, строгий, но добрый отец, сумасшедший дядя — вполне себе штампованные персонажи("Детство Чика» Искандера вспоминается тоже). Обаяние «Амаркорда» — исключительно и только лишь в индивидуальном сочетании незамысловатых компонентов с музыкой Рота и декорациями Римини, нарочитом отсутствии драматургии, авторской свободе коллажа и чередования сценок. Очень приятно, что Феллини снял этот фильм и не менее приятно, что фильм подобного рода у него один такой.

    8 из 10

    12 марта 2012 | 12:21

    Если кто-нибудь, когда-нибудь смотрел фильмы Тинто Брасса, то вполне вероятно найдет в них отголосок сексуальности отчасти придуманных, отчасти реальных воспоминаний Ф. Феллини. Возможно, я и не прав, но что-то всплывает, что-то навевает просмотр фильма «Амаркорд», и проводить подобную аналогию я, быть может, и не вправе, но колорит маленького курортного городка Римини, колорит эротических фантазий юности, колорит этих прекрасных женщин именно соотносит к более поздним работам Тинто Брасса, да и не возможно не провести эту линию, после просмотра фильма. Легкий, почти воздушный, местами грустный, ностальгически прекрасный фильм, что переносишься в эту неповторимую атмосферу, глазами режиссера, хотя там никогда и не бывал. Спасибо Федерико Феллини за это маленькое или большое чудо, под названием «Амаркорд».

    26 января 2010 | 21:42

    1930-е годы. Маленький итальянский городок на берегу Адриатического моря. 15-летний школьник Титта Бионди не очень-то стремится постигать азы наук, предпочитая безобразничать на уроках и бездельничать после них. Вместе с такими же оболтусами он с куда большим рвением подшучивает над учителями и лузерами-одноклассниками, придумывая всё новые приколы. А когда уже пубертатный гормон особо сильно начинает бить в голову, то вся ватага наведывается в укромное и проверенное место, где придается коллективному рукоблудству.

    Не меньшие наслаждения юным балбесам доставляют вечерние прогулки по центру города, куда компашка подростков отправляется, чтобы поглазеть на прохожих, но, главным образом, на дамочек легкого поведения. Особой популярностью у местной шпаны пользуется красавица Градиска, 30-летняя синьора преприятной наружности и свободных нравов. Время от времени размеренную сонную жизнь провинции преображает какой-нибудь праздник, например проводы зимы, с непременным сжиганием на костре чучела колдунью. В не меньшее возбуждение приводят автогонки или массовый выход населения в открытое море с целью полюбоваться на новейший суперлайнер, плывущий из далекой Америки.

    И уже подлинной сенсацией становится чудо-снегопад, продолжавшийся целых 4 дня и наваливший сугробы в полтора метра вышиной. Кроме того, местное население принимает самое активное участие в ежегодном фашистском параде, а нарастающая агрессивность солдат дуче носит по преимуществу комический характер и порой обретает совсем уже гротескные формы. Максимум, на что способны чернорубашечники, так это расстрелять граммофонную трубу, из которой доносится «Интернационал», или напоить касторовым маслом отца Титты, однажды позволившего себе неосторожную реплику: «Если Муссолини будет и дальше так, то я просто не знаю»…

    Ленивая Италия маленьких периферийных городков с населением, готовым подчиниться любой диктатуре, показана Феллини в форме карнавала шаржированных образов, осевших в памяти автора, и, наверняка, дополненных и приукрашенных его незаурядной фантазией. Феллини будто бы приглашает зрителя на вернисаж поэтических воспоминаний о собственном отрочестве. Эта ностальгия наследует чаплинскую интонацию — с преобладанием смешного над трагичным. В карикатурном взгляде на фашистскую провинцию и инфантильных соотечественников у Феллини доминируют не сатирические, а лирические ноты.

    Сам режиссер так прокомментировал этот замысел: «…фашизм и незрелость остаются в нашей жизни постоянными историческими периодами: незрелость — в жизни личности, фашизм — в жизни нации. Суть как раз и состоит в этой вечной инфантильности — в перекладывании ответственности на чужие плечи, и в ощущении, что кто-то думает за тебя (мать, отец, мэр, дуче, мадонна, епископ — то есть всегда кто-то другой). А тем временем ты обладаешь ограниченной и бесплодной свободой, которая позволяет лишь культивировать абсурдные грезы американского кино или восточные мечтания о женщинах».

    Все это очень напоминает наш «парниковый» образ жизни в советские времена, на излете которых шедевр Феллини как раз и был приобретен для проката в СССР. И как водится, выпустили его с купюрами, вырезав чрезмерно «откровенные сцены», смутившие наших бдительных чиновников от кино, «глубоко плевавших» на то, что фильм про пубертатный возраст в урезанном виде будет выглядеть, мягко выражаясь, оскопленным. Меж тем эпизоды пробуждающейся сексуальности едва ли не лучшие в картине.

    Чего стоит один только поход Титты в табачную лавку, где дородная бабища, допустившая до себя озабоченного подростка, учит малолетку науке любви, загрузив ему в рот гигантское вымя и томно принуждая в оргазмическом припадке: «Соси! Соси!». А он, незрелый, дует в груди, как будто в этом весь прикол? Понятное дело, что от таких перверсивных упражнений ничего хорошего ждать не приходится. Надорвавшийся Титта, дважды приподнявший 150-килограмовую лавочницу над полом, потом будет вынужден несколько дней провести в постели, возвращая утраченные силы мамиными отварами.

    А чего стоит Градиска с ее крылатой фразой: «Я готова»… А дядюшка-шиз с взволнованным воплем проснувшегося самца: «Хочу женщину!»… А городская дурочка Лисичка, которая «потеряла киску» и теперь ищет ее у каждого мужика в штанах… Понятно, что нашим цензорам было, отчего напрячься. Но даже урезанный вариант не смог заглушить гениальность этой ретро-трагикомедии, где маэстро содействовали — сценарист Тонино Гуэрра, который также родился в Римини и жил всего в девяти километрах от дома Феллини, композитор Нино Рота, оператор Джузеппе Ротунно, в общем, такие же гении, только что более узкой направленности.

    22 августа 2012 | 18:02

    Название фильма состоит из нескольких частей. «Amarcord» ([a m’arcord]) — вариант итальянской фразы «mi ricordo», означающей «я помню», произнесённый на диалекте, распространённом в Римини. Кроме того, в названии присутствуют корни итальянских слов «любовь» и «нить», таким образом, вольным прочтением названия может быть «нити любви, связывающие автора с прошлым».

    Детские воспоминания — это нечто особенное и по-своему волшебное. Они теснятся в голове в виде красочных пятен, ярких и потому наиболее запомнившихся эпизодов. Это — святыня, и когда человек дает вам возможность прикоснуться к ней, вы чувствуете трепет и предвкушение праздника в душе. Когда это делает такой великий режиссер, как Федерико Феллини…

    Я заранее знала, что фильм мне понравится, но даже не представляла, насколько. Феллини заставляет испытать весь спектр эмоций от безудержного веселья до тоски и грусти, но не так безжалостно, как Такеши Китано, а легко и естественно. Ни после одного другого фильма я не чувствовала себя настолько человеком. Что же такого может быть в обычных, казалось бы, воспоминаниях?

    Мы совершим небольшую прогулку со старым адвокатом. Он расскажет нам историю этого города, его улиц, домов, площадей; познакомит с его жителями, расскажет последние новости, слухи и сплетни. И мы узнаем себя в этих проказливых сорванцах, не умеющих усидеть на месте. Выгнали из класса — не беда, можно сходить в кино, или в табачную лавку (заодно поглядеть на ее выдающуюся во всех смыслах этого слова хозяйку). А если повезет, по пути встретится первая красавица города — Градиска, ослепительная женщина в роскошном красном наряде, и можно будет посвистеть ей вслед или бросить снежком.

    Иногда тихая и размеренная жизнь дает сбой. Как одна большая семья, жители города собираются и празднуют проводы зимы, смотрят на парад и автогонки, плывут на лодках в море, чтобы ночью посмотреть на невиданное доселе чудо — огромный корабль, сияющий в ночи мириадами огней. И конечно, почти все гуляют на долгожданной свадьбе Градиски, хоть и грустно прощаться с ней.

    О роли каждой отдельно взятой семьи тоже нельзя не упомянуть. Как это здорово, когда за семейным ужином столько народу, что яблоку негде упасть! Кого-то ждет взбучка, а кого-то сегодня эта чаша минует. Отец строгий, но отходчивый; мать хозяйственная и дальновидная. А еще есть дядя Тео, что лежит в психушке. Изредка его вывозят на семейный пикник, правда, последствия порой бывают непредсказуемыми…

    Да, в стране не все гладко. В городе полно фашистов, отца посреди ночи могут вызвать на допрос, а граммофон, заигравший посреди ночи «Интернационал», ждет неминуемый расстрел. Но это другая, взрослая жизнь, а мальчишки, хоть и считают себя большими, принадлежат совсем иному миру.

    В этом городе чудесным образом выпадает снег в июле, а посреди снежного безумия стоит беспомощный павлин, распустивший роскошный хвост. В Гранд-отеле останавливается принц с востока с сорока наложницами, которые ночью заманивают в свои сети городского торговца. А осенью на город спускается туман, и жители боятся выходить из домов — стоит пройти два шага, и ты уже заблудился. Но мальчишки, охочие до приключений, кружат под свист ветра с воображаемыми партнершами по пустынному холлу заброшенного Гранд-отеля.

    Подбор актеров — отдельный разговор. Всех упомнить невозможно, поэтому напишу одну общую фразу: в «Амаркорде» актерский ансамбль такой же качественный, как в фильмах другого знаменитого итальянского режиссера Пазолини, а это, по моим меркам, высший класс. Да что там говорить, в сцене игры в снежки играет девятилетний Эрос Рамазотти (в ту пору он жил в пригороде Рима, близ киногородка Чинечитта, где происходили съемки).

    Я могу бесконечно писать про этот фильм. Это ожившие воспоминания Феллини, которые с некоторого момента стали и моими воспоминаниями тоже. Пусть мы можем прожить только одну жизнь — свою, но зато со сколькими замечательными жизнями замечательных людей мы знакомимся благодаря чуду кинематографа! И этот фильм — самое чудесное из всех чудес.

    9 августа 2012 | 07:54

    Фильм по своей форме напомнил мне такую ситуацию: приятели собираются за столом и начинают рассказывать друг другу забавные истории из своей жизни. Эти истории чаще всего о чудаках и о событиях, без которых наша жизнь будет скучна и однообразна. Хорошо, когда человеку есть, что вспомнить.

    Мне кажется, такое кино может не понравиться лишь тем, у кого нет воспоминаний, это — раз. Два — тем, у кого бедная фантазия. Этот фильм называют автобиографичным… Но я в такие истории не верю, ибо сам люблю травить всякие байки, давно запутавшись, что в них правда, что — подслушанные чужие истории, что — просто вымысел, а что — сны.

    Я смотрел «Амаркорд» боясь пошевелиться, упустить настроение. И удивился, когда этот двухчасовой карнавал завершился.

    Любимая сцена? Наверное, наступление зимы. Когда на мгновение наступила снежная тишина и мне, как и одному из героев фильма, захотелось распахнуть окно. Вот это, наверное, и называется — созвучие.

    10 из 10

    23 октября 2012 | 21:59

    Многие поэты и художники посвящали свои произведения любимому городу.

    Феллини перенёс на экран все хорошие и не очень воспоминания, воздвигнув тем самым памятник Амаркорду.

    Главными героями являются жители городка, которые рассказывают зрителю о Амаркорде. Несмотря на присутствие в фильме жизнерадостных фашистов, и грустных антифашистов(отец семейства которого постоянно выводят из себя), кино навевает беззаботностью. Большая семья рабочего разрывается на части от постоянных ссор, недоразвитого родственника, политических убеждений; разрывается и собирается вновь.

    Ожидаешь серьёзной эмоциональной нагрузки, а получаешь кучку детей по уши влюблённых в красотку.

    Кто-то скажет, что Феллини опошлел, и растерял талант. Кто-то скажет, что добро спасёт мир, и это приятный фильм вершина творения.

    «Амаркорд» — фильм чувство, непонятное и мимолётное, и с этим ничего не поделаешь.

    5 июля 2010 | 13:33

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>