всё о любом фильме:

Последний император

The Last Emperor
год
страна
слоган«He was the Lord of Ten Thousand Years, the absolute monarch of China. He was born to rule a world of ancient tradition. Nothing prepared him for our world of change»
режиссерБернардо Бертолуччи
сценарийМарк Пиплоу, Бернардо Бертолуччи, Энцо Унгари, ...
продюсерДжереми Томас, Джон Дэйли, Франко Джовале, ...
операторВитторио Стораро
композиторДэвид Бирн, Рюити Сакамото, Цун Су
художникФердинандо Скарфьотти, Мария-Тереза Барбассо, Джанни Джованьони, ...
монтажГабриэлла Кристиани
жанр драма, биография, история, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
США  10.8 млн,    Франция  4.73 млн,    Германия (ФРГ)  3.11 млн, ...
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG-13 детям до 13 лет просмотр не желателен
время166 мин. / 02:46
Он был повелителем миллиарда человек. Ему было уготовано «десять тысяч лет счастья». Но мир древних традиций рухнул под напором века перемен… В 1908 году трехлетний Пу И, последний из династии, тысячи лет правившей «Поднебесной империей», был возведен на Трон Дракона.

К императору-ребенку относятся как к божеству. Он может делать все, кроме одного — покидать пределы своего дворца. В Запретный город не долетают «ветры перемен», сотрясающие мир за его стенами. Но жизнь последнего императора Китая оказывается частью всей великой истории XX века.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
92%
54 + 5 = 59
8.1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Полная версия фильма имеет хронометраж 219 минут.
    Трейлер 01:03
    все трейлеры

    файл добавилWatanabe

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 8.5/10
    Разочаровавшись в современной политике и культуре Европы, не желая даже работать на этом континенте, выдающийся итальянский режиссёр Бернардо Бертолуччи отправился в Китай, к тому же заручившись поддержкой британского продюсера Джереми Томаса, на счету которого была такая заметная лента «азиатской тематики», как «Счастливого Рождества, мистер Лоренс» японца Нагисы Осимы. А Бертолуччи решил перенести на экран историю жизни последнего китайского императора Пу И, написанную им самим, а также воспоминания англичанина Реджиналда Джонстона, который был учителем и советником властителя, в общем-то, никогда не обладавшего реальной властью. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 68 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Фильм-биография о жизни последнего императора Китая с рождения и до самого конца. Уже одно описание может вызвать или дичайший интерес или зевок. Но огромное количество Оскаров всё-таки склонили меня к любопытству.

    Фильм очень длинный, что, в принципе, закономерно, все-таки исторический; очень атмосферный, все-таки Китай; очень красивый, опять-таки — Китай. Но при этом бесконечно сухой, ибо история; скучный (опять же, история); местами непонятный и сбивчивый, как мне показалось, так как история чуждой страны, которая далека от меня духовно настолько же, насколько и физически.

    Да, как и любого другого человека, меня интересует Китай и Восток в целом, ибо это совершенно другие традиции, устои, образ жизни, и прочее и прочее, но, по моему мнению, создателям фильма не удалось сделать из картины нечто захватывающее, интересное, где-то таинственное, где-то сакральное. Я наблюдала за жизнью обыкновенного мальчика в стенах Запретного города, с которым странно обращались окружающие, но, в целом, ничего необычного или выдающегося в его жизни не было, кроме как титула.

    Я не увидела абсолютно ничего особенного, выдающегося, запоминающегося. Просто длинный фильм об исторической личности. Поэтому если вы не фанат истории, Востока и политики, фильм смело можно пропустить, не взирая на количество наград.

    6 из 10

    24 июня 2016 | 11:08

    Не в первый раз я попадаюсь на крючок, интересуясь фильмом, вызвавшим такую тотальную похвалу у критиков и получившим безумное количество наград. Нажав на play, я ждала ошеломляющих видов, костюмов, хотелось окунуться в другой мир, сложный, красивый, таинственный и манящий своей загадочностью. После просмотра у меня остались смешанные чувства, возникли вопросы к сценаристам, гримерам и постановщикам массовых сцен, но по порядку!

    Фильм основан на реальных событиях и уже хорошо, что благодаря создателям у нас появилась возможность заглянуть в «Запретный город» мальчика Пу, пострадавшего ровным счетом из-за своей наследственности. Именно пострадавшего — великий император предстает перед нами нежным, хрупким человеком, лишенным всяческих человеческих радостей, но имея при этом весь мир у своих ног. Классическая история про «Золотую клетку» удовлетворила мои запросы на виды, костюмы, таинственный мир Китая. Но, к сожалению, сказка заканчивается и мы видим серые будни, мужчину загнанного в угол и весь мир, стоявший когда-то у ног, готов обрушиться, дай только слабину. В череде переплетающихся событий между прошлым и настоящим теряются многие детали, ускользнувшие не только от зрителя, но видимо и от режиссера. Присутствует ощущение торопливости что ли. Как будто в ограниченный период времени создатели хотели охватить как можно большее количество важных событий, не заботясь о деталях. Так, например многие сюжетные линии в фильме возникают быстро, спонтанно и, к сожалению, так же быстро заканчиваются, оставляя зрителя в недоумении. Новые персонажи вводятся резко и без прелюдий, так сказать. Сумбурно дело обстоит и со сценами массовой народной любви или же наоборот ненависти. Чего-чего, а отточенности и синхронности в действиях Китаю всегда было не занимать, к сожалению, с экрана не передались, те завораживающее эмоции, возникающие при виде всеобщего поклонения или массовых танцев. Кажется, что опять не хватило времени. И наконец грим. Я конечно не профессионал и кино смотрю исключительно с целью развлечения и познавания нового. Но в 52 года стареющий император смотрится на все 30! Несуразная старческая походка добавляет больше иронии, нежели косвенно указывает на возраст. А волосы актеру не потрудились даже как следует «сседить». Возможно все это придирки, и тогда в 1987г. на такие мелочи не обращали внимания и зритель был не избалован качеством создания киношедевров, но торопливость работы над лентой прослеживается на протяжении всего фильма, поэтому 9 Оскаров — это невероятно, но недостаточно для всеобщей любви!

    6 из 10

    12 марта 2012 | 23:11

    Фильм — не много, не мало — уникален!!!

    Бертолуччи + Гениальный актёрский состав + Невообразимо красивая музыка Рюичи Сакамото + Древние истоки Китая = шедевр кинематографического искусства.

    Начала смотреть его совершенно случайно, в основном из-за Сакамото, так как нравится его произведения. В начале было нудновато малость… Но потом…, постепенно втянулась и получила воистину сильное наслаждение от просмотра.

    «Последний император» пролетает на одном дыхании, как будто проживаешь жизнь, вместе с героями фильма, это чудесные ощущения.

    Было очень много трогательных моментов, когда слёзы катились не останавливаясь.

    Фильм неоспоримо — гениален и бесподобен — второго подобного — нет и не будет !

    А особая изюминка в том, что полностью погружаешься в атмосферу Древнего Китая, переживаешь все эмоции вместе с жизнью Императора… и буквально ничего не замечаешь вокруг.

    Хотелось бы особый акцент обратить на музыкальное сопровождение. Оно просто бесподобно. Очень в тему, полностью подходит под данный фильм. Оттеняет его прелесть и красоту пейзажей…

    Оценка соответственно самая высокая. И это абсолютно адекватно. Это кино заслуживает Всех своих наград!

    10 из 10

    7 августа 2010 | 21:41

    Император — трехлетний коронованный малыш, плескающийся в ванне и хихикающий над слугами. Император — разбалованный мальчик, неразумно пользующийся властью и желающий продемонстрировать всем свое превосходство. Император — влюбленный подросток, начинающий осознавать свое место в мире. Император — статный юноша-реформатор. Император — мужчина, изгнанный из города. Император — плэйбой. Император — марионетка. Император — заключенный. Император… старик, обретший покой.

    Запретный город. Именно там и правил Пу И, последний из династии Цин, веками господствовавшей на землях Китая. Абсурдность положения юного повелителя заключается в том, что выйти за пределы своих владений он не имеет права. Видеть мир «за стеной» ему запрещается. Пу И абсолютно свободен, но лишь в границах Запретного города. «Я думаю, император — самый одинокий юноша на свете» — утверждает его английский наставник Реджиналд Джонстон (Питер О’Тул). «Откройте дверь!» — восклицает беспомощный Пу И, когда очередной, с трудом найденный смысл жизни скрывается за воротами.

    Маленького, отрешенного от мира императора не учат жить в Запретном городе. Ведь слуги, на то и слуги, чтобы исполнять самые безрассудные прихоти, а не открывать юному правителю суровые реалии бытия, в которые он с головой окунается, когда его давняя мечта вырваться наружу, наконец, осуществляется.

    Теплота и феерия Запретного города на протяжении фильма вступает в жесткий контраст с серыми тюремными буднями бывшего императора, где тот после неудачной попытки самоубийства, вынужден рассказывать историю своей жизни. Исповедь, свидетелями которой мы становимся — исповедь вовсе не повелителя, а человека.

    Жизнь императора — сплошная цепь потерь. Мама, друг-мышонок, учитель, вторая жена, императрица… Причиной тому служили разные вещи: начиная с жестокости самого Пу И и заканчивая политическим заговором.

    Власть — это иллюзия, за которую ему приходится платить свободой и которую он раз за разом пытается воссоздать после изгнания из Запретного города. Из-за соблазна величия он и попадается в ловушку японцев, в руках которых становится марионеткой и, в конце концов, Пу И не кто иной, как раб своего желания править.

    В «Последнем императоре» Бертолуччи переосмысливает понятия «историческая личность» и «история», где первое становится заложником второго. Человек не в силах повлиять на непрерывное течение жизни. Пу И как личность мы воспринимаем лишь в конце, когда перед нами предстает улыбчивый старик с печальными глазами. До этого он только часть системы, продолжение династии.

    Слово «последний» в названии картины — жестокая констатация невозможности возврата к былому величию. Эпоха завершается, и мир открыт для нового, а «человек из прошлого» растворяется там, где тысячелетиями умирали его предки.

    Век перемен навсегда вытеснил традиционный уклад жизни и в 1987-ом итальянский маэстро осознает, что личность играла лишь роль массовки грандиозном спектакле госпожи Истории. В прекрасном наваждении Бертолуччи непрерывно граничат хладнокровие и страсть, разум и желания, чувство долга и отчаянное стремление вырваться на волю, а за всем этим таится маленькая душа великого императора.

    30 апреля 2016 | 22:35

    Эпическая сага о последнем китайском императоре Пу И (1905 — 1967), пережившем три исторические эпохи и проведшем в застенках 44 года из 62-х лет своей жизни. Сначала в Запретном городе, затем в роли правителя в Манчьжоу-Го, потом в советском плену и плюс в китайском концлагере. Драматизм особого рода судьбе Пу И придавал тот факт, что он стал императором в 1908 году, то есть в возрасте трёх лет. А уже в шесть лет Пу И пережил первую эпохальную революцию, когда в Китае была провозглашена республика.

    Подробно показывая именно детские годы, предшествовавшие появлению государства нового типа, Бертолуччи будто стремится проникнуть в тайну «утраченного времени». Ибо потом наступает эпоха, когда всё обретает свою полную противоположность, всё, кроме осознания внутренней свободы. На примере судьбы Пу И режиссёр стремится утвердить тезис о тщетности и бесплодности человеческих усилий как приспособиться к ходу истории, так и самому что-либо в ней изменить.

    Сопоставление глобальных исторических катаклизмов с судьбой «вечного» затворника давало Бертолуччи возможность, с одной стороны, продолжить разработку ключевой темы своего творчества, посвященного анализу влияния революционных преобразований на ход истории. А с другой — отразить тот непреложный факт, что, несмотря на множество глобальных социальных изменений, Китаю удалось сохранить непрерывность многовековых традиций.

    Задействовав едва ли не рекордное в истории кино число статистов — 19 тысяч человек и 60 актёров только лишь на основные роли, великий итальянец снял фильм, в первую очередь, о конкретной человеческой судьбе, чему и была подчинена вся глобальность этого суперколосса. Бертолуччи вполне достойно распорядился огромным для неголливудского производства капиталом, сняв по книге воспоминаний англичанина Реджиналда Джонстона величественную эпопею.

    Уже после объявления претендентов на «Оскар» стало понятно, что главным фильмом года академики назначили «Последнего императора», выдвинутого по максимальному числу номинаций. Всё потому, что картина наилучшим образом отвечала представлениям о так называемом «большом стиле». Четыре оставшихся претендента на главную статуэтку — «Роковое влечение», «Теленовости», «Надежда и слава», «Очарованные луной» — на его фоне выглядели явно неконкурентоспособными.

    11 июня 2014 | 07:50

    Эта биографическая драма стала, безусловно, классикой жанра. Мало кому удается снять биографию «в меру»: не затянуто, но и скрыв от зрителя половину жизни главного героя. Тем более если главный герой — Последний Император Китая.

    За крупной исторической фигурой мы наконец-то видим человека таким, каков он был на самом деле. Бертолуччи удалось полностью «обнажить» персонажа, показав его с той позиции, с какой мы не привыкли оценивать Вершителей Истории, показать его мир изнутри.

    Запретный город — место, в котором был коронован Император, в котором он жил и откуда правил своей страной. Запретный город — место, которое он не имел права покидать. По сути, Запретный город перестал быть географическим понятием в фильме. Запретный город — это то, что Император носил в себе, куда бы он ни поехал, где бы он не оказался: в самом ли городе, на троне Маньчжоу-Го или в тюрьме. Ворота перед ним были всегда закрыты, решения приняты, а ему оставалось только смириться и «подписывать», пребывая в святой уверенности, что он лучший (что же еще мог думать о себе человек, которого обожествляла целая нация едва ему исполнилось 3). Но вот стена пала, он наконец-то покинул свой собственный Запретный город, обрел свободу. Как долго он к этому шел, какой трудный был путь… все это прекрасно освещено в фильме.

    Не могу не отметить глубоко поразившую меня игру Джоан Чэнь. Она была нежной и любящей, верной и понимающей, растоптанной и брошенной, сломанной и потерянной. И все это отражалось в ее глазах. Мне кажется, такое не может оставить равнодушным ни одного зрителя. Вообще, актерская игра в фильме на высшем уровне. Каждый из актер вобрал в себя своего персонажа, прожив его жизнь на экране, им нельзя не верить.

    И, конечно, не могу не воздать должное декорациям. Уникальная атмосфера, вся самобытность китайской культуры, столь сложно поддающейся пониманию и трактовке западного человека, переданы просто идеально. Безусловно, количество задействованных актеров массовки, убранство комнат и роскошные костюмы впечатлят любого.

    Несмотря на достаточно большую длительность, фильм смотрится на одном дыхании, 3 часа пролетают совсем незаметно. Браво режиссеру, словом!

    10 из 10

    13 ноября 2011 | 04:12

    Одним из страшнейших проклятий в Китае является пожелание: «Чтоб ты жил в интересные времена» и в 1908 году, когда двухлетний Айсин Гёро Пуи стал императором Китая, ничто не предвещало перемен. Но уже через четыре года империя Цин рухнула и Пу И стал номинальным императором, запертым в Запретном городе, и Китай все глубже и глубже погрязал в революциях и гражданских войнах…

    Бернардо Бертолуччи сделал себе имя картинами с коммунистически-фрейдистским подтекстом, такими как «Перед революцией», «Конформист», «Двадцатый век», и заклейменным порнографией на момент выхода «Последним танго в Париже». Но после выхода не очень удачных «Луны» и «Трагедии смешного человека» и неудавшейся попытки снять экранизацию «Кровавой жатвы» Дэшила Хэммета Бертолуччи снимает фильм о последнем императоре государства Цин.

    В трактовке Бертолуччи Пу И, как и Марчелло Клеричи из «Конформиста» и Альфредо Берлингьери из «Двадцатого века», является прежде всего конформистом, неспособным вырваться из своего податливого состояния. Как в «Конформисте» и «Двадцатом веке», в данном фильме отчетливо проступают мотивы платоновского мифа о пещере. Главным постулатом мифа о пещере является неспособность людей воспринять истинную реальность, поскольку с детства заключены в определенные оковы, они могу быть любыми, которые не позволяют видеть только вещи перед глазами, а настоящие вещи и явления являются лишь тенями в глазах узников пещеры. И первой пещерой Пу И в трактовке данного фильме является Запретный город, в котором все остается по-прежнему на протяжении тысяч лет. Все происходящие бурные события за стенами Запретного города являются для обитателей этой пещеры лишь дальними отголосками, ничуть не затрагивающими их существование до определенного момента.

    Автор развивает миф о пещере после сцены изгнания Пу И из Запретного города в 1924 году, с него насильно срывают все оковы и позволяют увидеть все вещи и события в реальном свете и по сюжету у главного героя есть возможность окончательно порвать с пещерой и сбежать в Европу или США. Но Пу И, как истинный узник пещеры, недолго может находится вне пещеры и сломя голову бежит стать узником новой пещеры, в данном случае стать марионеточным правителем Маньчжоу-го. Данная пещера оказывается намного более жестокой, чем предыдущая, но Пу И, с детства привыкший быть игрушкой в чужих руках, после первоначального сопротивления снова становится покорным узником.

    Однако Бертолуччи более милостив к Пу И, чем к Марчелло Клеричи, он все-таки позволяет ему вырваться из оков пещеры в самом, на первый взгляд, неподходящем для этого места, а именно в тюрьме. Поначалу Пу И снова заточает себя в новую пещеру чувства вины и попытки возобновить отголоски прежнего образа жизни, но в роли освободителя в данном фильме выступает начальник тюрьмы. И он начинает с самых простых вещей, переведя Пу И из камеры, где он находился с родственниками и слугами в камеру к бывшим членам его марионеточного правительства, чтобы научить его выполнять элементарные вещи самостоятельно, начиная с завязывания шнурков. Начальник тюрьмы даже осуждает Пу И за самооговор («Почему ты признался в каждом пункте обвинения? Ты знал о многих вещах, происходящий в Маньчжоу-го, но никак не мог знать об испытаниях биологического оружия в Харбине! Ты только ответственен за то что ты сделал непосредственно!»), чтобы научить его видеть вещи в их реальном свете.

    После освобождения из тюрьмы Пу И, несмотря на нищенскую существование садовника, становится внутренне свободным, поскольку пещера разрушена. И во время Культурной революции, он уже видит узников новой пещеры, хунвейбинов, пытающихся заточить в нее начальника тюрьмы, обвиненного в ревизионизме и контрреволюции. И в финальной сцене, когда Пу И приходит в запретный город в качестве посетителя, он уже является лишь сторонним наблюдателем и он обрел внутреннюю гармонию.

    Это является одним из вариантов прочтения трактовки фильма, как и «Конформист», его можно прочитать с совершенно разных позиций: марксисткой, фрейдисткой, исторической и т. д. Благодаря этому, «Последний император» является фильмом, который всегда будет интересно смотреть и пересматривать и он не устареет.

    10 из 10

    31 июля 2013 | 16:04

    До пяти лет относись к ребенку как к богу, с пяти до пятнадцати — как к рабу, после пятнадцати — как к равному (псевдояпонская мудрость)

    Начало двадцатого века стало для Китая чем-то сродни эпилептическому приступу, череде болезненных бесконтрольных судорог перемен. Трескалась нефритовая скорлупа империи, изнутри рвалось нечто новое, кто бы еще знал, что именно. Повелители Войны, окровавленными руками рвавшие друг у друга страну, были солидарны в части разрушения до основания «мира насилья», под которые каждый новый временщик понимал предыдущий режим. До построения мира нового руки не доходили, в отдалении уже снова слышались выстрелы и топот сапог. Недалек тот час, когда за стол военной политики сядет Япония и, невозмутимо улыбаясь, урвет богатый северо-восток. Манчжоу-го — социально-политический эксперимент не на «десять тысяч лет счастья», но на скорбную чертову дюжину. Благо, государь под рукой: хранимый китайцами про запас обломок династии Цин, мальчик, приученный повелевать живыми игрушками и танцевать, когда дернут за нитку.

    Восклицанием в начале (конце?) сюжета — сцена неудавшегося самоубийства. Вода в раковине наливается цветом темного рубина, таким ярким в этом выхолощенном мире победившего хаки. В зеркале — половина бледного лица, взгляд, обращенный вовнутрь, к давнему дню, когда трехлетнего Пуи привезли посмотреть на бабушку, хрипло смеявшуюся и умиравшую на своем пышном ложе в окружении собачек, евнухов и курятника из жен былых правителей. Отсюда и далее вся обозреваемая реальность предстает в отражениях, на перекрестье взглядов героев. Китай существует вовне истории, отдельно, бьется тяжелыми приливными волнами в стены дворцов и тюрем, гремит далекими оружейными залпами, ликует обрывками революционных песен. И мы вместе с Пуи прижимаемся ухом к брусчатке, пытаясь понять, что происходит, угадать истину за всеми этими отредактированными новостями, почтительными советами, отеческими наставлениями, пропагандистскими уроками. Всегда ошибочно. Всегда невпопад. За исключением двух коротких периодов, его (и наша) наша ойкумена замкнута стенами. Здесь не рождаются, сюда входят. Персонажи объявляются в сюжете незваными и нежданными, решительно распахивают дверь и так же, не спросясь, уходят: с пулей в виске, с расширенными от опиума зрачками, с отравленным развращенным сердцем.

    Их тени ложатся на лицо императора. Сам же он предстает всегда извне. Питер О’Тул сардонически поднимает бровь: его герою, воспитателю м-ру Джонстону, только что пожаловали «красную шапку, личный стул и четырех носильщиков». За изумлением — смех, за смехом — печаль, а под ней — тот же политический расчет и продиктованное им принятие вещей. Пусть при виде плачущего мальчишки, мчащегося на велосипеде мимо коленопреклоненных слуг-тюремщиков, в горле встает комок, венценосный узник должен оставаться таковым. Из куколки выходит бабочка, но есть коконы-матрешки, из которых не вырваться. Череда тел, актеры разного возраста, уходящие вглубь ступени осознания своего положения: всегда «бог», всегда «раб», никогда «равный». Улыбчивый малыш сосет палец, пока полторы тысячи актеров Запретного театра отбивают поклоны. Высокомерный подросток безразлично разглядывает забытое лицо матери. Юноша подбрасывает теннисный мяч, в то время как волна штурмующих пустые покои солдат смывает остатки его призрачной империи. Через полжизни настигнет дежавю: все те же стены, все тот же вопль: «Откройте двери!». Поставленный над человеком бездушный эксперимент демонстрируется столь полно, в таком богатстве психологических нюансов, что манчжурский и постманчжурский периоды жизни героя, не смотря на блестящую игру Джона Лоуна, по контрасту во многом теряют свою выразительность.

    Ближе к последней трети фильма есть момент, когда начинает казаться, что Бертолуччи ошибся, попытавшись втиснуть в ленту всю жизнь Айсиньгеро Пуи. Если разложить перетасованные карты сюжета по порядку, перевернув рубашкой вверх жизни второстепенных персонажей, видно, что основу пасьянса составляет своеобразная педагогическая парабола. Полжизни люди и обстоятельства калечат последнего императора, вливают его в «правильную» форму, подобно тому, как в прежние века китайских девочек лишали возможности ходить, бинтуя им ступни. Девять лет суровые воспитатели Фушуньской тюрьмы для военных преступников вновь ломают уже сросшееся, декодируя Пуи в надежде, что он научится завязывать себе шнурки, нести ответственность за свои поступки, быть достойным гражданином. Но если первую ломку удается выразить вполне, вторая подана пунктирно, с утратой важных смысловых звеньев… Впрочем, а не в том ли самом и был замысел? Старея, герой Лоуна все больше замыкается в себе, своем прошлом. И рядом с ним уже нет никого, кто увидел бы его таким, каков он есть. Кадр обретает болезненную избирательность старческой памяти: одни эпизоды поданы ярко и выпукло, другие подернуты дымкой или вовсе утрачены. Разворачивающаяся перед глазами жизнь подходит к своему концу. Еще несколько мгновений — и обрыв пленки.

    30 марта 2014 | 16:35

    Три с половиной часа просмотра фильма и 60 лет жизни императора безответно канули, оставив ни с чем. Вернее они оставили гораздо больше, чем ничего. Они оставили вопрос. И, кажется, единственным кто ответ нашел был тот самый, последний сын Неба.

    Всю жизнь Пу И был в поиске. Возведенный на престол и свергнутый, воспитанный в лучших традициях китайской педагогики, он не мог смириться с тем, что его народ стал марионеткой амбициозных дилетантов. Все играли вокруг него — в запретном городе, снаружи него. И до самой смерти. Понявший императора, ни в коем случае не станет его осуждать, хотя тот и ошибся, предал. Фильм заставил меня испытать самые разнообразные чувства. Думаю, трагедия так и не реализовавшегося правителя стала личной трагедией каждого, посмотревшего это гениальное произведение.

    Пу И — безусловно, ключевая фигура, но творение Бертолуччи не фильм-биография. Фильм совсем не об императоре. Император лишь линза, через которую мы, близорукие европейцы, наблюдаем конец того самого, великого, драгоценного Китая, той исключительной во всех смыслах страны, о которой теперь мы только из книжек узнать можем.

    Решительно не советую этот фильм неподготовленному зрителю — не оценит. Фильм интересен деталями, замечать которые для хоть немного разумеющего в истории Поднебесной, ее традициях и философии, человека — непередаваемое удовольствие.

    11 декабря 2015 | 01:17

    Фильм о непростой жизни последнего императора Китая. Императора существующего, как символ. Жизнь в закрытом городе, где каждый угождает Пу И, ведь император — это ребёнок-божество.

    Но им манипулировали сначала евнухи, а повзрослев управление переняла на себя Японская империя, жаждущая власти. Роль марионетки преследовала его на протяжении большей части жизни.

    И лишь под конец своего жизненного пути, он казалось бы обрёл свободу, освободившись из тюрьмы он вошёл в мир простым садовником без почтенного статуса.

    Данная картина требует осознанного подхода зрителя, понимания, что тот собирается смотреть. Это удивительная история, трагичная и изматывающая, неуклонно поражающая собой. Я и не вспомню, сколько раз пыталась посмотреть «Последнего императора», хотя фильм ожидал давно, но до определённого момента это было не возможно. Так и должно было быть. В свои 15-16 лет я бы его просто не оценила и пропустила мимо, на него попросту не хватило бы сил.

    Главный актёр «император» — Джон Лоун сотрясает душу свои героем. В лице молодого императора вы видите самоуверенность, но в то же время в этих глазах видна та тяжесть, которая прилагается к статусу фактически «несуществующего» императора. Каково понимать, что твоё величие раздуто, ровно до размеров закрытого города? С правдой тяжело сталкиваться, тяжело начинать жить по-новому, потерянность и наивность очень часто сопровождают Пу И. Запоминается его лицо в конце картины, его состояние — спокойствие, его оставили в покое, наконец-то. А трогательный момент, где он возвращается на трон, будто все трагедии были не в этой жизни.

    Ещё хотелось бы отметить Питера О`Тула. Он играет Джонстона, воспитателя Пу И и выглядит как истинный англичанин. С ним маленький император приобретает помимо воспитателя ещё и единственного надёжного человека, можно даже сказать друга, т. к. евнухи стремились лишь набить свои карманы. Джонстон в свою очередь всячески помогал и поддерживал Пу И.

    О`Тул крайне очарователен, его игра узнаваема и каждая роль самобытна. Джонстон — человек уверенный, спокойный и стремительный. О`Тул прекрасно с этим справился.

    Фильм несомненно красивый, атмосфера, костюмы, обычаи и музыка забирают на время к себе, желая погрузить в одновременно удивительную и печальную историю.

    Это не простое кино, оно требовательно к зрителю и пускай местами может показаться, что оно затянуто, но после просмотра об этом даже как-то не особо вспоминаешь. Остаётся только осознание, что это действительно стоящая картина.

    9 из 10

    30 августа 2013 | 13:00

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>