всё о любом фильме:

Мебиус

Moebiuseu
год
страна
слоган-
режиссерКим Ки Дук
сценарийКим Ки Дук
продюсерКим Сун-Мо, Ким Ки Дук, Ким У-тхэк
операторКим Ки Дук
композиторПак Ин-Ён
художникХонг Зи, Ли Джин-Сук
монтажКим Ки Дук
жанр драма, ... слова
сборы в США
сборы в России
зрители
Корея Южная  22.2 тыс.,    Россия  2.4 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время89 мин. / 01:29
Жена, которой долгое время изменял муж, все свои жизненные силы потратила на ненависть к нему. И однажды вечером, увидев, как он занимается любовью в машине с продавщицей из соседнего магазина, она окончательно потеряла контроль над собой. Ночью, взяв нож, она подобралась к спящему мужу, но тот проснулся и прогнал ее, и тогда она направилась в комнату сына-подростка и нанесла ему страшное увечье…
Рейтинг фильма
IMDb: 6.50 (2968)
ожидание: 97% (447)
Рейтинг кинокритиков
в мире
78%
28 + 8 = 36
6.0
в России
86%
12 + 2 = 14
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 178 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Мое знакомство с творчеством Ким Ки Дука началось именно с этого фильма. На том момент я уже был закален фильмами Пак Чхан Ука и наивно полагал, что готов ко всем особенностям корейского кино. Ан нет, у данного кино особенностей нет, оно само собой являет особенное Совершенство. Совершенство не красоты истории и героев, а тонкой, и одновременно огромной кроваво-красной, драмы.

    Это фильм-притча, без единого слова, но красноречива, почище самых лучших диалогов. Трагедия маленькой семьи, папы, мамы и взрослеющего сына. Папа нашел себе радость в объятиях молодой девушки, мать пытается бороться с депрессией и отчаянием с помощью алкоголя, сын между ними, переживают свою трагедию распада семьи и ценностей. Депрессия матери приводит за собой помутнения рассудка и она пытается решить проблему отсеканием причинного места у мужа-изменника. И промахивается… Затянувшийся алкогольный угар после неудачной попытки приводит ее в комнату к собственному сыну.

    Далее начинается страшный период в жизни отца и сына, поиск решения, метания, повороты сюжета настолько не реалистичны, и в то же время — пугающе реальны, ибо не верить в то, что в таком состоянии герои способны на все, невозможно.

    Это история метания, история изменения, даже мутации, и осознания. Она полна аллегорий и потайного смысла, ее невозможно воспринять однобоко, она многогранна и остается в памяти навсегда. Кульминация — идеальна. Она подводит итог не только материализованному, но и духовному, и только тогда тогда понимаешь, к чему и для всего все это шло. А пришло к тому, к чему должно было прийти.

    Любителям метафоры и аллегорий, философам и тонким ценителям — бальзам на душу.

    10 из 10

    5 июня 2015 | 21:41

    … Даже интересно, что бы по поводу этого фильма сказал дедушка Фрейд и господин Леопольд фон Захер-Мазох. А вот доверить написать книгу по фильму можно было бы Генри Миллеру…

    Шок! Шок! Шок! Гениальный фильм! Жестокий, беспощадный, порнографический, отчаянный, удивительный, по Фрейду. Боже, как же это гениально и нетривиально!

    История о том, на что способны разъяренные женщины, если им изменяет муж. История о том, как жить мужчине без главного мужского органа. История о том, как бывает загублена жизнь неповинного ребёнка из-за полигамного отца и психически неуравновешенной матери. История одной несчастной семьи, которая пребывала в агонии и в аду.

    Нет, а кто-то говорит, что секс не так важен, и что мы люди умные должны были отойти от инстинктов и влечений, и регулировать всё разумом. Ну да-ну да. После «Мебиуса» аж противно стало за свою принадлежность к женскому полу. Что ж поделать, когда в фильме две бабы, и обе психопатки экзальтированные. Квинтэссенция боли, отчаяния, грубости и жестокости. Помешательство. Садомазохизм в его ярком проявлении. Грубый и девиантный секс, куча перверсий. Человеческая похоть. Фиксация на половых органах, на ноже и на ружье. По-фрейдистски точная теория о либидо, разрушении, вине и неразрешённых комплексах. Страшное и грязное подсознание вылилось в драму и такую трагедию.

    Интересно, что чувствовал отец, когда в ту ночь услышал крик оскоплённого сына? То, что вину, — это понятно из всего дальнейшего фильма. А что ещё? А что чувствовал ребёнок, когда узнал, что это и по вине отца такое случилось с ним? Случилось бы это, если мать бы не застала своего сына за мастурбацией в тот вечер? Ведь только после этого она взяла нож. Страшно представить, какие она параллели провела в голове у себя по поводу генов отца и своего сына, чтоб нанести такую травму сыну. Такая женщина должна принудительно лечиться в психбольнице. Женщина, которую возбуждает собственный сын, которая ласкает его как любовница, — это психопатология.

    Удивило, кстати, то, что при наличии таких внутрисемейных отношений не было ни одного (!) побоя, кидания на пол и пощечины за существенные побои я не считаю, вообще в фильме нет побоев -это приятно подкупило. В нашей реальности эта женщина-мать давно бы обрела переломанные рёбра за всё случившееся.

    По поводу откровенных сцен — не так уж их и много, и все очень тактично прикрыты. Тем более та же сцена инцеста в итоге была вырезана режиссером, чтобы фильм вышел в прокат. Тут, конечно, пенетрация на пенетрации пенетрацией погоняет. Но… видеть эту раскрепощённость и грязь — вот он катарсис! Мы стали более свободными в сексуальном плане, но совершенно разучились слышать и чувствовать желания друг друга, физическое насилие идёт об руку с моральным насилием.. От этого и возникают подобные проблемы.

    А ещё Вам когда-нибудь в немом кино удавалось «поймать звуки»? Я поймала. Хотя и безумно хотелось слышать обычные человеческие эмоции: крики, слёзы, стоны, пыхтения, удары и пр. Для меня это придало бы ещё большую уникальность фильму, хотя он и так гениален, зачем что-то ещё.. Передать весь спектр эмоций только через визуальную картину — это безусловный талант режиссёра и актёров.

    Финал фильма, наверное, предсказуем для кого-то. Но я думала, что будет другой финал, и прям до последних минут считала иначе. Бедный мальчик! Как тяжело жить с матерью-психопаткой, как тяжело бороться с жестокими издевательствами со стороны людей, одноклассников, девушек, как тяжело быть посмешищем для других, ведь в обществе всем правит исключительно власть, секс и деньги.

    Но финал всё расставил по своим местам.. И пусть статуя Будды будет для этого ребёнка новым путём в его тяжёлой и обречённой жизни.

    Небольшие недоразумения для меня: 1. зачем мальчик трогал грудь у девушки-проститутки в магазине (начало фильма), если понимал, что секса не будет, но логично бы предположить, что девушка вполне может потянуться к … штанам. 2. Где жена-мать пропадала столько дней после случившегося? Явно не меньше недели прошло. 3. Как ребёнку несовершеннолетнему разрешили сниматься в такой картине???

    Жуть, которую нужно посмотреть каждому, хоть и неудобно рекомендовать. Наташа, наверное, поняла, что у меня устойчивая психика к подобным откровениям, другое дело, что все события в фильме аморальны и не вызывают положительных эмоций.

    Вот это фильм! Самый лучший в подобном жанре… В любимые..!

    Символично, что этот фильм я посмотрела ровно через год после его выхода в прокат в России. А ещё у Ким Ки Дука я смотрела в 2011 году «Весна, лето, осень, зима… и снова весна.» — тоже, кстати, отличный фильм!

    10 из 10

    Спасибо тебе, Наташ, за совет!

    8 ноября 2014 | 15:00

    В один не самый прекрасный день окончательно сошедшая с ума миловидная южнокорейская молодая женщина, достопочтенный муж которой напропалую ей изменял и даже толком не скрывал этого, решила проверить крутость яиц и крепкость ствола своего мужского контингента, лишив и муженька, и несовершеннолетнего сына того, что, собственно, и делает мужчин мужчинами, отличимыми от женщин. Однако это было всего лишь начало в жуткой истории, сотканной из кошмаров извращенного секса и кровавого насилия.

    К глубокому сожалению, такое понятие как «мужское достоинство» для преимущественного большинства людей ассоциируется далеко не с нормами поведения, моралью и силой(не столь внешней, сколь внутренней), а с самым прозаическим органом деторождения. Главный экстремал, радикал и маргинал всего современного южнокорейского кинематографа, знаменитый Ким Ки Дук, прославившийся шокирующим «Островом» и загадочной созерцательно-романтичной «Весной, летом, осенью, зимой… и снова весной», укрепивший свой культовый статус обласканной «Пьетой» 2012 года, в рамках очередного Венецианского кинофестиваля 2013 года представил на суд публики и критиков свой последний и самый, пожалуй, провокационный и вызывающий фильм — «Мебиус», которым Ким Ки Дук в свой зрелый период творчества, будучи уже признанным, решил откровенно и беззастенчиво послать всех на тот ругательный орган, который в «Мебиусе» подвергается наибольшему остракизму вкупе с оскоплением.

    «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастная семья несчастна по-своему», — писал всея русской литературы Лев Николаевич Толстой, и фильм «Мебиус» буквально экстраполирует эту фразу, воссоздавая чудовищные несчастья в одной конкретной южнокорейской ячейке общества, но в художественных рамках ленты становящейся универсальной метафорой всеобщего кризиса современных семейных отношений. Правда, чувства меры и адекватности Ким Ки Дук на сей раз не знает, и довольно быстро из полюсов критики мещанского мелкобуржуазного бытия лента уходит, становясь очень специфическим и по-азиатски жестким шокером. Во всем творчестве Ким Ки Дука натуралистичная жестокость и всеобщий минимализм, даже аскетизм, всегда были главным выразителями режиссерских идей и посылов, подчас подменяя изысканную вязь сложной символики, но в «Мебиусе» жесткие сцены и закос под неотрепетированную, вуайеристически подсмотренную реальность не служат как удачное обрамление основной идеи, ибо вся суть картины заключена исключительно в них и только, отчего иногда теряется нить внятного повествования, и фильм попросту утопает в реках окровавленной спермы и радостях инцеста.

    Плотность хронометража, аскетизм режиссуры и минималистичность актерского самовыражения с лихвой компенсированы содержательной несдержанностью; полное отсутствие вербального общения между героями, прямо говорящее об их взаимной отчужденности, компенсировано не самыми приятными извращениями, которые начинаются сыпаться на зрителей как из рога изобилия чуть ли не сразу: каннибализм, инцест, садомазохистские перверсии, кровавый секс. Банальные пенетрации, скучные иррумации и унылые копуляции вместе с влажной коитальной поэзией с успехом заменены куда как более увлекательными и неординарными позициями и игрищами, которым бы позавидовал и Онироку Дан. Стертая до мяса и кости кисть становится субститутом священного храма вагины, терпкие соки которого теперь окрашены в пятьдесят оттенков красного, а острый клинок ножа словно суррогат отрезанного за ненадобностью фаллоса врезается в плоть. И адская боль, и наслаждение сливаются в единой безумной пляске…

    Увлеченность эпатажными сценами на грани и за гранью фола невольно превращают «Мебиус» в жуткую черную комедию испорченных внутрисемейных отношений, вся драма сведена к крови и девиантному сексу, а сама картина производит впечатление авторской сублимации и провокации, эдаким приглашением режиссера присоединиться к его консумированной вакханалии, приглашением на казнь. Потому и название ленты, «Мебиус», означающее простейший топологический объект, стандартное трехмерное пространство Эвклида, позволяющее без пересечения попасть на иную сторону, выглядит как нарочитая издевка, искусный режиссерский троллинг и не более того. Ким Ки Дук вернулся к шокирующим истокам своей карьеры, забыв, что даже самым великим мастерам позволено далеко не все. Круг замкнулся, полный тупик и кризис, выход из которого Ким Ки Дуку придется искать очень долго, ибо после лебединой песни «Пьеты» «Мебиус» видится регрессом и деградацией, шокером без шока, драмой без драмы и даже метафизический финал является дискретным и вырванным из контекста. Успешно пришить то, что с таким усердием было отрезано, Ким Ки Дуку едва ли удалось. Зигмунд Фрейд чрезвычайно успешно уложил на лопатки Будду.

    7 июля 2015 | 18:17

    Ким Ки-дук сошёл с ума

    Минут через семь после начала я понял, что серьёзно встрял. Встрял по самое «не могу». Как раз в это время мама засовывала в рот и пыталась проглотить половой член, отрезанный ею у собственного сына. Сидя в полном одиночестве в самом маленьком кинозале города, я начал потихоньку сходить с ума… вслед за режиссёром. То, что с Ким Ки-дуком явно что-то приключилось, полагаю, заметно и без сдачи анализов. В таком состоянии уже вряд ли поможет психолог, и обычно надо идти дальше по коридору, прямиком в кабинет психиатра.

    На это имя повелись все: ладно бы только я, но и наши прокатчики, единственные в мире, рискнувшие показать это кино публике, причём без купюр, в отличие от Южной Кореи. Повелся и венецианский фестиваль, который хоть и не в конкурс, но всё-таки взял в одну из программ это корейское безумие, от которого сносит не только крышу, но и фундамент вместе со стенами. Если это самопародия, то слишком беспомощная, если просто шутка мастера, то слишком неостроумная, если провокация, то слишком запоздалая. Провокации — удел молодых неофитов, а в зрелом, 52-летнем возрасте — это уже отдаёт маразмом и клиникой. Хотя возможно, что мы имеем здесь дело с каким-то недоразумением, когда обычно говорят «бес попутал».

    То, что душу корейского режиссёра рвут на части демоны, заметно было уже давно, но что они так серьёзно за него взялись, стало явным только сейчас. По-хорошему, Ким Ки-дуку надо было уходить из кино ещё 10 лет назад, когда он закончил «Весну, лето, осень…». Всё, что было снято после неё — это медленный спуск с горы, неожиданно завершившийся падением в пропасть. В пропасть неприкрытого идиотизма. Пожалуй, никто из культовых фигур, поднявшихся в 1980-90-е годы (Альмодовар, фон Триер, Гринуэй, Кустурица, Озон…), не падал так низко в новом столетии, как Ким Ки-дук, свалившийся в какой-то беспросветный трэш. Из которого, мне кажется, ему уже не выбраться — слишком явственно потерян контроль: чувство вкуса не может настолько сильно и внезапно изменить его обладателю. Хотя вот ведь сумело же… И уже только поэтому данный случай достоин пристального изучения у специалистов в белых халатах. Кажется, я перехожу на личности. Довел-таки меня кореец…

    Зависть к пенису, о которой говорил Фрейд, относилась исключительно к женщинам, которые из-за его отсутствия, по мнению венского доктора, так сильно порой переживают, что могут покуситься на мужское достоинство. Знаменитая «Коррида любви» не просто касалась этой темы, но и отчасти закрывала её. Ким Ки-дук предлагает в «Мебиусе» запредельный случай перверсии: жена, мстя мужу за измену, пытается лишить его детородного органа, но, не сумев справиться с бдительным супругом, направляет свою ненависть на сына. Пока тот спокойно почивает в постели, отрезает проклятый отросток. Так юноша с лицом корейского херувима становится не только калекой-инвалидом, но и посмешищем для сверстников.

    Ким Ки-дук намешивает в сценарии бессчетное количество опять же чисто трэшевых извращений, среди которых можно отметить ещё как минимум два оскопления, беготню по городу с отрезанным пенисом и его дальнейшим исчезновением под колесами машин… В этой связи риторический вопрос: «Что же он такое курил накануне?», — кажется уже некорректным, ибо над больными шутить не принято. Этот кореец ещё никогда не был столь выраженным и законченным «радикалом». Ради кала он пошёл тут на всё, и, получив фекалии патологически-вычурных «образов», разбросал их по экрану, как безумные клиенты психдиспансеров размазывают по бумаге гуашь на занятиях арт-терапией.

    Если снятая годом раньше «Пьета» ещё как-то — порой из последних сил — удерживалась в границах допустимого приличиями вкуса, то «Мебиус» переступил через все красные флажки даже в той зоне, куда отваживаются ходить лишь самые отвязные эстеты. Кореец, как мог, попытался облагородить свой перформанс, во-первых, назвав его в честь создателя одноименной ленты, вроде как символизирующей бесконечность, а, во-вторых, лишив героев дара речи, и переведя повествование в утрированную — немую — форму условности. Но и это не помогло. Вроде как бы и понимаешь, что всерьёз к этому относиться нельзя, но не всерьёз не получается. Рекордное количество перверсий слишком кардинально нарушает пропорции — дуальность между плюсами и минусами, добром и злом. Членовредительство сменяется тут членолишательством, а абсурд обращается умопомешательством.

    Прокат «Мебиуса» завершился полнейшим провалом: две с небольшим тысячи наших зрителей (антирекорд посещаемости ки-дуковских картин в России), надо полагать, как и я, пришли на брендовое имя, рассчитывая, в худшем случае, посмотреть кризисный фильм корейца, но вместо этого попали на его клинический фильм. А это, я вам скажу, две большие разницы. Дальше уже сработало сарафанное радио: категорически не рекомендующее «туда ходить». А поскольку мне сарафанное радио — не указ, то я поплатился сполна, сглотнув эту паранойю, с которой (как бы ни подталкивали меня к этому пробитые защитные механизмы) задним числом уже бессмысленно сводить счеты. И чувствую, что пенисы кровавые во рту теперь мне будут сниться до скончанья века.

    Едва дождавшись финальных титров, я выскочил из зала и тут же лицом у к лицу столкнулся с двумя «корейцами»-гастарбайтерами, вооруженными мётлами и совками. Перекрестившись наотмашь, я припустил вверх по лестнице, к выходу…

    30 декабря 2013 | 17:19

    Это в высшей степени странное кино. Странное, потому что трудно не только определить свое отношение к нему, но даже его жанр. В фильме присутствует драма, чем дальше тем больше набирающая обороты черного юмора, психология, авторский вымысел и даже буддийская философия, но больше всего в нем неоправданной жестокости. Я не большой поклонник жестоких сцен в кино, когда тошнотворный комок подкатывает к горлу, хотя и могу принять тот факт, что для выражения мысли автора в некоторых случаях это даже необходимо. Но такую дикую концентрацию сцен насилия, страдания и боли трудно оправдать благородной истиной в финале. Большинство зрителей, не искушенных просмотром фильмов такого рода, просто не увидят за всей этой чернухой вообще никакого замысла. Фильм очень сильный по вызываемым эмоциям, но жестокостью вызвать эмоции не трудно. Труднее было бы выразить идею другими, менее эпатажными и отталкивающими средствами, но тогда, видимо, не так выделялось бы это кино из общей массы.

    И все же, несмотря на мое внутреннее неприятие откровенной жестокости фильма, я не могу не признать его исключительность. В первую очередь это оригинальная фантазия, события в которой, по большей части, имеют мало отношения к реальности и существуют вне времени и логики, подчиняясь лишь воле автора. Но в этом выдуманном мире герои испытывают самые настоящие эмоции, возведенные в абсолют полным отсутствием речи. При отсутствии характеров героев, без сопереживания их судьбе, без эстетической красоты картинки, абсурдности происходящего, из зрителя тем не менее вытягивают целый спектр чувств, от откровенного ужаса до нервно-истерического смеха и под конец умиротворения.

    Спустя несколько дней после просмотра, когда спала острота переживаний от увиденного, появилось чувство некоторого восхищения болезненно-изощренной фантазией режиссера. Обойдясь без рек крови и вида истерзанных тел, он заострил внимание на чудовищности действия, происходящего в кадре, собрав воедино многие из человеческих извращений и пороков, сделав их основными действующими лицами. И только поборов в себе низменные человеческие желания, ставшие причиной семейной трагедии, главный герой обретает душевное равновесие. Сомнительное отречение конечно, ведь главный герой пришел к нему в состоянии психологической нестабильности и крайнего эмоционального потрясения, а не путем просветления и познания истины вследствие духовной работы над собой. Тем не менее, видимо к этой мысли и подводит режиссер в финале своей жутковатой фантазии. Еще одна мысль родилась у меня при просмотре этого фильма — насколько условны моральные и этические нормы, воспитанные в человеке с детства. Стоит поместить его в определенные условия, и он извернется любым из самых отвратительных способов, лишь бы удовлетворить свои физиологические потребности.

    Можно конечно сколько угодно изобретать красочные эпитеты, изящные словесные обороты и петь дифирамбы оригинальности и откровенности режиссера, но факт остается фактом — он использовал весьма действенные и эффективные, но грубые средства для достижения своей цели. Нужны ли такие фильмы — основной вопрос, который крутился у меня в голове на протяжении сеанса. А если нужны, то кому?

    Впечатлительным и ранимым натурам смотреть строго воспрещается, так же как и закостенелым консерваторам, любителям романтических комедий и т. д. А вот циникам, извращенцам, обладателям крепкой нервной системы, немногим поклонникам откровенного азиатского кино — веселого просмотра.

    13 ноября 2013 | 09:23

    Моё знакомство с Ким Ки Дуком началось далеко не с «Мебиуса», за это время я успела искренне полюбить его фильмы и оценивать работы других режиссеров через призму азиатского кинематографа. Размеренность, символизм, культура, которую нам наверное никогда не понять до конца — все это является визитной карточкой любой его картины. Почитав комментарии предшественников о том, что это полный провал и пасть ниже просто некуда, конечно же подготовила себя к худшему. А что же я увидела на самом деле?

    На экране перед нами предстает семейный конфликт (ну если это конечно можно так назвать) который заканчивается кровавой расправой над не в чем неповинным подростком. Дальше больше: сцены насилия над любовницей отца семейства, попытки найти действенный способ удовлетворения сексуальных потребностей и всякие другие разные разности не укладывающиеся в моей голове. Хотелось бы немного заострить внимание на том, как и чем можно заменить обычный и ни чем непримечательный секс.

    Ведь не каждый бы на такое решился! Не говорит ли нам это о гипертрофированности сексуального влечения главных героев? Но в «Мебиусе» не только с этим перебор… Все краски настолько сгущены, что может даже показаться, что Ким Ки Дук и в самом деле был немного не в себе когда писал сценарий и снимал всю эту вакханалию. Конечно первое впечатление после просмотра желает лучшего… Но, зная любовь автора к символизму я не могла выбросить этот фильм из головы! Конечно же, я не думала о нем 24 часа в сутки, но периодически какие-то идеи и мысли все-таки возникали. И вот через некоторое время на меня нашло прозрение! Когда это наконец произошло, многое в фильме стало на свои места, то, что казалось лишним, пошлым или непонятным на самом деле — являлось ключом к разгадке! А разгадка настолько прекрасна, что возникает желание пересмотреть этот фильм еще не раз и еще не раз удивиться его глубине.

    Вот такая моя история, в которой осознание увиденного и его суть приходит далеко не сразу, кстати, «Мебиус» один из немногих фильмов Ким Ки Дука к разгадке которого я смогла хоть немного приблизиться.

    Хотелось бы добавить, что я отдаю себе отчет в том, что в этом фильме каждый увидит свой смысл и двух одинаковых мнений здесь быть не может!

    10 из 10

    P.S. Пусть все живые существа избавятся от страданий и примут прибежище в Будде, Дхарме и Сангхе!

    26 июля 2014 | 19:46

    Наверное нет более известного корейского режиссера, чем Ким Ки Дук. Ведь именно благодаря ему весь мир узнал о достойном качестве корейского арт кино. Еще за долго до того, как на вершину пьедестала взобрались такие гении как Пак Чхан Ук, Бон Чжун Хо и Ким Чжи Ун. Тем более, что именно Ким Ки Дука можно смело считать одним из главных новатором и «зачинщиков» жанра азиатского эктрима. Так как каждой лентой Ким Ки Дук уже давно отбил какую либо чувствительность у зрителя как в плане отдельно взятых сцен сексуального характера, так и сцен чрезмерного насилия. Вот и данная картина в очередной раз представляет уникальную способность Ким Ки Дука сочетать на экране эстетическую и авторскую красоту с чрезмерной жестокостью и насилием, которые изящно приправлены как глубокофилофоской драмой, так и саркастическим стёбом на определенные человеческие нужды современного мира.

    Можно долго гадать, настолько отвратительным, жестоким и откровенным был первоначальный вариант ленты, который стал причиной бушующих скандалов и запрета демонстрации ленты даже у себя на родине. Как бы там ни было, даже в финальном монтаже с «ампутацией» еще более жестоких и отвратительных сцен, фильм всё же умудряется сохранить за собой лавры отвратительного, отталкивающего и чрезмерно жестокого кинопроизведения. Где казалось бы, камера обходит все откровенные демонстрации половых органов актера, но всё же в полной мере воссоздаёт на экране всю пошлость и отвратность человеческой похоти. Точно так же, как и всю жестокость человеческого рода, которое хоть и было продемонстрировано в утрированной форме в картине, но всё же произвело сильнейшее впечатление на фоне действительно жестоких сцен картины. Хотя откровенно говоря, Ким Ки Дук уже давно научился напускать жести нисколько её визуальной демонстрацией, а скорее атмосферной. Отсюда и не удивительно, что фильм получился чрезмерно странный и тяжелый, а отсутствие каких либо диалогов лишь усиливают тут вакуум, которым пропитан фильм от начала, до конца и который в конечном счете передаётся зрителю.

    Идеологически фильм получился еще более сложным. Практически с первых же кадров создаётся ощущение, что режиссер и сценарист ленты Ким Ки Дук не просто решил отразить на экране всё самое сложнейшее, что интерпретируется у киноманов с приставками авторского кино и арт-хауса, но и пойти значительно дальше. Тем самым, заметно усилив эмоциональный накал и её градус проникновения в сознание зрителя. Таким образом, словно ампутируя ту чувствительность человека, которая бы позволила увидеть на экране всё даже с чрезмерным юмором. Ведь по сути, ампутация полового органа молодого парня его матерью ничто иное, как обычная аллегория на новые ценности в современном мире. Где люди становятся всё более и более одержимы сексуальным возбуждением, но при этом растеряли испытывать возбуждение чисто физически.

    Именно к этой теме обращался режиссер Джозеф Гордон-Левитт в своём дебютном режиссерском полном метре. Вот только если речь там была о порнографии как таковой, то тут всё держится на исключительном насилии и мазохизмах, которые скрываются во многих людях даже тогда, когда они сами этого не понимают. Можно долго говорить, что пожалуй именно ампутация полового органа юного героя провело его к духовному просвещению. Хотя дело тут в другом. Скорее в том, как именно наши «больные склонности» и прочие погони за экстримальным сексуальным возбуждением «ампутируют» у человека душу. Тем самым, превращая человека в безмолвную тень, а жизнь в обычную серую пустоту, которым является как продемонстрированный на экране мир, но и населяющие его персонажи.

    Очень сложно тянуть роль без каких либо слов. Исключительно за счет выражения лица, мимики, языка тела и жестов. Так что, задача перед актерами ленты встала наисложнейшая. Тем не менее, справились все актеры со своими задачами великолепно. Настолько, что местами вовсе не ощущается как нехваток диалогов, так и музыки и в этом идеально преуспела исполнительница главной роли Ли Ын У. Учитывая то, что в картине ей довелось сыграть два абсолютно разных персонажа, обоих она раскрыла просто великолепно. Что мать с отсутствием парочки винтиков и болтиков в голове, что любовница с немного иными бзиками. Игра сильнейшая, персонажи сложнейшие и в добавок сама Ли Ын У располагает своей чрезмерно привлекательной внешностью. Сильнейшее впечатление произвели и Чо Чже Хён с Со Ён Чжу, которым как удалось раскрыть своих персонажей великолепно в сольной интерпретации, так и выдержать их в рамках «эдипового комплекса».

    9 из 10

    Мебиус — это по меньшей мере странное кино, в котором главный «азиатский экстремист» Ким Ки Дук словно сочетает эстетические красоты с чрезмерным насилием и отвратительными откровениями в изящной форме авторского кино. Кино сложнейшее, но уж точно способное подвести зрителя к полноценному эмоциональному катарсису вне зависимости от гендерных различий.

    13 декабря 2013 | 08:28

    «Получение собственного удовлетворения любой ценой!» — вот о чем на мой взгляд этот фильм. Не важно на что придется пойти, неважно какие жертвы придется принести, даже физическая боль не останавливает, а скорее подстегивает героев. Желание обладать здесь переходит все границы, нет предела человеческой жадности и жестокости. В основе всего, как и обычно это бывает у Ким Ки Дока — противостояние мужчины и женщины, доведенное до крайности. Когда смотришь на всё это, невольно думаешь: «Да нет, это точно не обо мне, что за извращение, наверно режиссер чем-нибудь болен!!!». Но… болен не режиссер, а общество, которое кастрирует само себя, возводя в культ свои потребности, какими бы низменными они не являлись. До Южной Кореи эта болезнь уже давно дошла, они заразились от запада и лечение дается с трудом.

    Я сначала не могла понять, почему именно «Мебиус»? Лента Мебиуса — простейшая неориентируемая поверхность с краем. Попасть из одной точки этой поверхности в любую другую можно, не пересекая края. Находясь на поверхности ленты Мебиуса, можно было бы идти по ней вечно. Вот так и люди, вечно озабоченные одним и тем же, не замечают как из раза в раз теряют душу и разрушают себя, пытаясь насытить тело. Показанное в картине Ким Ки Дока, разумеется слишком откровенно, жестоко и отвратительно. Но возможно ли это? Да, к сожалению возможно, и сейчас возможно как никогда раньше.

    Разумеется я могу ошибаться, но в рамках работ этого режиссера ошибки восприятия не редкость, поэтому он мне и нравится. В заключении скажу, если это Ваш первый фильм Ким Ки Дока — не смотрите его, а иначе рискуете понять все слишком буквально.

    19 ноября 2015 | 12:05

    С первых минут перед зрителем предстает достаточно ясная картина затянувшегося семейного конфликта: муж, похоже, в грош не ставящий свою жену, увяз с головой в вечных интрижках, не чураясь прелюбодействовать в машине под окнами собственного дома. Крайне удрученная таким положением вещей, жена решает лишить бабника мужского достоинства, но, не сумев воплотить безумную идею в жизнь, в порыве отчаяния отсекает детородный орган собственному сыну. Что, в свою очередь, влечет за собой еще более шокирующие последствия.

    Ким Ки Дук, естественно, не был бы самим собой, не стань его новая работа поводом для очередного скандала — отчаянный радикалист, он, кажется, все больше склоняется к мысли, что эпатировать исследуемый материал достаточно: некоторые обычно снобствующие пуристы, конечно же, заявят о новаторстве в корейском кинематографе, об изяществе собственного киноязыка — что было даже в прошлогодней, увенчанной «Золотым львом» «Пьете» — но на деле же, испещренный вдоль и поперек перверсиями, «Мебиус», если не закат карьеры вроде бы еще молодого для публичной расписке в маразме режиссера, то точно демонстрация личного инфантилизма. На минуте седьмой мы видим, как мать заглатывает только что отрезанный пенис ни в чем не повинного чада, на пятнадцатой школьники избивают прогнувшегося под грузом вины папашу, пройдет еще немного — и оба будут старательно доводить себя до оргазма, растирая кожу камнем едва ли не до костной ткани. Менее чем полуторачасовое действие наполнено откровенно дикими ситуациями, а единственное, что мы слышим — это кряхтения от очередного извращенного полового акта, да вскрики от истязания молодых, и не очень, тел; и того, и другого, в сценарии с избытком.

    С остервенением, достойным иного применения, Ки Дук выплескивает собственные психологические комплексы на экран, маскируя их под некий таинственный обряд, заканчивающийся логичной инициацией. Дважды воспроизведенное поклонение фигурке Будды, мало что объясняет, метафоры, превалирующие страсть как катализатор к нравственному падению, похоть как доминанту сегодняшнего морального облика человечества, к сожалению, не помогают проникнуться сочувствием к главным героям. Более того, временами не остается сомнений, будто перед нами комедия абсурда, где черный юмор заставляет и фон Триеровские выпады вспоминать без содрогания, но, если и оставлять в подобной теме пространство для острот, то только так незаметно, как у Виндинг Рефна. И если у последнего перенесенный на большой экран фетиш и профессионально выстроен, и обладает несомненной художественной выразительностью, то «Мебиус» больно смотреть еще и из-за вопиющей унылости постановочного толка: больше похоже не на творческий минимализм, а на работу не очень способного ученика в киношколе.

    А самая же считываемая аллюзия, это ни много ни мало, импотенция того, кто отдавал четкие инструкции за кадром. Буквально крик о помощи, и, безусловно, бессилие не физического, а скорее, духовного толка: в таких запущенных случаях, подобный порок может остаться на всю жизнь. Приговор для того, кто каждый год возвращается проверить нас на прочность, страшнее некуда.

    4 из 10

    13 ноября 2013 | 16:46

    Априорная фабульная простота «Мебиуса» имплицитно нивелируется Ким Ки Дуком через симультанное редуцирование вербального слоя недискретного текстуального потока и миметическое объединение акта любви и акта пытки. Больше того, минимальные математические коннотации диегетически объединяют боль и наслаждение. Рукоять ножа в ладони женщины. Лезвие в спине мужчины. Коитус посредством стали обращает к поиску первопричины невозможности оргазма через традиционную стимуляцию. Спонтанная кастрация невинного юноши вынуждает виновника, отца, в агонии злобы на собственную похоть погружаться в мир трансплантологии и искать субституты секса, эквивалентные по своей эффективности. Исследование возможностей человеческой физиологии приводит к самосвежеванию через убожество примитивных механических фрикций.

    Апелляции к математическому аппарату детерминируют поиск чувственности в науке. Консолидация похоти и ее последствий подводит к начертанию определенного знака. Лента Мебиуса, односторонняя поверхность, позволяющая попасть из одной ее точки в другую без пересечения грани, реализована через суггестивную атаку на Супер-Эго. Человеческий универсум разрушен Ким Ки Дуком, физическое и психологическое унижение постфактум ведет жертву в объятья палача. Весьма добротная почва для изысканий на почве антропологии и психоанализа. Сама лента иногда ошибочно считается прототипом знака бесконечности. Однако, родство их весьма близко. Семиотические процессы фильма словно зациклены, либо закручены в спираль, это вытекает и из повествования, его линеарность условна, витки хорошо различимы, каждая новая жертва порождает новую. Интерпретанта прямо дана в названии, означающее и означаемое определить достаточно просто.

    Эксцесс доминирования агрессивной деструкции дестабилизирует пуритан. Агония содомитских игрищ финализируется мимической загадкой на устах главного страдальца. Его существо испытало на себе весь спектр чувственных переживаний. Боль и унижение сливались с сексуальными перверсиями, объект желания и объект ненависти были приманкой, атеистической фигурой, знаком низменных желаний и страстей, противопоставленных пойманному в круг света ручного фонаря Будде, чье явление обязывает к построению дедуктивных выводов после сопоставления всех представленных авторских конструктов.

    14 ноября 2013 | 18:22

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>