всё о любом фильме:

Остров

Seom
год
страна
слоган-
режиссерКим Ки Дук
сценарийКим Ки Дук
продюсерЮнь Ли
операторСо-сик Хванг
композиторЧон Сан-юн
художникКим Ки Дук, Юнь-жун Джу
монтажКён Мин-хо
жанр триллер, драма, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
Испания  44 тыс.,    Франция  33 тыс.,    Чехия  7.6 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время93 мин. / 01:33
Номинации (1):
По безмятежной глади озера дрейфуют плавучие рыбацкие домики, их хозяйка, загадочная и молчаливая Хви-Джин, днем продает рыбакам еду, а ночью — свое тело. Она покорно терпит издевательства своих гостей, не подозревающих, что их жизнь целиком зависит от ее воли и капризов. Но когда в одном из домиков поселяется бывший полицейский, убивший свою подругу, между ним и Хви-Джин возникает странная связь, непреодолимое влечение, которое можно удовлетворить лишь жестоким сексом на грани безумия. Считая себя хозяйкой нового гостя, Хви-Джин устраняет всё, что мешает ей быть рядом со своим любовником, который раз за разом пытается сбежать от нее. Они стремятся друг к другу, как рыбы к приманке, не понимая, что впереди их ждет неминуемая трагедия…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
76%
26 + 8 = 34
6.4
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Трейлер 02:00

    файл добавил(Important***Line1981)

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 8.0/10
    Этот южнокорейский фильм впервые в нашей стране был показан во время фестиваля «Лики любви» в январе 2001 года и вызвал неоднозначное отношение. Редкий кинокритик, описывая произведение режиссёра Ким Ки Дока, шокировавшее публику ещё на Венецианском кинофестивале 2000 года, отказал себе почти в садистском удовольствии долго перечислять натуралистические подробности всевозможных манипуляций с рыболовными снастями и человеческими телами, что, несомненно, присутствует в данной ленте. Однако является ли это главным?! Можно предположить, что критическое смакование садомазохистских страстей в картине «Остров», как и непременное упоминание якобы имевших место фактов, что кто-то упал в обморок во время сеанса, а другие заходились от крика, на самом-то деле, даже вредит этому фильму. Он вообще обманчив и всё время норовит направить зрителей по очередному ложному следу, что даже присуще творческой манере Ким Ки Дока, как можно судить по его следующей работе «Реальный вымысел», которая была представлена в конкурсе Московского кинофестиваля в 2001 году и, увы, вовсе не отмечена жюри. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 6202 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Фильм потрясает сознание. Его невозможно выкинуть из головы на следующий день, как, скажем, выбрасывают бульварный роман на полки букинистического отдела. И все потому, что режиссер не дает объяснений в привычном нам виде — текстовом, он преподносит зрителю «говорящую» картинку. Только вот чтобы ее «прочесть», нужно усердие, которое занимает, порой, не мало времени.

    Не стану распространятся о сюжете картины, о героях, а заострю внимание лишь на пейзажных сценах. Мы, городские жители, уже практически не способны видеть красоту природы, и нам привычны фильмы в пределах одной комнаты, где фоном для действующих персонажей служат статичные предметы, практически ничем не цепляющие глаз зрителя. В фильме «Остров» все не так, там каждая сцена природы — это не просто фон действия, а Картина, практически возведенная в ранг действующего лица, неповторимая и прекрасная по-своему.

    И, наконец, вода! Вода, как известно, является символом жизни. Ким Ки Дук открывает зрителю новый взгляд на это привычное вещество. Он поражает воображение даже самого приевшегося киномана разнообразием водных сцен. Безупречно сочетается сюжетная линия с фоном картины, они взаимодополняют друг друга. Это позволяет более глубоко вникнуть в фильм. Здесь и проливной дождь, который отражает душевное состояние главной героини, и отдельные капли, падающие на деревянный тротуар, и черная ночная гладь озера, символизирующая «темные дела`Хви-Джин, и утренний туман, как предвестник недоброго, и грязная вода лужи на дороге, по которой проезжает сутенер и проститутки, вода здесь и источник дохода за счет ловли рыбы, и могила для соперницы Хви-Джин… — все это лишь крупица из того, что можно увидеть в самом фильме.

    3 марта 2011 | 23:59

    «Остров» напоминает медитативное состояние буддиста — вроде бы он находится в настоящее время здесь, но разум его в поисках катарсиса отправился в далекие-далекие странствия. По мере просмотра меня не покидала мысль, что Ким Ки Дук показывает нам форму (тихое озеро, одинокая женщина, продающая свое тело рыбакам по ночам, рыбацкие домики с заселившими их судьбами, мужчина, ищущий покоя в смертельных объятиях), лишь иногда приоткрывает содержание (моменты совершенного во всех отношениях секса, финальные сцены, наполненные символическим, доходящим до гениальности смыслом).

    Хви-Джин, судя по всему принявшей обет молчания от депрессивного образа жизни, испытывает противоречивые чувства к своему новому гостю с непростой судьбой. Её тянет к нему, как рыбу тянет на наживку и, отдаваясь ему, она забывает свой тихий, размеренный образ жизни, пропитанный одиночеством. Большинство их поступков трудно назвать логичными (как, например, побег с места преступления на рыбацком домике), которые отдают больше отчаянностью своего положения, нежели трезвым расчетом, но выглядят по-настоящему трогательными.

    Скандальные сцены, из-за которых некоторые впечатлительные зрители падали в обморок, не просто разбавляют затянувшееся однотонное повествование, а практически исчерпывающе раскрывают характеры персонажей, так как никто из них не отличается особой говорливостью. Во многом шокирующие, они приоткрывают тонкую грань душевного состояния героев и позволяют понять их без всяких слов.

    Но все же к фильму остаются вопросы, особенно к сцене «суицидальной попытки проститутки освободиться». Похоже, что Ким Ки Дук является настолько умным и начитанным человеком в области уголовного права, что на наглядном примере показал «суицид по неосторожности» — звучит абсурдно, но представить можно. За исключением этого положения, даже две финальные символические сцены кажутся понятными и раскрывают смысл названия фильма.

    Вывод: экзистенциальная притча о любви, раскрывающая новые грани любовных взаимоотношений. Хороший фильм.

    9 февраля 2011 | 20:13

    Ким-ки-дуковский «Остров» — фильм о больной любви, но больна она не потому что двое людей любят как-то ненормально, а потому что любовь для них обоих болезненна. Условия, в которых герои «островного» кинопространства должны существовать — это условия, которые они приняли сами, с чем они согласились когда-то, сделав именно так, как сделали. Поэтому они молчат, поэтому их чувства приносят столько боли, потому что выхода у этих чувств нет, как нет и ничего другого вокруг — только река, только эта возможность жить.

    Понятна боль женщины, ничем абсолютно невозмутимой внешне, разрываемой больной ревностью изнутри, снедаемой любовным сумасшествием. Понятна боль мужчины, его отчаяние, его смирение, его прошлое, его настоящее. Эти двое, они любят друг друга, потому что одинаковы, они ненавидят друг друга, потому что одинаковы. Они уплывут вместе, молча, потому что они одинаковы, и обсуждать им нечего.

    Ким Ки Дук изучает природу любви, делает это, отдавшись целиком: если чувство, то страсть, если боль, то до смерти. Но эта смерть не физическая, эта боль не телесная, это кровь не тела, а духа, и это смерть духа, когда он уже перестает быть частью человека, этот дух воплощается во всем, что вокруг. Люди, полюбив, перестают принадлежать себе.

    18 октября 2008 | 19:58

    Эти маленькие скудные домики, так похожие на мелкие и жалкие мирки приезжающих сюда людей. Эта атмосфера беспросветной безысходности, грязи и крови добавляет эффект и без того не самому приятному сюжету, что заставляет зрителя закрывать один глаз рукой, а другим безотрывно смотреть и оставаться на месте как вкопанному.

    Все в фильме говорят (уже удивительно!) относительно много, если учесть чей это фильм. И только главная героиня всегда молчит, как немая, как рыбы, появляющиеся в кадре почти также часто, как и актёры. Только однажды мы слышим единственный душераздирающий крик героини. И в этом она вся — сгусток сумасшедшей боли с истерзанным до бесчувственности сердцем, которое всё равно, во что бы то ни стало, неистово хочет любви, счастья и жизни. Но можно ли счастливо жить и любить, если отобрать то же самое у другого?

    Главные герои, такие же одинокие, таинственные и холодные, как рыбы, ловят друг друга на крючок в прямом и переносном смысле, причиняя этим друг другу невыносимую, но сладостную боль, почти задыхаясь от смешанных чувств и ран душевных и физических. И они по-своему счастливы в этом страдании! Не случайно свой домик они красят в ярко-жёлтый цвет — цвет императоров и цвет беззаботного счастья. Их странное чувство, которое всё же не хочется называть любовью, делает этих жалких людей императорами внутри их отношений.

    Посмотрела уже половину картин Ким Ки-Дука. И в «Острове» тоже не обошлось без его «визитной карточки»: жестокость и насилие произрастают в его героях отнюдь не от плохого воспитания, а от переизбытка неимоверно острых эмоций, зачастую очень даже прекрасных самих по себе. При кажущемся внешнем спокойствии, герои абсолютно неадекватны в действиях, как будто с сильно преломленной и нездоровой психикой. Они молчат, но эмоции через край. На самом деле герои абсолютно здоровы, просто они — это каждый из нас внутри, по-своему немного сумасшедший и утрированно показанный на экране таким, какой есть.

    Ну и конечно же, конец фильма, что говорится на грани, как и всегда у Кима, на первый взгляд может показаться полной бессмыслицей, но тем самым вгоняет в состояние глубоких раздумий и позволяет зрителю попробоваться в сорежиссёры.

    Справедливо иронично подметить, что герои фильмов Ким Ки-Дука обретают счастье или некое его кажущееся подобие (и скорее всего ненадолго), только порядком помотав друг другу нервы. А иначе и счастье не счастье, и гениальное кино не гениальное, и Ким Ки-Дук не Ким Ки-Дук.

    Определённо, смотреть стоит. Красивой картинки не будет, но впечатление останется сильное.

    18 января 2009 | 16:14

    Ким Ки Дук — это тот человек, который в каждом своем фильме доказывает, что все же лучшая рифма к слову любовь — это кровь. И в этой мысли, похоже, нет никаких метафор, а вот в его прославленном «Острове» никакого острова, по сути, и нет, есть лишь крохотные домики на понтонах прямо посреди озера, хранящего в себе много зловещих тайн. В этом далеком от цивилизации месте находят прибежище преступники самых разных мастей, среди которых оказывается бывший полицейский, убивший свою жену и ее любовника. Единственным развлечением островитян остаются рыбалка и девочки, которых привозит хозяйка домиков, красивая, но мрачная женщина Хви-Джин, впоследствии раскрывающая темную сторону женской всепоглощающей страсти.

    Некоторое время назад широкая общественность определяла фильм Ким Ки Дука по многочисленным молчаливым сценам и считала это его фирменным приемом. Но чем больше кино из разных стран проникало в Россию, тем становилось очевиднее, что снимать почти без диалогов — это не блажь корейца Кима, а популярный в артхаусном кино художественный прием, с помощью которого осуществляются претензии на реальность происходящего. А потом и вовсе популярность Ким Ки Дука привела к тому, что его стали считать не таким уж выдающимся и вообще попсовым. К слову сказать, и фестивальной публике не хватало чего-то социального или политического в его фильмах, и очень часто он оставался без призов, когда другие с абсолютно невыразительными лентами увозили к себе Золотых Медведей и Львов, лишь потому, что попали в тренд. И все же, переключая каналы и наткнувшись на его картину, а такое частенько бывает, у вас есть возможность угадать, что это его «Остров», не потому что герои как воды в рот набрали, а потому, что при этом их молчание не оборачивается для зрителя пятнадцатью минутами бессодержательного малоподвижного созерцания очередной стены.

    Я это все к тому, что первые картины Кима, прославившие его, были как раз такими: безмолвными и пронзительными, в чем-то даже вызывающими и неизменно прекрасными. «Остров» стал его четвертой работой. В нем было достаточно экзистенциальной абстрактности, чтобы озадачить зрителя, и что важнее, проявилась основная тема всего его творчества — невозможность людей понять и принять друг друга вплоть до садомазохизма. У Кима почти всегда в центре внимания Мужчина и Женщина, которые испытывают неодолимое взаимное притяжение, но когда они сближаются, происходит нечто вроде шокового эффекта, и обязательно проливается чья-то кровь.

    Вероятно, что режиссер сам не верит в жестокость отношений между людьми, но через все эти образы, фактически занимаясь «символической буквалистикой», он демонстрирует предельную грань страсти Хви-Джин и полицейского. В «Острове» фраза «попасть на чей-то крючок» отнюдь не является аллегорией, в чем вы можете убедиться, посмотрев, как героиня вытягивает своего любовника удочкой из озера, и уже не вертит перед ним носом. Если разобраться в логике Ким Ки Дука, который практически все снимает на символах, то нетрудно догадаться, что эти самые крючки, на которые попался полицейский, каким-нибудь способом попадут и в тело Хви-Джин, чтобы и она смогла доказать свою любовь. И в этом нет никой дикости или абсурдности, иногда в любви люди теряют разум.

    На фоне живописнейшего озера разворачивается, в прямом смысле слова, криминальная история, так или иначе намекающая, что двум людям не нужны третьи лица, и от них нужно избавляться. В «Острове», конечно, эта мысль доноситься буквально, и когда водолазы готовы поднять со дна озера не только дорогие часы, случайно упавшие в воду, домик на понтонах с героями уносится вдаль. А там уже, когда все неприятности позади, Ким Ки Дук от всей души делится своим видением, как мужчина входит в жизнь женщины, и где на самом деле находится уютное гнездышко. Если я, конечно, все правильно понял.

    9 из 10

    2 сентября 2011 | 02:06

    Для начала: заметила, у Ким Ки Дука в каждом фильме вода. Еще минимум персонажей (наверное, вода и заменяет массовку, прекрасно оттеняя одиночество и отражая главных персонажей) и красивая музыка.

    Ким Ки Дук умеет снимать фильмы об отношениях между мужчиной и женщиной, не подменяя «суровую правду» розовой перхотью. Что соавпадает с моими страхами о любви.

    Чудовище, которое создал мир, чудовище, правящее миром. Он убил свою любовницу, она — бог: кормилица и прислуга, в ее же лице (им) является воздаяние за преступление против бога. Бог не судит, бог молчит и оценивает. Справедлив ли бог — ты не знаешь. Бог — это тот, кто принимает за тебя решения. Бог всевластен и всеблаг.

    И вот они встретились. Война за любовь. Неужели мужчина и женщина обязательно должны пройти через весь этот ад, чтобы потом наступил краткий период затишья, где любовно сходятся кисточки, закрашивая прошлое солнечным светом? И даже самае милая с виду парочка на самом деле — двое чудовищ, терзающих друг друга, две рыбы, поймавших друг друга на крючок! Когда же Остров всё же наступит, прошлое настигнет нас, разорвёт, от себя ведь не убежишь. Но мы попробуем сбежать, урвём себе еще неделю мира…

    Последнее слово в этом фильме — за волевой богиней. Автор воспевает женщину и одновременно нивеллирует ее божественность. Он же обречен на самого себя. Обречен прятаться в зарослях островка камышей. Обречен быть этим островом.

    16 декабря 2012 | 04:18

    Скандальная южно-корейская «Ложь» пыталась (и небезуспешно) конкурировать с наследием Маркиза де Сада и «Сало» Пьера Паоло Пазолини. «Остров» — следующий шокинг южных корейцев — по части мазохистской изощренности вполне способен составить ей конкуренцию.

    Плавучие рыбацкие домики дрейфуют по залитому туманом озеру. Здесь живет девушка Хви Чжин, которая занимается тем, что доставляет рыбакам и всякого рода подозрительным личностям еду и гостей — от путан до служителей закона. Однажды в одной из таких плавающих хибар поселяется странный молодой человек с суицидными наклонностями. Его преследует видение жестокого убийства подруги, и потому он раз за разом пытается покончить с собой. Но в тот момент, когда он уже подносит пистолет к виску, из воды выныривает Хви и «предупредительно ранит» юношу в ногу…

    Следующая попытка расстаться с жизнью чуть было не заканчивается «успехом». Парень заглатывает связку рыболовных крючков, а затем принимается остервенело тянуть их наружу, разрывая собственные внутренности. Но тут снова на помощь приходит Хви, которая щипцами извлекает снасть из горла самоубийцы. Так между юношей и спасительницей возникает «роковое влечение», необъяснимое с позиций здравого смысла.

    Когда оклемавшийся парень собирается покинуть Хви (не то русалку, не то амазонку, не то сирену, способную преодолевать неправдоподобно большие расстояния под водой, да еще и выходить из нее сухой), она не находит ничего лучшего, как тоже «прибегнуть к помощи» рыбацкой снасти. Те же самые крючки она загоняет себе в вагину. Дикий крик заставляет парня вернуться в хибару и сделать возлюбленной гинекологическую операцию. Так любовный угар набирает силу…

    Отсутствие традиционных психологических мотивировок и масса алогичных (особенно для европейского зрителя) действий не расшифровывают, но обнажают яростную природу человеческих отношений. Увидев друг друга, влюбленные предпочитают сначала заняться любовью — с еще не изъятыми из плоти крючками, и лишь затем приступают к их извлечению.

    Главный корейский шокмен Ким Ки-Дук в этом фильме, похоже, окончательно определяется с собственным стилем, с индивидуальной брутальной эстетикой, замешанной на членовредительстве и боли. Он уравновешивает первобытную жестокость героев поэтическими красотами озера, будто замершего посреди мироздания. Полифония цветов и звуков, минимум слов и максимум любовного томления и недосказанности…

    Главным символом фильма, однако, становится не остров, который в буквальном смысле здесь отсутствует, а именно крючки. На них добровольно, по очереди, насаживают себя, как приманку, влюбленные.

    1 августа 2012 | 18:18

    Я извиняюсь перед столпами мысли, чьи рецензии уже обнародованы на страничке фильма за то, что видимо не смогу поддержать их в их зеленьком поклонении этой картине. Возможно, все заложено в ином воспитании, в ином мировоззрении, или понимании сущности бытия, личностного бытия, но вполне осозновая о чем нам рассказывает режиссер, я не могу понять зачем он это рассказывает так.

    Уж сколько копей сломано об того же Фон Триера с его нелогичными поступками и надуманными ситуациями, но неприятие позиций европейского разрушителя моралей, оказываются самыми правдоподбными картинами по сравнению с этим фильмом. Я допускаю, что больше половины фильма это один большой символ. Символизм которым наполнен фильм читается и радует лихо скроенными ассоциациями, но понимание героев не приходит. Да — озеро как само нутро, в которое отправляют плавать рыб инвалидов, не добивая их из жалости и рубя здоровых и целых животных на куски, словно не тронутые души это экспериментальный полигон. Да — туалет, который открывается в эти души исподтишка, боль душевного страдания одиночества, пронзающая ненужной жалостью спину уходящей иллюзии мгновения счастья, тела. одно за другим спускаемые в бездну памяти и по-глупости, из прихоти, внезапно всплывающие откуда ни возьмись. Да в конце концов готовность покарать себя за возможность отпустить себя, готовность сделать нечто, что остановит время, примирит чужие эмоции и заставит другого сделать не желанное. Но при всем этом я не могу понять таких реакций на происходящее, даже на грани последней надежды, саой жестокой и беспощадной, нити которую отпустить можно только умерев. Действия второстепенных персонажей становятся странными допущениями в угоду символу, за гранью художественности, а основные герои похожи на психиатрических больных. Я не верю в такое проявление любви, в такие брызги внутренней борьбы — это вне моих личных граней осознания, даже не принимая в расчет сами привычно шокирующие телесные выдумки автора. Это поевдение болезни, и оценивать в рамках сюжетной постановки, при видимых мной символизмах, я это не буду.

    Кроме всего прочего при схожести общего пейзажа, это не «Весна, лето…» даже близко и разделить восторг декорациями фильма я тоже не могу. Игра актеров не кинематографична, а театральна — лично мне смотреть на такою актерскую работу смотреть было не комфортно.

    В сухом остатке: может и понятая, но не разделенная, в том числе по методам выражения, и конечному результату сильной мысли, картина.

    13 июля 2010 | 01:54

    В целом «Остров» можно охарактеризовать как меланхоличный фильм, пронизанный символизмом. Ким Ки Док всегда отличался непревзойденным умением спекулировать на чувствах людей, заставлять каждого задуматься, а принял бы он то, что его сознание обычно идентифицирует как извращение или сумасшествие. Именно такими можно и назвать главных героев этой картины — странную девушку, придушенную молчанием и молодого мужчину, связанного отчаянием. Каждый из них в этом небольшом мире разноцветных плавающих домов и вечно стучащегося дождя играют свою роль. Хи Джин доставляет всякого рода удовольствие приезжим рыбакам, а Хьюн Шик оказался здесь, чтобы встретить свою кончину.

    На этом «Острове» каждый настолько сосредоточен воплощением своего образа, что кого-либо абсолютно не волнует образ окружающих. Так происходит и в реальной жизни. Ты плывешь по своему течению, вертишься на своей орбите. Но в один момент начинает играть свою роль и все прелести нашей человеческой организации. На «Острове» Ким Ки Дока двух погруженных в себя людей объединило, как ни странно, равнодушие. Равнодушие к жизни, которое вернуло их в этот мир. В мир, где царствует боль и страх.

    Как оказалось, это был их последний шанс. Ключевыми стали два эпизода, когда оба героя пытались насадить себя на крючок и отдать себя на растерзание рыбакам Смерти. Именно тогда они ощутили, что поймали друг друга. Поймали и не отпустили. Ким Ки Док очень грамотно пояснил разносторонность всего спектра чувств, показал сущность человека и в очередной раз подтвердил, что самая сложная система в мире — сам человек.

    Если говорить в двух словах об идее фильма, то я бы сказал так: Немногословность, но в то же время отчаянный крик. Звонкая тишина, но в то же время гудящее беспокойство. Любовь, но в то же время любовь.

    9 из 10

    23 октября 2011 | 02:47

    Фильм «Остров» стал четвертой картиной, которою я посмотрел у корейского режиссера Ким Ки Дука. Не хотелось бы в очередной раз прибегать к помощи избитых ворожений, а-ля: «Великолепная режиссерская работа», «Шедевр киноискусства», «Этот фильм так поразил, так поразил меня, что просто ах…!» и т. д и т. п. Да и вообще надо сказать, что про этот фильм сказано и написано уже столь много, что остается лишь, с грустью разведя руками, молча посмотреть картину и спрятать ощущения от увиденного где-то глубоко-глубоко в себе, куда никто и никогда не залезет с грязными руками и любопытным взглядом. Я так и сделал. Молча посмотрел и все, что вынес — спрятал. Только вот в себе это никак не держится, а, наоборот, просится наружу, выливаясь в интернет-пространство.

    Наверное, одно из главных выразительных художественных приемов Ким Ки Дука — это молчание. Персонажи влюбляются, страдают, расстаются и снова влюбляются молча. Для выражения своих чувств им не нужны слова. В словах — фальшь, в них слишком много ненастоящего, искусственного, а вот молчанием — можно выразить целую гамму красок человеческой души. Удивительно, что герои картины крайне немногословны, однако оторваться от просмотра фильма, сбросить ощущение напряженности и ожидания неизбежной развязки — просто не получается.

    А что подразумевает в себе остров? Оторванность, изолированность? Ведь остров изначально замкнут в самом себе, как и человек. С острова нельзя убежать, как нельзя убежать и от самого себя. Корейский режиссер не зря поселил своих героев в маленькие рыболовные домики прямо посередине озера. Люди-острова оторваны друг от друга бескрайними просторами водной глади. Каждый замкнут в самом себе, как и главные герои фильма — молодой человек, терзаемый совестью из-за совершенного им двойного убийства и девушка, продающая рыбакам еду и свое тело.

    «Остров» — это фильм-символ, фильм — медитация. Его не столько понимаешь головой, сколько чувствуешь сердцем. Создается ощущение, что к просмотру фильмов Ким Ки Дука нужно основательно готовиться, а после просмотра «отходить». Ким Ки Дук — настоящий художник из мира кино, «Остров» — одна из лучших картин мастера.

    4 октября 2010 | 21:51

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>