всё о любом фильме:

Про уродов и людей

год
страна
слоган-
режиссерАлексей Балабанов
сценарийАлексей Балабанов
продюсерОлег Ботогов, Сергей Сельянов
операторСергей Астахов
композиторМихаил Глинка, Модест Мусоргский, Сергей Прокофьев, ...
художникВера Зелинская, Надежда Васильева, Анатолий Глушпак
монтажМарина Липартия
жанр драма, комедия, история, ... слова
зрители
Нидерланды  3.4 тыс.,    Франция  3.2 тыс.,    Великобритания  1.8 тыс.
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время93 мин. / 01:33
Начало двадцатого века. Две благополучные с виду семьи. И загадочный Иоган, владелец фотостудии, в подвальном помещении которой создан некий фотографический театр Маркиза де Сада. Где снимаются фотографические открытки с униженной наготой человеческого тела, вызывающие похоть и злорадствующее торжество власти. Взгляд фотографа, умеющий увидеть в девочке ангельские кудри и милую улыбку, и тот же взгляд, разлагающий тело, взгляд порнографа. Раз за разом Иоганн разрушает благополучие семей и превращает обычных людей в уродов, охваченных ароматом порока…
Рейтинг фильма

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Съёмки фильма проходили в Санкт-Петербурге, Выборге и Ярославле.
    Трейлер 02:02

    файл добавилvic1976

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.0/10
    Этот фильм вместе с «Братом» и новеллой «Трофим» из киноальманаха «Прибытие поезда» образует своеобразную трилогию российского режиссёра Алексея Балабанова. Проще всего интерпретировать её как жёсткую городскую сагу о пришествии в метрополис некоего человека со стороны, которому голо и неуютно в этом подавляющем душу и смущающем разум гигантском вместилище человеческих пороков и амбиций. Но ведь и две первые работы Балабанова, «Счастливые дни» и «Замок» (пусть и не оригинальные по своему сценарному материалу, а являющиеся вольными экранизациями сочинений Сэмьюэла Беккета и Франца Кафки), тоже были рассказами об отторжении пришлых, которые стремились если не вписаться, то хотя бы прижиться по соседству с безжизненной архитектурой, в странном сообществе других одержимых одиночек, объединяющихся вместе только в тупом противостоянии чужаку. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 191 пост в Блогосфере>

    ещё случайные

    1998 год — официальный год выхода одних из самых противоречивых картин в российском кинематографе — «Хрусталёв, машину!» Алексея Германа и «Про уродов и людей» Алексея Балабанова. Здесь я попытаюсь «поразмышлять» про второй фильм — «Про уродов и людей».

    Как в начале любого другого фильм, в начале балабановских «уродов…» есть тиры (кстати, на этом сравнение с может и закончиться). Один из титров гласит «В новой драме…», что помогает нам понять, что жанр данного фильма — драма, а « новое» скорей всего может указывать на манеру ведения повествования. Эта манера позаимствована из старых добрых фильмов начала ХХ века — бесцветное изображение (вместо чёрно-белой картинки — сепия), музыка и титры, поясняющие картинку происходящего. Не стоит пугаться, фильм звуковой, и люди там говорят, хоть и немного, поэтому в какой-то степени фильм можно было бы назвать немым (некоторые противные персонажи лучше бы вообще рот не раскрывали).

    Фильм рассказывает о маленьком круге жителей Петербурга конца 19 века — две семьи и группа великих комбинаторов промышляющих непристойной фотографией. Семья 1 — инженер, Лиза и служанка Груня. Семья 2 — врач, его слепая жена и их усыновлённые сиамские близнецы восточной наружности и их служанка Дарья. Группа комбинаторов — некий Иоганн, противнейший Виктор Иванович и юный фотограф-энтузиаст Путилов. Иоганн, Виктор Иванович и Путилов промышляют, как уже было отмечено выше, непристойной фотографией. Иоганн — так сказать «самый главный босс», Виктор Иванович — явно отыскивает моделей и разносит «готовый товар», и выполняет функцию кассира и Путилов — «технический директор», создающий эти фотокарточки.

    Семьи и комбинаторы связаны между собой (Груня сестра Иоганна, но скрывает это), связаны они не только семейными узами, но и узами «маленького бизнеса» — мы это понимаем, когда Виктор Иванович доставляет «материальчик» служанке врача Дарье. Это и можно назвать началом того, как порочный круг втягивает членов обеих семей, разрушая сами семьи и каждого её члена по отдельности.

    Когда смотришь этот фильм, вспоминается как один из сидящих в ванне, в Бертолуччевских «Мечтателях» сказал, что «Кинематографист — это как вуайерист». Так что «уродов…» можно расценить как цепь (или круг, кому как угодно) вуайеризма — Балабанов подглядывает за жителями некой улицы в некой части Петербурга, они в свою очередь тоже любят поразглядывать чужие голые тела, чужую порку плетьми и уж точно не против понаблюдать что-нибудь ещё, мы, зрители, в свою очередь наблюдаем за тем, как Балабанов наблюдает за питерскими фриками и, кто знает, может кто подглядывал за нами, когда мы смотрели это фильм (не стоит приписывать сюда силы небесного происхождения). Так что это яркое доказательство того, что всё самое тайное, во-первых рано или поздно станет явным а во вторых, внутри каждого из нас живёт жужжащие желание увидеть «то, что скрыто». Давайте признаем, в этом нет ничего постыдного! Такова уж человеческая природа. Правда, человеческая ли …

    Ещё этот фильм не может натолкнуть на мысли (исходя не только из названия) на распространённые ещё в начале ХХ века, так называемые, «цирки» или «шоу уродов», когда людям демонстрировались такие же люди, как и они, но с некоторыми физиологическими отклонениями или недостатками (женщины с бородами, сиамские близнецы и т. д.) Так же были известны, «человеческие зоопарки», где белой аристократией могли выставляться «экспонаты» в виде представителей других рас (африканцы, например), о чём, не менее великолепно было рассказано в таких кинолентах как «Человек- слон» Дэвида Линча и, уже ставших признанной классикой, «Уродцов» Тода Браунинга. Тоже, свого рода вуайеризм, может и более больной чем «обычный» вуайеризм. Кстати, «в случае, если вуайеризм вызывается не естественным стремлением к новым впечатлениям, а является навязчивым состоянием, вытесняет другие формы половой жизни, он признаётся заболеванием, относящимся к категории расстройств сексуального предпочтения.» Так что, в определённой мере вуайеризм может считаться естественным, хоть тайным и подавленным, желанием человеческого существа.

    Кстати, действие происходит в Петербурге, тоже может не случайно. Сразу вспоминается цикл «Петербургских повестей» Николая Васильевича Гоголя («Невский проспект», «Шинель», «Нос», «Записки сумасшедшего»). Особенно ярко, все ужасы Петербурга, погрязшего в грехе и разврате, показаны Николаем Васильевичем в повести «Невский проспект». И в повести, и в фильме, город тоже играет роль, он своего рода персонаж — архитектурное воплощение абстрактного — смерти, зла, уродства, чёрствости, безумия, всяческого рода пороков. Не удивительно, что в «уродах…» в те нередкие моменты, когда герои выбираются из своих укрытий, город абсолютно пуст, кроме самих героев, там кажется никто больше и не живёт. Так что логично, что Лиза делает ремарку «Ненавижу этот город. Ненавижу этот мёртвый горд». Город умер, вымер. Там нету больше настоящих людей, остались только призраки и уроды, которых, наверное, и сегодня некоторые люди не готовы-то и людьми назвать и коротко и ёмко — уроды.

    Фильм оставляет зрителя с вопросом — «А где тут люди? Потому что уродов-то полно! Люди, люди где?». Все герои мёртвого города своего рода уроды — кто физически (Коля и Толя), кто морально (Виктор Иванович, Иоганн, Лиза). Казалось правда, что может Путилов тот самый человек, но и тут надеждам не суждено сбыться — он тоже урод, сначала говоривший «Я спасу Вас, Лиза!» а позже разбогатевший на том, что «выпустил в прокат» те самые фильмы с его когда-то любимой Лизой.

    Кстати, комбинаторы, перейдя от фотокарточек к синематографу, своего рода показывают, как можно использовать новое техническое изобретение (тогда синематограф использовался для развлечений, никто не видел в нём искусства и уж тем более, искусства которое проживёт более 1 века, и будет продолжать жить). Второсортность и ширпотреб массового кинематографа — так называемый мейнстрим, который создают такие же иоганны, путиловы и викторы ивановичи, простой и доходный и который так любит публика. Человек сам выбирает что он смотрит, что он ест, что он «потребляет». Даже к одному и тому же отношения бывают самые разные (стоит вспомнить разгромную критику германовского «Хрусталёв, машину!» и позже, высочайшая похвала). Кому-то «уроды…» могут показаться чем-то пошлым и второсортным. Но здесь хочется процитировать рецензию Сергея Кудрявцева на данный фильм — «Порнографично не само изображение, а наш взгляд на демонстрируемое.»

    Ведь обнажённое тело всегда присутствовало в искусстве — в скульптуре, живописи и том же кинематографе, и даже была так называемая «эротическая фотография» (похожая тема есть в «Прекрасном ребёнке» Луи Маля). Со временем просто изменилось отношение и умение людей ставить рамки между порно и эротикой. Соответственно, в худшую сторону.

    9 из 10

    11 июля 2011 | 15:04

    Наткнулась на этот фильм совершенно случайно. Название звучит эффектно и многообещающе. И действительно, в этой картине просто нечего изменять или добавлять. Это не шаблон, это настоящее искусство кинематографии. Во время просмотра чувства были смешанными, отвращение и неприязнь к концу фильма перешли в восторг и понимание.

    «Про уродов и людей» потрясающий хотя бы тем, что не похож на современное массовое кино. Сложно найти подобный сюжет. Невероятно талантливый актерский состав, интересная съёмка…всё заставляет тебя досмотреть картину до конца. Снять подобное и при этом показать так красиво, что невозможно оторваться, могут только действительно талантливые люди. Облик города, детали и мелочи в образах персонажей составляют целостность данной картины. Чего только стоят эти черные, пустые, немигающие глаза Иоганна! Конечно, фильм не для каждого, здесь дело вкуса.

    Фильм со смыслом, сложным и интересным сюжетом, поэтому чтобы его понять, посмотрите сами, он не оставит вас равнодушным и позволит увидеть искусство и мир с другой стороны.

    5 июля 2013 | 16:08

    На рубеже XIX и XX веков в Петербург прибывает странный гость с клетчатым чемоданчиком. Судя по имени — немец. Такой визит, да еще на фоне начавшегося ледохода, явно сулит перемены для обитателей города, например, для двух равноинтеллигентных семей. Но перемены начнутся чуть позже, когда превратится в хорошенькую девушку дочь инженера Радлова Лиза, подрастут усыновленные доктором Стасовым и его слепой супругой сиамские близнецы-китайчата, а Иоган сумеет поставить на поток изготовление порнографических карточек, плавно перетекающее в производство первых кинофильмов непристойного содержания.

    Место действия неслучайно. Именно в Петербурге открылся в 1896 году первый постоянный «электротеатр», а тридцатью годами ранее Федор Михайлович Достоевский населил город персонажами романа, название которого с известной долей иронии обыграл Алексей Балабанов в своем фильме. «Наказание за преступление» — эротическая лента в жанре «дореволюционного БДСМа», связавшая судьбы героев «Про уродов и людей». И неудивительно, что юную Лизу хочется порой назвать Дуней, Иоган с помощником Виктором Ивановичем типажами до боли напоминают Свидригайлова с Лужиным, а в пылко влюбленном студенте Путилове видится опошлившийся под действием клетчатой заразы Разумихин. Но душный, болезненно-желтый Петербург с дешевыми распивочными и грязными дворами-колодцами, кишащий отребьем всех мастей — характерный Петербург Достоевского — достался балабановскому «Брату». В стилизованных под первые немые фильмы «Уродах» город иной — роскошный и величественный, гордо демонстрирующий парадные фасады и просторные гранитные набережные. Но мертвечиной разит от всего этого великолепия. Люди то ли покинули столицу, то ли закрылись в своих домах в ожидании чего-то неизвестного.

    В «Брате» обрусевший немец Гофман говорил, что город забирает силу. Мотив неприятия пришлых, негостеприимного давления на чужаков вплетен и в сюжет «Уродов». Иоган, вначале представляющийся чуть ли не самим дьяволом, оказывается на поверку несчастным закомплексованным импотентом, зависимым от престарелой няни и с упоением хрумкающим неслучайно-фрейдистскую морковку со сметаной. Была у него злая сила, да и растворилась в Городе, и теперь тянет свои щупальца к благонравным семействам. Только вот заезжий немец не у дел остался. Иоган — это такой повзрослевший Саша Пыльников, растленный когда-то «веселой барышней» и не научившийся любить иначе, чем любили его в детстве — розгами. Это своего рода фанатик, эякулирующий порнопродукцией не ради наживы, но ради самоудовлетворения. И пока он, мысленно онанируя, смотрит пустыми глазенками на предмет своего воздыхания, киноиндустрию прибирают к рукам разного рода прощелыги да дельцы, чей интерес заключен в деньгах и славе. В этом смысле «Про уродов и людей» удачно продолжает тему, заданную Балабановым в короткометражке «Трофим». Там кино уходило в отрыв от реальной жизни, когда из хроник вырезалось самое настоящее — пресловутая народная душа, а здесь важнейшее из искусств становится инструментом морального разложения, несет не прекрасное, но пошлое.

    А может, не столько несет, сколько отражает. И нет смысла в который раз пенять на зеркало из-за кривизны своей собственной рожи. Занесенная случайным немцем зараза оттого и прижилась, что попала на благодатную почву. Приличные барышни стыдливо прячут свои грязные помыслы в светлых головках, а запретные фотографии — в накрахмаленном белье. Достопочтенная публика требует уродов, и сиамские близнецы ублажают взоры гикающей зафраченной толпы. А настоящее уродство меж тем внутри, и только и ждет повода вырваться наружу. Мельчает духовно петербургская интеллигенция, и вот уже недалекая умом прислуга нагибает ее раком и хлещет упоенно по голой филейной части. Раскачивается колыбель революции. Пока каждый акт грехопадения сопровождается тревожным гудком паровоза под окнами, но не за горами тот час, когда воздух сотрясет залп «Авроры». Духовная чума заполняет город, как клетчатые дорожные сумки. Последние капли жизни вытекают из него — с явной аллюзией на фильмы Тарковского — закисшим молоком. Альтернатив же — по пальцам перечесть: спиться на Востоке, окончательно испохабиться на Западе, да или шагнуть от безысходности на мартовский невский лед.

    25 апреля 2013 | 20:32

    Фильм рассказывает о душевном разложении, а в частности о двух нелюдях, заставляющих женщин и детей раздеваться в кадре.

    Сложно писать рецензию об этом фильме, потому что многое для меня до сих пор остаётся не ясно. Кажется, «Про уродов и людей» кричит о падении нравственности в переходные времена и о скате морали в бездну. Гнетущая атмосфера перестройки сквозит через весь фильм, не смотря на то, что действие в картине происходит в начале 20 века. В падении нравственности режиссёр видит огромную роль молчаливого согласия, ведь всю картину герои упорно молчат в ответ на тирады нечистот, в ответ на захлестнувшее их разложение нравственности и чем больше огрубляются низменные инстинкты в людях, тем более поражает это самое согласие на падение в душевную яму. Как будто всем уже нечего терять…(о чём стати и свидетельствует финал картины)

    Режиссёр не отступает от темы увечья общества ни на шаг. К огорчению и тоске, при таком ходе событий, нет и проблеска добродетели, да и не варится это как-то с сухим и безжалостным окружением, которое олицетворяет Сухоруков и пустынные улицы Петербурга. Балабанов не предоставляет даже крупицы надежды и веры в доброе начало. Детские песенки оборачиваются в ужасающую похоть, которая к тому же, как не прискорбно, находит отклик в душах окружающих масс. А открытие кинематографа оборачивается новым средством для удовлетворения людских пороков.

    Удивительно играет Виктор Сухоруков. Антигерой, в его исполнении, всем своим видом выражает закостенелого морального урода, а поразительная улыбка усиливает эффект. Не в обиду Сухорукову, но, по-моему, персонажи с заниженной социальной планкой в его исполнении выходят как нельзя лучше. Сергей Маковецкий неплохо сыграл законченного психопата и убийцу. Весь фильм он был каменный, как и подобает его герою, однако, мне показалось, всё же был излишне каменным, зачастую он походил на тюфяка. Сложно оценить игру Вадима Прохорова, но в целом она достойна. К сожалению, нелепо смотрится его борьба с совестью и увещевания вытащить Лизу, можно сказать, не отходя от ручки мерзостного киноаппарата. Стоит отметить Динару Друкатову, в роли Лизы, загубленная, кроткая девушка в хорошем исполнении. Она чем-то напоминает Амели внешне, но, увы, у Лизы совсем другая судьба в картине. Почему Балабанов не наделил её возможностью сопротивляться? Загадка.

    Даже для меня, как для любителя нуара, фильм излишне строгий. Чтобы его правильно понять, нужно обладать душевными качествами, имеющимися не у каждого. Картина требует от зрителя чести и гуманности. Фильм далеко не для каждого зрителя…

    8 октября 2011 | 01:35

    Наше «просвещённое» поколение трудно чем-то удивить. БДСМ для нас — невинная забава, проституция — обычная работа, «ночной канал» — холостяцкое развлечение. По нашим меркам то, что показано в фильме, никакая не порнография, а так, лёгкий намёк. Нам трудно понять, что ещё пару веков назад это было несмываемым позором и клеймом на всю жизнь, от которого не спрятаться на Западе.

    Итак, это время кокаина и варьете. На фоне старинных интерьеров и консервативных нарядов этот «лёгкий намёк» выглядит страшнее, чем самый грубый половой акт. Если сравнивать с чем-то, то не с «Декамероном», а с «Сало или 120 дней Содома». Тот же самый контраст утончённости и порока. Эти фильмы второй раз не посмотришь.

    Режиссёр не ударяется в мораль, но после просмотра понимаешь, что советский «секс под одеялом» и церковные понятия о блуде и целомудрии — это совсем не бред.

    6 июля 2010 | 18:04

    Фильм о «порочности» человека. Цепная реакция «порока» использующая природную склонность людей. Это не хорошо и не плохо. Это есть и никуда от этого не деться. Это было всегда. Недаром проституция считается древнейшей профессией. Скамьи Колизея покрыты рисунками, какие оставляют подростки в уборных, этим рисункам более 1000 лет. Великие поэты в юности писали неудобопроизносимые стихи. Одни люди сознают это, а другие брезгливо морщат лицо и подглядывают в замочную скважину.

    Слишком большие требования к человеку. Общество, в котором мы существуем, диктует нам постоянно меняющиеся правила, законы, моральные устои. Сегодня допускается то, за что недавно закидывали камнями и наоборот осуждается то, что было вполне естественным в другом обществе. В средневековой Японии считалось хорошим тоном матёрому самураю сожительствовать с мальчиком. Традиции воспитания в африканских и индейских племенах приводят людей другой культуры в шок. Когда юноши взрослели, они успешно женились, были достойными и мужественными членам общества. А в наше время сколько фильмов показано о сломленной судьбе мужчин, растлённых в детстве. У некоторых народов незамужняя девушка 13 лет считается старой девой. Учитывая моральные принципы нашего общества это отвратительно, не приемлемо, но на этом примере мы видим как наша жизнь, отношение к себе зависят от моральных оценок, от мнения окружающих.

    Куда деваться человеку с его умом, фантазией, стремлением к познанию, к разнообразию, тягой к запретному. Разговор идёт о «грехе», а не о преступлении. Часто люди очень строги к себе, мучают себя и уничтожают. Совершают «грех», по независящим от них причинам или потому что не могут не совершать, а потом истязают себя чувством вины. Как Лиза, купившая злополучные фотографии, считающая себя порочной, виновной в смерти живущего иллюзиями отца, считающего свою дочь эфирным созданием. Возможно, в конце фильма она наказала себя за «содеянное».

    Почему женщина не может любить своего порядочного, заботливого мужа, а испытывает чувства к уроду? Что заставляет девочек из института благородных девиц и хороших семей интересоваться «запретным»? Сваливать всё на растлителей. Но даже при наличии выбора человек, зачастую выбирает «порок». Как бы мы не делали хорошей мины, при плохой игре, факт остаётся фактом. В фильме это показано. Часто соблазнители являются предложением при наличии спроса. Можно подумать что порнография свалилась нам на голову с появлением фотографии и синематографа. Возможностей безусловно стало больше, но явление это возникло задолго до нашей эры.

    Ещё одна тема заинтересовала меня. Если человек результат воспитания. Не будет общества людей, не будет человека. То очень интересная ситуация с сиамскими близнецами. Люди 24 часа вместе, в одну сторону смотрят, одни и те же люди окружают их, те же слова им говорят, а они разные. Это и в самом деле так, насколько я знаю о сиамских близнецах. Каждый человек индивидуален. Так и в этом фильме близнецы такие разные и выбор каждый делает свой, но в конечном итоге выбора у них нет. Умер один, вынужден умереть другой.

    Так и у людей кажется выбор есть, а на деле выбора нет. Кто без греха пусть кинет камень.

    10 из 10

    16 января 2015 | 02:21

    Идут заглавные титры, а вместе с ними — предупреждение о том, что перед нами новая драма о не совсем новых временах. Приятно осознавать, что зрителя в кои то веки не обманули.

    Инстинкты протягивают свои щупальце в мир прекрасного. Технологии на службе зла. Ужас домашней фабрики эротического контента. История одной рабыни. Даже странно относить подобные бульварные заголовки к происходящим в конце XIX века событиям.

    Раз уже заговорили о заголовках, то и само название фильма — уловка. Если в самом начале к «уродам» однозначно можно отнести разве что сиамских близнецов азиатской внешности, то под конец рамки категории станут куда шире, вместив всех персонажей действия. И даже не спрашиваете, куда делись положительные герои. Условимся на том, что они растворились в вымершем Санкт-Петербурге

    Психические уроды. Беспомощные и негодные. Фрики, если быть более точным и учитывать английское название на некоторых обложках. Так люди открыли свою сущность. Вирус морального уродства не пощадил никого. Ни носительницу благородного имени Лизу, ни организатора этого фотосалона Иогана, который вовсе не Сатана, а всего лишь припадочный эпилептик.

    Все предельно просто и понятно. Человек слишком слаб, что бы пережить мучения и не уподобиться мучителю. Страшная правда, отличающая фильм Балабанова от похожих по фабуле произведений. Смотрите и радуйтесь, как вы это делаете, мимолетом заглядывая в зеркало.

    11 апреля 2015 | 18:03

    Я решил, что не следует обходить вниманием возможно один из самых проникновенных и глубоких фильмов, снятых в Российской Федерации. Мне кажется, что даже человек не разбирающийся в кинематографе и не способный посчитать даже пальцы на своих ногах с легкостью способен отличить плохой фильм от хорошего… А именно — последний причиняет боль, навевает грусть и заставляет на некоторое время перестать думать о себе. Именно таков данный фильм.

    Среди прочих вопросов, поднимаемых в нем ясно можно увидеть проблему значимости и причинности существования самого кинематографа. Понятно, что он является орудием. Но вопрос каким — труда или войны, созидания или страсти? Ведь сам по себе он индифферентен, вещь в себе, но мы сами наполняем его психическим содержанием, а возвышенным ли или пошлым — целиком зависит от нас!

    В этом отношении интересно представление режиссера о человеческой сущности и ее глубинных, затаенных желаниях (о коих он бесспорно знает ОЧЕНЬ много). И как ни странно в данном фильме (в отличие от всех последующих) в человеке наряду с жаждой насилия, разврата и убийства, тягой к ничто и страданиям у Балабанова пока еще соседствует стремление к возвышенному, которое правда с развитием действия все более ослабевает под давлением порока, ибо факт давно известный — у добродетели на этом свете только один выбор — смерть (проследите — что происходит в фильме с благочестивыми персонажами).

    Здесь я бы хотел ненадолго остановиться и отметить то, если позволите изящество и оригинальность, с которыми Балабанов подходит к столь любимому всеми нами пороку. Манера его изображения заставляет нас увидеть его именно таким каким он и должен быть — а именно желанным. НО! Как известно всякое вожделение соседствует с отвращением, Алексей же умело играет (как на фортепианных клавишах) на самих наших чувствах, создавая определенный ритм и гармонию, мелодию печальную и скорбную, заставляющую устыдиться. С течением времени он все реже будет обращаться к светлой стороне действительности, скорее со спокойствием и отрешенностью стоика лишь сухо констатируя факт наличия беспричинного зла и его бессмертия в том месте и времени, где мы с вами как раз сейчас и находимся.

    Также в этом фильме, в отличие от прочих (за исключением груза 200 и жмурок) наличествует целый букет персонажей, каждый из которых обладает определенной характеристикой и индивидуальностью. Тут есть и сиамские близнецы, у каждого из которых свой характер и Лиза, как и всякая девушка неспособная сопротивляться пороку и являющаяся невольной «преступницей и проституткой» и герой Маковецкого — Иоган (напоминающий самого дьявола — не известно откуда взявшегося, а с легкостью исполнив задуманное — удалившего в неизвестность) и Путилов, карьерист, что своим безволием поначалу лишь помогает делу Иогана, а после и вовсе приобретает славу благодаря дурным человеческим склонностям и множество других разнообразных персонажей, каждый из которых дополняет картину действительности, которая заключается в коллективной смерти и деградации.

    Если же выходить из плоскости фильма и углубляться в сферу символических отсылок и метафор, то легко увидеть, что близнецы — образ человеческой души. В ней очевидна слитность и нераздельность доброго и злого начала. Вопрос заключается лишь в том какое из них преобладает. Причем, темная половина легко способна утащить за собой светлую (как Толя Колю), ну а светлая — темную?.. Зрители, требующие уродов на сцену ближе к концу фильма и не подозревают, что эти же «уроды» живут внутри них.

    Иоганн — олицетворение соблазна, тайной страсти легко и просто овладевшей нашим сердцем, умом и духом. Всякое препятствие в продвижении к цели устраняется им, везде он находит средства для осуществления своих замыслов, каждый рад ему помочь. Заметим сколь быстро распространилось его «дело» и фотокарточки, стыдливо и тайно перебираемые украдкой в спальне переродились в открытую демонстрацию возбуждающих зрелищ с одновременным привлечением к нему сотен людей.

    Поезд — этакий символ прогресса и движения к цели (Вот только какой цели? Кто-нибудь может объяснить? НТР само легко превратилось из средство в цель), всех этих столь модных нынче техничесеких «примочек», служащих для умножения счастья (раньше таким казался и кинематограф), а на деле лишь растравляющих желания, на корню губящих всякое самостоятельное(!) начинание.

    Лиза же, кажется расставшаяся со своим прошлым и научившаяся любить (благодаря Коле), переехав в другой город (благодаря чудо-машине — локомотиву), обнаруживает, что она ни капли не изменилась и ей движет все та же тяга…

    Итак, по-моему фильм является своеобразным зеркалом, в котором мы наблюдаем собственное отражение, собственную сущность. И кто же предстает нашему взору — люди или уроды?

    6 июня 2013 | 11:36

    Балабанов, Маковецкий, Сухоруков — что не имя, то синоним гения, таланта и дара божьего. Невозможно представить, чтобы они сотворили что-то плохое, но представить, что они сделают в итоге — еще сложнее. Я ожидал всего, чего угодно, но только не такого… Не было показных эмоций. Но в глубине, внутри, какой-то комок гнусных, оскорбленных чувств постоянно переворачивался, не позволяя остаться равнодушным.

    Вообще, удивительно, насколько Балабанову подвластен сюжет. С первых секунд, с первых кадров он создает атмосферу не то, что бы интриги, но какой-то подозрительной таинственности, которая не позволяет отвлечься до конца фильма. Ты сливаешься с жутким антуражем, он поглощает тебя, не позволяя выбраться. А Алексей Октябриноваич смеется смехом злого кукловода, который дергает за ниточки, заставляя зрителя трепыхаться, биться в истерике, ломаться. Он нажимает на кнопочку, и зритель делает и чувствует то, чего хочет создатель. Балабанов с легкостью подтверждает определение, звучащее в начальных титрах: «новая драма». Действительно, новая. Это не немое кино, но построение абсолютно идентично: филигранно, тонко и очень точно. И в этом весь смак фильма «Про уродов и людей».

    «Про уродов и людей»… Многообещающее название. Название, которое заставляет поморщиться (вообще, многое в этом фильме заставляет). Поморщиться от какой-то неестественной мерзости. Уж не знаю, все это воспринимается мной именно таким образом из-за того, что легло на почву, подготовленную Линчем, или из-за того, что сам по себе Балабанов неповторим и безукоризненно точен в своих произведениях (что даже более вероятно), но фильм превзошел все мои ожидания.

    Именно после просмотра я понял, что Маковецкий превосходно бы справился с ролью Раскольникова, а Сухоруков — с ролью Свидригайлова. Вообще, «Про уродов и людей» получился каким-то уж очень преступленческо-наказаньческим (не зря в конце появится фраза «наказание за преступление», и плевать, что она будет безнадежно извращена бойким умом Балабанова). Пусть отличается время происходящего, но знаменитая Достоевская атмосфера сырости и бездушности, сводящая с ума, здесь расцветает в полной мере.

    И хотя я не согласен со словами Лизы, в исполнении замечательной актрисы Динары Друкаровой, что Петербург — «мертвый город», но не смею перечить создателю. Мне кажется, Балабанов вообще достаточно грубо подавляет зрительские протесты. Он с самого начала задает очень жесткий темп и режим. А ведь именно в уста его персонажа вложены слова: «Чтобы любить женщину, совсем необязательно хлестать ее розгами». Но, видимо, Алексей Октябринович другого мнения. Он похож на Виктора Ивановича, в лице безукоризненного, непревзойденного, гениального Сухорукова, которого именно за его жестокость и извращенность полюбит Екатерина Кирилловна, исполненная Анжеликой Неволиной (пожалуй, тут нужна еще череда восхищенных определений). Балабанов жесток со своим подопечным-зрителем, но именно за эту злободневную, ничем неприкрытую жестокость подопечный и любит своего воспитателя, своего духовного наставника.

    Поразительно, как этот самый наставник преподносит свою идеологию. Буквально каждый кадр въедается в память. И большие черные пуговицы глаз Маковецкого, и гениальная до безобразия, до отвращения, до омерзения улыбка Сухорукова, и мертвые близнецы, и бедная, бедная Лиза, которая так и не смогла вернуться в человеческое обличье…

    Нет, фильм невозможно комментировать. «Про уродов и людей» восхитителен. Балабанов неповторимо красиво смешал грязь и мерзость с каким-то жестоким, злым удовольствием и получил непревзойденную, самобытную картину.

    10 из 10

    25 апреля 2008 | 20:12

    Да, именно так- красивый и мерзкий одновременно. Мерзким его делает тематика, а красивым- великолепные виды Петербурга, классическая музыка и сепия. Но впрочем, обо всем по порядку.

    О чем этот фильм? Вроде бы, всего лишь о зарождении порнографии и ее влияние на человека. Но на самом деле все гораздо сложнее.

    По сути, эта лента- квинтэссенция творчества режиссера. В его лентах всегда проскальзывала тема «уродов и людей»: было это и в «Войне», и в «Грузе 200», и в «Кочегаре»… Балабанов всегда в своих фильмах размышлял о темных и светлых сторонах человека. И в данном случае он приходит к неутешительному выводу: «уроды» легко могут своим влиянием испортить «людей», а вот наоборот… Вспомните Лизу: ей Коля (кажется, единственный из оставшихся к концу картины «людей») так и не смог по-настоящему помочь.

    «Про уродов и людей», кроме того, фильм с немалым количеством символов. Тут и паровоз, означающий технический прогресс, и сиамские близнецы, в какой-то мере отображающие две стороны человеческой души…

    Что касается игры актеров и технической части, то тут все безукоризенно. Лучше всего, конечно, играют Маковецкий и Сухоруков: ледяной взгляд Иогана и мерзкий- Виктора Павловича, забыть невозможно. Операторская работа великолепная, подбор музыки тоже(тут и Глинка, и Григ, и Чайковский, и Мусоргский…). Ну и конечно, знаменитый «балабановский Петербург»- тут он предстает перед нами и вправду «мертвым городом», по выражению Лизы.

    В заключение хочется вспомнить небольшой анекдот, который, несмотря на забавность, очень хорошо отражает идею Балабанова:

    Режиссера картины «Про уродов и людей» спрашивают:
    «А что для Вас было труднее всего при съемках этого фильма?»
    «Труднее всего было найти людей».


    Смешно и горько, но это правда. Людей тут найти непросто.

    10 из 10

    11 июня 2014 | 17:32

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>