всё о любом фильме:

Пятая печать

Az ötödik pecsét
год
страна
слоган-
режиссерЗолтан Фабри
сценарийЗолтан Фабри, Ференц Шанта
продюсер-
операторДьёрдь Иллеш
композиторДьёрдь Вукан
художникТамаш Вайер, Фанни Кеменеш, Янош Немит
монтажФеренц Сеченьи
жанр драма, военный, ... слова
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время111 мин. / 01:51
События происходят во время нилашистского террора в Венгрии осенью 1944 года. Четверо обывателей, старых знакомых, один из которых хозяин заведения, сидят вечером в кабачке. Заходит пятый, случайный прохожий, инвалид войны фотограф Кесаи. На улице тревожно — бомбят, арестовывают людей. Разговор до того крутившийся вокруг пустяков, неожиданно приобретает серьезный характер. Часовщик Дюрица задает своим собеседникам странный вопрос. Кажется, что это просто шутка, игра воображения, но она никого не оставляет равнодушным. И на следующий вечер всем приходится ответить на вопрос всерьез, не словом, а делом.
Рейтинг фильма

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Две ведущие советские киностудии («имени Горького» и «Мосфильм») из-за трудоёмкости материала отказались от работы над дубляжом фильма Золтана Фабри, который «по инерции» оказался в отделе дублирования на «Союзмультфильме».
    • Для режиссёра дубляжа Майи Мирошкиной «Пятая печать» была самой сложной работой в её профессиональной деятельности. Гнетущая тема фильма сказывалась и на процессе дублирования его на русский язык. Помимо книги Ференца Шанта Мирошкина нашла и проштудировала библейский текст Апокалипсиса, чтобы чётче понять мотивацию поступков основных действующих лиц.
    • Также Майя Петровна скрупулёзно подбирала голоса отечественных актёров для дублирования экранных венгров. Более всего она уговаривала принять участие в русскоязычном озвучании Зиновия Гердта, который из-за занятости в театре и кино не хотел снисходить до очередной работы «за кадром». Лишь после просмотра оригинальной версии «Пятой печати» в тон-зале киностудии «Союзмультфильм» и потрясения от увиденного Гердт пошёл на попятную перед настойчивой женщиной-режиссёром.

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 8.5/10
    Одна из лучших картин венгерского режиссёра Золтана Фабри является притчей не только благодаря реминисценции из Библии: «И когда Он снял пятую печать, я увидел под жертвенником души убиенных за слово Божье и за свидетельство, которое они имели» («Откровение Иоанна Богослова», 6.9.). Но достаточно сравнить фильм «Пятая печать», например, с более символической «Седьмой печатью» Ингмара Бергмана, чтобы убедиться в желании Фабри приблизить притчу к реальности, где приходится совершать отнюдь не философски-отвлечённый, а вполне конкретный выбор, касающийся не только твоей собственной жизни, но и судеб других людей. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    Если хотите в течение одного киносеанса поверить в людей, а потом намертво в них разочароваться, то можете выделить 2 часа своей жизни на просмотр этого фильма. Тут много диалогов, шикарно продуманная линия раскрытия сюжета, талантливые актеры. Но самое главное здесь, не качество исполнения и изложения материала, а вопрос: способен ли человек убить себя, ради спасения своей души?

    И в этом вопросе нельзя быть уверенным а сто процентов, даже если такие найдутся, пусть умерят свои аппетиты и посмотрят это кино.

    Такие фильмы способны изменить многое в нашем мире или хотя бы могут заставить людей задуматься: есть ли они на самом деле? Кто ими управляет? Что есть душа и связана ли она с честью?

    При вдумчивом просмотре удовольствие гарантировано.

    9 из 10

    12 ноября 2011 | 19:09

    «Пятая печать» из разряда фильмов, позволяющих окунуться в глубины собственного «бытия», которое находится совсем близко — прямо здесь и сейчас, но с которым все же мы не имеем ничего общего. Для его познания не хватило и тысячелетних упорных исканий всех мудрецов всего мира. Я говорю о познании самого себя. Оно проявляется не в отвлеченных философских теориях, рассуждениях, методах, но в действии, в поступках. Известно, что глубже всего человек проникает в собственную личность — лишь находясь в пограничной ситуации между жизнью и смертью. Только тогда ничто не скрывает от него правды — ни заботы о хлебе насущном, ни мысли о неразрешимых загадках познания, ни социальные условности в поведении и поступках — он видит истину. Истина — это смерть.

    Именно об этом «экзистенциальном» познании и повествует данный фильм. Условно его можно разделить на три части.

    В первой мы наблюдаем за ничем не примечательной компанией хороших знакомых. Они сидят за столом, пьют вино, болтают, рассуждают о мелочах. Но разговор плавно переходит от вещей отвлеченных до глубоких морально-этических вопросов, которые в итоге сводятся к одному: «Что выбрать — жизнь, наполненную страданием, жизнь ужасную, бедную, но законную и справедливую или же стать деспотом, тираном, своевольным правителем, удовлетворяющем свое самое жестокое желание, не ведающем о муках совести и нормах морали»(Такой вопрос, как видно, не теряет своей значимости и актуальности с течением времени, ибо аналогичную же проблему можно найти в диалоге Платона «Горгий», в котором Сократ уверяет собеседников в вещах абсурдных и невероятных — что терпящий несправедливость более счастлив нежели его мучитель.).

    Вторая часть посвящена личной, индивидуальной жизни каждого из героев. Один ведет жизнь распутную, склонен к алчности, прилюбодейству, второму не хватает решительности и отваги. Третий кажется человеком порядочным и добродетельным. Нам позволяют несколько углубиться в характер каждого из персонажей и мы можем увидеть и светлые и темные стороны их души.

    Третья же часть целиком отведена именно тому упоминавшемуся ранее «экзистенциальному» выбору. Главных героев к нему подводит руководитель нацистов, который выглядит скорее как бизнесмен, человек занятой, предприимчивый, практичный. Его главная цель — сломить дух человека. Таким образом, каждый персонаж вынужден будет испытать самого себя, а также увидеть свое истинное лицо.

    Честно говоря, после просмотра остается тяжелое впечатление, чувство, будто что-то не выполнено, оставлено без внимания, нечто важное и общеобязательное. Также возникает вопрос — как бы я поступил в данной ситуации? Найти ответ не представляется возможным, потому затруднительно оценивать характеры персонажей, а тем более судить кого-либо за его поступки. Ведь тогда придется осуждать и самого себя.

    В заключение цитата известного греческого философа Сократа. Он как известно, был приговорен к высшей мере наказания, имел возможность избежать смерти, но сознательно пошел на нее. Она поможет яснее понять мотивацию столь решительного выбора фотографом роли страдальца и те ужасные душевные страдания, что выпали на долю часовщика:

    «… Боль, причиняемую наказанием, люди видят, а к пользе слепы и даже не догадываются, насколько более жалкая доля — постоянная связь с недужной душою, испорченной, несправедливой, нечестивой, чем с недужным телом, а потому и делают все, чтобы не держать ответа и не избавляться от самого страшного из зол: копят богатства, приобретают друзей, учатся говорить как можно убедительнее.

    … И если твой поступок заслуживает плетей, пусть тебя бичуют, если оков — пусть заковывают, если денежной пени — плати, если изгнания — уходи в изгнание, если смерти — умирай, и сам будь первым своим обвинителем, и своим, и своих близких, и на это употребляй красноречие…

    … Но если твой враг несправедливо обидел другого человека, нужно всеми средствами — и словом, и делом добиваться, чтобы он остался безнаказанным и к судье не попал. А коли все-таки попадет, надо подстроить так, чтобы враг твой благополучно избегнул наказания…»

    21 апреля 2013 | 21:41

    Этот фильм-притчу мне порекомендовал мой Легендарный друг Вова. Уж не знаю, как он на него наткнулся. Вообще, Вова редко сам кино находит, всё больше меня слушает. А уж чтобы вот так найти… При этом, фильм Вову поразил настолько, что он практически насильно заставил меня его посмотреть. И что же я увидел?

    Осень 1944 года, Венгрия, последние дни нилашистского террора. В кабачке ночами собираются старые приятели: часовщик Дюрица, книготорговец Кираи, столяр Ковач и хозяин заведения Бела. Это простые обыватели, которые считают себя мелкими сошками, неспособными повлиять на ход истории. Они надеются, что вихри враждебные их не затронут. Но однажды к их компании присоединяется случайный прохожий, военный инвалид, фотохудожник Кесаи. И вот тут-то простой трёп рассекает дилемма часовщика Дюрицы.

    «Представьте себе остров, которым правит жестокий тиран, мучитель и убийца. И есть у этого тирана раб по имени Дюдю, каждый день подвергающийся жестоким истязаниям (вырывает язык, выкалывает глаза, убивает дочь и отдаёт сына насильнику). Раб утешает себя тем, что он никому не причиняет зла, и совесть его чиста. А тирану даже и в голову не приходит, что он делает что-то плохое, совесть его не мучает, да он и слова-то такого не знает… И вот вам предстоит выбор — стать либо этим тираном, либо этим рабом. Только эти две возможности, никаких других вариантов. Что вы выбираете?»

    Далее, на протяжении оставшейся части фильма, уже я сам копался в себе, как и герои картины, в поисках ответа на этот дурацкий вопрос.

    Метафорический финал истории не ясен. Он в намеках, полутонах. Он не навязан создателями и, возможно, потому побуждает к действию. Вова решил найти первоисточник — одноименную повесть Ференца Шанты. Выискал ее в каком-то наскоро сканированном виде и теперь переводит в формат, доступный для чтения в электронной книге. Я испытал жгучую необходимость перечитать «Братьев Карамазовых».

    Остается добавить, что фильм в 1977 году получил Первую премию Московского кинофестиваля и номинацию на «Золотой медведь» Берлинского кинофестиваля.

    9 из 10

    29 апреля 2012 | 20:24

    Сложная моральная головоломка. Моральные барьеры, которые надо преодолеть героям фильма, трём из них не зачем и не к чему. А метания — это желание приберечь своё самолюбие и личность. Важность для их самолюбия такова, что трое выбирают смерть. Помимо сложной головоломки фильм это еще экспозиция веры, провидения. Аллегория такова, что часовщик фактически бьёт распятого Христа, но это событие трактуется как положительное с точки зрения провидения.

    PS: Нет, всё-таки забавная дилемма. Получается что если у человека есть неэгоистическая цель (самопожертвование), то это позволяет ему сделать мелкую подлость, за счёт неё выжить и при этом сохранить свою совесть чистой.

    8 марта 2010 | 22:25

    На просмотр подобного рода фильмов, надо, прежде всего решиться, заставить себя, принудить — и не потому что они слишком драматичны и тяжелы, вовсе нет, а оттого, что живой гуманизм уже давно не трогает, морализаторство в стиле философии жизни не впечатляет, прошлое в целом не волнует. Грубо говоря — отныне это определённо не интересно.

    Кому нужны экзистенциальные дилеммы нескольких мадьяр времён какого-то салашистского режима в Венгрии? Очень трудно ублюдочному организму оцифрованных центров и прицентров цивилизации напрячь железы ощущений и выделить секрецию чувств, да ещё и по-поводу такой периферийной темы. Пятая печать в этом смысле сравни чтению сентиментальных высоковыпариваний какого-нибудь Мальро, а вообще — хуже, сравни проявлению интереса к загадочным дипломным работам студентов забытых этнографических факультетов Сибири на тему типа — «Символика орнамента унтов южных эвенков в общей мифологической системе народов Сибири». Что-то странное и запредельно ненужное, повергающее в шок своей абсурдной ненадобностью в мире привычно-неотъемлемого, как мобильник в кармане, тотального юзеризма. И вот, будучи вольным заложником такого положения, такой системы связей ты не в силах продраться через множество зарубцевавшихся преград, через атрофию, сквозь дебри искушенности, развращённости, цинизма, не можешь преодолеть исторической усталости, вялости и сонливости, воспринимаешь фильм Фабри как инородное кинематографическое тело, но всё же принимаешь… принимаешь решение и смотришь… смотришь безучастно, почти всё безучастно, с параноической тревогой — «зачем я это делаю», «ведь оно не юзается»… однако в конце получаешь тихий, без подрыва — инсайд.

    История обывателей погребка действительно похожа на памятник, клинопись, иератику, реконструкцию рассыпавшегося в веках монумента, сам Фабри восстанавливает гипотезу предполагаемой формы человечности, это уже неподлинность, копия, вариант… вариант иконографической фрески, со всей, присущей христианству выпуклой навязчивостью. История эта наивна, она о болезни, слабости, местами в духе чуть ли не оруэлловских антиутопий, пройденных и прожранных, но она всё же катаращит в развязке, во что-то повергает, к чему-то там внутри притрагивается, на что-то нажимает, при… при условии, что получилось эту историю принять.

    а теперь ещё раз

    Главная проблема, если она есть, и если это проблема данной картины — её современный зритель, или точнее, картина является для нас проблемой в той же последовательности «если..» — возможно ли её посмотреть? Не есть ли всё-таки она — рудимент? то великое ненужное, неработающий способ добычи удовлетворения, девиация в норме вещей, выпадающая из рационализированной системы, отягощающая последнюю своим излишним, маркетологически неоправданным весом? Более того, возможность просмотра этой ленты ставит под вопрос юзерскую полезность истории как прошлого. Физиологическое сопротивление просмотру подводит к мысли о том, что мы не нуждаемся в экзистенциальной трагедии среднестатистических мужичков в винном погребке, в их тщетных потугах прорваться к решениями вопросов своего существования сквозь табачные тучи и алкогольный угар, в тессеракте чувств и мотивов каждого героя этой путанины, в амбициях Фабри, решившего снять философскую притчу на злобу вчерашнего дня. Единственное что остаётся — это документ того, какими люди были раньше, но нужен ли нам этот остаток? Да, они были такими, ну и чё? Как это пригодится сегодня? или тем более — в будущем? при условии будущего.

    Скорее всего — Пятая печать — это музейный артефакт, не галерейный, а именно музейный, достояние хранилищ смерти, совсем непривлекательные места, если разобраться, они садистски продлевают агонию в прошлом живой формы, разрывая её на куски и развешивая по стенам, наслаждаются их гниением, косметические коррекции мёртвых частей доставляют дополнительное удовольствие анатомам культуры, да и отчасти пользователям тоже. Норма современного существования отворачивает меня от подобного зрелища, нормальный не может на это смотреть, и то, что Пятая печать не лезет мне в глаза — это реакция нормы, реакция новой жизни на старую изуверскую смерть. Наконец находим пользу фильма — он показывает нам нашу новую норму, парадоксальным образом становится ультрасовременным средством диагностики. Картина Фабри — чрезвычайно актуальна и необходима! она даёт мне окончательно оформится в своём привычном качестве, осознать, что я здоровое существо, не впадающее в рецидивы любви к гниющим вопросам человечности, мешающим машинному прагматизму работы моего тела, сбивающим норму бесперебойности оральноанальной экспансии рыночного мира.

    Пятая печать вызывает синдром, и даже развивает болезнь, приводит к психическому расстройству, буквально — к церебральному отклонению, в этом фильме заложен весь набор нарушений головного здоровья, и принять его можно только впав в состояние истерии, в шаманский эпилептический экстаз, снять с себя кожу, срезать мясо с костей, а кости выварить и измельчить, чтоб развеять по четырём сторонам. Как отдаёт своё сокровенное мясо шлюхе-кали один из героев — и грудинку и корейку, чтоб остаться голой, мёртвой, уничтоженной плотью.

    8 марта 2013 | 22:26

    Один из тех фильмов, которые не заставляют скрежетать зубами или рыдать, но пробирают до кишок. Причем надолго. Потому что очень реально то, что происходит на экране. Не буду пересказывать сюжет, суть не в нем. В фильме поднимаются простые и вечные вопросы, самые главные в жизни. Мы забываем о них в бытовой текучке, мысли и чувства мельчают и опошляются…

    Возможно, немного пафосно звучит, но этот фильм напоминает, что нужно быть Человеком.

    10 из 10

    3 марта 2009 | 17:51

    Чрезвычайно захватывающая притча. Грамотно построенные символизм, реминисценции, аллюзии к Библии и не только делают фильм очень цельным и наполненным. Золтан Фабри весьма интересно интерпретирует библейскую тему пятой печати («Откровение Иоанна Богослова», 6.9.). на фоне нилашистского террора в Венгрии осенью 1944 года.

    Пятеро мужчин собираются в баре и пускаются сначала в обсуждение бытовых тем, потом переходят в философские прения: «Кем бы вы хотели быть бедным невольником, терпящим унижения или его хозяин, творящим бесчинство?». Примерно таким образом звучит основная мысль фильма. Перед героями развернётся ситуация экзистенциального выбора, и в дальнейшем каждому придётся самому ответить на этот вопрос. Концовка достойная и обоснованно «безнадёжная».

    Атмосфера данной картины мрачная, но не пугающая; чувствуется постоянное присутствие него пограничия. Хорошо поставлен свет: герои всегда находятся в достаточно тёмном помещении, что задаёт настроение фильму. Пожалуй, самые две значимые вещи для атмосферы этой картины:

    1) Фон происходящего «за окном»: бомбардировка, крики, звуки машин, и проч.

    2) Музыкальная композиция, которая повторяется несколько раз на протяжении фильм. Она кажется даже несколько не к месту, потому что напоминает какой-то детский мотив.

    Хорошие актёры = прекрасная игра, при том, что очень колоритные персонажи, которые сведены в конце концов к одному типу. Смотря на игру актёров, им веришь и веришь тому, что они говорят, потому что это выглядит убедительно — истинная суть вещей нам раскрывается потоком сознания всех героев. Вообще, один из лучших фильмов, построенных на диалогах.

    Стоит упомянуть об экзистенциализме и его проявлении здесь. На самом деле, экзистенциализм в этой картине повсюду, особенно в сцене, где девочка говорит: «Когда я вырасту, меня тоже убьют. Но я же ещё не скоро вырасту?», причём она это говорит абсолютно спокойно, но ещё не смирившись со смертью. Герои поднимают вопрос святого раба и грешного господина — кем быть? — тоже экзистенциальный вопрос. Безусловно, во всём этом присутствует авторский концепт, который объединяет в единую цельность все составляющие единиц, иначе бы фильм был разрознен.

    Советую всем любителя арт-хаус и экзистенциализма!

    10 из 10

    2 февраля 2013 | 13:30

    Интересный фильм. Главное достоинство фильма это диалоги и затронутые в нём проблемы. Это фильм притча. Никто из нас не знает кто он на самом деле, и узнаём мы об этом только в критические моменты, когда стоит выбор между внутренними принципами и желанием жить.

    В фильме изображены 6 типов социального поведения. Первые два типа это радикалы — представители режима (зло) и борцы с ним (добро). Четыре остальных типа это обычные граждане, которые живут в мире противоборства добра и зла, не принимающие активного участия в этой борьбе. И каждого из них жизнь ставит перед необходимостью сделать выбор между добром и злом, стирая все полутона жизни.

    Выбор который делают герои фильма оказывается порой неожиданным. От кого-то мы ждём предательства, а они проявляют героизм. самым интересным представляется выбор часовщика. Он немного неожидан и может вызывать недоумение. Однако, у него очень сложный выбор — сохранить жизни детей которых он приютил и за которых в ответе, или умереть следуя моральным принципам и фактически погубить детей, так как некому будет о них заботиться. Единственное чего мы не знаем наверняка — сделал он это думая о детях или просто боясь смерти.

    Фильм ставит очень много вопросов, на которые автор не даёт ответов.

    Рекомендую всем кто любит кино затрагивающее глубокие философскии и психологическии вопросы.

    19 января 2013 | 21:59

    Фильм может увлечь сюжетом, отличной игрой актёров, интересными кадрами, режиссёрскими находками, оригинальностью формы, небанальностью и силой содержания или, например, классным саундтреком. Но даже если кино сочетает в себе всё перечисленное, этого недостаточно для того, чтобы назвать его произведением искусства. Зато если ты оказываешься всецело поглощён фильмом потому, что не находишь никакого морального права оторваться — столь важно и глубоко то, что говорит тебе режиссёр! — то уже одного этого достаточно, чтобы сказать: «Ты смотришь не просто киноленту. Ты прикасаешься к вечности».

    «Не находишь морального права оторваться» — это значит, что картина рассказывает о таких вещах, размышлять над которыми когда-то должен каждый человек, чтобы вообще этим самым человеком быть. Да, возможно, я выражаюсь несколько пафосно, но поверьте: после просмотра некоторых подлинных шедевров возникают именно такие мысли. И мысли о чём-то вечном роятся, кружатся, переплетаются в голове ещё очень долго, да и через месяцы периодически всплывают вновь, и в памяти остаются не только общие ощущения от кино — в памяти навсегда остаётся какая-то духовная ценность. Бесценная ценность, простите за тавтологичное выражение. И, наверное, не случайно, что очень часто в таких фильмах присутствуют переклички с Библией — прямые или скрытые, в различных формах. Как я говорю очень часто: «Нельзя относиться к Библии скептически, что бы вы ни думали про свою веру, — ведь это та книга, которую читают миллионы людей в течение нескольких тысячелетий, и не просто читают, но и спорят о ней, и не просто спорят — но и убивают друг друга из-за этих споров».

    «Пятая печать» Золтана Фабри (1976) — это экранизация одноимённого романа Ференца Шанты (книгу достать, похоже, чертовски сложно, но, как я понял из ряда источников, экранизация предельно близка к тексту). Действие происходит в 1944 году в Будапеште, после салашистского переворота (Ференца Салаши, создателя Венгерской национал-социалистской партии, называли «последним союзником Гитлера»). В центре внимания — четверо мужчин, которые регулярно ведут пустопорожние беседы в одной городской таверне. И однажды, когда в их компанию случайно попадает пятый человек, искалеченный на войне фотограф, очередной разговор приобретает новый оборот — часовщик Дюрица предлагает своим друзьям решить для себя непростую задачу: «Представьте себе остров, которым правит жестокий тиран Томоцеускакатити, мучитель и убийца. И есть у этого тирана раб по имени Дюдю, каждый день подвергающийся жестоким истязаниям. Раб утешает себя тем, что он никому не причиняет зла, и совесть его чиста. А тирану даже и в голову не приходит, что он делает что-то плохое, совесть его не мучает, да он и слова-то такого не знает… И вот вам предстоит выбор — стать либо этим тираном, либо этим рабом. Только эти две возможности, никаких других вариантов. Что вы выбираете?»

    Дальнейшее действие — это выбор каждого героя, выбор, подтверждённый действием. Мораль непрозрачна и прочитывается только с привлечением дополнительного источника («Откровение Иоанна Богослова») — но на уровне ощущений понимается легко. И, Боже, как же силён этот фильм!.. Как глубоки мысли в нём! Психологически (да и тематически) «Пятая печать» — зрелище, сопоставимое с «Восхождением», правда, притча Ларисы Шепитько «держит» с первой до последней секунды, тогда как в притче Фабри есть конкретный эмоциональный пик; мой вердикт, тем не менее, таков: смотреть необходимо оба фильма. Поскольку они оба — больше, чем просто фильмы.

    9 из 10

    4 февраля 2009 | 23:28

    Иероним Босх — поистине великий художник. Даже в самые непростые времена за продажу книги с его репродукциями можно было выхлопотать несколько увесистых кусков отменной мясной вырезки. Это, конечно, только в том случае, когда «книжный агент» обладает определенной сноровкой и не очень определенными моральными принципами. Но кто станет его винить? Ведь речь идет о том периоде в истории человечества, когда то тут, то там возникающие кадры с созданиями обратной стороны «Сада земных наслаждений» не способны напугать своей отстраненной уродливостью даже ребенка — по улицам, гордо подняв голову, ходят куда более ужасающие создания.

    А за столом небольшого кабачка ведут не ограниченные политической цензурой дружеские беседы Хитрый Трактирщик, Блудливый Торговец, Честный Ремесленник и Добросердечный Циник. Но то ли время от времени скрежещущие за дверью профашистские шины, то ли Калека, случайно забредший на гостеприимную кружку подогретого вина, переводят дискуссию в русло уже другого известного босховского сюжета. Незатейливая мелодия музыкального автомата, как ни странно, куда выразительнее передает ощущение начинающегося апокалипсиса, чем сигнал воздушной тревоги. Но ни то, ни другое так не заставляет пятерых собеседников задуматься о жизни после смерти, как интерес проезжего офицера к номеру соседнего дома. И перед каждым встает насущный вопрос: так кто же я по натуре — неведающий, что творю, жестокий тиран Томацеускатакити, или праведный бездействующий Дюдю, готовый снести любые унижения, лишь бы не замарать свою душу?

    Картина Фабри умело балансирует между философской притчей и тяжелой гуманистической драмой, как бы подчеркивая жестокой фабулой важность и глубину смысловых аспектов. Здесь выверен каждый ракурс, каждый звук и каждый жест — повествование идет четко в ногу с мыслью зрителя, мягко, но настойчиво, направляя ее траекторию по нужному пути.

    Четверо героев принимают для себя отнюдь не легкое решение, каждый из четверых видит себя таким, каким хочет видеть свой быт, и каждый из четверых на поверку оказывается диаметральной противоположностью своим стремлениям. И только Добросердечный Циник думает, что нет никакой разницы. Ведь «разве они все никогда не умрут?» Но смерть, как оказалось, это далеко не саме страшное из того, что может предложить жизнь. И выбор неожиданно выходит за рамки двух, по сути схожих, ипостасей.

    В силе и выразительности подачи мрака «комендантского часа» в истории Европы не приходится сомневаться, как и в целесообразности проблематики «Пятой печати». Тем не менее, тяжкий гнет «социального ада» в экспозиции способен отвлечь внимание на, увы, вполне конкретных «Томацеусов» и вызываемые ими эмоции. Но он же и способен провести зрителя настолько близко от «пограничного состояния», что разница между «бытием» и «существованием» станет для последнего чуть ли не самоочевидной.

    Не так уж мало общего у того, кто делает и не осознает, и того, кто осознает, но ничего не делает. А того, кто делает и осознает, не интересует, чьи души будут ждать Агнца за Пятой Печатью. Он сам вынес себе приговор и сам назначит тяжкое наказание. Он отрекся разом от всех табу, созданных когда-либо человеческим обществом. По сути, он отрекся от самой души, какой ее видит социум. Осознанно принимая на себя ответственность за содеянное он купил себе истинную экзестенциальную свободу, но купил ее в кредит.

    «Пятая Печать» применяет к жестоким реалиям этого мира одно из самых загадочных и сложных философских учений ХХ века. Взятые в предельном значении проблемы общественного устройства умножены на вопросы личностной свободы. Картина проводит шоковую терапию по обе стороны экрана. И для создателей игра определенно стоит свеч — они прекрасно понимают, что делают, и зачем. Вот только далеко не каждый пациент согласиться с пользой прикрепленных к его вискам электродов.

    16 апреля 2012 | 16:40

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...

    Кинокасса США $ Россия
    1.Планета обезьян: РеволюцияDawn of the Planet of the Apes36 254 310
    2.Судная ночь 2The Purge: Anarchy29 816 675
    3.Самолеты: Огонь и водаPlanes: Fire and Rescue17 509 407
    4.Домашнее видеоSex Tape14 608 152
    5.Трансформеры: Эпоха истребленияTransformers: Age of Extinction9 845 720
    18.07 — 20.07подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.Планета обезьян: РеволюцияDawn of the Planet of the Apes346 038 489
    2.Шаг вперёд: Всё или ничегоStep Up All In95 410 829
    3.Поддубный41 780 386
    4.Трансформеры: Эпоха истребленияTransformers: Age of Extinction33 994 705
    5.Оз: Возвращение в Изумрудный ГородLegends of Oz: Dorothy's Return29 236 297
    17.07 — 20.07подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители2 400 449518 580
    Деньги612 188 194 руб.165 495 572
    Цена билета255,03 руб.17,66
    17.07 — 20.07подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    115.Легенда №178.242
    116.Самый быстрый IndianThe World's Fastest Indian8.240
    117.Девчата8.235
    118.Малышка на миллионMillion Dollar Baby8.234
    119.Жизнь Дэвида ГейлаThe Life of David Gale8.233
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    46.Безымянный проект Кэмерона КроуUntitled Cameron Crowe Project91.51%
    47.Человек-муравейAnt-Man91.48%
    48.Врожденный порокInherent Vice91.45%
    49.Великий уравнительThe Equalizer91.35%
    50.Голодные игры: Сойка-пересмешница. Часть IIThe Hunger Games: Mockingjay - Part 291.19%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    Исполнение желаний2
    Настоящий детективTrue Detective133
    Домашнее видеоSex Tape3
    СердцеедкиHeartbreakers41
    Талантливый мистер РиплиThe Talented Mr. Ripley108
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    Планета обезьян: РеволюцияDawn of the Planet of the Apes7.500
    ГераклHercules6.314
    Домашнее видеоSex Tape5.917
    Король сафариKhumba5.842
    Шаг вперёд: Всё или ничегоStep Up All In6.718
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    Стражи ГалактикиGuardians of the Galaxy31.07
    Побудь в моей шкуреUnder the Skin31.07
    Черепашки-ниндзяTeenage Mutant Ninja Turtles07.08
    Неудержимые 3The Expendables 314.08
    Город грехов 2: Женщина, ради которой стоит убиватьSin City: A Dame to Kill For21.08
    премьеры