всё о любом фильме:

Зимняя спячка

Kis uykusu
год
страна
слоган-
режиссерНури Бильге Джейлан
сценарийЭбру Джейлан, Нури Бильге Джейлан, Антон Чехов
продюсерЗейнеп Озбатур, Музаффер Йылдирим, Реми Бура, ...
операторГёкхан Тирьяки
композитор-
художникГамзе Кас
монтажНури Бильге Джейлан, Бора Гёксингёль
жанр драма, ... слова
зрители
Россия  1.4 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время196 мин. / 03:16
Отель «Отелло» в Анатолии. Им управляет импозантный седовласый Айдин, бывший театральный актер, чья слава давно прошла. Вместе с ним живут красавица-жена, занимающаяся благотворительностью, и сестра, тоскующая по мужу, с которым не так давно развелась. Небывалый снегопад отрезает отель от цивилизации, и он становится убежищем для этих трех человек и декорацией, в которой разыгрываются сцены их мучений.
Рейтинг фильма
IMDb: 8.30 (23 604)
ожидание: 97% (944)
Рейтинг кинокритиков
в мире
89%
63 + 8 = 71
8.3
в России
92%
11 + 1 = 12
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Источником вдохновения для создания фильма послужили рассказы Антона Чехова – «Жена» и «Хорошие люди», а также произведения Льва Толстого, Фёдора Достоевского и Вольтера.
    • Картины Ильи Глазунова, которые он нарисовал для первого романа Фёдора Достоевского «Неточка Незванова», стали источником вдохновения при создании постера фильма. Кстати соответствующую картину можно увидеть в комнате Нихаль.
    • Режиссер Нури Бильге Джейлан рассказал, что для фильма было отснято более 200 часов материала, и его изначальная версия получилась длиной 4 часа 30 минут. Но в итоге ее урезали до 3 часов 15 минут.
    • Халук Бильгинер трижды отказывался от роли из-за своей загруженности в театре. Но в итоге режиссер Нури Бильге Джейлан настоял на том, чтобы график съемок спланировали в соответствии с расписанием Бильгинера.
    • Получение фильмом «Золотой пальмовой ветви» совпало со столетием турецкого кино.
    • Сценарий к фильму состоит из 285 страниц.
    • Имя главного героя, Айдын, означает «мыслящий человек» в переводе с турецкого.
    • Это второй турецкий фильм, выигравший «Золотую пальмовую ветвь». Первым был фильм «Дорога» (1982).
    • На написание сценария ушло 6 месяцев.
    • еще 6 фактов
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 401 пост в Блогосфере>

    ещё случайные

    «Зимняя спячка» рассказывает о жизни отставного актера, ведущего помещичий образ жизни в турецкой глуши, в окружении сестры, молодой жены, немногочисленной прислуги. Герой, в начале фильма производящий впечатление деятельного интеллектуала и моралиста постепенно развенчивается и предстает в итоге баловнем судьбы и человеком заурядным. Практически все действие состоит из продолжительных и неторопливых откровенных разговоров.

    Картина подкупает своей гармоничностью. Неспешное меланхоличное повествование, которое должно бы надоесть через пол часа, вдобавок лишенное какого-либо драматургического напряжение, интересно все 200 минут и кажется — смотреть и смотреть, хоть 5 часов, только все уже сказано. Пейзажи, холодные, равнодушные и жесткие. Продуманность деталей, которые ненавязчиво и вторят словам героев. Безупречно отыгранные роли.

    Фильм кажется очень русским: в нем много от русской литературы, в есть Тарковский. Да и сама Турция похожа на Россию — тоже имперское мышление, тоже распутье между Западом и Востоком. Органично выглядят и бережно переселенная в турецкую деревню семья штабс-капитана Снегирева, и чеховские семейные разборки.

    Как было уже мельком отмечено выше, «Зимняя спячка» обладает тем редким качеством, когда художественное произведение говорить непосредственно о жизни и исчерпывающе с этим справляется, подводя финальную черту двумя шекспировскими цитатами.

    Шедевр, как минимум в глазах любого поклонника Тарковского.

    8 февраля 2015 | 14:15

    Фильм «Зимняя спячка» совершенно точно оправдывает свое название: порой происходящее на экране вызывает тоску, скуку, и я даже порой начинала дремать, и точно — я такая в зале была не одна. Эта картина наполнена разговорами, рассуждениями, мыслями, причем это был поток мыслей — порой незаконченных, обрывочных, но среди них точно вы можете найти какие-то, которые будут импонировать вам, вашей душе и вашему мировоззрению.

    Действие этого каннского лауреата происходит в каком-то Богом забытом месте в Турции, где владелец не слишком популярного отеля, и по совместительству некоторой недвижимости является одним из самых состоятельных людей. Делать в столь отдаленном месте решительно нечего, поэтому основным занятием как главного героя, так и его немногочисленного окружения, является размышление. Первая часть картины, если можно так сказать, так или иначе посвящена теме «непротивления злу насилием». Помимо, собственно, рассуждений на эту тему, можно увидеть и живые примеры. Главный герой для всех его арендаторов является воплощением зла как человек, отнимающий у них деньги, путь даже и законно. В картине одним из основных конфликтов является именно это — конфликт неплатежеспособных арендаторов и арендодателя. Отношение к герою арендаторов кажется издевательским воплощением упомянутой теории: раболепие перед «господином» и проклятия у него за спиной. Подобное поведение кажется оскорбительным и для того, кто унижается, и для того, перед кем унижаются. Хотя герой кажется воплощением если не добродетели, то невозмутимости и незлобивости, но и он сам просто своим видом и своими манерами унижает и без того униженных — так он называет им сумму за разбитое стекло, которая кажется нормальной для него, но явно является неподъемной для них. Кажется, он не видит реакции на свои слова, хотя она очевидна. Обращение же арендаторов с ним начинает походить на какой-то изысканный троллинг: когда это подчеркнутое смирение со своей долей выглядит раздражающе и неприятно, и явно призвано вызвать чувство вины вне зависимости от ее наличия. Так что непротивление злу насилием может принимать разные формы, в том числе оно может быть куда более страшным оружием, нежели банальный мордобой.

    Кажется, что в этой картине любые движения главного героя и любые его действия призваны воплотить еще одну истину: его одиночество, когда даже своим родным он оказывается не нужен, как, впрочем, и все вокруг. Чувства притушены, даже самые эмоциональные сцены выглядят сдержанно. Все вокруг заняты своими делами, и высказывают решительный протест в случае вторжения в личное пространство. Мы видим какие-то сдержанные страдания одинокой и покинутой души, явно страстно желающей чего-то, но непонятно чего. В туристах, иногда приезжающих в отель, кажется, и герой, и все прочие ищут отвлечения от вечной рутины и компании, поэтому так грустно, когда постояльцы уезжают, чтобы продолжить свой путь. В конечном итоге, все заняты собой и еще по одной причине: причине недопонимания, ощущения собственной ненужности всем окружающим их людям. Когда хоть какая-то теплота отношений прорывается за рамки вечного равнодушия, она наталкивается на глухую стену отчуждения и осторожности, и погибает рядом с ней.

    Эта проблема недопонимания и нетерпимости имеет свое самое яркое проявление в противопоставлении достаточно обеспеченных героев истории и героев бедных. Первые из-за поведения вторых могут чувствовать свою вину, а вторые жестоки, гораздо более жестоки, чем первые. Кажется, это две разные вселенные, которые никогда не должны пересечься. В картине много раз повторяются слова про отношение главного героя к своим арендаторам, и, если изначально вторых можно было бы пожалеть, то потом становится ясно, что отношение никогда не бывает случайным. Жестокость, свирепость, порой наглость никогда не может вызвать сочувствия.

    Одно из главных достоинств картины — ее визуальное оформление. Здесь в какой-то мере вспоминается недавний «Август», только там все жаловались на нестерпимую жару, на фоне которых разыгрывалась их драма, а здесь все вокруг жалуются на холод. Это местечко, где происходит действие, кажется, не так уж далеко ушло от каменного века: здесь нет централизованного отопления, дома отапливаются печами, и все тепло есть только в них. Если бы подобная суровость могла способствовать какой-то сердечности во взаимоотношениях, это было бы предсказуемо, но нет — люди здесь буквально ненавидят друг друга.

    Красивая зима и хлопья снега в этой картине кажутся лишь слякотью и несчастьем, которым подвергаются герои, а также их душевным состоянием. Снег едва укутывает местность (хотя где-то и вполне прилично), и не способен скрыть грязь. Всем холодно, но этот холод идет изнутри: даже река в картине не замерзла, да и зайчик в финале показывается не в зимней шубке. Это место кажется магнитом для героев, своеобразной ловушкой: даже если всем здесь плохо, никто не способен покинуть его.

    Фильм длинный, местами невыносимо, красивый, но как-то неприятно красивый, что в кресле хочется поежиться. Абсолютно рассудительный — в фильме нет места динамике и действию, а еще и единому сюжету, и истории. Кажется, что подобные вещи лучше бы смотрелись на театральной сцене, чем в кино… Одновременно любопытно посмотреть на другую Турцию: где бывает холодно и нет теплого солнца и моря, где в принципе мало что есть от цивилизации, и где нет счастья. Интересно, что религиозная тема практически не затронута, пожалуй, из-за того, что было решено сосредоточиться на людях и их жизни. Фильм только для терпеливых. Остальные просто не смогут его досмотреть.

    6 из 10

    31 августа 2014 | 15:30

    Польстившись на золотые пальмовые ветви, а также находясь в ностальгии по восточному колориту по возвращении из Стамбула, я решила посмотреть «Зимнюю спячку», еще и друга туда потащила, пообещав ему интеллектуальный вечер с элементами Чехова и Достоевского под пряным османским соусом. Добавлю также, что попасть в тот день в кинотеатр лично для меня было маленьким подвигом — не каждую субботу встаешь в 7 утра и и весь день бегаешь по делам, чтобы в 8 вечера, свернувшись калачиком в маленьком и душном кинозале, в течение трех с хвостом часов постигать загадочную душу турецкого режиссера. Жертва моя, к сожалению, оказалась напрасной.

    Начало фильма, признаюсь, понравилось — неспешные медленные кадры, необычный отель в горном захолустье, брат и сестра, ведущие интеллектуальные беседы по вечерам… Наконец, завязка — камень в окно машины, брошенный суровым мальчиком, и последующие события. Но на этом сюжет как будто закончился, и действие на самом деле обратилось в спячку.

    Мне даже тяжело что-то говорить о сюжете, потому что его не было. Был набор смонтированных кадров и диалоги о несопротивлении злу продолжительностью в 20 минут. Я и сама любитель пофилософствовать, но не до такой степени, чтобы от разговора страшно клонило в сон. За 3 часа, признаюсь, я несколько раз засыпала, потому что вникать в диалоги не было никакого желания. Есть главный персонаж, крайне неприятный тип, запутавшийся в себе самом и окружающих, с виду добрый и мудрый, на самом деле — гордый и не страдающий человеколюбием. Есть сестра главного героя, куда-то исчезнувшая из сюжета на полпути и так и не появившаяся более. Есть красивая молодая жена, пожалуй, очень талантливая актриса, ее игра меня хоть немного, но зацепила. Есть турецкие обыватели, с обидой на жизнь и на богачей, своей гордостью и жизненной философией. И есть прочие персонажи, вроде друга главного героя или школьного учителя, образы которых раскрыты даже меньше, чем эпизодический образ служанки Фатимы.

    Я не увидела ни обещанного Чехова, ни Достоевского, как ни старалась. Да, у писателей много длинных диалогов, но от них не клонит в сон, и они не нудные и не высоссанные из пальца, потом, они наталкивают на рассуждения. Единственные рассуждения, на которые же наталкивал фильм — когда же он, наконец, закончится, и сколько зрителей досидит до конца (при том, что нас в зале было всего человек 12, а до концовки досидели, наверно, всего пятеро).

    У меня осталось много вопросов к фильму — что это было, зачем это сняли и на кого вообще рассчитан фильм. Еще один вопрос к жюри фестиваля — за что фильм получил награду? Если они поняли его смысл, я бы не отказалась с ними побеседовать, потому что положительные отзывы со сторонних сайтов меня не убедили, они, в сущности, такие же, как фильм — много воды, а смысл неуловим.

    Может быть, я недостаточно умна для этого фильма, или это просто не мое кино. Мое мнение — 3 с лишним часа своей жизни можно провести с большей пользой и большим удовольствием, а на сэкомленные деньги купить цветов маме.

    Буду рада комментариям от людей, которым фильм понравился и которых возмутил мой отзыв.

    Как и всем фильмам, которым я не знаю, что поставить -

    5 из 10

    PS наличие белой лошади для меня не является аллюзией к Достоевскому

    1 сентября 2014 | 11:51

    Когда появились афиши к победителю Каннского фестиваля 2014, то по описанию создавалось впечатление, что фильм является калькой на «Сияние» Кубрика — отель, снегопад, отрезаны от цивилизации, мучения…Реклама подготовила сознание к просмотру триллера, оставив лишь тень упоминания о произведениях Чехова.

    Являясь никудышным знатоком Толстого и Достоевского (произведения которых, как говорят, также легли в основу «Зимней спячки»), но будучи поклонником творчества Человека без селезенки, могу с уверенностью сказать, что данная картина самая что ни на есть чеховская. Не юмореска, нет, а та драма, которую писатель явил миру, в которой герои «больше едят, пьют… обедают, только обедают, а в это время слагается их счастье и разбиваются их жизни».

    В-общем триллера не оказалось, зато есть картина о богатом помещике, получившем в наследство от своего отца землю с недвижимостью в горах Анатолии, что позволяет нашему землевладельцу безбедно существовать, содержа отель, в который заезжают погостить редкие туристы из Японии и прочие иностранцы. Другая же собственность сдается в аренду местным жителям. От такой роскоши маются от скуки жена главного героя и его сестра, недавно разведшаяся со своим забулдыгой мужем и приехавшая из Стамбула помогать своему братцу вести хозяйство. И в целом люди-то они не плохие. Но и не хорошие. У каждого тут своя правда.

    Барин Айдан — бывший театральный актер, который во времена оны прекрасно играл имама в первом акте какой-то пьесы. Вся его секундная роль состояла в том, что он выбегал на сцену с криком: «Где здесь сортир?!» В юности он автостопом объездил всю Европу, ночуя, где попало. Все это позволяет ему считать себя жизнью потасканным и умудренным опытом. Теперь же, на закате своей жизни, почему бы не позволить себе, как истинному художнику, заняться чем-то возвышенным, например, написанием статеек на религиозную тему в местную «Сельскую жизнь», а заодно уж и приняться за фундаментальный труд по «Истории турецкого театра». В таких вот праведных заботах проходят его дни. Сбор оброка с постояльцев взвален на плечи полицейских и судебных приставов, а ведением бумажных дел заведует его сестра, которая только и делает, что валяется на диване, попивая кофий с чайком, да заводит всякие праздные беседы о непротивлении злу, а за компанию и статейки братца критикуя.

    Жена нашего обобричителя — молодая красивая особа, младше своего мужа лет на 25-30, от нечего делать мужа презирающая и решившаяся заняться благотворительностью за его же счет. Отношения у них, мягко говоря, натянутые — было бы интересно посмотреть, как они друг с другом спят.

    А в качестве второстепенных персонажей — чернь, терпящая непосильные унижения и оскорбления от своего барина и его семьи. Но чернь тоже разношерстная: есть гордые упрямцы, есть прогинающиеся типажи с миндальной улыбкой и принципом «как бы чего не вышло», а есть просто безмолвные слуги.

    Фильм на самом деле классный и своей награды достойный. Да, он может показаться тягучим, долгим, скучным; темам некоторых диалогов можно удивляться — уместны ли они, возможно ли вообще в нынешнее время вести подобные беседы. Однако, всё это мелкие недочеты на фоне такого огромного полотна о человеческой природе, о многообразии ее проявлений. Полотна, позволяющего взглянуть на себя со стороны — на пошлость и обыденность собственной жизни, на свои мелкие мещанские замашки, на то, что в жизни есть нечто большее, чем товарно-денежные отношения, сытость желудка и комфорт мягкого кресла.

    Так что, друзья, советую вам превозмочь себя, кому это сделать трудно, и посмотреть этот фильм. Откиньте все мысли о насущном, забудьте о еде (не уподобляйтесь мне, который к концу второго часа просмотра думал о том, чего бы ему отведать на ужин). На три с четвертью часика забудьте о ваших чаяниях и погрузитесь в эту картину.

    8 из 10

    А Чехов — бессмертен и всемирен.

    12 сентября 2014 | 13:30

    До покупки билета в кинотеатр мне хотелось пошутить над названием фильма, намекнув на то, как тонко оно описывает состояние зрителя, измученного большим хронометражем и нескончаемыми беседами. Как глубоко я заблуждался! Трёхчасовой сеанс эстетико-интеллектуальной терапии подошёл к концу быстрее, чем можно было ожидать. Мир по ту сторону экрана оказался таким близким и понятным, что с трудом верится в его турецкое происхождение. Нури Бильге Джейлан создал универсальное произведение искусства, базирующееся на высших достижениях советского кино и русской литературы. Опираясь на наследие Чехова, Толстого, Достоевского, позднее творчество Тарковского, режиссёр добился редкой глубины, не растеряв при этом кинематографической привлекательности.

    События «Зимней спячки» разворачиваются в турецкой глубинке, где бывший театральный актёр Айдын (Халук Бильгинер) содержит небольшой отель. Компанию ему составляют две женщины: жена (Мелиса Сёзен) и сестра (Демет Акбаг). Нихаль значительно младше своего избранника. Финансовое благополучие позволяет девушке не тратить время на работу, а заниматься тем, что ей кажется по-настоящему важным. Её увлечение благотворительностью станет причиной для семейного конфликта, в котором перед зрителем раскроется характер взаимоотношений Нихаль с мужем. Неджла, в свою очередь, кажется, не очень довольна унылой провинциальной жизнью в доме брата. И это тоже хороший повод для длительных диалогов: несколько неловко брошенных фраз и брат с сестрой уже упражняются в словесном фехтовании. Задеть человека, да так, чтобы остаться при этом в рамках приличий, это ведь целая наука, в которой они оба весьма преуспели. Режиссёр, мастерски переплетая несколько тем, в качестве основного связующего звена использует эпизод с мальчиком, кинувшим камень в машину Айдына. Оказывается, что паренька, совершенно не похожего на хулигана, тяготила обида за отца. Исмаил (Неджат Ишлер) задолжал Айдыну плату за аренду дома, но бывший трагик не склонен слишком часто контактировать с арендаторами, перекладывая ответственность на помощника. Ему больше нравится писать еженедельные колонки в местную газету, затевать философские беседы с кем-то из родственников или приятелей и искать материал для книги о турецком театре. Он и не подозревал о том, что визит приставов, конфисковавших у отца мстительного мальчика телевизор и холодильник, закончился дракой. Гордость и буйный нрав Исмаила, принимающего посещение хозяина дома за новую попытку унижения, становятся причиной очередного скандала, который, однако, пытается сгладить Хамди (Серхат Кылыч), его родной брат. Хамди — имам. Человек сложный, интересный и неприятный. Он хочет казаться дружелюбным, но за его заискивающей улыбкой, не сползающей с лица, временами проскальзывает раздражение. Полная противоположность прямолинейного Исмаила. Впрочем, главному герою они оба не нравятся, хотя этого он старается не показывать.

    Конечно, личности Айдына стоит уделить особое внимание. Он человек культурный, образованный, здравомыслящий и старающийся быть тактичным. «Ислам — религия цивилизации и высокой культуры», — пишет Айдын в своей статье, но делает это не из-за своей религиозности, а с целью обличить «лукавство, убожество и неопределённость» имама. И это его понятным образом характеризует. В нашем герое сочетается склонность к гуманизму и неумело скрываемая мизантропия. Айдын совершенно искренне хочет соответствовать своим представлениям о хороших людях. Однако даже его готовность идти на компромиссы исходит от ума, а не от сердца. В раздражённом состоянии он не стесняется свысока припечатать неучтивую сестру, что должно бы по его собственному разумению походить на братский искренний совет, но является на деле лишь мелочной местью. Поскандалив с женой, Айдын тут же готов состряпать вполне удобоваримую логическую конструкцию, объясняющую его не самые справедливые упрёки — чем бы вы думали? — желанием помочь! За его разумным предложением обсудить ситуацию кроется не жажда примирения, а желание подробно описать свою позицию, которая, на первый взгляд, лишена серьёзных слабых сторон. Это не беседа. Он поучает жену! Неужели так важно быть правым? Может, стоило бы в критический момент просто молча обнять Нихаль, не накаляя ситуацию? Отношения — не шахматная партия, тут не необязательно побеждать, лучше сотрудничать. Гроссмейстерские ловкие ходы, цель которых — выставить себя в лучшем свете, в семейной жизни не так уместны, как способность к пониманию любимого человека, как тонкая чувствительность к его внутреннему состоянию. «Ты образованный, честный, беспристрастный, но иногда используешь эти качества, чтобы давить и унижать, ты ненавидишь людей…» — говорит Нихаль мужу. Конечно, она права, и Айдын это понимает: ему хочется стать лучше, но даже обычное доброе дело, совершённое философствующим турком, выглядит почему-то картинной попыткой откупа от совести. Найдёт ли главный герой в себе силы измениться, измениться в угоду семейному благополучию — это, строго говоря, главная интрига фильма Джейлана.

    Прекрасно, что у такого кино есть свой зритель. Этому немало поспособствовала высшая награда Каннского кинофестиваля, которой и была удостоена «Зимняя спячка». Из эстета и стилиста, снимающего, прежде всего, красивые фильмы, турок вырос в настоящего Автора. Психологический реализм Джейлана фактически делает из его работы путеводитель по отношениям. И это прекрасно! Помните хор бабушек из вступления к «Астеническому синдрому» Киры Муратовой? «В детстве, в ранней юности я думала, что стоит только всем людям прочесть Льва Николаевича Толстого, и все-все всё поймут. И станут добрыми и умными». Своё детство я оставил позади, но до сих пор верю в то, что сила искусства способна изменить мир к лучшему. Не стоит ожидать от кино или литературы каких-то простых готовых рецептов, способных в одночасье преобразить человека, прильнувшего к томику Фёдора Михайловича или зашедшего случайно на сеанс «Зимней спячки». Как и главного героя фильма Джейлана интересуют общечеловеческие ценности. Да, они не новы. Да, об этом уже много всего было написано, много всего было снято. И всё же, мне кажется, что если и существуют вечно актуальные темы, то они касаются как раз вопросов морали, нравственности и человеческих взаимоотношений.

    30 сентября 2014 | 00:00

    «Золотая пальмовая ветвь» каннского фестиваля

    Это пугающе длинный фильм — 3 часа 15 минут. За всё время, что я смотрю кино в зале, дольше шёл, кажется, только документальный фильм Скорсезе о Джордже Харрисоне. Должен сказать, что продолжительность турецкой картины — её главная проблема и беда, хотя полтора десятка зрителей, собравшихся вместе со мной, стойко преодолели это испытание — никто не ушел. Но при этом и ни одной выраженной вслух эмоции я не услышал. Кино смотрели в гробовой тишине. Может быть спали? Меня, признаться, подмывало как уйти, так и вздремнуть. Но дурацкая привычка смотреть до конца и, главное, попытка найти объяснение: почему дали «Золотую пальмовую ветвь», — заставили терпеть до финальных титров.

    «Зимняя спячка» — это апофеоз кризиса современного авторского кино, когда снобизм создателя проявляется в том уже, что он не может ни в чём себе отказать. Если бы это кино было на час короче, то оно бы значительно выиграло. Утонувшая диалогах «радиопостановка», с одной стороны, довольно точно характеризует образ жизни и мировоззрение сельской интеллигенции, которая ведёт бесконечные беседы о смысле жизни за бокалом вина и укутавшись в пледы, перед тем как вкусно поесть и сладко поспать. Просматривающийся внутренний конфликт, который досаждает главному герою, плохо способному примирять внутри себя праведника и бизнесмена, постепенно растворяется в повествовании, разбавляя и без того жидкую сценарную конструкцию. Отчужденность, непонимание, обида, ревность, пустое морализаторство — набор дежурных мыслей и чувств турецкого интеллектуала, часто только благодаря всему этому и чувствующего себя значимым.

    Возможно, Джейн Кэмпион и возглавляемое ею каннское жюри обладали куда большим терпением, нежели я, который к тому же пока мало что видел из конкурсной программы фестиваля. Однако даже в сравнении с «Левиафаном», довольствовавшимся сравнительно скромным призом — за сценарий, я ответственно заявляю, что наша картина была куда больше достойна победы. Она и драматургически прописана куда интереснее, и мускулистее — в ней много энергии и действия, но, самое главное, образный ряд куда богаче. У Джейлана единственная сцена, тронувшая меня до глубины души, случилась перед самым финалом, но как бы ни была она хороша, каркас 195-минутного фильма по определению не может держаться на одном (пусть и сильном) образе. Отсюда у меня возникает очень серьёзное подозрение, что турецкому режиссёру дали главный приз вовсе не за данную работу, а по совокупности — за творчество в целом.

    Так не раз уже случалось на этом фестивале в отсутствии фильма-лидера, но в присутствии видных мастеров, до сих пор обделённых лаврами победителя. 55-летний Джейлан, ранее неоднократно премированный в Канне, несколько раз был в шаге от победы, и вот удостоился её за свою не самую лучшую картину. Куда логичнее было бы отдать её, например, «Отчуждению», снятому турком двенадцатью годами раньше, но куда более ёмкому по мысли и содержанию. Вся проблема в том, что тогда Джейлан только-только пробился в обойму каннского фестиваля, а ныне является канонизированным и уже забронзовевшим классиком — главным наследником традиций Тарковского, Антониони и Бергмана. Возможно, когда-нибудь и со Звягинцевым случится аналогичная катавасия, чего, конечно, не хотелось бы. Между тем Турция уже второй раз увозит к себе «Золотую пальму», в то время как мы продолжаем оставаться с единственной — за «Летят журавли».

    И Чехов, и Достоевский, которыми прикрывается режиссёр, указывая в титрах, что данное кино снято по мотивам их произведений, выходят какими-то уценёнными. Опять же лишний раз подчеркивая то, как измельчали классики в современном кино. И особенно при сравнении, например (опять же с нашей), «Неоконченной пьесой для механического пианино», после которой многим вообще за Чехова не следовало браться. Ну и до кучи ещё одно сравнение, в котором Джейлан оказывается не у дел. Фильм с таким же названием «Зимняя спячка» снял в 1997-м Том Тыквер, заявив о себе, как о новом лидере немецкого кино. Аналогичная сезонная стагнация не помешала тому фильму держать меня в напряжении от первой до последней секунды. Просто Тыквер с куда большим уважением отнесся к зрителю, в отличие от Джейлана, который с каждым разом снимает всё более длинное и всё более «авторское» кино — для себя любимого. В отличие от Чехова он, похоже, не особо торопится выдавливать из себя раба, в данном случае собственной значимости: сократив фильм с четырёх с половиной часов до трёх пятнадцати, он, видимо, решил, что всё оставшееся — бесценно…

    30 сентября 2014 | 21:14

    В современном мире давно уже нет чёткости в формулировке таких простых понятий как зло и добро, хорошо и плохо. Всё размыто, нет плюсов и минусов, полюсов и точек опоры, нет вектора истины, боги сошли с ума, и душа человека, выйдя из под контроля, катится в никуда, потому что рая и ада тоже нет.

    В новой работе «турецкого Антониони» Нури Бильге Джейлана всё именно так. Вселенная мужчины — старый, устоявшийся, консервативный мир Бога-отца подвергается ломке, в то время как традиционный женский мир — хаотичный ручей всего нового, теряет берега и топит под собой весь урожай будущего. Трагедия античного размаха сжимается до прямоугольника экрана, а три с лишнем часа вылетают секундой, расшевелив умиротворённый комфортом ворох мыслей.

    Сочно выписанные характеры, лёгкие аллюзии русской классики, двадцатиминутные диалоги — поединки, восточный юмор, тишина, сменяющаяся резкими «хлопками» и нечеловеческое одиночество. Это кино могло было быть литературой, если бы она не умерла в начале 20-го века, этот фильм мог бы стать театральной постановкой, если бы театр не умер чуть позже книги. Апокалипсис сегодня, завтра и на каждый день, белая пустыня отчуждения.

    Два самых мерзких качества — зависть и скука. Они диктуют жизнь героям этого фильма. Именно они возводят стену одиночества между коммуникациями людских сердец, создавая ощущение вечной спячки, вечной зимы. Можно топить камины столирными купюрами, но вряд ли массивные пачки вожделенных банкнот смогут согреть заледеневшие души.

    Отдельной строкой главный персонаж — космическая роль Халука Бильгинера. И хоть сценарий расписан на три основных лица (плюс куча героев — следствий), его Айдин возвышается обособленной глыбой среди камней гораздо меньшего пошиба. Именно он — главный ключ ко всей концепции киноработы, поставьте себя на его место, и вы всё узнаете и поймёте об этом фильме.

    Даже золото Канн не способно, солнечным лучом блеснув в глаза, разбудить неблагодарного зрителя, засыпающего в зале на этой прекрасной и лиричной кинопрозе. Поднимите веки, «слепые котята», это современная классика, здесь и сейчас. Вам тепло и уютно в безопасном интернете? Ну уж нет — «В Стамбул! В Стамбул!»

    8 из 10

    15 сентября 2014 | 15:09

    Я очень люблю смотреть вдумчивые фильмы. Это симбиоз красивой картинки и шикарных диалогов. Фильм достаточно статичен. Ты только сидишь и слушаешь, слушаешь, слушаешь. Эти разговоры тебя окутывают. Мысли начинают шевелиться в твоей голове с сумасшедшей силой.

    Фильм совершенно на любителя. Это однозначно. И смотреть надо с погружением, не отвлекаясь, желательно на большом экране. И либо одному, либо с человеком, который готов провести в кино больше трех часов.

    Люблю слушать умных мужчин, они говорят кратко и по делу. Люблю слушать женщин. Мы часто очень наивны и склонны совершать глупости, основываясь только на эмоциях и мимолетном желании. Были моменты на разрыв. Когда ты ощущаешь себя участником их диалога. Но понимаешь, что ты лишь сторонний наблюдатель их жизни.

    Очень удачный фильм. Фильм, который оставляет после себя след. Когда выходя из кино ты мысленно возвращаешься к увиденному и обдумывая, открываешь для себя еще что-то новое. Не то, что ускользнуло в процессе просмотра, а то, что пришло к тебе во время обсуждения и обдумывания увиденного. Определенно кино с потрясающе сильной энергетикой и посылом. Не поверхностное и требующее к себе должного внимания.

    10 из 10

    4 сентября 2014 | 11:45

    Очень сильный фильм, притягивает и не отпускает великолепной игрой актеров, сильным сценарием…

    В данном фильме очень хорошо проработаны характеры героев фильма, переплетение характеров, перетекает в сильную драму. Писатель, его сестра и молодая жена, пытаются найти путь к совместному сосуществованию. Айден писатель, живущей своей размеренной жизнью, с молодой прекрасной женой Нихаль и сестрой, содержащей их с братом отель, переживают зиму вместе в их доме. Громадный дом станет для них и клеткой и местом уединения.

    Мы попадает в опустевший отель в горах, который наполнен своими переживаниями. Айден, живущей отдельной жизнью от жены, писатель в преклонном возрасте. Пытается завершить свою книгу, попутно знакомясь с не многими постояльцами отеля. Пытается скрыть свою деспотичную натуру, маленького тирана, за мнимой маской переживания о душах и судьбах. Очень яркая, врезающаяся в память, сцена с мнимой попыткой отказаться от извинений мальчика, разбившего стекло автомобиля, и последующей плачевной ее концовкой. Показательный диалог фильма, в котором Айден с его сестрой оспаривают известное понятие введенное Толстым, непротивление злу насилием, в этой фразе заложен весь смысл фильма. Нихаль молодая прекрасная жена Айдена, оказалась заперта в громадном доме, как птица в клетке. Она пытается использовать положение мужа, для помощи людям, но лучше ни кому от ее помощи не становится…

    9 из 10

    15 сентября 2014 | 01:19

    «Холодно и пустынно было в просторных чертогах Снежной королевы. Их освещало северное сияние, оно то вспыхивало ярче в небесах, то вдруг слабело. Посреди самой большой и пустынной снежной залы лежало замерзшее озеро. Лед на нем раскололся на тысячи кусков, на удивление ровных и правильных. Посреди озера, когда бывала дома, восседала на троне Снежная королева. Озеро она называла «Зеркалом Разума» и говорила, что это лучшее и единственное зеркало в мире.

    Ханс Кристиан Андерсен «Снежная королева»


    Со времени проведения 68-го Каннского кинофестиваля прошло более полугода, но ознакомиться с победоносной картиной Нури Бильге Джейлана довелось только сейчас. Я был абсолютно подготовлен к тому, что меня ожидает при просмотре «Зимней спячки», будучи знакомым с остальными лауреатами «Золотой пальмовой ветви», поэтому называть картину скучной, «не для всех» или чересчур заумной я не буду, не за что.

    Автор с первых кадров дает понять зрителю, на что он подписался, купив билет в кино. Неспешные движения камеры, длинные филосовские беседы, сложные ракурсы, скудное, но весьма красивое, музыкальное сопровождение — все это, вообщем, и есть основа «Зимней спячки». Однако проблема самого существования фильма в том, будут ли зрители три с лишним часа смотреть и внимать посыл Джейлана сквозь разговоры скорпулезного владельца отеля и его обитателей? Ответ прост — половина будет смотреть, другая — внимать. И дело не в том, скучен фильм или же нет, дело в том, найдет ли кино своего зрителя, возможно, зрителя не знакомого с произведениями русских классиков, тех же гениальных Булгакова, Чехова или Достоевского. На мой взгляд, совершенно не обязательно быть разборчивым в мире литературных произведений, чтобы понять к чему взывает режиссер. Как говорит главный герой о своей бывшей профессии актера «Быть актером — это дело чести», так и сам фильм, зеркально чистым образом заставляет задуматься о таких вещах, как честь, деле всей жизни и благодарности.

    Среди актеров нет ни одного, выдавшего фальшивую ноту. Просто невероятная работа Халука Бильгинера будет ассоциироваться у вас с этим фильмом постоянно, просто мастерски отрепетированные позы, повадки и мимика будут пленить вас так, что никаким Китонам и не снилось, и все-таки актерскую награду Канн он заслужил больше Тимоти Сполла, на мой взгляд. Мелиса Сёзен выдает совершенно каноничный женский перфоманс благородной жены и отверженницей холодных людских душ. Мне показалось, что именно на ее героя следует обращать внимание весь фильм, так как он приведет вас к душераздирающей сцене про то, что, какими бы люди не были обреченными и нуждающимися, увы, разучились принимать даже самую безвозмездную помощь, отстаивая свою гордость и честь, которых по-просту у них нет.

    В заключении хочется посоветовать вам, все-таки, посмотреть, ну или же вытерпеть этот фильм для того, чтобы просто убедиться, что где-то все де рождаются истинные шедевры.

    1 февраля 2015 | 20:47

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>