всё о любом фильме:

Бесы (мини-сериал)

год
страна
слоган-
режиссерВладимир Хотиненко
сценарийНаталья Назарова, Владимир Хотиненко, Фёдор Достоевский
продюсерАнтон Златопольский, Александр Роднянский, Екатерина Ефанова, ...
операторДенис Аларкон Рамирес
композиторАлексей Айги
художникВладимир Гудилин, Владимир Никифоров, Дмитрий Андреев, ...
монтажМаксим Полинский
жанр драма, детектив, ... слова
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время60 мин. / 01:00 (240 мин.)
Конец 19-го века. В губернском городе N происходит серия загадочных убийств. На место преступления приезжает столичный следователь Горемыкин. Поиски убийц приводят его к неожиданному выводу — в городе создан революционный кружок, в котором состоят два молодых человека, недавно вернувшиеся из Швейцарии.
Рейтинг сериала
IMDb: 6.80 (55)
ожидание: 97% (351)
Рейтинг кинокритиков
в России
75%
3 + 1 = 4
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на сериал
    Знаете ли вы, что...
    • Мини-сериал снят по одноименному роману Фёдора Достоевского.
    • Изначально на роль Ставрогина рассматривался Данила Козловский, но в итоге роль получил Максим Матвеев.
    • Фильм снимался в павильонах Киноконцерна «Мосфильм» в Москве, в Санкт-Петербурге и Костроме.
    • Персонажа следователя Горемыкина, расследующего убийства, нет в оригинальном произведении Ф. М. Достоевского, его добавил в сценарий Владимир Хотиненко.
    • После окончания съёмок Антон Шагин выкупил один из костюмов своего героя.
    • Владимир Хотиненко впервые обратился к экранизации классики, прежде он зарекался иметь с этим дело. Но в случае с «Бесами» ему «померещилось», что все получится.
    • К персоне Достоевского Владимир Хотиненко обращается во второй раз за три года. Ранее он снимал сериал о жизни писателя — «Достоевский» (2010), в котором классика сыграл Евгений Миронов.
    • В первой версии сценария действие должно было развиваться в ХХ веке: в кадре могли появиться электричество, телефон, автомобили.
    • еще 5 фактов
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 798 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Я очень люблю роман «Бесы». Вообще люблю Достоевского, а этот роман особенно.

    Не совсем согласна с теми, кто считает, что его нельзя экранизировать. Существует неплохая экранизация 2007 года (режиссер Феликс Шультесс), у которой, конечно, есть свои огрехи, но в целом замкнутую, затхлую, нездорово театральную атмосферу романа она передает хорошо.

    Там не решена всего одна очень серьёзная проблема: проблема Ставрогина.

    Но и эта экранизация, как мне думается, этой проблемы не решает. Зато создает новые.

    Ставрогин в книжке — солнышко, к которому тянутся все, предмет пылкой страсти как мужчин и женщин в романе, так и автора и читателя. Он красавец, он аристократ, он гений, переворачивающий жизни других. Но герои романа не видят, что он внутри уже давно мертв, что душа его корчится в муках, что он погас и сам ничем и никем не интересуется. Для них это солнышко все еще светит.

    Практически нереально найти актера на эту роль. Нужен человек красивый, с тонкими аристократическими чертами лица (что у нас большая редкость), а главное, такой, который вызывал бы сочувствие и любовь зрителя даже в самые гадкие минуты. Такой, чтобы вот он девочку изнасиловал — а все равно, такой хоро-оший.

    Максим Матвеев смотрится неплохо, во многие моменты убедительно. Но бледновато все-таки. Тут нужно невероятной силы обаяние, даже не могу назвать навскидку ни одного актера у нас сейчас, который бы такое мог сыграть. Да и много ли вы видели в жизни Ставрогиных? Примерно как Печориных.

    Зато очень порадовал Антон Шагин. Фактически разочаровавшись в сериале с первых минут, смотрела только ради него. Как он ломается, как жеманничает, как тянет, цедит слова! В романе Петр Верховенский сыпал слова как горох, а тут он как будто тесто месит. Спорная, но удачная находка. Единственное, было смешно, когда он в загоне со свиньями танцевал почти что «стилем».

    И Игорь Костолевский, конечно. Почему-то только убрали все последние дни жизни его героя Степана Трофимовича — а ведь так интересно было бы, интереснее, чем разговоры про плохих революционеров.

    Хороши Шатов и Кириллов, Хромоножка тоже понравилась.

    Но в остальном… фильм про плохих революционеров. Про то что верить в Бога хорошо, не верить плохо, надо делом заниматься, а не революции устраивать. И все это сказано так в лоб, прямо. В романе не было такой определенности. А учитывая, что фильм показывали в день выборов в Украине, вообще остается неприятное ощущение антиреволюционной пропаганды. В целом, за вычетом нескольких удачных актерских работ и сильных сцен, остается попытка свести сложный полифонический роман Достоевского к идеологической агитке.

    6 июня 2014 | 23:53

    Фильм Владимира Хотиненко «Бесы», снятый по мотивам одноимённого романа Ф. М. Достоевского, произвёл на меня сильное впечатление. Он, как и сам роман, явился предостережением против любых революций и насильственных действий людей, фанатично одержимых идеей сломать старый строй, традиционные взаимоотношения в обществе, и построить нечто, базирующееся на том, что Бога нет, а значит, нет запретов, нет угрызений совести, нравственности и библейских заповедей. Есть только своеволие отдельных личностей, вообразивших, что они имеют право вершить суд и справедливость, строить новый мир, не сообразуясь с человеческими законами и обычаями.

    В отличие от романа, в фильме чётко и довольно динамично развивается почти детективный сюжет, основанный на расследованиях персонажа, которого не было у Достоевского, а именно — следователя, приехавшего из столицы, дабы разобраться в деле убийства бывшего студента Шатова.

    Тихий уездный городок вызывает чувство умиротворения, пока туда не являются два молодых человека — Николай Ставрогин и Пётр Верховенский. Оба красивые, умные, образованные и… по-настоящему страшные люди. Кажется, в их душах нет ничего святого. Они связаны с террористическими революционными кружками, в которых как раз и проповедуются идеи о том, что революционная деятельность — превыше всего, что нужно подавить в себе все чувства, все привязанности и не мучиться раздумьями о порядочности и совести. Дозволено всё — убить, поджечь, предать бывшего друга, растоптать узы брака, совратить ребёнка… Вот они — настоящие бесы! И не зря Ставрогин и Верховенский страшно кривляются возле загона для свиней, корчат безобразные рыла, и только рогов и копыт им не хватает, пожалуй. Перечёркнуто всё человеческое. А ещё с людьми можно обращаться, как с теми бабочками, которых Николай Ставрогин умерщвляет и насаживает на иголки. Ему не жаль бабочек — не жаль и людей: с ними можно жестоко экспериментировать, издеваться и смотреть с холодной усмешкой, что из этого получится. А получается только страх, ужас, беззаконие.

    Но если Ставрогин на протяжении всего фильма находится как бы в стороне от «революционного действа», просто наблюдает, то Пётр Верховенский активно действует. Это циничный, безжалостный, саркастически-злой организатор всех преступлений, которые нанизываются одно на другое. Это его слова: «Мы пустим пожары… Мы пустим легенды,,.» И сразу же представляется вселенская катастрофа. И вспоминается череда революций — беспощадных и неистовых — Французская буржуазная, Великая Октябрьская и даже украинский Майдан. Везде кровь, везде насилие, и маленький человек, как щепка, ничего не может поделать с разгулом стихии. И никто при этом не думает о заповеди «не убий». Прав был Достоевский в том, что революции делают лавочники руками романтиков. А плодами революций пользуются сильные, жестокие, бестрепетные хищники.

    9 из 10

    27 мая 2014 | 01:23

    Можно ли снять качественную экранизацию русской классики, при этом не умалить значимость произведения, не вызвать аллергию у высоколобых литераторов и быть интересным массовому зрителю? Как показывает телевизионная практика, такое вполне может быть, примером тому «Мастер и Маргарита» и «Идиот» Владимира Бортко. Можно предположить, что у Бортко есть ген экранизации, отсутстувующий в ДНК прочих режиссеров. Создатель «Бесов» таким похвастать, увы, не может.

    Откровенно говоря, Достоевский «не для всех». Его трудно читать (многим), еще труднее передать содержание его произведений в кино. Эти фильмы получаются мрачными и тяжеловесными, и, как правило, недовольных всегда больше. У каждого человека есть свое видение прочитанного, не зря говорят, что фантазия — лучший кинотеатр. Поэтому принять чужие мысли по поводу невероятно сложно, а порой невозможно, в зависимости от степени упрямства зрителя.

    Хотиненко увидел в «Бесах» трагедию личности, что не противоречит тематике Достоевского ни в коей мере. Ставрогин — мистический антигерой, по аналогии с Евангелием, именно он — тот человек, в которого вселился бес, а потом от него перешел к «свиньям». Все прочие персонажи и есть те самые свиньи, или бесы помельче, чем «принц» Ставрогин. Бесноватость Ставрогина — непреодолимое влечение играть с духом, переступать черты, за которые немыслимо заходить, находясь в здравом уме (поэтому в книге его воспринимают как сумасшедшего). Пример тому — брак с Хромоножкой Марьей Лебядкиной как поступок до того насмешливый и низкий, что приятно. Такими противоречиями полна душа человека, об этом много пишет Достоевский.

    Несмотря на грамотное восприятие романа (которой ошибочно можно считать политическим памфлетом и только), Хотиненко не смог перенести на экран то, что необходимо. Повествование сумбурно, отрывочно и упрощено, что можно оправдать массовостью канала (но это плохое оправдание, конечно). Режиссер по-своему склеил эпизоды книги и остался в проигрыше. Не читай я романа, осталась бы в темноте непонимания. Кроме того, визитная карточка Достоевского, эдакие персонажи-идеи, нереалистичные марионетки, которых автор сталкивает только для филосовских и религиозных споров, совершенно потерялись в сериале. Мы не понимаем, почему хочет покончить с собой Кириллов, за что затаил зло на Ставрогина Шатов, кто такой Степан Верховенский. Нам дали только поверхностное описание персонажей, что не позволяет оценить глубину произведения.

    Но хуже, чем плохо прописанный сценарий, это актерская игра. Вот что «обескураживает» в отрицательном смысле! Каждый из них занял для себя интонацию, подачу, мимику, и поленился применить какую-либо другую. Максим Матвеев всегда нарочито загадочен и малословен (хотя он получше других), лицо Маковецкого всегда выражает недоумение и удивление, но больше всех раздражает Антон Шагин. Поразительно плохая игра, поощряемая, видимо, режиссером. Увы.

    В целом все плохо, но последние две минуты сериала — это еще хуже, чем было. Катастрофическая нелепость, завершающая скучный и утомительный фильм.

    3 из 10

    8 июня 2014 | 13:23

    Только дочитав роман Федора Михайловича, сразу решил посмотреть недавнюю экранизацию (точнее фильм, снятый по мотивам) книги Владимира Хотиненко «Бесы». Так сказать с еще не утихшими впечатлениями.

    Все дела и события происходят в пределах одного города. Некий следователь Горемыкин расследует «загадочное» убийство студента Шатова. Ну и к тому же еще пары человек (остальные 6 или 7 погибли сами, их никто не убивал). Известно лишь то, что это как-то связано с, приехавшими из заграницы, богатым и красивым Николаем Всеволодовичем (своего рода Дориан Грей) Ставрогиным и Петрушей, как называет его отец, Верховенским, которые как-то связаны с революционным кружком и беспорядками в этом городе.

    В описании написано, что это детектив. Возможно, конечно, в каком-то роде, да, но подобное творение относить к детективу я бы не стал. На мой взгляд — чистая драма.

    Сюжет фильма протекает как бы в двух временах. В одном следователь допрашивает всех, кто должен что-то знать. Во втором то, что они ему рассказывают. Что и является одним из главных преимуществ фильма (сериала). Такой подход я считаю удачным, несмотря на то, что в книге подобного и не было.

    Ну а главным недостатком, по моему мнению, является то, что у Хотиненко не получилось передать атмосферу самого Достоевского, его мягкость слога и душевность что ли, которой наполнены большинство произведений этого замечательного писателя. Тот же «Достоевский» получился куда сильнее. Ну а ближе всего, ИМХО, к этому подошел В. Бортко со своим «Идиотом».

    Что касается актеров, то тут отдаю должное режиссеру. Потому как состав подобран достаточно сильный. Больше всего впечатлили Максим Матвеев (Ставрогин), Антон Шагин (Верховенский), Евгений Ткачук (Шатов) и Алексей Кирсанов (Кирилов). По-моему, справились блестяще.

    Еще, наверное, стоит отметить концовку — что это? Я не понял. Так видит продолжение сам Хотиненко? Или это просто, чтобы зритель поломал голову, размышляя над этим?

    В общем, безусловно, есть над чем подумать. Много диалогов осталось без изменений, так что тут перед вами сам Федор Михайлович.

    7 из 10

    12 июля 2014 | 17:44

    Из всех существующих экранизаций «Бесов» Достоевского эта, пожалуй, лучшая. По сравнению с сумбурной попыткой Таланкиных уместить роман в два с половиной часа (1992) и восьмисерийной монотонной прокруткой истории на одной ноте со Стычкиным и Вдовиченковым (2006), Хотиненковское творение находится на очень-очень высоком уровне.

    Сильнейшими сторонами этого фильма, на мой взгляд, являются замечательная актёрская реализация образов персонажей и воссозданная в том числе за счёт неё неповторимая атмосфера романа.

    Матвеев в целом неплох, хоть и несколько слащав для Ставрогина. Порадовали Галибин и Костолевский. Женщины сыграли чуть-чуть слабее мужчин, лично на меня впечатление произвела только одна Хромоножка (Шалаева). Но Шагин в роли младшего Верховенского бесподобен, если не сказать, гениален! Его лицо, интонация, до мурашек омерзительная улыбочка, нарочитое переигрывание во многих местах, дикий танец в свинарнике — настоящая пляска беса — всё это смотрится не просто уместным, а как бы ещё придаёт картине дополнительной эмоциональной окраски. Даже в первоисточнике Фёдора Михайловича Петруша не вызывал такого отвращения, как в фильме Хотиненко, хотя при первом прочтении романа четыре года назад моё пока ещё детское сознание семнадцатилетнего юнца сыпало на голову Петра Степановича отнюдь не детские проклятья.

    Кроме того, из всех экранизаций не только «Бесов» но и вообще произведений Достоевского, Хотиненко без преувеличения идеально передал атмосферу творчества классика. Эти надрывы, гнёт, настроение, видения героев — Достоевский чувствуется здесь буквально в каждом эпизоде, в каждой реплике, действии, в каждом кадре. Уже за одно это фильм заслуживает высочайшей оценки.

    Вот, кстати, неизгладимое впечатление производит эпизод во второй серии, в конце которого бесноватый капитан с криками «Свобода, равенство…» бросает бумаги, а женщина собирает по частям и целует разрубленную икону. Это одно из самых ужасных мест во всех четырёх сериях. Настоящая вивисекция души, мне стало не по себе во время этой сцены. Да что говорить, плакать захотелось!

    Слабые стороны тоже, конечно, у фильма есть. В основном, своеволие создателей: расследование, Маковецкий, вся вот эта вторая линия, да и, пожалуй, концовка при всей её скрытой демонической двусмысленности. Душа не приемлет, но разумом я понимаю, зачем это было делать: сей ход режиссёра — дань массовости, формату кино как товару, рассчитанному на широкое потребление. Чтобы рядовым зрителям, многие из которых не знакомы с гениальным литературным произведением, было понятно, что происходит, и интересно смотреть. Фёдор Михайлович, кстати, предвидел это: сознавая, что «Бесов» в том виде, в каком они есть, будет очень сложно инсценировать, Достоевский допускал авторские трактовки при дальнейшей интерпретации его произведения. Поэтому ни следователь Горемыкин, ни бабочки Ставрогина, ни галлюцинации с уклоном в мистику меня совершенно не раздражали. Хотя, признаться, было немного жаль, что некоторые сюжетные линии романа в фильме так и не были доведены до конца

    Остановлюсь подробнее на завершающей сцене: слегка поразмыслив над ней, лично мне видится возможным всё же смириться с такой, на первый взгляд, непростительной вольностью. За иллюзорной оболочкой «хэппи-энда» кроется нечто глубокое и мрачное, предоставляя зрителю возможность анализа и переосмысления как финала, так и фильма в целом. Пусть даже то, что мы видим, и не совсем соответствует исторической действительности.

    За потрясающую игру Антона Шагина, за успешную попытку воссоздания атмосферы романа и погружение в мир произведений Фёдора Михайловича Достоевского в целом, за проделанную колоссальную работу всех без исключения создателей фильма

    10 из 10

    1 июля 2015 | 11:11

    Общее впечатление, оставшееся от сериала — хорошие актёрские работы при слабоватом сюжете и странноватой постановке.

    Актёры тут реально хороши, причём даже те, кого ранее считал образцами бездарности — имею в виду Шагина и Шалаеву. Шагин, правда, на мой взгляд, заметно переигрывал, но, с учётом характера его персонажа, это, в принципе, допустимо. Шалаева — на пять баллов, с провальнейшей ролью в «Братьях» просто не сравнить! Матвеев также сыграл весьма достойно, и очень здорово смотрелся неизвестный мне ранее актёр по фамилии Ткачук в роли Шатова. Да и все остальные сыграли на уровне, поругать просто некого.

    Постановка некоторых эпизодов у меня лично вызвала недоумение. Плюс эта непонятная фигня с бабочками и несколько искусственное нагнетание в стиле «нас пугают — а нам не страшно». Хотя, в целом, надо признать, Хотиненко с задачей справился, явных провалов тут нет.

    Что касается сюжета — масса вопросов, причём, поскольку я не читал книгу, не могу сказать — к кому здесь следует предъявлять претензии: к сценаристам или к самому Достоевскому. Внятного сквозного сюжета тут нет, если не считать таковым убийство Шатова, повествование рассыпается на отдельные фрагменты, как мозаика. Антиреволюционный посыл крайне слаб — у т. н. «революционеров» нет ни внятной программы, ни сколь-нибудь осмысленных действий, да и вообще непонятно — чего же они собственно хотят? Зато до предела навязчив посыл «антиатеистический» (не «антинигилистский», а именно «антиатеистический»), странно даже, что так и не прозвучала набившую оскомину фраза «если бога нет — то всё дозволено». Характеры женских персонажей крайне вторичны по отношению к другим произведениям Фёдора Михайловича (за исключением «дурочки-хромоножки»), а в чём смысл нахождения в романе персонажа по имени Лиза, я так и не понял. Может быть, причина в том, что сам автор рассматривал это своё произведение, прежде всего как публицистическое, а уже потом как художественное? Не знаю. Но по сюжету и проработанности персонажей «Бесы» заметно уступают и «Идиоту», и «Преступлению и наказанию» и уж тем более «Братьям».

    7 из 10

    30 мая 2014 | 15:33

    Повезло ли Федору Михайловичу на этот раз? Начну с аннотации, в которой говорилось примерно следующее: «В городе N произошла серия загадочных убийств, в связи с чем сюда приезжает следователь Григорьев… Выясняется, что в этом городе было создано революционное общество…» Не может быть, чтобы это были «Бесы», однако оказалось — они самые и есть. Представьте только, что любой классический роман, даже с менее детективной направленностью, можно вывернуть наизнанку, начать с конца, например, «Мадам Бовари» или «Войну и мир», и пересказывать его содержание устами выдуманного персонажа. «Бесы», во всяком случае, при таком подходе становятся неузнаваемыми, напоминают не то «Шведскую спичку» (юмористический рассказ Чехова), не то «Деревенский детектив». И это — главный промах сценаристов, не простительный ни в коем случае. Достоевского нельзя делать наспех, наскоро сшивая отдельные куски.

    Второй момент — в титрах фильма обозначено — по мотивам романа. По-моему, это подразумевает использование только фабулы, отдельных сюжетных линий, с более или менее самостоятельным текстом. Здесь же гениальные фразы используются по полной, но при таком подходе не могут они быть оценены, зритель не успеет их отличить от обычного текста. Кстати, сам роман очень удобен для экранизации, надо только проникнуться его духом, внутренней страстностью. И разыгрывать с неспешной любовью отдельные сцены, сохраняя интригу настоящего детектива, характерную для Достоевского. Как, например, это сделал Бортко в «Идиоте». При филигранном подборе актеров, разумеется.

    Что касается подбора актеров — здесь это наиболее приятная тема для обсуждения. Главный бес Верховенский — средоточие абсолютного зла, кривое зеркало, нужное Достоевскому для решения поставленных задач. Верховенский, творящий зло как таковое и получающий от этого удовлетворение, немного напоминает месье Горна из «Камеры обскуры» Набокова («…насколько смешнее дать Мастеру допятиться и рухнуть в глубину лесов…»). Сам по себе восходящая звезда Ленкома Антон Шагин очень хорош. И то, что режиссер заставляет его обниматься со стадом свиней, не вполне расшифровывая для зрителей смысл отрывка из Евангелия, не его вина. Ставрогин (Матвеев) — загадочен, красив, но он страдает, мучается от безверия. «И ангелу Лаодикийской церкви напиши…». «…Знаю твои дела: ты ни холоден, ни горяч, о, если бы ты был холоден или горяч!» Достоевский считал, что полный атеизм почтеннее светского равнодушия. Наверное, то, что герой «только тепел» и объясняет происходящее с ним в финале романа. Эпизод с Матрешей снят очень хорошо, он вполне в духе Достоевского. Марья Лебядкина? Кукольный, несколько театральный персонаж. Вот, например, Додин начинает свой спектакль с монологов Лебядкиной, делая ставку на несомненную приму (Шестакову). И ее страстность кажется более убедительной при трактовке образа. Несомненно, лучшая актерская работа в фильме — это Кириллов (Кирсанов?). Поскольку это — самый загадочный персонаж романа, можно сказать — совсем даже непонятный. Здесь Кириллов — живой, обаятельный, открытый, светлый, несмотря на этот свой дурацкий поступок.

    И опять возвращаюсь к смыслу романа, по поводу чего написаны целые библиотеки. Действительно создается в городке некое революционное общество из пяти человек.

    Для надежной склейки «революционеров» предлагается «…подговорить четырех членов кружка укокошить пятого под видом того, что тот донесет…» (Такой эпизод имел место и в реальной жизни.) Верховенские понимают, что «революцию совершают лавочники и лабазники руками романтиков». «Но для чего было сделано столько убийств, скандалов и мерзостей» — вопрошает в конце автор романа. А оттого, что мутное провинциальное общество, страдающее косностью и тупоумием и раскачиваемое провокаторами, приобретает наконец критическую массу, начинается цепная реакция и мир летит вверх тормашками.

    Достоевский считал, что бесами, т. е. новыми идеями по типу «цель оправдывает средства» была больна Россия. В Евангелии бесы вошли в стадо свиней, и оно бросилось с обрыва и потонуло. Как бы то ни было, Ф. М. говорил, что когда он писал «Бесов», «у него руки дрожали от гнева». Нам же остается только поблагодарить за попытку экранизации, за прекрасных актеров. Но, как говорил Швейк, «Отче наш» надо начинать с начала, а не с конца.

    5 из 10

    22 июня 2014 | 23:38

    Сел посмотреть первую серию, да так и не оторвался до самого конца.

    Здесь прежде всего стоит отвлечься от сопоставления фильма с самим оригиналом, с другими киноверсиями, даже с повесткой дня, с которой каждый второй рецензент тщился «Бесов» соотнести.

    Чаще это выходило довольно смешно. Вот деятели либерального лагеря увидели тайный знак в том, что телепремьера прошла одним пакетом с телепрограммами, мусолящими украинскую тематику. Вот патриотически-консервативная часть аудитории, упорно вспоминала брожения масс вокруг Болотной/Поклонной.

    Между тем, первоочередная заслуга Хотиненко в том, что он снял кино, которое умудрилось не преступить тонкую грань и, стало актуальным насколько актуален Достоевский, не превратившись в конъюнктурный лубок «по мотивам».

    «Достоевский умер», — скажете вы не очень уверено.

    Протестую! Достоевский бессмертен.

    Суть рассказанной нам истории ведь не в том, что есть-де плохие либералы (типа нигилисты и революционеры) и хорошие, но какие-то вялые охранители. И даже не в том, что дорога должна вести к храму.

    А в том, что зло рядом. И даже ближе, чем вы думаете.

    А вот теперь — про кино.

    Труп, плывущий по реке в первом же кадре, обнаруживает случайный прохожий. Полиция провинциального городка встречает федерального чиновника, прибывшего вести расследование. Ничего не напомнило? Внимательный зритель обнаружит еще много скрытых цитат и не только из Линча. Первая серия вообще сделана по-киношному смачно — оператор Денис Рамирес в «Шпионе» показал свою готовность работать точно и хлестко, в жестком телеформате. Дальше, когда к героям попривыкнешь, это визуальное эстетство не так бросается в глаза — и на первый план выходят актеры.

    Хороши все, правда. Но главное, что все — на месте. А это уже искусство кастинга, который здесь практически безупречен, как и работа гримеров-костюмеров.

    Хотиненко, расставив всех по местам и поставив четкие задачи, очень хорошо держит градус напряжения, справедливо полагая, что не все (скажем так) будут готовы воспринять фильм только как иллюстрацию к многостраничному роману. Кажущаяся неторопливость и обстоятельность, с которой в кадре создается фактура — как материальная, вещественная, так и на уровне актерских оценок-пристроек, всех этих мимолетных взглядов, полувздохов, микрожестов — стремительно ведет сюжет к развязке, действуя на всех, даже тех, кто «Бесов» не читал. К кульминации (визиту Ставрогина к Тихону) мы подходим на эмоциональном пределе и дальше внутри возникает та самая пустота, которую, наверное, принято считать катарсисом — туда и падает финал (в том числе и самый финал, последние кадры, самые страшные и неожиданные, которые уже на титрах).

    Раздражает разве что режиссерская манера забивать гвоздь по самую шляпку со второго удара, без которого, в общем-то, можно было обойтись. Пляска Верховенского в загоне со свиньями, «потом поздно будет» от торговки евангелиями, кошмар Ставрогина с крыльями бабочки — смысловые подпорки из разряда «разжевать и в рот положить». Или, что было бы еще хуже, — оставить потомству какой-нибудь крылатый оборот в расчете на обильное цитирование. Вроде «дороги к храму» Абуладзе от которой, да, тошнит уже.

    Хорошему кино это не нужно. А «Бесы» — хорошее кино.

    3 декабря 2015 | 18:14

    Бывает такое кино, в которое веришь на протяжении получаса-сорока минут, а оптом просто досматриваешь, уже занимаясь другими делами и т. д. Так вот, это то самое кино. Разочарование ещё сильнее, если кино снято по книге любимого писателя. Никогда не забуду, как зачитывался Достоевским. Как отдельные его мысли оставались где-то в голове и становились тем самым фундаментом, на который опираешься при дискуссии с кем-либо. Фильм, снятый по мотивам книги этого писателя, от хорошего режиссёра — конечно, смотрю!

    В городе N происходит волна загадочных преступлений. Расследованием занимается следователь Горемыкин. Поиски убийц приводят его к неожиданному выводу — в городе создан революционный кружок. В нём состоят два молодых человека, недавно вернувшиеся из Швейцарии…

    Как в триллере Финчера «Девушка с татуировкой дракона» начальный ролик стильный и заставляет уже подумать о том, что придётся ждать чего-то очень стоящего. Это учитывая, что время действия 19 век, так это вообще здорово. Даже если будет что-то не из книги, но интересно, то это приветствуется! Да пусть даже пресловутый постмодерн, но свежо, давай автор, действуй, жги!

    Спустя несколько минут, понимаешь, что это отлично сделанное костюмированное кино (для многих это значит, красивое, но скучное), актёры играют прилично и ничего… никакой интриги или чего-то такого, что может заинтересовать. Ладно, смотрю дальше. Ничего интересного по-прежнему не происходит. И… вот то самое разочарование, о котором я говорил. Не подкрадывается, а идёт прямо на тебя и бьёт тебя под дых. А после этого можно или бросить или досмотреть ещё с надеждой, что в конце что-то такое будет. Не было. Обидно.

    В чём причина неудачи фильма. В том, чтобы сделать просто пересказ пусть даже непростой книги, много не надо. Актёры приличные, да костюмы с интерьером. Здесь всё так. Пересказ без подробностей и всё. Но кино — это не только рассказать сухо по-книжному (именно так на экране выглядит просто пересказ «сухо и блекло»). Формат фильма подразумевает новые подробности и особый язык кино, т. е. нам не надо перечитать страницу, а мы можем видеть нужные лица героев, слышим музыку за кадром и понимаем о чём речь. Так здесь язык кино просто никакой. Чем чаще смотрю фильмы великовозрастных людей, тем чаще думаю, что с возрастом у многих просто пропадает киночутьё. Нельзя так снимать в 21 веке. И пусть кучка старпёров говорит, дескать смартфоны, автомобили с фишками и тд. ничего не стоят, показывает только одно — застарелый сноб считает, что всё новое гадость и не сулит ничего правильного. Уже несколько тысяч лет живём и ничего. Старпёры всегда считали, что новое поколение убого. Есть среди старых творцов и замечательные примеры, например, Вуди Аллен, фильмы которого с удовольствием смотрит и новое поколение. Мартин Скорсезе, который не смотрит назад, а делает, вбирая старый опыт, но при этом создаёт то, что интересно смотреть сегодня.

    Хотиненко уважаю, но именно это кино банально скучное. Простой пересказ, честно признаюсь, не самого увлекательного романа Достоевского и при этом стоит помнить, чтобы заманить зрителя стоит дать ему то, чего он не ждёт и не перегнуть палку.

    Обратил внимание на Антона Шагина. Снова однотипный герой, кажется, кого он только не играет, а всегда получается хлюпик и не уверенный в себе мямля. Наверное, Антон не в силах перебороть этот образ, таланта не хватает. Можно только пожалеть.

    Можно же сделать обалденное кино по классике, например «Идиот» или по Тургеневу «Отцы и дети». Зачем ещё больше убеждать молодое поколение в том, что классика — это беспросветно скучно…

    В целом, это не тот фильм, который может порадовать большинство поклонников Великого писателя. Скучная статичная лента, со временем про которую благополучно забудут.

    17 марта 2015 | 14:20

    Первое, что бросается в глаза, потому что первым показано, — фантастические, пытающиеся летать в нефти, противоестественной среде, огромные бабочки. Очень современный прием, взгляд снаружи на попытки жить внутри стеклянной банки.

    Это титры фильма В. Хотиненко «Бесы». Режиссер нескольких известных актеров пригласил на возрастные роли. И. Костолевский (странно, мистически, даже если при помощи грима, он выглядит теперь), А. Галибин с его тонкими чертами всегдашнего интеллигента превращен в истерика. Я не говорю о рисунке роли, о создании образа. Я говорю о выборе актеров. Единственный, кто, на мой взгляд, на месте, суперорганичен — С. Маковецкий. И по игре, и по рисунку, и по достоверности…

    Старшее поколение актеров в фильме — профессионалы в любом случае. Молодые же актеры получили, без сомнения, прекрасные уроки общения. Даже исполнитель роли Петруши Верховенского Правда, он «немного чересчур» театрален, ему очень хочется быть бесом. В голосе — форсаж, в глазах — старание, в улыбке — искус. И Ставрогину можно было бы быть посложнее. От высокомерного аристократического взгляда до истерического смеха в припадке (в сцене видения) — большой диапазон. То же с Кирилловым — истерика при написании последнего письма. Помешательство вообще играть — высший пилотаж.

    Понятно, что не вернуть жизнь и подпопадающую под амплуа молодость таких актеров, как А. Баталов или И. Смоктуновский. Это не вина и даже не беда нового поколения. Кому-то и теперь надо играть классику. Прекрасные лайковые перчатки практически у всех персонажей — изнеженные руки скрывают или нечистые?

    Несколько «подсмотренных», чисто кинематографических образов, которые понравились на экране. «Переходящий» красный мячик эффектно оказывался то в одних то в других руках. Ребенок, нашедший булавку Ставрогина и приколовший ее себе на одежду. Ритуальное убийство Шатова, кривлянье «бесов» в свином загоне. Обреченный на голодную смерть младенец, лежавший на кровати, вдруг оказывается на воде. Безвинная душа, но уже без будущего, уплывающая в никуда.

    Сюжет, не совпадающий с фабулой, не так сложен, но например. В последний момент истории грехопадения и сюжета следователь видит пепел от сожженного письма. Шепчущиеся погубленные души под шорох падающего пепла.

    Исповедник, сделавший это, в продолжение нескольких картин читал признание Ставрогина с комментариями самого грешника. Иллюстрации к признанию описаны визуально в сценах Ставрогина с подростком Матрешей.

    «Сделать» классику вообще непросто, Достоевского без «достоевщины» сложно, но делать надо. И потому, что это наша литература, и потому, что какой-нибудь зритель может оказаться читателем. Велик труд коллектива, за что и благодарность.

    16 июня 2014 | 18:32

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>