всё о любом фильме:

Венера в мехах

La Vénus à la fourrure
год
страна
слоган-
режиссерРоман Полански
сценарийДэвид Айвз, Роман Полански, Леопольд фон Захер-Мазох
продюсерРоберт Бенмусса, Ален Сард, Мариуш Лукомский, ...
операторПавел Эдельман
композиторАлександр Депла
художникБрюно Вия, Филипп Кордом
монтажЭрве де Люз, Марго Мейньер
жанр драма, ... слова
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Италия  1.18 млн,    Франция  210.7 тыс.,    Польша  78.5 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время96 мин. / 01:36
Номинации:
Весь день Тома проводил прослушивания, выбирая актрису для пьесы по знаменитому роману Леопольда фон Захера-Мазоха «Венера в мехах». Режиссер в отчаянии, пока не появляется Ванда — настоящий сгусток энергии, разнузданная и развязная. Она воплощает собой все, что Тома ненавидит: вульгарна, взбалмошна и не остановится ни перед чем, чтобы получить роль. Вдруг все, что так ненавидит Тома, начинает ему нравиться — актриса отлично подготовилась к прослушиванию. Удивление сменяется влечением, а затем и одержимостью этой женщиной.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.20 (9199)
ожидание: 99% (1043)
Рейтинг кинокритиков
в мире
91%
90 + 9 = 99
7.1
в России
100%
23 + 0 = 23
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 725 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Мне уже приходилось видеть камерную картину Поланского, называлась она «Резня», которая была безусловно интересна, но как оказалось режиссёр всего лишь разогревался перед «Венерой в мехах» — это его новая лента, которая покорила меня уже с первых минут.

    Всё действие происходит на сцене какого-то театра, где герой картины, Тома, целый день проводил прослушивание и всё безуспешно и вот, когда он уже засобирался разочарованный домой, в зал влетает взбалмошная, вульгарная, с неуёмной энергией, блондинка, которая весьма настроена на прослушивание, она, как банный лист, которому всё же придётся уделить несколько, как казалось, на первый взгляд, мгновений…

    Я не читал этого романа и что самое интересное, даже не захотел этого сделать, обычно посмотрев фильм и узнав, что он снят по книге, у меня просыпается жгучее желание ознакомиться с первоисточником, здесь же подобного позыва не возникло даже близко и не потому, что тема мне не любопытна, просто всё настолько тонко и в тоже время разжёвано продемонстрировано, что в иных дополнениях вовсе не нуждается, в моей богатой практике просмотров, это первый раз, чем я не сказано доволен.

    Как мне кажется, снимать камерные картины, это огромный риск, слишком многое, если не всё, зависит от правильного, а больше удачного выбора актёров, да, профессионалов, допустим, найти не так сложно, но вот чтоб они отыграли в связке, да так, чтоб у зрителя дух захватывало, это редкость, на которую, в удовольствие себе я и наткнулся. Актёры показали виртуозную игру, они дополняли друг друга, заполняя, казалось, что их связывает нечто большее чем общая профессия, я целиком и полностью был поглощён фильмом, а точнее их игрой.

    Меня в напряжении держало не только актёрское мастерство, но и сама фабула -бесконечная борьба мужского и женского начала, а точнее грызня за чувственное доминирование, которая всегда будет актуальной и, что самое главное, всегда с неожиданной развязкой, там не будет победителей, остаются только добровольно побеждённые.

    Также, как огромнейший плюс, отмечу, хороший, интеллигентный юмор, который действительно заставлял улыбаться, пускай борьба животрепещуще-сексуальна, местами глубоко личностная, но надо найти силы и храбрости увидеть свою тень и посмеяться над ней.

    Фильм буду рекомендовать к просмотру, он нисколько не скучен, напичкан остроумными диалогами, с хорошей актёрской подачей, время летит незаметно, но весьма продуктивно, в том плане, что картина всё же заставляет поразмышлять.

    Всем желаю приятного просмотра!!!

    1 сентября 2014 | 19:14

    Я читала Венеру в мехах пару лет назад и, когда увидела одноименный фильм, решила, что обязательно нужно посмотреть. Сказано — сделано.

    Я не читала описания к фильму и для меня стало совершенной неожиданностью, как все происходило — в одно театре, два героя и одна пьеса.

    Фильм заинтриговал с первых минут, несмотря на то, что лишь минуте к пятой я разобралась, что это немного не то, что я думала. Но к тому времени уже не захотелось отрываться — он целиком и полностью поглотил мое внимание.

    Поначалу я смотрела на героев и видела их не совершенства — Ванда довольно сильно в возрасте, Тома так вообще выглядит как-то не выразительно, но потом меня полностью поглотила их игра. Вот это невероятно! Как они перевоплощаются, как они сначала читают роли из пьесы, а потом переходят на жизнь или на импровизацию. Вот это реально потрясающе. Просто других слов нет.

    Фильм очень хорошо отразил книгу и именно жажду мазохистов получать боль.

    Единственное чего я не очень поняла так это концовки, но думаю, посмотрев внимательно еще раз я смогу ее понять.

    Спасибо Роману Полански за этот потрясающий фильм.

    8 июля 2014 | 08:59

    Пока Абделатиф Кешиш умело привлекает к себе все похвалы и порицания за свою «Жизнь Адель», признанный и так неожиданно постаревший кинематографический лев Роман Полански снимает скромную и совсем не претенциозную интерпретацию «Венеры в мехах». Минимализм постановки умело компенсируется высоким динамизмом, не дающими уснуть диалогами и фееричным финалом. Как и в «Резне», Полански решил взрастить напряжение из «воздуха», на пустом месте, что у него удачно и получилось. Всего двое актеров просто легко и непринужденно исполнили роли — попеременно умело меняя центр нервного притяжения. Скромная пошловатая актриса с легкостью оборачивается лидером театральной постановки, а вскоре уже и натуральным деспотом. В свою очередь, уставший театральный постановщик может просиять увидев мастерское актерское исполнение. Остается лишь вопрос о побудительной причине, взволновавшей его снять историю про хрестоматийный мазохизм.

    Полански элегантен, сатиричен и не забывает даже о том, чтобы взволновать зрителя неожиданным обнажением Эмманюэль Сенье до нижнего белья или кротким преображением Амальрика при виде поднесенного к его лицу ошейника. Ничего, что все в итоге сводится к пустопорожнему трепу — сам фильм не более чем интеллектуальная вещь в себе, интеллектуальная погремушка. Впрочем, в сравнении с картиной Кешиша, задиристый маэстро уже становится похожим на прожженного академика. Такой вот новоявленный академизм, едва ли заслуживающий повторного просмотра. Зато яростный задор автора (который мне куда ближе болтающего ни о чем Вуди Аллена) заслуживает даже завышенной оценки.

    7 из 10

    15 июня 2014 | 21:27

    Сказать, что «Венера в мехах» — чувственный фильм, это не сказать ничего. Эмоциональность, страсть, близость — и все это без единого поцелуя, без единого объятия… Надо быть действительно гением, чтобы суметь воплотить подобный вихрь на сцене лишь с двумя людьми. И Амальрик, и Сенье, и Полански сумели так наэлектризовать скудную обстановку театра, что при просмотре постановки-фильма у меня бежали мурашки по коже.

    Итак, нас знакомят с Томой, интерпретатором пьесы Захер-Мазоха «Венера в мехах», и Вандой, которая пытается убедить режиссера, что лучше, чем она, он не найдет актрису. Сама же претендентка на главную роль явно отличается от того образа, который рисует в своей голове режиссер. Она вульгарна, одета, мягко говоря, как девушка легко поведения с садистскими наклонностями, но на сцене она преображается. И вот уже Тома, в образе Северина фон Кузимского, видит на сцене Ванду фон Дунаеву. Они говорят, обсуждают Венеру в мехах, любовь и боль, которая причиняет наслаждение. Но как только Тома полностью погружается в постановку, очередная реплика Ванды спускает его с небес на землю. Она кажется ему двуликим Янусом, одно лицо которого — благородная дама конца XIX в., а другое — французская вертихвостка, играющая им. Действительно, как оказывается, Ванда не так уж и проста: она достает невесть откуда взявшиеся наряды позапрошлого столетия, умеет «ставить» свет на сцене, да и вообще не лишена актерского таланта… Только ба-бах! И вновь она становится той самой вульгарной дамочкой, ворвавшиеся в творческие покои Томы.

    Это сбивает с толку и зрителя: ее перевоплощения, которые происходят каждые двадцать минут, заставляют задавать вопрос: кто вообще такая эта Ванда? Неужели, на ней всего лишь маски, и трагедия сменяет комедию? У Томы, как и у зрителя, от всего от этого начинает кружиться голова, и вот он уже рвет отношения с невестой, красит губы, обувает туфли на шпильке и готов служить своей Венере в мехах… Простите, в бордовом шарфе. Она же умело играет им, будто богиня, сошедшая с Олимпа. И вскоре счастье становится проклятьем, ведь Ванда-Венера готова разорвать в вакхическом безумии Тому, который привязан к столбу, но она лишь поправляет меховую накидку и… Гаснет свет.

    К слову, подобная интерпретация и пьесы, и самого произведения Захер-Мазоха, по мне, является вполне удачной. Полански сумел уловить ту ниточку, зацепиться буквально за один взгляд, за одно лишнее слово и отразить всю бурю чувств, которая охватывает женское и мужское начало. На этой сцене можно было желать чего угодно, только иногда желаемое становиться явью, так что надо быть осторожным… Ведь однажды, вернувшись домой, можно увидеть у камина обнаженную Венеру в мехах, которая начнет исполнять свой безумный вакхический танец.

    10 из 10

    20 мая 2014 | 20:38

    Мерзкий, мокрый после дождя городишко, по какому-то недоразумению являющийся столицей Франции. Страдающий базедовой болезнью режиссёр — дебютант уже отчаялся найти актрису на роль Ванды в пьесе по мотивам произведения Захер — Мазоха, и тут появляется ОНА. Определить возрастные рамки тяжело. Уже не девушка, но до пенсии ещё есть пара лет, выпирающие скулы, гренадёрский рост, мушкетёрские ноги, дрябловатые руки и спина заслуженной матроны. Туго затянутое в садистский кожаный кринолин тело опытной женщины. Особь, с порога начинает активно придуриваться, выдавая нарочито тупые реплики о сломанных каблуках, и парне, который хотел отыметь её в задницу.

    Существо выражает заинтересованность в получении роли — навязчиво мельтешит перед глазами режиссёра тестом сдобных грудей, нарочно нагибается, позволяя ему оценить достоинства натруженной попы. Уступая натиску режиссёр соглашается прослушать соискательницу, и вот тут начинается волшебство. Словесный боулинг, изящное жонглирование репликами из пьесы вперемешку с комментариями актрисы и режиссёра. Происходит инверсия ролей, становится непонятно — кто тут режиссёр, а кто актёр. Женщина устраивает режиссёру импровизированный сеанс психоанализа, охотно выдавая достоверную информацию о нём самом и его подруге.

    По мере развития пьесы становится заметно, что режиссёр вожделеет актрису, но испуганные, готовые выпасть из орбит глаза Амальрика говорят о том, что его пугают размеры партнёрши и её явная склонность к доминированию. Полански забавно высмеивает весь тот мусор которым забиты головы современных западных женщин:равенство полов, сексизм и прочая труха для экзальтированных домохозяек. На протяжении полутора часов продолжается тонкая, фривольная игра, смысл которой подобно бутону раскрывается постепенно.

    С чем же мы имеем дело в данном случае? Кто эта женщина? И женщина ли она? Венера неотёсанных римских мужланов, или Афродита утончённых греков ? Она легко цитирует «Вакханок» Эсхила, её нарочитый эротизм, желание управлять, навыки опытного манипулятора, как вам такой вариант — Полански показал нам Лилит — первую жену Адама, согласно еврейской традиции считавшую себя равной мужу, и ставшей в итоге матерью демонов. А может быть она — обольстительный суккуб, призванный скрасить тусклые будни замухрышки — режиссёра ?

    Итог.

    Прелестная, несмотря на явный душок сатанизма, вещица от Романа Полански. Фильм-загадка для страдающих сплином интеллектуалов.

    10 из 10

    1 мая 2014 | 21:31

    Париж, Париж, Париж… Уже не город-мечта для влюбленных идиотов, но и не маргинальная клоака, напоминающая вход в пустоту через прямую кишку. Непривычно бесконечно льющий словно из ведра дождь, заливающий все вокруг и превращающий даже самую безыскусную поэзию в скучный депрессивный быт. Ни просвета, ни привета — театр, выброшенный за пределы всех престижных парижских округов, пуст и ничтожен, как и его главный, все еще начинающий и перспективный на пятом десятке лет режиссер Тома, которому скучно и одиноко…

    Ее едва ли можно было назвать прекрасной и нежной. Увы, этот потрепанный жизнью вульгарный бутончик с именем Ванда и нарядом отпетой садомазохистки(все выигрышные места облачены в стильный латекс и изящно подчеркнуты) не претендовал на звание самой красивой женщины в мире, но в ней что-то было притягательное, гипнотизирущее, обольщающее, чарующее и одурманивающее. Ангел со стервозным характером, сошедший не с небес, но с грешной земли. Дива с кошачьими повадками распутной девки. Муза, во имя которой Тома, готов за бесценок продать свое белое тело, а за еще меньшую цену — и черную душу. Венера, в которой нет ничего божественного, но еще больше — человеческого. Женщина-демон, которой хочется поддаться, раствориться в терпком аромате ее кожи, утонуть в безбрежном океане ее волос, стать подле Нее, но не с ней на равных. Актриса, для которой весь мир — ее театр, а театр — сама жизнь. Она тебя подавит, унизит и утолит твою жажду, но все равно губы будут сухими, а тело нещадно стонущим и саднящим.

    Роман скандального австрийского писателя XIX Леопольда Фон Захер Мазоха «Венера в мехах», впервые в мировой литературе беззастенчиво рассказавший о том, что садизм — это хорошо, а мазохизм намного лучше, особенно если над твоим бренным телом измывается красивая дама, знавал немало вариаций и интерпретаций в мировом кинематографе: от дореволюционной зарисовки 1915 года до хардкора от графоманствующего кинематографиста Хесуса Франко 1969 года. Однако в 2013 году, в рамках очередного Каннского кинофестиваля Роман Полански представил собственную и, пожалуй, самую нестандартную интерпретацию уже давно ставшего архетипичным сюжета Захер Мазоха.

    Третья по счету в карьере Полански картина, сконструированная по принципам театрализованного представления после жесткой «Смерти и Девы» и сатирической «Резни», «Венера в мехах», как ни одно предыдущее творение режиссера полно кинематографических аллюзий, искусно завуалированных и замаскированных, так и откровенно биографических деталей, невольно придающих «Венере…» исповедальные, но нисколько не покаянные интонации. Эдакий напряженный сгусток режиссерского мастерства и драматического актерствования, «Венера в мехах» не ребус, но приятный глазу и слуху перформанс, сотканный из множества мелких, но важных для понимания деталей, фильм-настроение и фильм-философия

    Сыгранный Матье Амальриком режиссер Тома сильно похож как внешне, так и внутренне на самого Романа Полански — Enfant terrible всего послевоенного мирового кино, деконструктора старых жанров и привычных тем, нервического типа, изгнанного из США и обретшего свой приют в Европе. Тома — это сам режиссер в молодости, в миг своих изысканий, в моменты неизбежного кризиса, режиссер, вынужденно живущий миром театра и кино, а не реальным. Потому в картине и легко проглядывают темы и мотивы предыдущих картин режиссера, ведь Тома и подобен Трелковскому, на сей раз оказавшемуся в мире искусства ни своим, но и не чужим, а Ванда есть не более чем квинтэссенцией всех предыдущих образов, воплощенных Эммануэль Сенье в «Горькой луне»(тема одержимости плотью и духом в «Венере в мехах» разыграна в ключе гротеска и фарса) и «Девятых вратах»(истинная сущность Ванды так и остается невыясненной, однако есть в ней нечто дьяволическое, потустороннее). Полански с определенной доли иронии воспевает свою Музу, которой уготована для него роль демиурга и воскресителя из Голгофы творческого тупика.

    Однако на первый взгляд затейливый и игривый гимн женщине в противовес слабому мужчине(нотки пряного БДСМ есть лишь для галочки) превращается постепенно и в гимн искусству, театру, гимн изобретательному вымыслу и стертым границам реальности с наличием весьма прозрачного конфликта между полом слабым и сильным. Только вот в «Венере в мехах» нет привычного восхваления феминизма, равенства и всеобщего благолепия харрасмента. Есть лишь изощренная ирония над стереотипами современного сознания что мужчин, что женщин, которые забывают, что Венера это не только корень в длинном перечне заболеваний, что это имя существительное, а не прилагательное и не нарицательное.

    Реальные персонажи подменяются вымышленными, подмостки захудалого театра становятся самой жизнью со всеми красками, материями, плотью и кровью, и нет уже ни режиссера, ни актрисы — проникновение в мир вымышленный, желанный и долгожданный удалось. Конфликт сглажен, но побеждает не Он, а Она. Женщина, которая все равно остается главнее любого мужчины. Женщина из влажных снов и галлюциногенных мечтаний, поддавшись которым можно не только все потерять, но и многое получить. Хотя бы на минуту или секунду. А она исчезнет, как и положено всем мифическим существам, но после этого жизнь твоя уже никогда не будет прежней.

    19 июля 2015 | 19:55

    Полански стал тяготеть к камерности: в предыдущем фильме «Резня», снятому по пьесе французского драматурга, мы видели четырех персонажей в одной комнате, которые, решая общую проблему, претерпевали красочные психологические метаморфозы. Это как налить в шейкер разные жидкости и взболтать до получения взрывоопасного реагента. В «Венере в мехах» Полански пошел дальше: сократил количество персонажей, но увеличил число реальностей — в фильме их две, условно назовем их «киношной» и «театральной».

    Сколько помню малую прозу Захера Мазоха, тема в ней всегда одна: властная женщина порабощает мужчину, который всю жизнь о том и мечтал, а женщина, может и не мечтала, но кому помешает лишний раб у ног. И так в каждом рассказе, как в порнофильмах: начинка одинаковая, только прелюдия разная. Уходя в такое сравнение, стоит, наверное, заметить, что Мазох писал для дворянства и о дворянстве, слог имел возвышенный и литературность в текстах присутствовала. Очень ценил он труды Тургенева и ориентировался на нашего классика.

    В «Венере в мехах» перверзия, монополизированная писателем, неизменна: главный герой Северин Кушемский тяготеет к мазохизму с детства, с того момента, как тетка, явившись в его комнату в мехах на голом теле, выпорола его розгами за злые выходки. Тогда и случилось «якорение» на мех, который впоследствии стал фетишем в девиантных фантазиях Северина. В центре которых однажды оказывается эмансипированная дама Ванда фон Дунаева, ставшая в глазах Кушемского воплощением богини Венеры (театральная реальность).

    Драматург Тома Новачик хочет поставить спектакль по самого известному роману Леопольда Захера Мазоха и ищет главную героиню на роль Ванды фон Дунаевой. Кастинг закончился, никто из просмотренных не подошел, но тут в дверях, под раскаты грома, возникает вульгарная дамочка, горящая желанием попробовать себя на главную роль, и слова Новачика, что пробы давно закончились, на нее не действуют. Подключив основное женское оружие — слезы, она добивается того, что драматург соглашается ее прослушать, более того, сам берется читать текст мужского персонажа Кушемского (киношная реальность).

    Фильм напоминает спектакль, внутри которого разыгрывается другой спектакль. Театр внутри театра. Одна локация, два персонажа и психологическая игра «привет, Мазох!», в процессе которой реальности поочередно и многократно перетекают одна в другую и обратно, а ближе к финалу это происходит уже без видимых границ и предпосылок. Так, что становится нелегко понять, какой из двух реальностей подчинена игра героев в данную минуту. Пытливая Ванда мастерски вытряхивает скелетов из шкафа Новачика, ставя между ним и героем его пьесы знак тождества. Да и мотивы ее действий по мере разматывания сюжетного клубка всё больше приобретают оттенок неоднозначности. Очень интересно наблюдать перемены в манерах и поведении главной героини (Эммануэль Сенье), которая преображается из хабалки-актрисы в степенную дворянку и наоборот.

    Кажется, ненавязчивое упоминание имени Дерриды в фильме неспроста (собака главного героя названа по имени франсузского философа). Если присмотреться, то в действиях главной героини проглядывает метод деконструктивизма: чтобы выявить скрытый смысл текста, не контролируемый автором, необходима провокация. Взяв на себя роль провокатора, Ванда обнажает Новачика как в фигуральном, так и буквальном смыслах, а вот для чего — вопрос остается открытым, даже когда двери театра закрываются за ней, уходящей, оставляя зрителя с пресловутым «Cherchez la femme».

    Интересное кино.

    2 июня 2014 | 09:40

    Экранизация бродвейской пьесы, начавшая свое шествие по экранам на Каннском фестивале и завершившее его в ограниченном североамериканском прокате, представляет собой возможно одну из лучших камерных работ Полански. Если в своей предыдущей адаптации пьесы, режиссер не смог сущностно точно перенести «Бога резни» Ясмины Реза на экран, заменив подтекст сумбуром, но при этом угодив такой легковесностью массовой публике. То «Венера в мехах» вышла у него безупречно, за исключением вольного окончания, французский постановщик выполнил свою работу если не превосходно, то по крайней мере достойно.

    Начинающий режиссер Томас, решает перенести на театральные подмостки новеллу Леопольда Захер-Мазоха «Венера в мехах». Австрийский писатель не только дал название такому виду сексуальных развлечений как S & M, но и во многом основывался в работе над книгой, исходя из событий собственной биографии. И это становится отправной точкой — Томас как и Захер-Мазох тоже привносит на сцену некоторые личные моменты и это становится для него губительным.

    Центральную тему пьесы, фильм развивает должным образом. Страсть и власть, сплетаясь в причудливый узор, поглощают Томаса и, следуя цитате из Книги Юдифь, полностью «отдают его в руки женщины». Случайно зашедшая на кастинг актриса Ванда, носит вызывающий наряд из кожи и ошейник из отдела «Товары для взрослых», она совсем на роль в пьесе не подходит, но чем дальше, тем труднее Томасу вырваться из-под ее чар.

    И актрису, и героиню написанной Тома пьесы зовут Ванда, с разницей лишь в заглавных буквах — «V» и «W», соответственно. Да, и Венера тоже начинается на «V». И вот с этого формального единообразия начинается настоящее умопомрачительное приключение, в котором реальность смешается с театральным вымыслом, а затем и вовсе перейдет в символическую плоскость и завершится рефреном в сторону древнегреческой мифологии.

    То, что на сцене было чувственным, в фильме становится разновидностью S & M. Чем дальше, тем более очевидно, что Роман Полански превыше всего ставит абсурдность, и в этом для него заключается театр — он полностью изменяет последнюю сцену, внося нотки самого настоящего безумия. Очень жаль, что постановщик, возможно отчасти для того, чтобы снять возможные вопросы критиков, в начале и в конце фильма намеренно демонстрирует, что действие происходит в театре, не только понятом как локация съемок, но и метафорическим образом. Иными словами, он снимает с себя всю ответственность за моральную составляющую и логическую структуру — «это же театр, какая может быть серьезность?».

    Очень интересна мультижанровость «Венеры в мехах» — комедия, мистика и даже немного детектива. Начинаясь, как отточенная до мелочей комедия, которая лет двадцать назад могла бы быть поставлена труппой Le Splendid с Терри Лермиттом и Мари-Анн Шазель в главных ролях, затем картина меняет жанр, склоняясь по настроению в сторону «Девятых врат», и в конце приходя к болезненности отношений, подобной по стилю той, что была в «Горькой луне». Уже за один такой художественный прием Полански можно назвать техническим киногением.

    Актеры фильма на десяток лет старше своих коллег из Вест Энда. На Бродвее главная мужская роль изначально была назначена Уэсу Бентли, а затем его заменил Хью Дэнси. Словно бы повторяя актерские перипетии пьесы, Полански сначала берет в фильм Луи Гарреля, а после отдает роль Матье Амальрику, который божественно хорош (а еще ему очень идет длинная челка, которую носит его герой Томас). Если Амальрик не красив в рамках принятых стандартов, но при этом привлекателен, то вот его партнерша Эмманюэль Сенье женщина хотя привлекательная, но не вызывающая симпатии. Правомерно ли рассматривать Сенье как богиню Венеру — вопрос спорный, но для Полански все очевидно, ведь Эмманюэль является его супругой.

    Возможно именно из-за актерского состава «Венера в мехах» на экране теряет тот эротизм, который был главной движущей силой на Бродвее. Томас и Ванда на экране не испытывают физического притяжения, кроме подчинения/доминирования. Это не секс, а какие-то особые отношения, вроде тех, что Полански показывал в уже упомянутой «Горькой луне» — больные и извращенные в самой своей сути.

    Хотелось бы, чтобы больше времени было отведено тому, что «весь мир театр, а люди в нем актеры». Наработки того, что в какой-то момент автор теряет права на свое произведение, полностью вверяясь в руки актеров конечно присутсвуют. Артист ли наделен истинной властью или он, так или иначе, играет по правилам? У Полански есть рефрены в сторону этого сложного аспекта, но они не является для него приоритетными.

    Затрагивая вопросы отношения автора и текста, жизни и театра, любви и власти, Полански так или иначе оставляет их на периферии. Хотя мысль о том, что автор всегда пишет с себя/о себе, достойна отдельного фильма. Главное же для режиссера — суть взаимоотношения мужчины и женщины, причем Роман отводит мужчине очень незавидное положение, полностью подавленного существа, и унижает мужское достоинство (в прямом и переносном смысле) самым безжалостным образом, что зрителю без обиняков будет показано в самом конце «Венеры в мехах».

    Последние 10-15 минут следовало бы сделать более внятными и менее абсурдными и тогда «Венера в мехах» могла бы перейти в категорию под названием «почти шедевр». Но, окончание сбивает заданный ритм. Иными словами, Полански сделал отличный фильм, но если принять во внимание, что картина выстроена на основе пьесы, то нельзя не заметить, что кинорежиссеру не удалось передать ту театральную изящность и ту мощь окончания, которые свойственны представлениям на сцене — мимолетным, но монументальным.

    История с каждой секундой все запутаннее и запутаннее, а реальность уже почти неотличима от вымысла. Ловко дирижируя картиной, Полански ведет ее от комедии к мистике и, наконец, к невероятному гротеску. То ли Томас окажется в книге, то ли Ванда сойдет с ее страниц — это решит для себя каждый. Профессионально перенеся на экран пьесу, Роман Полански в очередной раз доказал, что он достойный режиссер, и наверно этого достаточно. Исчерпывающе раскрыв вопросы подчинения мужчины женщине, он мимоходом затронул сущностное значение авторства, но если вы хотите по-настоящему углубиться в эту тему, то можно ознакомиться непосредственно с самой пьесой «Венера в мехах».

    16 мая 2014 | 21:19

    Леопольд-фон Захер-Мазох, можно сказать, самый провокационный писатель XIX столетия. В 1869 г. был опубликован самый странный из его романов «Венера в мехах», который до сих пор критики и обычные читатели едва могут понять. Одни дьют себя в грудь, заявляя, что роман о садомазохизме, и действительно, термин возник на основе корня из фамилии писателя. Другие заявляют, что «Венера в мехах» — это аллюзия на сексизм в сочетании с любовью. Разобраться, с этими вопросами в какой-то степени помог легендарный Роман Полански в своей одноименной картине «Венера в мехах».

    Синопсис Театральный режиссер Тома уже отчаялся найти подходящую актрису для главной женской роли в постановке романа Захер-Мазоха «Венера в мехах». Под конец дня поздно вечером неожиданно появляется очередная претендентка Ванда. Эта взбалмошная и вульгарная женщина, к которой Тома испытывает скорее презреннее, неожиданно воплощает идеал Мазоховской Ванды.

    Игра актеров Перед просмотром стоит взять на заметку тот факт, что «Венера в мехах» — камерный фильм, и в нем задействовано только два актера, а именно Матье Амальрик и Эммануэль Сенье. Матье Амальрик воплотил на экране образ застенчивого сценариста и режиссера, который в какой-то степени испытывает творческий кризис, т. к. не может найти подходящую актрису для его Ванды. Эммануэль Сенье на сей раз сыграла, пожалуй, лучшую роль в своей карьере, поскольку о ее персонаже можно говорить очень много. С одной стороны, актриса воплотила образ вульгарной неформалки, но, с другой стороны, в ее образе также кроется обаятельная леди и, возможно, какое-то сверхъестественное существо, способное овладеть мужским сознанием.

    Режиссура Можно заметить, Роман Полански увлекся категорией камерного кино, в котором действие происходит только в одном действии, тем самым давая возможность зрителю увидеть трансформацию главных героев. Ярким примером служит предыдущая работа мастера лирическая комедия «Резня». «Венера в мехах», как уже было сказано ранее, заостряет внимание на таких темах как садомазохизм, сексизм и доминация. Полански нам и показывает через призму спектакля истинное лицо главных героев, закладывая в картину определенную долю мистицизма. Так появление Ванды, как и ее странные выходки знаменуются в фильме раскатами грома и молний. А уж финальная сцена вообще оставит зрителя в недоумении.

    Сценарий Сюжет картины представляет собой компиляцию адаптации непосредственно самого романа «Венера в мехах» и оригинального сюжета фильма. Части фильма плавно перетекают одна в другую. Первая часть фильма ставит перед зрителем проблему искусства и преданности искусству самим человеком. Главная героиня, действительно, мало смахивает на талантливую актрису, но, погружаясь в образ, она оживляет персонаж. Далее следует тема садомазо. Главные герои репетируют спектакль и пытаются понять, с какой целью автор использовал БДСМ как средство для завязывания отношений. Наконец последняя тема связана с сексизмом, т. к. герои меняются ролями, т. к. только так можно понять отношение автора к женскому полу.

    Итог Конечно, «Венера в мехах» — не самая лучшая работа Романа Полански, но, тем не менее, работа яркая и запоминающаяся. Во-первых, стоит отметить необычный сюжет картины с двусмысленным концом в стиле Полански. Во-вторых, режиссура создала напряженную атмосферу. Наконец, игра актеров дополнила положительный эффект от фильма. Поэтому я настоятельно рекомендую картину всем к просмотру.

    9 из 10

    27 мая 2014 | 23:10

    После не самой удачной экранизации популярной пьесы «Резня» Ясмина Реза, очередное обращение Романа Поланского к драматургическому материалу воспринималось с настороженностью. Тем более будучи показанным на Каннском кинофестивале 2013 года, лента была почти не замечена критикой и прошла мимо официальных наград. Да и возраст уже не тот, чтобы удивлять и хулиганствовать, но Роман Поланский опять доказал, что не зря он один из лучших режиссёров нескольких поколений. И хотя этот материал своего рода киноверсия театральной адаптации известного романа Леопольда фон Захер-Мазоха, на деле вышло, что Поланский вернулся к собственным истокам.

    И вроде бы это довольно простая история прослушивания актрисы театральным режиссёром, где театр и жизнь переплетаются, пьеса перестаёт быть просто пьесой, а копия вытесняет оригинал, чтобы заново прочесть оригинал, неожиданно пробиваются мотивы «Ножа в воде», «Тупика», «Ребёнка Розмари», «Жильца», «Писателя-призрака», Альфреда Хичкока, Франца Кафки. Ведь в сущности, герой «Венеры в мехах» — драматург, который решил дебютировать в режиссуре, точно такой же без вины виноватый (в данной роли Матьё Амальрик поразительно похож на самого Поланского в молодости), который в странной абсурдной стрессовой ситуации постепенно начинает терять собственную идентичность и меняется местами со своей оппонентшей. Хотя казалось бы, в чём же его вина? Неужели в том, что он родился мужчиной? Ведь финал можно свести и к такой банальной интерпретации, благо привязанный к фаллическому кактусу, беспомощный герой, который ничего не может противопоставить обнажённой «Венере в мехах», так и кричит об этом. Ведь это противостояние «мужское-женское» с игрой в «хозяина и слугу» остроумно перевернуто с ног на голову.

    Каждый хочет быть любимым, но в отношениях всегда есть доминирующий партнёр. И не только в паре «мужчина-женщина», но и в «первоисточник-адаптация», «режиссёр-актёр», «творец-творение». Но иногда в порядок вещей вламывается сам Дьявол в лице абсурдных обстоятельств (что интересно, следующий запланированный фильм Романа Поланского называется просто «Д») и путает все карты. Конечно же, Дьявол — это Женщина, которая благодаря своей виртуозной игре не только станет «хозяйкой», «богиней» для режиссёра Тома, который втайне даже мечтает о чем-то подобном, но и сама становится автором и режиссёром, а тот, кто ещё недавно держал всё в руках становится очередной марионеткой в многовековой игре под названием Жизнь. Можно сказать, переиначивая сюжетный мотив, что когда нам кажется, что мы хозяева жизни, может выйти так, что Судьба сделает вас её заложниками. И остаётся только уповать на спасительный рассвет.

    21 апреля 2014 | 21:11

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>