всё о любом фильме:

Венера в мехах

La Vénus à la fourrure
год
страна
слоган-
режиссерРоман Полански
сценарийДэвид Айвз, Роман Полански, Леопольд фон Захер-Мазох
продюсерРоберт Бенмусса, Ален Сард, Мариуш Лукомский, ...
операторПавел Эдельман
композиторАлександр Депла
художникБрюно Вия, Филипп Кордом
монтажЭрве де Люз, Марго Мейньер
жанр драма, ... слова
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Италия  1.18 млн,    Франция  210.7 тыс.,    Польша  78.5 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время96 мин. / 01:36
Номинации:
Весь день Тома проводил прослушивания, выбирая актрису для пьесы по знаменитому роману Леопольда фон Захера-Мазоха «Венера в мехах». Режиссер в отчаянии, пока не появляется Ванда — настоящий сгусток энергии, разнузданная и развязная. Она воплощает собой все, что Тома ненавидит: вульгарна, взбалмошна и не остановится ни перед чем, чтобы получить роль. Вдруг все, что так ненавидит Тома, начинает ему нравиться — актриса отлично подготовилась к прослушиванию. Удивление сменяется влечением, а затем и одержимостью этой женщиной.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.20 (9199)
ожидание: 99% (1429)
Рейтинг кинокритиков
в мире
91%
90 + 9 = 99
7.1
в России
100%
23 + 0 = 23
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 728 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    »… Женщина осталась, несмотря на все успехи цивилизации, такой, какой она вышла из рук природы: она сохранила характер дикаря, который может оказаться способным на верность и на измену, на великодушие и на жестокость, смотря по господствующему в нем в каждую данную минуту чувству…»

    Мастер человеческих душ, эстет-интеллектуал, режиссер в изгнании Роман Полански на пике вновь воспламенившейся моды на мазохистские причуды, как ответной реакции на столь опостылевший всем феминизм вкупе с идеей равенства полов, решил высказать свое веское слово и снял «пьесу в пьесе», камерную, необычайно психосексуальную и ироничную версию «Венеры в мехах», скандальной книги, а затем не менее скандальной пьесы о всех пороках сладострастия зависимости и подчинения… Взяв за основу столь своеобразный материал старый сладострастник Полански вволю похулиганил и развлекся, а заодно дал разгуляться таланту, да не только своему. Право слово, от игры Сенье и Амальрика в этих неестественных, душных, насквозь клишированных декорациях хотелось кричать от восторга и хлопать в ладоши — театр в кино оказал воздействие не менее сильное, чем на театральных подмостках.

    Итак, два актера, одна сцена. И больше ничего, ни одного голоса (даже в телефонном разговоре), шороха, намека, что в этом мире существует еще кто-то. Дождь, полумрак, готические тени плывут по сцене. Каждый штрих, каждая деталь идеально вписываются и создают неповторимый антураж. Весь фильм лично для меня соткан из 3 слоев, 3 измерений, в которых происходит действо. Первый весьма прозрачный и явный, затравка для пьесы, фон, причина. Прослушивание пьесы Фон Захер-Мазоха, уставший режиссер, отчаявшийся найти годную актрису, опоздание, вульгарная, не первой свежести тетка, не вынимающая жвачки изо рта, уверяющая, что записана на прослушивание и она-де нормальная актриса, просто начинает, она справится, несмотря, что весь ее опыт — роли в порнографическом театре… Слово за слово, реплика за реплику, незаметно перебранка перерастает в диалог, диалог — в прослушивание и перед нами неожиданно предстает Ванда, о, не актрисулька в дешевом кожаном платье, а самая настоящая леди, чей образ свел с ума бедного Северина… Режиссер Тома так неохотно взявший на себя роль второго лица «для подачи реплики» увлекается, входит в роль, и вот мы видим уже другое измерение — пьесу, оживших главных героев, Ванду и Северина, разыгрывающих страсти фатальных болезненных фантазий. Неожиданно, два актера смогли расширить грани возможного и мы лицезреем уже не двух персонажей, а четырех, столь похожих, сколь и различных, острые социально-психологические дилеммы, актуальные для времени романа, выглядят нелепо в условиях современного мира и нынешного взаимоотношения полов, о чем не преминет заметить язвительная Ванда. «Ваша пьеса просто чушь собачья!» Полански горько высмеивает реалии современной моды, когда границы полов оказалась так опасны стерты, что женщина перестает быть женщиной, мужчина стремительно теряет свои доминирующие позиции, однако их конфликт, берущий начало в глубине веков, все столь же актуален, ибо лежит в животной основе человека, его сексуально-звериной сущности и несмотря на сдерживающие оковы, запреты, веревки и связывания готов вырваться наружу…

    Ближе к четвертой части фильма начинает выступать на первый план уже «третье измерение», мистическое, наполненное загадками и скрытым эротизмом. Актеры меняются ролями, вещи возникают ниоткуда, Тома открывает в себе новые глубоко спрятанные и угнетаемые черты и вот уже Ванда красит помадой его тонкие губы и прикрывает плечи шарфом, в роли воображаемого меха.. Наступает линия абсурда и здесь проходит очень тонкая грань гениальности и безвкусия, которую с легкостью гимнаста берет Полански, проходя по этой почти невидимой черте, не сталкиваясь в пучину сюра и заведомой бредятины. Нечто подобное наблюдаем и у Булгакова в его гениальном романе, и здесь сама обнаженная Сенье, уже преобразившаяся в греческую Афродиту, первобытную язычницу, развратную вакханку, исполняет свой кульминационный победный танец с яростью и чувственностью всей свиты Воланда.

    Открытый, сатиричный финал — есть чему похлопать! Извечная борьба мужчины и женщины, наполненная классовыми предрассудками, религиозными запретами, моральными ограничениями, отрицанием своей сексуальности, чувственных перверсий преобразилась в руках мастера в умное, тонкое, не лишенное самоиронии кино.

    18 ноября 2014 | 22:46

    В старом, занюханном театре с потрёпанной вывеской и наклейками «Спектакль отменен» вместо обоев сидит привычно убедительный в своей унылости Матье Амальрик, непонимающе глядя трагически-лягушачьими глазами на вульгарную полуголую Эммануэль Сенье, пришедшую к нему на прослушивание. Само собой, по мере эволюции её образа желание постановщика побыстрее спровадить навязчивую девку вскоре уступит место потребности узнать, кто это такая и откуда она так хорошо знает не только роль, но и его самого. Вот тогда-то и начнётся полноценный сеанс иронического психоанализа с элементами садо-мазо, двусмысленного травести и социотроллинга от юного душою в свои восемь десятков Романа Полански.

    Бог резни сошёл со сцены, и на неё вальяжно-властной походкой прошествовала богиня любви в кожаном корсете и ошейнике. Призрак Захер-Мазоха мелькает между кадров, довольно взирая на то, как разыгрываемая парочкой талантливых французов пьеса начинает понемногу поглощать реальность, чтобы в итоге вытеснить её в область фикции. Гремит невидимая чашка с кофе, шелестят существующие лишь на словах ветви деревьев — а устами изображаемых персонажей герои фильма без привычных купюр этикета говорят о чём-то важном, личном и столь пикантном, что воздух вокруг них всё громче звенит сексуальным напряжением, в паузах между репликами становящимся просто оглушительным.

    Хитрый Рома не боится смеяться ни над собой, ни над зрителем, ни над обществом — и делает это с таким увлечением и задором, что наблюдателю сложно не проникнуться. Нетрудно догадаться, кого инкарнирует в «Венере в мехах» поланскиподобный Амальрик, учитывая наличие у него партнёршах собственно жены франкополяка. Передавая шуточный феминистический привет своей «Горькой луне», режиссёр намеренно размывает границы между действительностью зашуганного театрала Тома и миром его разнузданных грёз, воплощаемых дуэтом на сцене. Реальный разговор и обмен сценарными фразами всё более плавно перетекают один в другой, прозорливость таинственной актрисы становится всё более невероятной, пока наконец ошарашенный мужичок не оказывается полностью вывернутым перверсиями наружу, а аудитория перед экранами — недоумевающей: то ли смеяться и аплодировать, то ли плеваться и крутить пальцем у виска.

    Главное достоинство «Венеры» — это глубинный эротизм, возникающий из управляемой химической реакции между лицедеями и той самой многозначительной иронии, которая делает его острее и насыщеннее. По сути картина представляет собой полуторачасовой фривольный анекдот — с изрядной долей абстракции, фантастическими допущениями и фабулой, где есть катарсис, но фактически нет развязки, эдакая «Эмили Мюллер» в редакции господина Фрейда. Однако мало какой анекдот оставляет публику не только хихикать/морщиться (в зависимости от воспитания), но и задаваться некоторыми весьма смелыми вопросами относительно собственного бытия. Ведь кто знает, что осталось бы от тихих, примерных семьянинов, если бы в момент уединения их застигло исполнение самых смелых фантазий, на которые только способна неискоренимо животная натура человека?

    12 апреля 2014 | 03:54

    Пока Абделатиф Кешиш умело привлекает к себе все похвалы и порицания за свою «Жизнь Адель», признанный и так неожиданно постаревший кинематографический лев Роман Полански снимает скромную и совсем не претенциозную интерпретацию «Венеры в мехах». Минимализм постановки умело компенсируется высоким динамизмом, не дающими уснуть диалогами и фееричным финалом. Как и в «Резне», Полански решил взрастить напряжение из «воздуха», на пустом месте, что у него удачно и получилось. Всего двое актеров просто легко и непринужденно исполнили роли — попеременно умело меняя центр нервного притяжения. Скромная пошловатая актриса с легкостью оборачивается лидером театральной постановки, а вскоре уже и натуральным деспотом. В свою очередь, уставший театральный постановщик может просиять увидев мастерское актерское исполнение. Остается лишь вопрос о побудительной причине, взволновавшей его снять историю про хрестоматийный мазохизм.

    Полански элегантен, сатиричен и не забывает даже о том, чтобы взволновать зрителя неожиданным обнажением Эмманюэль Сенье до нижнего белья или кротким преображением Амальрика при виде поднесенного к его лицу ошейника. Ничего, что все в итоге сводится к пустопорожнему трепу — сам фильм не более чем интеллектуальная вещь в себе, интеллектуальная погремушка. Впрочем, в сравнении с картиной Кешиша, задиристый маэстро уже становится похожим на прожженного академика. Такой вот новоявленный академизм, едва ли заслуживающий повторного просмотра. Зато яростный задор автора (который мне куда ближе болтающего ни о чем Вуди Аллена) заслуживает даже завышенной оценки.

    7 из 10

    15 июня 2014 | 21:27

    Режиссёр-драматург Тома (Амальрик) написал инсценировку романа Леопольда фон Захера-Мазоха «Венера в мехах» и проводит кастинг на главную женскую роль в постановке. В конце дня, так и не найдя подходящую кандидатуру, Тома начинает собираться домой, однако в здание театра неожиданно врывается Ванда (Сенье) — молодая, вульгарная, но весьма талантливая актриса, которая умоляет устроить ей прослушивание. Тома соглашается.

    «Венера в мехах» — вторая подряд картина Романа Полански, поставленная по известной пьесе. Предыдущий фильм польского режиссёра, который назывался «Резня», также обладал явными чертами «театрального» кино — одно место действия, всего четыре персонажа, чётко выстроенная драматургия взаимоотношений между ним. В «Венере в мехах» Полански пошёл ещё дальше: актёров стало ровно в два раза меньше, а сюжет он выбрал по-европейски элитарный — тонкая игра драматурга и актрисы, в которой не понятно, где образы из книги, а где они сами.

    Боюсь, что этот налёт элитарности и не позволил мне в полной мере получить удовольствие от просмотренного. Если в «Резне» сюжет был заточен на психологию «бытовухи» и чуть более приземлённые отношения между обычными людьми, то «Венера в мехах» определённо попадает в категорию утончённого, театрального «арт-хауса». Ну не разговаривают так окружающие меня люди, не ведут таких странных и запутанных психологических игр друг с другом, а уж тем более с малознакомыми людьми. Нет-нет, я верю, что где-то в недрах театрального сообщества подобные истории могут случаться, но сопереживать таким людям и проникнуться такими сюжетами я никак не могу.

    Умом-то я всё понимаю, ну да, противопоставление женского и мужского начала, извращённая сила, перетекающая в слабость и обратно, образ Венеры, диктующей свой кодекс поведения, чуть ли не жертвенные пляски Ванды в конце фильма: всё это считывается, но не цепляет. Это не проблема фильма, и не моя проблема. Просто так вышло.

    Кому бы я мог посоветовать этот фильм? Тонким ценителям элитарного искусства, французских страстей и театрального почерка Романа Полански. По большому счёту, думаю, что те, кого может заинтересовать этот фильм, уже знают о нём, а остальные спокойно могут пройти мимо.

    7 из 10

    13 января 2015 | 15:18

    Сразу хочу сказать, что я люблю фильмы режиссера Романа Полански, и начиная смотреть что-то новое его, готовлюсь всегда к чему-то интересному и очаровательному. Найдя это кино, я был в предвкушении и с удовольствием посмотрел эту картину. Увидев же ее наконец, хочу сказать режиссеру спасибо. Фильм чудесный.

    «Венера в мехах» — атмосферная и туманная драма 2013 года, которая уносит нас в театр под покровом ночи. Тут один режиссер прослушал много посредственности и уже не надеялся найти подходящую актрису к своей постановке, основанной по роману Леопольда фон Захера-Мазоха «Венера в мехах». Собравшись уже уходить, его останавливает опоздавшая актриса, и она просит его прослушать ее, и мы видим их необычное знакомство и проведенную ночь, играя что-то глубокое и запретное…

    Полански действительно умеет снимать свое кино. Он создает невероятную, чарующую атмосферу, и его кино гипнотизирует зрителя и полностью погружает в свою историю. Мы видим, как герои раскрывает грани сложного романа и анализируют его персонажей и их действия, и за всем этим раскрываются еще тайны, связанные с режиссером и его новой музой унижения. Жена режиссера Эмманюэль Сенье талантливая и весьма раскрепощенная актриса. Я давно ее заметил, и в ней есть иска и некоторое обаяние. Данная роль в фильме была непроста и загадочна, и Санье справилась с ней на ура. В конце особенно было неожиданно, и слов не хватит это описать. Матье Амальрик актер противоречивых и непростых ролей, и данная роль была именно его. Он сыграл тоже правдоподобно и составил Эмманюэль необычный и свежий дуэт. «La Venus a la fourrure» — кино крайне интригующее и загадочное. Оно смотрится все как в тумане, храня свои секреты, изумляя и очаровывая зрителя. Фильм необычный и сильный в том плане, что все держалось на диалоге всего двух актеров.

    Дождливая ночь. Два разных мира, два разных героя. Театр. Напряжение и загадочность мистики.

    Приятного просмотра!

    9 из 10

    21 сентября 2014 | 18:07

    В первой сцене «Венеры в мехах» мы попадаем в театр в буквальном смысле. Ванда, глуповатая актриска, пытается добиться того, чтобы ее прослушал Тома, «автор инсценировки» и будущий режиссер спектакля «Венера в мехах», и, в конце концов, добивается этого.

    Главные герои олицетворяют эталонный образ мужчины и женщины. Их взаимоотношения развиваются соответствующим образом. Женщина просит немного внимания, мужчина соглашается, но не сразу. Женщина очаровывает мужчину. И не только своим актерским мастерством, но также и своей ненавязчивой женственностью. Мужчина поддается этому очарованию. Женщина начинает «играть» во всех смыслах этого слова на своем очаровании, примешивая щепотку похвалы и обвинений в сторону мужчины в гениальности. Мужчина очаровывается еще больше, тем временем власть женщины становится все обширнее. Теперь Он уже как пластилин, безоговорочно поддается «лепке» и дрессировке.

    Возникает вопрос: как же Ей это удается?

    Небезызвестный труд Симоны де Бовуар «Второй пол» отчасти дает нам ответ на этот вопрос. Сущность Женщины для противоположного пола непостижима. Женщина — создание того же порядка, что и Мужчина, но Она — что-то сверхъестественное, Другое, абсолютно непостижимое. Женщина вырывает Его из плавно текущих будней, из имманентного, и предлагает прикоснуться к трансцендентному. Таким образом, Она выполняет посредническую роль между Мужчиной и Богом.

    В случае Тома, он, возгордившись, посягает на величие Господа, Женщина же выполняет даже не функцию, а, скорее, роль наказания.

    Приглушенный свет, мрачная обстановка: а было ли все это на самом деле? Было ли все случившееся реальностью или сном?

    9 из 10

    6 июля 2014 | 19:36

    Роман Поланский, достигнув 80-летнего юбилея, остаётся одним из немногих классиков европейского кино, кто ещё умудряется сохранять своё прежнее мастерство. «Венера в мехах», как и предыдущая картина мастера «Резня», является по сути киноспектаклем, поскольку действие разворачивается в одном помещении, а количество персонажей уменьшается с четырёх до двух. Актёрские работы просто шикарны. Эмманюэль Сенье (супруга Поланского) за весь период фильма проходит потрясающую трансформацию образа своей героини. Матьё Альмарик, который чем-то походит на Поланского в его среднем возрасте, всё-таки немного уступает Сенье, но полагаю, что причиной здесь является доминирование женской роли по всем показателям. Обычно снимающий фильмы на английском языке, в «Венере в мехах», которая только спустя год после премьеры в Каннах наконец-таки добралась до российского зрителя, прижизненный классик мирового кино обратился за помощью к французскому, который как никакой другой язык подходит для той экспрессии, которой просто-таки наэлектризован фильм.

    5 лет назад другой европейский режиссёр уже обращался к тому, что «всё зло от женщин» в своём «Антихристе», но подача материала была столь радикальная, что его заклеймили тогда все кому не лень. Поланский же не столь категоричен в своём творчестве. Ещё в 60-е годы, когда он только начинал свой путь в кино, картины «Отвращение» и «Ребёнок Розмари» показали миру насколько незащищённой может быть женщина в обществе. В старости же он решил рассмотреть иную тему. За прошедшие 50 лет положение женщин безусловно изменилось. Однако, степень опасности вместе с тем и возрасла настолько, что женщинам пришлось находить оригинальные способы защиты, порой нападая (образно выражаясь) первыми. Героиня Сенье вначале выглядит слабой и беспомощной, выпрашивая заветную роль у театрального режиссёра, которого играет Альмарик, но очень скоро зритель понимает, что это была лишь маска, которая ослепила сознание казалось бы властного по долгу профессии мужчины. Импровизация по ходу этой неожиданной репетиции очень скоро зашкаливает за все разумные пределы, превращаясь в яркий сюрреалистический шабаш.

    Честно признаюсь, Поланский не перестаёт радовать. От трёх последних его фильмов я не ожидал ничего хорошего, но они действительно оказались очень достойными и нисколько не старомодными, так что возраст самого автора ни о чём не говорит.

    12 мая 2014 | 07:16

    Полански стал тяготеть к камерности: в предыдущем фильме «Резня», снятому по пьесе французского драматурга, мы видели четырех персонажей в одной комнате, которые, решая общую проблему, претерпевали красочные психологические метаморфозы. Это как налить в шейкер разные жидкости и взболтать до получения взрывоопасного реагента. В «Венере в мехах» Полански пошел дальше: сократил количество персонажей, но увеличил число реальностей — в фильме их две, условно назовем их «киношной» и «театральной».

    Сколько помню малую прозу Захера Мазоха, тема в ней всегда одна: властная женщина порабощает мужчину, который всю жизнь о том и мечтал, а женщина, может и не мечтала, но кому помешает лишний раб у ног. И так в каждом рассказе, как в порнофильмах: начинка одинаковая, только прелюдия разная. Уходя в такое сравнение, стоит, наверное, заметить, что Мазох писал для дворянства и о дворянстве, слог имел возвышенный и литературность в текстах присутствовала. Очень ценил он труды Тургенева и ориентировался на нашего классика.

    В «Венере в мехах» перверзия, монополизированная писателем, неизменна: главный герой Северин Кушемский тяготеет к мазохизму с детства, с того момента, как тетка, явившись в его комнату в мехах на голом теле, выпорола его розгами за злые выходки. Тогда и случилось «якорение» на мех, который впоследствии стал фетишем в девиантных фантазиях Северина. В центре которых однажды оказывается эмансипированная дама Ванда фон Дунаева, ставшая в глазах Кушемского воплощением богини Венеры (театральная реальность).

    Драматург Тома Новачик хочет поставить спектакль по самого известному роману Леопольда Захера Мазоха и ищет главную героиню на роль Ванды фон Дунаевой. Кастинг закончился, никто из просмотренных не подошел, но тут в дверях, под раскаты грома, возникает вульгарная дамочка, горящая желанием попробовать себя на главную роль, и слова Новачика, что пробы давно закончились, на нее не действуют. Подключив основное женское оружие — слезы, она добивается того, что драматург соглашается ее прослушать, более того, сам берется читать текст мужского персонажа Кушемского (киношная реальность).

    Фильм напоминает спектакль, внутри которого разыгрывается другой спектакль. Театр внутри театра. Одна локация, два персонажа и психологическая игра «привет, Мазох!», в процессе которой реальности поочередно и многократно перетекают одна в другую и обратно, а ближе к финалу это происходит уже без видимых границ и предпосылок. Так, что становится нелегко понять, какой из двух реальностей подчинена игра героев в данную минуту. Пытливая Ванда мастерски вытряхивает скелетов из шкафа Новачика, ставя между ним и героем его пьесы знак тождества. Да и мотивы ее действий по мере разматывания сюжетного клубка всё больше приобретают оттенок неоднозначности. Очень интересно наблюдать перемены в манерах и поведении главной героини (Эммануэль Сенье), которая преображается из хабалки-актрисы в степенную дворянку и наоборот.

    Кажется, ненавязчивое упоминание имени Дерриды в фильме неспроста (собака главного героя названа по имени франсузского философа). Если присмотреться, то в действиях главной героини проглядывает метод деконструктивизма: чтобы выявить скрытый смысл текста, не контролируемый автором, необходима провокация. Взяв на себя роль провокатора, Ванда обнажает Новачика как в фигуральном, так и буквальном смыслах, а вот для чего — вопрос остается открытым, даже когда двери театра закрываются за ней, уходящей, оставляя зрителя с пресловутым «Cherchez la femme».

    Интересное кино.

    2 июня 2014 | 09:40

    Бог наказал его, отдав в руки женщине

    Впечатления от этого чувственного и страстного действия с налетом мистерии и дразняще-проникновенным вкусом можно сравнить с электрическим разрядом, запечатлевшим в сознании, да и во всем теле тоже, крохотные искрящиеся всполохи. «Венера» оставляет странное, но приятное послевкусие, которое, пожалуй, можно определить английским выражением bittersweet.

    Сюжет (суть которого вы можете узреть в графе аннотация) все время отчаянно балансирует на грани китча, рискуя скатиться то в сторону пикантной вульгарности, то унизительной провокационности, в то время, как с третьей стороны неустанно поджидают, скаля зубы, проблемы классовости общества, сексизма, шовинизма, феминизма и иже с ними («Глупое общество, в котором мы живем, почему все всегда сводится к социальным проблемам?!»). Ну а в центре всего этого великолепия существует материальный сгусток живой энергии — актерский тандем Амальрик-Сенье.

    С первых кадров видно, что Ванда — натура яркая и очень экспрессивная, в то время как Тома довольно зажат, и в начале недоволен происходящим, которое в дальнейшем захлестывает его с головой, впрочем, как и всех тех, кто рискует наблюдать за происходящим.

    Явно пораженный мастерством и глубиной знаний «очередной глупой актрисы», Тома, тем не менее, не уступает ни единого миллиметра пространства своей партнерше. Вынужденный постоянно смаргивать со своих глаз пелену то вдохновенного восторга, то недоумения и даже страха, ведет не то страстный танец, не то ожесточенный бой — стратегическую игру, вынуждающую обоих противников то и дело отступать, признавая поражение, и готовить новый план для нападения. Происходит все это ровно до тех пор, пока Тома не теряет связь с реальностью и перестает понимать где он и что он делает, его страсть и легкая озадаченность не перерастают в настоящую одержимость, отдающуюся нервной дрожью во всем организме.

    - Я думала, мы тут репетируем вашу пьесу

    - Я хочу чего-то большего


    Оригинальный ход (один из многих) заключается в постоянной провокационной (к концу даже очень) смене ролей, в переходе реальных людей к героям пьесы и обратно, в том, что противники, по мере развития событий меняются местами, просто чудом минуя опасность слиться в единое целое и породить этим не больше, не меньше, взрыв сверхновой.

    Время пролетает на одном дыхании, действие разворачивается на пределе нервов, сил, возможностей и, кажется, на грани всего того, что называется человеческой натурой. Герои стремительно несутся к своему пределу, запутывая и без того напряженное действие все больше и больше, когда непонятно кто с кем играет, но выбраться из этой путаницы, из этого стремительного водоворота остроумных реплик и приемов уже не представляется возможным. Слишком далеко все зашло.

    Реквизит извлекается из темных углов сцены, подобно желаниям Тома из самых потаенных уголков его души и разума, а напряжение, чувственное и дразнящее («грома и молний не хватает») — это единственное, что отрезвляет его и более-менее заставляет держаться на том опасном острие, на которое он сам с радостью забрался.

    «Венеру» стоит смотреть как абсолютно полноценный спектакль, способствует этому сама постановка, камерность и атмосфера. Когда вы видите на экране только первые секунды этой ленты, вы уже становитесь обладателем единственного счастливого билета в первый ряд на единственный в своем роде спектакль, который разыгрывают специально для вас. Несомненный плюс такого обладания в том, что вы можете пересмотреть его тогда, когда пожелаете.

    Вы еще ждете… «тот момент»?

    Иногда в репликах, в легких и немного неловких движениях проскальзывает сожаление.

    Полански, как обычно, затрагивает потаенные струны душ, заблудших и не очень, достает свой персональный набор отмычек для закрытых наглухо дверей человеческой натуры, склонной ко всему тому, к чему склонным быть, в общем-то, запрещено и не особо прилично.

    Ванда не дает Тома никаких ответов о своей жизни, но, как ни удивительно, знает все о нем, она задает все больше вопросов, проникающих в его сознание и вызывающих те мысли, предаваться которым он совершенно не хочет, особенно здесь и сейчас.

    «Тома, вы пытаетесь уйти от ответа?»

    Кинки — вещи, о которых не принято говорить в обществе, о которых обычно неизвестно никому, кроме нас самих, и которые, вроде бы как не может и не должен разглядеть никто из наших близких, чтобы, не дай Бог, не помочь избавиться от них, и которые почему-то всегда оказываются на виду у незнакомых людей, как бы старательно мы их не прятали.

    И мы вдруг обнаруживаем себя совершенно беззащитными под пристальным взглядом человека, о котором совершенно ничего не знаем, человека, захватывающего в тиски сначала наше воображение, следом сознание, а потом и всю нашу жизнь (буквально и фигурально).

    - Это пьеса не имеет ко мне отношения.

    - Да за исключением того, что вы — ее автор. Упс, интерпретатор. «Если какой-нибудь критик скажет, что это я, я его убью», верно?


    Если Ванда Сенье (кстати, жены Полански) в данном случае — синоним блистательного и безупречного наваждения, то Тома — и герой, и жертва этого наваждения. Манера игры Амальрика более чем мила и очаровательна, а взгляд то испуганных, то томных глаз, мимика и жестикуляция подкупают еще больше. Именно по этой игре мы можем проследить это стремительное падение в бездну не то собственных желаний («желать опасно, желания могут постучаться тебе в дверь»), не то фарса, который так увлеченно разыгрывает Полански. Вот он все-таки срывается с края, не удержавшись, и летит вниз, еще не осознавая этого, все еще пытаясь держать себя в руках, вместо того, чтобы отчаянно хвататься за все вокруг, пытаясь замедлить падение.

    Блистательные диалоги, рождающиеся в виде импровизаций (но мы-то знаем, что все было отточено до мелочей и заранее приготовлено с почти маниакальными тщательностью и упорством) звучат еще более ярко и выразительно из уст Амальрика и Сенье. Кстати, не представляю, как можно смотреть «Венеру» в дубляже. Найдите возможность посмотреть в оригинале, вы получите вдвое или втрое большее удовольствие, чем предполагалось изначально.

    «Вы что, не поняли? Очень опасно быть во власти женщины. Любой женщины»

    «Венера в мехах» — это чистейшая квинтэссенция театрального искусства, вобравшая в себя заодно множество аллюзий на дохристианские апокрифы и античную мифологию, на культурную жизнь как Франции, так всего мира, отсылки к музыкальным произведениям (ох, не зря рингтоном Тома служит вагнеровский «Полет Валькирий», песнь дев-воительниц, так, на минутку), к сюжетам литературы и истории искусства.

    И о дааа, этот саундтрек, засевший в голове еще со времен трейлера. Стоит воспроизвести в голове пару нот, и вот уже можно ощутить в руках тот самый счастливый билет. Маленький парижский театр дождливым осенним вечером. Первый ряд, занавес поднят.

    7 мая 2014 | 15:02

    В творчестве такой противоречивой фигуры как Полански я новичок, и, кроме «Призрака» и «Резни», ничего не видел. Но мне определённо очень по душе, как он сближает театр и кино, создавая что-то новое, почти что третье.

    Метатекст — ключевое слово в восприятии этого фильма. В нём в кучу свалено, а затем аккуратно расставлено по своим местам всё то, что ассоциируется с названием «Венера в мехах». Это, в конце концов, фильм, поставленный по пьесе, сюжет которой — постановка пьесы по мотивам книги Леопольда фон Захер-Мазоха (и, как справедливо отмечено в фильме, это ещё и песня Лу Рида). Метатекстуальней некуда. И Полански ловко оперирует всеми тремя уровнями текста (книга, пьеса, фильм), размывая границы и давая зрителю то, чего не должен и не может дать ему театр: угол зрения. Как показано на кадре под постом, угол обзора здесь имеет уникальное значение, и, учитывая ограниченное пространство фильма, огромное удовольствие наблюдать за живой, подвижной камерой Павла Эдельмана, за сменой планов и освещения (освещение в фильме — тоже элемент метатекста). Просмотр фильма станет огромным удовольствием для синефилов, и в нём есть целые полчища маленьких деталей, высматривать которые — огромное удовольствие.

    Этот фильм лучше смотреть, не прочтя о нём ни слова, особенно в том, что касается сюжета, поэтому если вы не смотрели фильм, но собираетесь, пропустите этот абзац: напряжение от незнания, чем всё обернётся, имеет немалую роль в первичном восприятии. Полански и автор пьесы Дэвид Айвз не раскрывают карты до самого конца, подбрасывая всё новые загадки, постепенно раскрывая сюрреалистичность истории, заставляя зрителя гадать. В кинотеатре я ощущал себя почти что детективом, собирая из подсказок и недомолвок цельную картину. Нарушаются привычные нормы кинематографа (неужели в фильме будут всего два актёра? неужели всего одно место действия?), а Эмманюэль Сенье и Матье Амальрик уверенно несут на себе весь фильм, настолько сливаясь со своими героями, что если б мне не подсказали, что Сенье 47 лет, я бы никогда не обратил внимание.

    Фильм и, я полагаю, пьеса несут в себе крайне интересный и для меня во многом инновационный взгляд на взаимоотношения полов. Он не феминистский, но он ставит под сомнение столь устоявшийся образ сексуально-доминантной женщины и пристально исследует его, предлагая интересную пищу для размышления. Из тех немногих фильмов «о БДСМ» и проблематике отношений «доминант/сабмиссив», что мне довелось смотреть (а именно «Секретарша» и «Пианистка»), это, пожалуй, самый интересный и неожиданный.

    P.S. К слову, приятно удивило качество дубляжа.

    10 из 10

    20 мая 2014 | 16:55

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...
    Билеты на Московский кинофестиваль — за лучшую рецензию

    Индекс популярности

    Новости


    На этой неделе американский бокс-офис возглавляют комедии от студии Sony. Сиквел фильма «Думай как мужчина», несмотря на разгромные рецензии и избитую тему свадьбы в Лас-Вегасе, заработал 29,2 млн. От него незначительно отстает картина «Мачо и ботан 2». Некомедийный мюзикл Клинта Иствуда «Парни из Джерси» оказался на четвертом месте, собрав лишь 13,3 млн. (...)
     
    все новости

    Статьи


    Самым обсуждаемым и популярным происшествием 64-го Берлинского фестиваля стала выходка Шайи ЛаБафа, появившегося на премьере фильма «Нимфоманка» с бумажным пакетом на голове. КиноПоиск вспомнил еще десять громких скандалов, разразившихся во время проведения крупных международных смотров. (...)
     
    все статьи
    Записи в блогах

    «Гравитация» продолжает побеждать во Франции и в Британии. Локальные хиты в Германии и Италии ставят рекорды. Здесь же о сборах с понедельника по среду в российском прокате. (...)
     
    все записи »

    Кинокасса США $ Россия
    1.Angry Birds в киноAngry Birds38 155 177
    2.Первый мститель: ПротивостояниеCaptain America: Civil War32 939 739
    3.Соседи. На тропе войны 2Neighbors 2: Sorority Rising21 760 405
    4.Славные парниThe Nice Guys11 203 270
    5.Книга джунглейThe Jungle Book10 944 350
    20.05 — 22.05подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.Люди Икс: АпокалипсисX-Men: Apocalypse417 087 247
    2.Angry Birds в киноAngry Birds157 229 791
    3.Экипаж40 352 730
    4.Первый мститель: ПротивостояниеCaptain America: Civil War39 340 516
    5.Любовь не по размеруUn homme à la hauteur9 142 052
    20.05 — 22.05подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители2 544 015102 918
    Деньги686 557 497 руб.10 622 072
    Цена билета269,87 руб.14,50
    20.05 — 22.05подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    180.Бешеные псыReservoir Dogs8.131
    181.МандариныMandariinid8.129
    182.УраганThe Hurricane8.128
    183.Корпорация монстровMonsters, Inc.8.126
    184.АмелиLe Fabuleux destin d'Amélie Poulain8.126
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    11.Фантастические твари и где они обитаютFantastic Beasts and Where to Find Them94.90%
    12.Чужой: ЗаветAlien: Covenant94.72%
    13.Рыцари Круглого стола: Король АртурKnights of the Roundtable: King Arthur94.56%
    14.Кредо убийцыAssassin's Creed94.54%
    15.ОноIt94.35%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    Алиса в ЗазеркальеAlice Through the Looking Glass18
    Тайные агентыAgents secrets6
    Самый лучший день130
    Большие и маленькие1
    ВаркрафтWarcraft51
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    ВаркрафтWarcraft8.326
    Алиса в ЗазеркальеAlice Through the Looking Glass6.905
    Люди Икс: АпокалипсисX-Men: Apocalypse7.570
    Angry Birds в киноAngry Birds6.537
    Экипаж8.176
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    Черепашки-ниндзя 2Teenage Mutant Ninja Turtles: Out of the Shadows02.06
    Иллюзия обмана 2Now You See Me 209.06
    Славные парниThe Nice Guys16.06
    В поисках ДориFinding Dory16.06
    День независимости: ВозрождениеIndependence Day: Resurgence23.06
    премьеры