всё о любом фильме:

Рай: Надежда

Paradies: Hoffnung
год
страна
слоган-
режиссерУльрих Зайдль
сценарийУльрих Зайдль, Вероника Франц
продюсерУльрих Зайдль, Михаэль Андре, Филипп Бобер, ...
операторЭдвард Лахман, Вольфганг Талер
композитор-
художникАндреас Донхаузер, Ренате Мартин, Таня Хауснер
монтажКристоф Шертенлайб
жанр драма, ... слова
сборы в США
сборы в России
зрители
Австрия  18.5 тыс.,    Германия  7.2 тыс.,    Нидерланды  6.8 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время92 мин. / 01:32
Номинации:
Её мать уезжает в Кению в поисках мальчиков, готовых предоставить ей любовные услуги. Её тетя — католик, с головой поглощённая проповедованием Евангелия. А 13-летняя Мелани проводит свои каникулы в диетическом лагере в Австрийских горах. В перерывах между физическими упражнениями и консультациями по вопросам питания, ночными боями подушками и тайными соревнованиями «кто больше выпьет» на местной дискотеке она влюбляется в доктора и по совместительству директора лагеря, который старше её на сорок лет…
Рейтинг фильма
IMDb: 6.70 (2738)
ожидание: 94% (106)
Рейтинг кинокритиков
в мире
90%
28 + 3 = 31
7.2
в России
95%
19 + 1 = 20
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Опросы пользователей >
    • 2104 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Один из самых деликатных фильмов (что особенно странно звучит в отношении Ульриха Зайдля), которые я в последнее время видела.

    Детский лагерь для похудения. Кажется, большинство пребывающих в в нём детей были просто сбагрены своими любящими родителями с глаз долой под эгидой заботы об их здоровье. Очень быстро напрашивается вывод, что причиной их проблем с весом стали как раз семейные неурядицы, нехватка любви и внимания. У этих детей часто даже при готовности поделится своими проблемами не находится рядом никого, кроме сверстников. Что могут делать тринадцатилетние дети в лечебно-принудительном санатории, где из развлечений у них тренировки и дисциплинарные наказания? Да то же, что и все дети — веселиться и делать запретные вещи.

    На фоне этого веселья и не очень, которое, конечно, приведёт к некоторым неприятностям, разыгрывается личная история взросления Мелани. Словно забытая своей матерью на время пребывания в лагере и отцом, который, разведясь, так же не интересуется дочерью, Мелани очень не хватает человека рядом — того, которого нам всем, порой, не хватает, кого можно обнять в трудную минуту, кто бы любил нас какие мы есть, не пытаясь переделать под кем-то выдуманные стандарты. Таким человеком для Мелани становится местный доктор лет под 50, неосторожного флирта которого хватает, чтобы девочка почувствовала, что влюбилась.

    Что девочке очень не хватает тепла, что это не просто подростковые гормоны, видно из диалогов между Мелани и её подругой, уже покинувшей нежный возраст невинности. Для Мелани важнее не «красивое тело», а «хороший характер», она с лаской говорит о глазах доктора и о том, что хотела бы обнять его, но не решается. От неё веет нежностью и чистотой — при всех глупостях этого возраста, стремящегося во «взрослую» жизнь.

    Доктор же, со своей стороны и провоцирующий, и изо всех сил сдерживающий себя, в итоге первым разбивает Мелани сердце, отказываясь от неё, запрещая ей даже смотреть на него и не объясняя причин, очевидность которых она ещё не способна понять. Отчасти само поведение Мелани, в котором нет ни капли похоти, обезоруживает доктора, всякий раз напоминая, что его желание не взаимно. Каждый раз, когда он готов наброситься на неё, он наталкивается на её наивные объятия, на жажду человеческого, а не телесного, на близость совсем иного рода.

    И надежда на эту искреннюю, настоящую близость, которую сейчас она потеряла, у Мелани ещё есть — вопреки, а в чём-то благодаря её сегодняшним разочарованиям. Это чувствуется даже после «оборванного» окончания, когда режиссёр намеренно не даёт нам вздохнуть с облегчением, потому что в жизни ты так и остаёшься один на один с проблемой, некоторые из которых несёшь с собой всю жизнь.

    19 мая 2016 | 01:02

    Чтобы вникнуть в сюжет нового фильма Ульриха Зайдля необязательно иметь за плечами даже багаж в виде предыдущих частей трилогии, так как связь между ними довольно опосредованна, что сильно облегчает задачу привлечения нового зрителя. Если не сказать, что мать Мелани является героиней первой картины триптиха, то этого можно и вовсе не узнать. Ну, а есть ли большой смысл во владении подноготной персонажа, мелькающего лишь в первые минуты сеанса?

    Мелани — 13-летний подросток, отправленный в лагерь для похудения, хотя свою основную функцию тот выполняет очень так себе: физические упражнения и диета не особенно помогают, особенно если принять к сведению тот факт, что ночью можно безнаказанно осуществлять операции по экспроприации сладостей из холодильника. Вообще это место оставляет весьма странное впечатление — одежда и стены раскрашены в больничные цвета, здесь необычайно тихо, работают подозрительные инструкторы и доктора, а местная обстановка и вовсе напоминает некую антиутопию…

    Несмотря на то что у многих актёров дебют состоялся вместе с выходом ленты в свет, значительных претензий не возникает. Девушки раннего пубертантного периода обычно не ведут себя так, как показано в данном произведении: сам тон диалогов и их суть, вываливающая информацию о множественных сексуальных связях в этом возрасте, вызывают неподдельный шок, хотя поведение непосредственных участников подобных милых бесед остаётся на удивление спокойным, так что не сохраняется никаких сомнений в серьёзности предмета разговора.

    Применимо ли слово «надежда» к месту, где доктор может заинтересоваться нимфеткой, а подростки не стесняются позировать друг перед другом в стиле «ню» по ходу игры? Наверно, настолько же применимо, насколько «любовь» и «вера» характеризовали предыдущие райские работы режиссера.

    7 из 10

    27 октября 2013 | 23:58

    Безусловно, «Надежда» — самый светлый и приятный для просмотра фильм трилогии. И то, что Зайдль отдает ему заключительное место, дает основание надеяться, что «Рай» — это не смертный приговор европейскому обществу, а жесткая критика. И критика эта признает возможность если не полного выздоровления, то хотя бы «купирования» каких-либо признаков нравственного упадка.

    Поэтому лично мне, погрузившись в этот по-своему нежный и забавный фильм, очень хочется считать безымянного доктора не нерешительным педофилом, а человеком, во внутренней борьбе которого одерживают победу неумершие этические принципы.

    Этот фильм дает надежду не только главной героине Мелани — стать стройной, красивой, встретить того самого человека (это скорее важная жизненная цель, возможность и необходимость достижения которой сложно оценить). Фильм дает надежду каждому зрителю сделать правильный и благородный выбор, не стать пустым и гнилым существом.

    Досматривая заключительную картину трилогии Зайдля я задумалась, почему в центре повествования-история трех женщин? Связать ли это с исторически сложившимся женским архетипом хранительницы не только домашнего очага, но и традиций, моральных ценностей? Или вспомнить о том, что именно прародительница Ева сыграла ключевую роль в изгнании человека из рая? Наверняка у каждого зрителя трилогии (да хотя бы отдельно этого фильма) появятся свои вопросы — философские, этические… Именно ради них я бы рекомендовала смотреть «Рай».

    13 января 2015 | 12:58

    Я не смотрела предыдущие фильмы, что, возможно, повлияло на оценку, но мне категорически не хочется смотреть то, что было ДО. Сразу скажу, что мотивация к просмотру была скорее «любопытствующая»: а) мне хотелось узнать, каково это смотреть фильм на неизвестном языке с субтитрами (фильмы на английском я понимаю без субтитров), б) мне интересны фильмы с психологической проблематикой, в) я полюбила кинотеатр «Пионер» и хотела вернуться. Безусловно, я также делала огромную скидку на отсутствие эстетики. Но, увы, ничто не помогло фильму выйти за грани посредственности. У меня с детства есть особенность: когда мне действительно скучно и неинтересно, я засыпаю. Защитная реакция организма в виде сна еще никогда не подводила.

    На самом деле о фильме практически нечего сказать. Однообразная серая картинка, вымученные лица актеров (актеров ли?), избитый сюжет. Создатели фильма пытались эпатировать публику, добавив разговоры двух толстушек о сексе? Видимо, они забыли, что мы живем не в Средневековье и подобным никого не удивить. Больше половины фильма я стойко держалась, пытаясь разглядеть на экране хоть что-нибудь. С таким же успехом я могла бы смотреть в окно, надеясь, что вдруг появится жираф на московской улице. Толстушки ели сладости, ходили кругами, а физкультурник словно пришел из советских фильмов. На отсутствие эстетики в кадре я не обращала внимания, так как от европейского кино никогда не ожидаешь красоты. Но наивно я ждала глубины, которой обычно компенсируется внешнее уродство. Просмотр фильма должен побуждать к размышлению и рефлексии, вскрывать и поднимать некую проблему. Фильм «Рай:Надежда» превратился лишь в надежду дождаться чего-то большего, нежели избитый сюжет взаимодействия подростка со стариком.

    Возможно, ближе к концу фильма зрители и получили плевок глубины от создателей, но я к тому времени успела уже несколько раз подремать. Знаете, абсолютно неважно и неинтересно, кто что делает и каким образом. Интереснее узнать, почему! Возможно, в первых фильмах показана история семьи девочки и все те «удары судьбы», которые привели ее к ожирению и подобному состоянию, но вряд ли там идет речь о докторе. Конечно, я могу все додумать сама и привести множество вариантов причин, но зачем тогда нужен фильм?

    В заключение можно лишь отметить, что фильм даже не «проходной», а абсолютно пустой и шаблонный. Арт-хаус — это нечто большее, чем обшарпанные стены, толстые тела и отсутствие эстетики. Когда умирает смысл и рефлексия, погибает и творчество в целом.

    2 из 10

    16 августа 2013 | 00:46

    От Зайдля мы привыкли получать пощечины. И наши щёки розовели. Знаете, бывает разное кино. Руис уводил нас на самые прекрасные круги ада, коих не счесть — и вот ты с открытым ртом перед экраном, чуть нагнувшись вперёд. Кино Шрётера заставляет тебя замереть на пару часов, что соразмерны вечности, боясь пропустить самую мелкую деталь, ибо даже плавное движение камеры — это произведение искусства, это навсегда. Балабанов, снимая «грузное» кино, попросту вжимал нас в кресло. Мы обхватывали пальцами подлокотники и наши ногти вгрызались в дерево ли ткань. Когда мы вставали, наше место оставалось помеченным глубокой вмятиной. А Зайдль заставляет краснеть, ставит в неудобное положение. Кино австрийца хорошо бы смотреть в одиночестве, чтобы не бояться столкнуться глазами с другим зрителем.

    Фабула заключительной части грандиозного триптиха Ульриха Зайдля выглядела многообещающей и возможно самой яркой из всех. Режиссёр, могущий повергнуть зрителя в тотальный шок лишь посредством обычных и среднестатистических австрийских и порой украинских тел, имел теперь под рукой целую ораву, в нашем случае, отряд, растекшихся, в скором времени целлюлитных и жаждущих шоколадных батончиков, секса и развлечений, детей.

    Но не тут-то было. Как и вожатые в лагере держат своих подопечных на коротком поводке, так и режиссёр на этот раз держит сюжет в строгих, пристойных и весьма корректных рамках.

    Пока мать лежит под очередным кениецем в поисках любви, тётка наставляет на истинный путь очередного атеистически настроенного австрийца, Мелани взрослеет. В роли поводыря в мир жестоких откровений и сладострастных наслаждений взрослой жизни выступает соседка по комнате, обаятельная и порочная девочка под сотню килограмм в обтягивающих легинсах. Ночные посиделки в комнате, пиво и сигареты, игра в бутылочку с друзьями, побег с территории лагеря, пьяные танцы в убогом подобии ночного клуба, все эти нам поперёк известные атрибуты детских лагерей, — всё это периферия, по-настоящему же Мелани взрослеет лишь вступив на поприще любви. Исход сей любви предопределён, в результате будет лишь тоска и разочарование.

    С олигофреническими улыбками наслаждаясь взаимным переглядом, герои ведут настоящую войну в своих головах, фантазия что штык. Молодая девочка, каждый шаг в сторону в сексуальных отношениях без сомнений возводящая в ранг «непристойности», находит своего аполлона в лице местного врачевателя 50-ти лет.

    Воздушные замки, розовый цвет и танцы самых прекрасных бабочек внизу живота несут Мелани вперед, но лететь ей долго не суждено. Объект её мечтаний не находит в себе сил полностью отдаться бушующей агонии педофилических страстей, лишь раз решившись примерить на себя образ зюскиндовского Гренуя. На том и всё.

    Звонок матери, что так его ждала в начале трилогии, слёзы, разбитое сердце и жизнь впереди. Взрослая жизнь, которую Зайдль на протяжении долгих лет прилежно и ярко нам вырисовывал, с образами, которых нам не забыть уже никогда. А Мелани, всё ещё невинная, как и сам фильм, пока что в лагере. И ей есть на что надеяться. И может быть будет кого любить и кому верить. Австриец не ставит крест на детях тех, кого он столь неустанно линчевал в своих фильмах. Надежда умирает последней.

    Но вот наши щёки после сеанса всё столь же бледны.

    4 октября 2013 | 15:37

    На единственном, вечернем, сеансе выходного дня я и ещё 10 человек, купивших билеты, не то что без эмоций, но почти что в гробовой тишине переваривали последний фильм скандальной трилогии австрийского режиссера Ульриха Зайдля…

    В то время как мама Тереза искала в Кении свободной любви в объятиях молодых темнокожих жиголо («Рай: любовь»), а тётя Анна-Мария наставляла на путь истинный заблудшие души венских горожан («Рай: вера»), их 13-летняя дочка и племянница Мелани отправилась в летний лагерь сгонять жир. В этом загородном заведении для австрийских подростков, чем-то напоминающем наш советский ЛТП (лечебно-трудовой профилакторий), несколько тренеров, вооруженных установкой «Лечить, нельзя помиловать» пытаются с помощью нехитрых физкультурных упражнений избавить от лишнего веса перекормленных тинейджеров, любителей пива и чипсов. Если бы их соотечественник по фамилии Гитлер был жив, то при виде такого подрастающего поколения он бы наверняка завопил: «Мутер, роди меня обратно» или сразу застрелился.

    В профилактории Мелани узнаёт, что соседка по койке уже не девственница, и это известие наполняет хоть каким-то смыслом её теперешнее существование. Объект желания не заставляет себя долго ждать, им естественным образом становится местный врач, единственный мужчина, легитимным путём получивший доступ к телу каждого подростка. Положив на доктора глаз, Мелани начинает обивать порог медицинского кабинета, жалуясь на несуществующие боли в животе. Врач, безвольно подхвативший предложенную ему игру, до какого-то момента пытается следовать правилам, обусловленным мерой воспитания, но каждый раз с всё большим трудом сдерживается перед напором пубертатной пациентки и её гормональными выбросами.

    Несмотря на сложившуюся традицию ни в чём не жалеть героев, причём до такой степени, что зрителям порой становится неловко за исполнителей, Зайдль на этот раз ведёт себя заметно скромнее, поскольку понимает, что играет с огнём. В роли огня тут выступает педофилия — самая злободневная тема современного кино, требующая уважительного отношения и аккуратного обращения. И режиссёр, не смотря на все откровения двух предыдущих частей трилогии, обходится с ней дипломатично и деликатно, прикрывая щекотливую проблематику уже изрядно застиранным камуфляжем самого популярного набоковского романа. Представляя дюжину подростков из той группы, в которую попадает Мелани, он обращает внимание на тот факт, что все они из неполных семей. Неполная семья рифмуется с полной фигурой. Поэтому возникает сильный соблазн трактовать подростковую зависимость от еды — как прямую реакцию на дефицит родительской любви, делённой в каждом данном случае, как минимум, на два.

    Похоже, что и Мелани, увлекаемая неведомой силой, преследует доктора не столько из-за нужды в мужских ласках, сколько из-за недополученных отцовских чувств. Давая шанс зрителю так думать, Зайдль выписывает себе индульгенцию за всё содеянное. Исполнив свою заветную мечту и осилив в 2012-м то, что мало кому из больших мастеров удавалось сделать (Кесьлевский — единственный, кто сразу приходит на ум) — снять целую трилогию, объединенную не только общими героями, но и темой, Зайдль невольно стал самым главным общественным раздражителем в год конца света. Порнография и педофилия — лишь побочные явления тех зависимостей, которыми охвачен современный человек, год от года всё более фрустрированный невозможностью достигать желаемого.

    Австрийский постановщик не особо озабочен анализом психологических проблем, способствовавших появлению столь злободневной ныне проблемы, как лишний вес. Острый глаз бывшего документалиста фиксирует внимание не на причине, а на следствии и при этом по обыкновению не оставляет зрителю шансов для эмоциональной разрядки. Перед нами типовая зайдлевская «фиксация на грани асфиксии». В том смысле, что кому-то во время просмотра его картин не хватает воздуха, а кому-то просто хочется задушить режиссёра-радикала или задушиться самому. И если на фильмах Вендерса у некоторых моих знакомым лет 20 назад появлялось навязчивое желание просто встать и ходить по залу, то с Зайдлем, как видите, всё обстоит еще более сурово. Ну, а что вы хотите? Авторское кино, и немецкоязычный кинематограф в частности, не стоит на месте. Это вам не стагнировавший в безыдейности Голливуд.

    Три истории Зайдля о поиске счастья, за которым скрывается поиск смысла, поднимают три ключевые проблемы нашего времени. Души — маме Терезе кажется, что она ищет чистой и бескорыстной любви; ума — тётя Анна-Мария хочет промыть святой водой веры засаленные мозги своих соплеменников; и тела — Мелани мечтает не столько о совершенной фигуре, сколько о тепле прикосновений близкого человека. При этом телесность у Зайдля смотрится как чистая провокация на фоне современных унифицированных рекламных моделей, с каждым годом всё более «утонченных». По этой причине он мог бы стать сильным раздражителем для многочисленных адептов массовой культуры, но не стал, так как адепты эти совсем не расположены смотреть его работы. Ибо фильмы Зайдля для них некомфортны, а, значит, противоречат самой сути потребительской идеи.

    Меж тем лично мне представляется, что в лице Зайдля мы имеем дело с ключевой фигурой современной режиссуры, по крайней мере, по итогам прошедшего года. И с художником, который посредством творчества приспособился преодолевать собственные фрустрации.

    11 сентября 2013 | 17:09

    Мелани, дочь героини «Любви» и племянница героини «Веры», отправляется в лагерь для толстых подростков, где в течение нескольких недель будет делать вид, что избавляется от лишнего веса. В смене таких, как она, оказывается всего шестнадцать человек, хотя их совокупного тоннажа хватило бы на вдвое большую численность.

    На первичном осмотре подростки предстают перед импозантным доктором, который ловко орудует рулеткой и недрогнувшим голосом озвучивает антропометрические характеристики, способные привести в экстаз героя Евстигнеева из «Добро пожаловать…».

    Подростки, чей уровень самодисциплины прекрасно читается на весах, едят по вечерам запрещённые шоколадки, делятся друг с другом проблемами с родителями, нарушают режим всё более изощрёнными способами и вслух мечтают о любви, подогреваемые рассказами «бывалых» соседей по комнате.

    Выбор объекта любви в лагере проспойлерить сложно, поскольку он ограничивается неаппетитными товарищами по похудению, физкультурником, чей дедушка, похоже, служил в войсках СС, и импозантным доктором. Доктор ездит на стареньком, но, тем не менее, Саабе-кабриолете, стильно одевается (а также охотно раздевается) и носит туфли без носков, демонстрируя все признаки как хорошего вкуса, так и кризиса среднего возраста. К тому же у него обаятельная, хотя и временами натянутая улыбка, и длинные зачёсанные назад волосы цвета соли с перцем, так что титул главного сердцееда лагеря он получает вне конкурса.

    Мелани оказывается достойным ребёнком своей матери и бросается в омут любви с головой. Доктору льстит её искреннее и горячее чувство, но он понимает, что в случае проявления взаимности с его стороны, ему дадут больше, чем она весит. Так что он ведёт себя по-рыцарски, хотя отношения персонажей периодически балансируют на тонкой грани, отделяющей невинность от полного мизулинга.

    И наличие этой грани является главной особенностью, достоинством и оправданием названия фильма. Зайдль остаётся предельным реалистом и не обманывает зрителя несбыточными обещаниями, однако, опуская финальный занавес, оставляет узкую щёлочку, через которую пробивается свет надежды и вера в возможность любви.

    В отличие от «Любви» и «Веры», «Надежда» совершенно свободна от хардкора, её вполне могут смотреть дети той же возрастной категории, к которой относятся и герои. При этом отдельные кадры и весь сюжет выстроены всё так же безупречно, а игра актёров естественна и достоверна до документальности.

    «Надежда» — достойное и очень логичное завершение трилогии «Рай», а сама она, если и не обязательное к просмотру произведение, то весьма рекомендуемое.

    8 из 10

    26 августа 2013 | 16:35

    Заключительная часть трилогии «Рай» Ульриха Зайдля, пожалуй, самое доступное и наименее радикальное кино во всей его фильмографии. Пока мамка трахается с чёрномазыми ребятками в Кении («Рай: Любовь»), а тётка хлещет себя плёткой во имя Иисуса («Рай: Вера»), тринадцатилетняя Мелани отправляется в лагерь для детей, страдающих ожирением. Зная мизантропа Зайдля, можно подумать, что это лето для Мелани будет, как минимум, запоминающимся.

    Вместо Содома и Гоморры режиссёр решается (другого слова и не подберёшь) на достаточно мягкую и умеренную историю о…первой любви! Это так странно, что сразу толком и не поймёшь — хорошо это или плохо. От Зайдля всегда ждёшь подвоха. Ну, вы же знаете, как австриец любит смаковать разные гадости? Я до сих пор иногда просыпаюсь с криком и долго не могу успокоиться, когда мне снится стриптиз из «Собачьей жары». Натурализм «Import/Export» тоже местами внушает. Чего уж там, и в предыдущих частях трилогии хватало сцен специфического содержания. Здесь всё не так. Жирухи просто нарезают круги в спортзале, смотрят кино о правильном питании и болтают вечерами о поцелуях и совсем чуть-чуть о сексе. В этих вопросах Мелани наставляет чуть более опытная (и чуть более жирная) подруга. Однако девочка почему-то не смотрит в сторону разожравшихся подростков, её выбор падает на подтянутого симпатичного доктора. На вид ему лет 50, но выглядит он прекрасно. Ну, и вы сами всё прекрасно понимаете: какую конкуренцию такому мужику могут составить миленькие четырнадцатилетние толстячки? Мелани ежедневно находит повод, чтобы посетить доктора. Тот позволяет себе излишние вольности. То придуривается, в порыве смеха опуская голову девочке на плечо, то в шутку снимает рубашку, чтобы она его «послушала». Иными словами, ведёт себя весьма непосредственно. Как опытный педофил. Конечно же, Мелани влюбляется в него по уши. Это нормально в её возрасте. Она настойчиво пытается его склеить, становится навязчивой, но тут происходит самое забавное… А чего вы вообще ждёте от фильма Зайдля? Наверное, каких-то извращений, групповых изнасилований и публичных унижений. И такими сюжетами полна жизнь простых людей, мы это прекрасно знаем, но здесь, что для режиссёра не очень характерно, акценты были расставлены совершенно иначе.

    Должно быть, над каждым взрослым мужчиной при замаячившей вероятности доступности подросткового тельца довлеет ужас УК и печальный опыт Гумберта-Гумберта. Австриец, строго говоря, начинал как документалист, в его кино больше прозы жизни, чем какой-то литературщины. К чему в итоге в реальном мире чаще всего приводит первая любовь девочки к взрослому мужчине? Да ни к чему не приводят. Герой Йозефа Лоренца не готов к каким-то решительным шагам. Бросать романтичные взгляды — это он умеет. А как появляется шанс, так держит своего дружка при себе. Молодец. Это достаточно рационально. Действительно, что будет, если вся эта история потом как-то всплывёт? Стоит ли оно того? О безумной страсти, красивой и несчастной любви вопреки всем запретам читайте в книжках, а в жизни находится место и нерешительности, и страху, а неудавшаяся первая любовь не всегда оборачивается трагедией. Блестящее низвержение штампов.

    Разумеется, без некоторых странностей не обошлось. Да и вообще, несмотря на некое смягчение стиля, режиссёр остаётся собой. Здесь всё так же много статики в операторской работе и симметрии в композиции кадра. Впрочем, лес в тумане был весьма поэтичен. Это даже удивительно. Кажется, что Зайдль растёт, становится чуть хитрее, ведь мы вполне можем проследить в тяге девочки из неполной семьи к взрослому мужчине фрейдистские мотивы. Умение вот так играть со зрителем, оставляя у него двойственные впечатления — это признак высокого мастерства. Сведение фактически до нуля прямого изображения ужасов сближает здесь Зайдля с поздними работами более именитого земляка — Михаэля Ханеке. Ханеке — это мастер «драматического саспенса», к примеру, в своём лучшем фильме, в «Белой ленте», он не опускается до демонстрации откровенных кошмаров, там всё держится лишь на пугающих предположениях. Сейчас ясно, что у Зайдля есть все шансы стать фестивальным любимчиком. Интересно, каков будет его следующий фильм? Найдётся ли в нём место радикализму и провокационности «Веры» или же австриец предпочтёт тонкий и мягкий стиль «Надежды»? В любом случае, сегодня австриец находится в авангарде современного европейского кино. Это свершившийся факт.

    15 декабря 2013 | 01:32

    Первая мизансцена: девочка-тинейджер сидит на диване углубившись в переписку по сотовому телефону, за её спиной на стене висит романтическая живопись которая очень похожа на одни из ландшафтов Каспар Давида Фридриха — некий символ романтики среди несовершенства жизни и тела, в среднестатистической квартире принадлежащей разведённой, одинокой женщине и её взрослеющей дочке. — « … не были точными изображениями воздуха, воды, скал и деревьев…. но отражением души и эмоционального наполнения этих объектов»…

    По ходу действия фильма, зритель переносится в интернат и знакомится с его основными действующими лицами: подруги Мелани, доктор, учитель физкультуры и его уже не молодая, но всё такая же спортивная помощница.

    Проблемы с избыточном весом, тяга к откровенным разговорам, фантазии на тему секса не единственное что объединяет подростков… их семейные судьбы ознаменовались ранним уходом отца из семьи и в то же время одна из героинь имеет возможность поддерживать контакт со своим разведённым отцом, который выступает для девочки в роли психологического защитника от «деспотичной матери», то у Мелани возможность такого контакта отсутствует в принципе, есть лишь связь с единственным родителем нарушенная всепоглощающим расстоянием.

    Доктор: одинокий, хорошо обеспеченный, бездетный мужчина чьё имя мы так и не узнаем, (очень знаково с точки зрения интерпретации самого характера), наделённый мягким — нерешительным характером. Одна из первых сцен появления этого характера отображает его некоторую отрешённость и внутреннее беспокойство, возможно некоторое подвешенное состояние после пережитой утраты близких*.

    Дети ходят строем — шеренгой — под предводительством следящего за своим телом и помешанном на твёрдой дисциплине и командном духе тренере с татуировкой бабочки. И в друг из этого строя вырывается одна душа, вырывается не в поиске той любви о который думает взрослый человек, а той первой — платонической, перемешиваясь при этом с тягой к идеалам внешности, отцовской добротой и заботой доктора на половину с играющими гормонами. Это интенсивное чувство очень ново и навязчиво, героиня надеется на такое же по силе чувство в ответ и… получает — первое чувство утерянной любви.

    10 из 10

    огромный респект актёрам играющим доктора/Мелани и режиссёру.

    P.S: отлично переданы тонкие психологические образы, атмосфера интерната и его интерьер. Тонко передан мир тинейджеров и их поведение, спасибо за огромное количество цитат и всё остальное.

    1 июня 2013 | 03:40

    Многие с удивлением спросят: «о чём этот фильм?». И действительно, с первого взгляда смысл неочевиден, поэтому я выскажу своё видение трилогии. Именно трилогии, потому что в отдельности одну часть рассматривать бессмысленно. Напомню, что Ульрих Зайдль ранее был документалистом, отсюда его манера съёмки: в основном статичная камера, которая выцеливает «случайные» сцены из обыденной жизни. Слово «случайные» можно даже дважды взять в кавычки — очень уж точно и беспристрастно камера следит за важнейшими событиями, которые для неискушённого зрителя выглядят обыденно. Вообще, характеризуя манеру режиссуры Зайдля, я бы сказал так: безжалостное обнажение социальной деградации в эпоху материализма. И краеугольным камнем его художественной режиссуры я бы назвал фильм «Собачья жара». Для понимания трилогии лучше вначале посмотреть этот фильм.

    В самой трилогии я бы выделил часть «Вера», именно ей я поставил 10 баллов. Нельзя не заметить, что название трилогии соотносится с библейской «троицей»: вера, надежда, любовь. И я, как человек верующий, вижу здесь определённый смысл. Общий смысл прежде всего в поиске человеком этих составляющих, этих смысловых мотиваторов нашей тусклой жизни. И заслуга Зайдля в том, что он поставил камеру в нужном месте и в нужное время и выдал нам беспристрастное видение. Вы скажете: «ну а где же эти „вера, надежда, любовь“?». Давайте разберём по частям.

    1-я часть «Любовь». Мать Мелани едет в Кению на отдых. Неожиданно для себя открывает, что местный кенийский парень, который «случайно» оказался в её постели, — весьма мил и достоин её долгоскрываемой любви. И вот она ищет эту любовь и в себе и в нём …

    2-я часть «Вера». Тётя Мелани носится со статуей Марии от дома к дому, бичует себя в собственной квартире, спит с крестиком-распятием и не спит с мужем-арабом в собственной квартире. Она ищет веру и в себе и в людях, которым проповедует …

    3-я часть «Надежда». Мелани отправляется в лагерь, где вместе с 15-ю подростками будеть худеть, разговаривать о парнях и сексе, пить, курить, влюбляться. Она будет надеятся, что после лагеря её фигура и жизнь изменятся к лучшему, что объект её воздыханий увидит в ней женщину и тонкую душевную организацию …

    Во всех частях женщины находятся в поиске идеального и возвышенного, чистого и светлого, а находят лишь телесное и материальное. Особенно красноречива для меня часть «Вера», ибо я сам практикую религию. Спаситель дал нам свободу от Закона, а люди окружают себя правилами, чтобы снова поработить себя им. Мы вступили в эпоху материализма, подчинились идеологии потребления — научились переводить веру, надежду и любовь в деньги, статуи и позы тела. Свободу совести в правила и постановления.

    Так чего же мы ожидаем «особеного» от Зайдля? Перефразирую Писание: «если Зайдль прав — для чего мы критикуем? А если неправ — покажите как правильно».

    За эту часть

    9 из 10

    за трилогию 10 из 10

    28 ноября 2013 | 13:57

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...
    КиноПоиск в Каннах

    Сиквелы & приквелы

    1 Рай: ВераParadies: Glaube2012
    2 Рай: ЛюбовьParadies: Liebe2012
    3 Рай: НадеждаParadies: Hoffnung2012
    подробнее

    Новости


    Австрийский постановщик Ульрих Зайдль, начинавший свою карьеру как режиссер документального кино, прибыл в Санкт-Петербург, где в субботу, 21 сентября, в полдень выстрелом из пушки с Нарышкинского бастиона Петропавловской крепости открылся 23-й кинофестиваль «Послание к человеку». КиноПоиск выделяет пять главных фильмов смотра. (...)
     
    все новости
    Записи в блогах

    Смотрим на оценки критиков из журнала Screen, делимся впечатлениями от фильмов Ульриха Зайдля, Томаса Арслана, Гийома Никлу и других режиссеров. (...)
     
    все записи »

    Кинокасса США $ Россия
    1.Первый мститель: ПротивостояниеCaptain America: Civil War72 637 142
    2.Книга джунглейThe Jungle Book17 115 708
    3.Финансовый монстрMoney Monster14 788 157
    4.ТемнотаThe Darkness4 950 859
    5.Несносные ледиMother's Day3 287 342
    13.05 — 15.05подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.Angry Birds в киноThe Angry Birds Movie375 241 027
    2.Первый мститель: ПротивостояниеCaptain America: Civil War172 524 967
    3.Экипаж60 036 515
    4.Любовь не по размеруUn homme à la hauteur16 759 506
    5.Голограмма для короляA Hologram for the King13 402 357
    13.05 — 15.05подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители2 646 933518 842
    Деньги675 935 425 руб.181 144 455
    Цена билета255,37 руб.15,36
    13.05 — 15.05подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    45.Огни большого городаCity Lights8.461
    46.Эта замечательная жизньIt's a Wonderful Life8.460
    47.В джазе только девушкиSome Like It Hot8.458
    48.Унесённые призракамиSen to Chihiro no kamikakushi8.457
    49.ТитаникTitanic8.456
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    51.Полный расколбасSausage Party89.97%
    52.Красавица и чудовищеBeauty and the Beast89.93%
    53.Джон Уик 2John Wick: Chapter Two89.90%
    54.Неизведанное: Удача ДрейкаUncharted89.90%
    55.Джек Ричер: Никогда не возвращайсяJack Reacher: Never Go Back89.51%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    В сердце моряIn the Heart of the Sea105
    Ценный грузPrecious Cargo1
    Люди Икс: АпокалипсисX-Men: Apocalypse78
    Полуночный экспрессMidnight Express43
    Первый мститель: ПротивостояниеCaptain America: Civil War136
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    Люди Икс: АпокалипсисX-Men: Apocalypse7.649
    Angry Birds в киноAngry Birds6.557
    Первый мститель: ПротивостояниеCaptain America: Civil War7.790
    Экипаж8.180
    Любовь не по размеруUn homme à la hauteur7.116
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    ВаркрафтWarcraft26.05
    Алиса в ЗазеркальеAlice Through the Looking Glass26.05
    Иллюзия обмана 2Now You See Me 209.06
    Славные парниThe Nice Guys16.06
    День независимости: ВозрождениеIndependence Day: Resurgence23.06
    премьеры