всё о любом фильме:

Класс коррекции

год
страна
слоган-
режиссерИван И. Твердовский
сценарийДмитрий Ланчихин, Мария Бородянская, Иван И. Твердовский
продюсерНаталья Мокрицкая, Ульяна Савельева, Мила Розанова, ...
операторФедор Стручев
композитор-
художникРенат Гонибов, Анна Чистова
жанр драма, ... слова
бюджет
$1 500 000
сборы в России
зрители
Россия  24.7 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время85 мин. / 01:25
После многолетнего домашнего обучения девочка-колясочница Лена Чехова переводится в среднюю общеобразовательную школу, в класс коррекционного обучения, объединивший в себе детей с различными отклонениями. Там она не только встречает свою первую любовь, но и впервые в своей жизни сталкивается с жестокостью окружающего мира.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.10 (447)
ожидание: 93% (1289)
Рейтинг кинокритиков
в России
94%
15 + 1 = 16
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм снят по мотивам одноимённой повести Екатерины Мурашовой.
    • Съёмки проходили с августа по сентябрь 2013 года в Москве, Наро-Фоминске и посёлке Киевский. Съёмочный период занял 25 дней.
    • Главная героиня — Лена Чехова — названа режиссёром картины в честь его первой любви.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 808 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Фильм про инвалидов. Нет, не про людей с ограниченными возможностями, а про душевных инвалидов.

    Жестокое отрезвление после фильма происходит потому что мы такие. Душевные инвалиды. Мы такие. Учителя такие. Система нас делает такими. И мы такими становимся дабы влиться.

    И нет особой разницы, ты учитель, ты ученик, ты уборщица. Ты уже несёшь эту заразу в себе, чтобы инфецировать другого.

    Фильм про уродов и людей. Нет, про уродов и одного человека. Главная героиня. Она попадает в эту среду. Она лучик света в этой тёмном царстве. Маленький лучик.

    И что делают с этим лучиком? С её чувствами? С её чистой и открытой душой ребёнка? То же, что делали с собой другие. Её душу насилуют. Пытаются изуродовать и превратить в себя, в полное своё подобие — сделать из неё ещё одного душевного инвалида.

    Она не должна стать такой. Она сильная. Она встанет на ноги. Она встанет. Она простит их всех. Она же сильная. Она чистая. Она же наша душа. Одна на всех. За всех.

    Пусть она будет.

    Пусть будет такой жестокий фильм о красоте, силе, которая кроется в том слабом и хрупком существе, что все мы прячем — нашей душе.

    27 октября 2014 | 14:59

    Кино артхаусное и понятное нам всем. Это я о фильме «Класс Коррекции». Фильм о девочке-колясочнице пошедшей в школу. Кино жёсткое, я смотрел его с некоей напряжённостью, но с каждым кадром, я испытывал всё большее доверие к происходящему на экране. Эти дети несмотря на некоторые проблемы со здоровьем, стараются жить как все другие; влюбляются, учатся, расстаются и о чём-то мечтают. Здесь мы наблюдаем картину жестокой и сложной жизни в которую этим детям предстоит вступить. Картины отношения родителей и учителей реалистичны и порой суровы.

    Директор школы Виолетта Павловна показана как исчадие ада, которое беспокоится за своё место.

    Эта история начинается с прихода в коррекционный класс новой ученицы Лены Чеховой. Её героиня персонаж который умнее многих взрослых, да и некоторых своих одноклассников. Она пытается бороться против этой чуши учителей которых и педагогами назвать тяжело. Они замучены личными проблемами, прочей глупостью и так далее, а тут инвалиды, кои никому не нужны. Режиссёр показывает, что сама идея коррекционных классов — просто ублюдочна. Поразил эпизод с уборщицей в туалете. И диалог про генетику и кастрировать. Это показывает и ублюдочность общества. Главная героиня борется со своим страхом и…

    Я не буду спорить так всё показано или нет. Я замечу что кино тяжёлое, но в тоже время и социальное. Фильм чем-то и похож и не похож на другие школьные драмы.

    В фильме нет мата, что делает его похожим на сериал «Школа» Гай-Германики. Именно на «Школу». С другими фильмами его роднит концепция того, что взрослые виноваты во многом сами.

    Из-за своей недалёкости и ханжества

    7 марта 2015 | 12:54

    Редко бывает, что после просмотра фильма, я затрудняюсь поставить ему оценку. Это как раз такой случай.

    Есть много фильмов о том, как нелегко пережить переходный возраст и о жестокости подростков. Этот фильм занимает среди них достойное место. Вдобавок, в нем рассматривается такая остросоциальная тема, как отношение общества к инвалидам. И вроде бы все выглядит правдоподобно: пандусов нет, а если есть, то подняться по ним не представляется возможным; сотрудники полиции, которым не удается засунуть в багажник инвалидную коляску, просто оставляют подростков-хулиганов добираться до дома самим.

    Да, дети часто бывают жестоки, известно много случаев в России, да и не только, когда группа подростков издевается над слабым одноклассником, иногда не один месяц, унижая его, заставляя делать ужасные вещи. И, видимо, бывают такие учителя, которые, судя по фильму, как-будто ненавидят детей. Хотя мне трудно об этом судить, в моей школе все строилось на взаимоуважении учителей и учеников, я не могу представить, чтобы кто-то мог себе позволить намеренно облить директора водой. Естественно, бывали исключения, но на любого трудного подростка есть свои методы влияния.

    В общем, все похоже на реальную жизнь, однако, именно то, что призвано подчеркнуть реальность происходящего, и заставляет меня в этом усомниться. Во время просмотра сложилось впечатление, что актерам просто рассказали как будет идти сюжетная линия и попросили самостоятельно придумать свои реплики. Все диалоги выглядят импровизированными, актеры будто на ходу придумывают текст. Именно то, что актеры запинались и подбирали слова вызвало ощущение наигранности.

    Итог, фильм нельзя назвать плохим, но ощущения после просмотра сплошь негативные. Если понравились работы Гай Германики про школу, то Вам сюда, фильм практически полностью копирует ее манеру подачи материала.

    6 из 10

    9 февраля 2015 | 14:58

    Класс коррекции встречает новенькую — Лена Чехова становится единственной в школе ученицей с ограниченными физическими возможностями. С первых слов суровой директрисы становится ясно, что особого отношения здесь либо не заслуживает никто, либо только те, кого выберет сама начальница. Одноклассники, напротив, приветливо встречают умную, начитанную и красивую подругу по несчастью. Лене сразу же открывается доступ в тайное место встречи презираемого многими «нормальными» школьниками сообщества ККО — на железную дорогу. Более того, сразу трое ребят неравнодушно поглядывают на девушку, которая выбирает самого галантного из них — Антона.

    Привычные для большинства подростков вещи — уроки, общение с друзьями, долгие прогулки, первая любовь — для главной героини подобны спортивным достижениям, к которым приходится идти годами. Но главное состязание с жизнью — право получать нормальное образование — ещё впереди. Ведь какое может быть ЕГЭ после ККО, если приходится решать арифметику за третий класс?

    Школа, какой её видит режиссёр, — место тотального пренебрежения всем, что касается образования. Стопроцентно женский коллектив, для которого класс коррекции — что паршивая овца, и уборщица, пропагандирующая в учительской теорию расовой чистоты, — более яркие маркеры кризиса общества, чем распивающие пиво ученики. Ребята, которым, может, просто с дикцией немного не повезло, ставятся создателями картины в двойную оппозицию — как к учителям, так и к другим ученикам.

    Поэтому проблема жестокости в подростковой среде, которую многие фильмы склонны искать в борьбе группы с изгоями, приобретает в «Классе коррекции» особое звучание. Походы на «железку» с целью лечь под проносящийся поезд — явный жест отчаяния, к которому склонны, кстати, не все «коррекционщики». Но именно эти, наиболее отчаявшиеся, со временем начинают видеть себя «нормальными» по сравнению с инвалидом, которая хоть и обладает всеми возможными добродетелями, но передвигается только с чужой помощью. Ну кто такая эта колясочница, чтобы объяснять нам, как учиться, как учить и как любить, не так ли?

    Если кто не понял, здесь уже давно не учат, не учатся и не любят — есть только распределение в хорошие и плохие классы, получение хороших аттестатов и плохих справок, «уроки гигиены» и разговоры про секс. В духе самого настоящего фашизма критерием распределения комиссия образованных и всё прекрасно понимающих людей избирает состояние физического здоровья.

    «Класс коррекции» можно было бы счесть провокацией и манипуляцией, если бы не вопиющая актуальность всего, о чём завёл трудный разговор со зрителем Твердовский. «Класс коррекции» можно было бы счесть чернухой, если бы не чудо победы жизни в истории Лены, подобное главному событию Евангелия.

    9 из 10

    30 октября 2014 | 15:21

    «Класс коррекции» выглядит как рабочий мусор «Класса» и «Все умрут, а я останусь», наспех собранный в одну кучу. Итак, чем же фильм плох?

    Во-первых, коллизия инвалид — общество преувеличена до смешного. У людей с ограниченными возможностями в России проблем столько, что снимай — не хочу. Тем более, судя по съемке и диалогам, фильм претендует на документалистичность (без которой, может, сюжет казался бы менее нелепым, сразу ориентируя зрителя на аллегоричность образов). Разве инвалидов ненавидят? Да их просто не замечают ни общество, ни государство. Почему же, вместо того чтобы показать по-настоящему актуальные и болезненные проблемы, надо выдумать новые? Чтобы пробить зрителя на слезу? Да под конец фильма всякое желание сочувствовать персонажам исчезает, и очередные несчастья вызывают смех.

    Во-вторых, поступки героев совершенно немотивированны. Сначала персонажа раскрывают с одной стороны, но вдруг он делает что-то совершенно противоположное прописанному ранее характеру, чем приводит зрителя в ступор и недоумение. Это в сочетании с излишней гиперболизированностью образов персонажей, делает их нелепыми и искусственными.

    Однако стоит отметить, что в «Классе коррекции» отличная операторская работа, а также достойная игра актеров, без которой фильм не получил бы ни одного положительного отзыва. Иногда было чуть ли не физически больно смотреть, как талантливая актриса играет в несуразной сцене, но играет хорошо и держит роль до конца.

    «Класс коррекции», на мой взгляд, не получился из-за сценаристов, которые не сумели прописать персонажей и развернуть стройную сюжетную линию, и из-за режиссера, который не смог их ошибки откорректировать.

    3 из 10

    25 ноября 2014 | 22:39

    Большой талант — уметь всколыхнуть чувства зрителя. Большой талант — заставить зрителя задуматься после фильма и постараться погрузиться в тот мир, которого ранее совсем не касался.

    Изначально, идея снять фильм о детях-инвалидах и подростках с различными отклонениями кажется пугающей. Трудно представить себе жизнь этих людей, ведь они кажутся такими далекими. В этом же фильме, режиссер показал существование детей с различными отклонениями совсем с другой стороны. Он смог рассказать историю, в которой их жизнь стала простой и понятной, стала похожей на жизнь простых людей. Зритель может наблюдать, как главные герои фильма испытывают те же чувства, те же эмоции, пьют такой же сок, едят такую же еду и так же, как и мы отмечают первый учебный день. При этом, зритель, безусловно видит и большое различие, между «коррекционными» детьми и остальными персонажами картины. Но есть ли оно на самом деле?

    Иван Твердовский каждую минуту показывает, мол, смотрите — это не они, другие, это мы по-другому к ним относимся, мы в своих глазах видим совсем других людей и мы формируем тот ореол, который окружает инвалидов с самого рождения. Это пронзительная по своей сути идея, проходит через весь фильм холодным стержнем, к которому невольно прикасается душа почти в каждой сцене.

    Учителя показаны грубыми и бесчувственными, директор поражает своей жестокостью и злобой, позволяя себе рукоприкладство к главной героине, Лене, а уборщица находясь по своему социальному статусу ниже всех стремиться показать свою важность, полностью позабыв о простой человеческой морали.

    Ближе к середине фильма, появляется и еще один источник жестокости и безжалостности. Одноклассники Лены Чеховой, испытывая жуткий порыв ревности и зависти начинаю глумится и издеваться над девушкой, подвергая ее насилию. Эта животная, природная злость, этот страшный и, сметающий все на своем пути инстинкт выживания, заставляет детей-инвалидов идти на страшные поступки, не щадя бедную девушку, и, не взывая к голосу совести.

    Если говорить, о работе режиссера, то она бесподобна. Очень грамотно проработанные персонажи, а также потрясающие постановки абсолютно всех сцен, говорят о несомненном таланте Твердовского.

    Хочется также отметить работу оператора. Благодаря длинным дублям и «перескакивании» камеры с одного действующего лица на другое, можно, на какое-то время, стать одним из учеников класса коррекции и участвовать во всем происходящем на экране действии. Поразительный эффект присутствия создал начинающий оператор, Федор Стручев, за что ему огромное спасибо.

    И, всё-таки хочется отметить небольшую недоработку Твердовского, как сценариста, а, именно, концовку. В таких картинах создатели любят оставить некие недосказанности, дабы дать пищу для размышлений зрителю и позволить нафантазировать свою концовку. Мне же не понравилась не недосказанность, а скомканная развязка любовных отношений Лены и Антона. Нежная и безоблачная история влюбленных подростков оборвалась так резко и беспричинно, что остается только развести руками, в недоумении, и попробовать самому придумать мотив подобного поведения, объекта симпатии главной героини. Пожалуй, такие вещи стоит разжевывать более тщательно.

    «Класс коррекции» — яркий пример мощнейшего призыва ко всем, кто посмотрит эту кинокартину. Фильм взывает людей одуматься, избавиться от жестокости и обратиться к человечности. Все происходящее вокруг, зависит от нас. Мы — то самое общество, которое формирует отношение к людям с отклонениями и инвалидам. Мы можем изменится и сделать жизнь более честной и справедливой. И, наконец, мы находимся в самом низу социального развития, если позволяем себе инстинктивное и жесткое отношение к окружающим нас людям.

    Сильнейшая, драматическая картина!

    9 февраля 2015 | 11:40

    Пытаюсь найти слова — не получается. Пытаюсь найти смысл-не получается. Пытаюсь найти… Да что тут искать!? На ум приходят только семиэтажные нецензурные конструкции. Как же всё-таки у нас любят снимать фильмы про сволочей, мразей и уродов. Ладно «Горько», ладно «Скорый: Москва-Россия». В жанре современной отечественной «комедии» я уже привык, что всех русских выставляют быдлом, ублюдками и необразованными кусками дерьма, готовых продать родную мать за бутылку водки. Хорошо, я смирился. Видимо такие образы смешат сегодняшнего зрителя. Но останавливаться ещё рано. А давайте обольем грязью людей, которые воспитывают наши будущие поколения. Классно же будет, остро, современно. Давайте сделаем из учителей злобных бесчувственных тварей. А детей сделаем тупыми бесчувственными тварями. А ещё добавим щепотку евгеники, ну так для полноты картины, и будем считаться правдорубами. Режиссерами, которые не бояться говорить вслух о проблемах нашего общества, российского общества.

    Вот такие у нас школы, господа. Боимся инвалидов, притесняем инвалидов, обзываем инвалидов, ну и конечно немножко насилуем. Так, совсем капельку, для полноты картины.

    Я тут придумал сценарий для нового фильма. Тоже «по мотивам реального опыта». Идея проста как апельсин. Берем инвалида, например ветерана «Афгана». Живет он вместе с сыном. Каждый день напивается и избивает своего сынишку. Сын, естественно, с каким-нибудь недугом. Например у него синдром Туретта и плюс — замедленное умственное развитие. Сынок терпит, терпит, а потом крадет у папки ордена, продает их, покупает литр водки своему знакомому — главному хулигану 11-го «Г» класса — и просит его разобраться со своим отцом. Тот берет трех друзей, приходит к главному герою домой, избивает ветерана. Потом все вместе кладут его в ванну, и мочатся на него. Конец. Продаю этот сценарный набросок всего лишь за ящик пива. Я же русский.

    Вернёмся к «Классу коррекции». Я бы понял если бы в фильме как-то пытались объяснить почему герои ведут себя так, а не иначе. Но этого нет. Никакого объяснения. Такое ощущение, что режиссер просто хотел вылить ушат с помоями на зрителей, через данное творение. Ну накипело. Чернуха это же замечательно. А если снял чернуху необоснованную, то можно считать что твою фамилию точно запомнят надолго.

    Короче говоря. Это один из самых худших фильмов отечественного «кинопрома» который я видел.

    1 декабря 2014 | 23:30

    Не так давно я услышала от своей сокурсницы, что инвалиды были сильно возмущены этим фильмом. Теперь же, посмотрев его, вопрос «почему?» отпал сам собой. Ребята из класса коррекции показаны отвратительными, жестокими созданиями, стадом. Возможно, режиссер не ставил задачу выставить их в таком свете, возможно это просто прототипы обычных, полноценных подростков, а не людей именно с физическими недостатками, ведь в фильме совершенно не акцентируются их болезни, упоминается о них лишь в самом начале, при знакомстве ребят с Леной. Я смотрела на них скорее как на «простых школьников», а не как на инвалидов. Зато узколобость и откровенная тупость большинства взрослых — учителей, матери Антона, школьных работников показана вполне конкретно, и никаких «возможно» здесь не остается. В глазах учителей эти дети намного ниже, чем они есть на самом деле.

    В «Классе коррекции» мы наглядно видим больным только одного ребенка — главную героиню, Лену Чехову. Девочка, которая долгое время находилась на домашнем обучении. Но есть еще отличия её от других ребят. Кажется, что Лена одна понимает важность знаний и то, что эти знания давать им не особо то и хотят. Ну как можно решать примеры по типу 5+5 в старшей школе? Для учителей важнее, чтобы по общему коридору инвалиды не ходили, и «чёрты» не оставляли, да и вообще чтобы было все тихо и гладко.

    В фильме очень хорошо раскрыта тема первой любви. Лично у меня отношения ребят вызвали теплые чувства, я по настоящему радовалась за них и сопереживала. И совершенно не поняла поведение Антона в конце истории. Просто не верю. Он всегда шел против всех, просто не поддается никакой логике то, как все кончилось. Если это было сделано для того, чтобы вызвать лишние слезы у зрителя, то совершенно напрасно. Вызывает ситуация только вопрос «почему так?».

    Очень понравился персонаж Лениной мамы, женщины, много в жизни натерпевшейся, но сохранившей доброту и человечность.

    В целом фильм получился неплохим, но не хватает в нем светлых ноток, потому что не так все в жизни печально, и дети такие конечно есть, но не целые классы и школы, и учителя в школах мудрее и добрее. В общем, за исключением некоторых нюансов,

    7 из 10

    13 ноября 2014 | 22:07

    Фильм о человеческой зависти и неспособности принять и пропустить через себя чужое счастье

    Сюжет развивается на фоне инвалидов — учеников класса коррекции. Такое направление задано не случайно, потому что именно в подростковом возрасте и к тому при наличии каких-либо отклонений, т. е. когда человек является наиболее уязвимым, более остро заметны такие качества как зависть и главное не способность принять чужое счастье.

    Ученики настолько лишены эмоциональной емкости существования, что единственным способом заполнить его — лечь под поезд т. е. адреналин становится альтернативой отсутствующей любви, добра, нежности и понимания.

    Класс дружелюбно принимает главную героиню фильма, даже защищает её от нападков «полноценных» сверстников. Но стоит зародиться отношениям с одноклассником, как следует неминуемое отторжение учеников от неё. Их задевает, и даже корежит от того, что она смогла приобрести полноценность, любовь, близость,- это можно назвать как угодно, но это именно тот компонент, которого им не хватает. Они не могут простить ей этого счастья.

    Отношения заканчиваются, точнее сказать прерываются резко, внезапно, по непонятной причине. Но все же, на фоне линолеума с черными полосами, в противовес всеобщей злобе, нежеланию помочь, глупой зависти, акту изнасилования (хоть и не состоявшегося) ей удается найти тот «наш коридор», который так отчаянно в последней сцене бросается мыть её мама.

    9 из 10

    5 ноября 2014 | 01:47

    В одном из первых интервью прессе после успеха «Класса коррекции» двадцатипятилетний режиссер Иван Твердовский заявил, что считает литературную основу фильма, одноименную повесть вдвое его старшей Екатерины Мурашовой, «на редкость бездарной». Так-то вот. «Ваня, да я же тебя крестил! — А я вас об этом совсем не просил!» Собственно, этот жест молодого режиссера как нельзя лучше задает общий настрой и тон восприятия его кинематографического детища. Поневоле предвкусишь сознательных кощунств, плевков в морды наставникам, хранившим юность нашу, кустарных исправлений карт звездного неба. И — не обманешься.

    Впрочем, вожделеющим новую Германику придется охолонуть. Та попирала авторитеты, ни разу на них не опираясь: от любой вторичности она была защищена, по её же собственным словам, «бронёй своего невежества». Твердовский, напротив, наследует всей немалой традиции советского школьного кино, начиная с Райзмана и Фрэза, подробно останавливаясь на «Чучеле» и заканчивая перестроечными авариями/куколками/арлекинами, более того, черпает из этой традиции щедрой поварешкой. Собственно, в своей истории, в авторской её трактовке, в психологических маневрах дальше Перестройки Твердовский и не уходит, к более современным образчикам ("Классу» Ильмара Раага или мексиканскому шедевру «После Лусии») у него отсылает разве что мокьюментарная манера съёмки. К слову, сам режиссер вполне отдавал себе отчет в том, что фильм его серьёзно отдает нафталином: в том же интервью он называет себя манипулятором — радостно так называет, развязно. Так, мол, и надо было, ничего я ниоткуда не тырил, а снимал специально в знакомой целевой аудитории манере, чтобы сподручнее было бить по нервам и чувствам.

    Однако при всей своей наивности Твердовский не мог не понимать, что он первым взял на рассмотрение отечественным кино очень тяжелую, очень спорную, очень резонансную общественно тему. Что тема эта настоятельно требовала серьёзной и вдумчивой работы. Что стать поводом для стёба, приколов, пиара она не могла ни при каком раскладе. Должен он был рассчитывать и на то, что его, наконец, начнут воспринимать всерьёз — более того, именно по его картине будут судить о положении несовершеннолетних инвалидов в России. А потому и акценты он расставлял, вероятно, всё-таки не случайно. Если исходить из этого, то главной заявленной Твердовским проблемой стоит считать недобросовестную имплементацию законов об инклюзивном обучении детей с ограниченными возможностями, тихий саботаж благих государственных решений почвой и судьбой: пандус вроде бы сделали, да так, что коляской на него не въедешь и с посторонней помощью, в обычную школу вроде бы приняли, но класс выделили отдельный, со специальным входом, решетками и контингентом, аттестационную комиссию вроде бы назначили и провели, но в решениях руководствовались не столько интересами ребёнка, сколько удобством обслуживающих его взрослых. Главная героиня Лена Чехова, прикованная к инвалидному креслу прогрессирующей мышечной дистрофией, более всего страдает именно из-за того, что ей не дают по-настоящему интегрироваться в нормальную жизнь. Которую она, кстати, совершенно не идеализирует: Лена упрямо хочет остаться в школе и после того, как товарищи грубо над ней надругались, а любимый низко её предал. Пафос Твердовского — однозначно в том, что и инвалиды должны жить по возможности полной жизнью, дышать по возможности полной грудью. А потому — подсадим их к «нормальным», а там уж им самим выбирать судьбу ужа либо сокола.

    Всё так. Но, полагаю, мало найдется людей, способных остаться равнодушными в сцене группового изнасилования колясочницы на железнодорожных путях. Само собой вопиет что-то в душе, алчет и взыскует. Причём (и это важно!) сценарно случившееся — не вопрос воспитания, а вопрос подростковых рисков, мало связанных с физической (не)полноценностью. Лену насилуют не как инвалида, а как самую красивую девочку класса, заводилы преступления — фрустрированный её отказом гопник и завистливая толстуха-одноклассница. Велик, ох как велик соблазн вывести из этого диагноз обществу, изощренно жестокому по отношению к инвалидам ("Вся Россия — класс коррекции!» — написал в комментариях один из заокеанских эмигрантов — несомненно, испытывая при этом особое, смердяковское сладострастие)! Но по сути — обоснованно ли это? Выпуская инвалида в мир, имеем ли мы при этом в виду, что он, априори менее способный себя защитить, должен будет проходить через все обычные подростковые горнила? Или всё-таки — защитное крыло, тепличный режим и в результате — тот же класс коррекции?

    16 февраля 2015 | 00:16

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>