всё о любом фильме:

Секреты прошлого

Le passé
год
страна
слоган-
режиссерАсгар Фархади
сценарийАсгар Фархади
продюсерАлександр Малле-Гай, Алекса Риверо
операторМахмуд Калари
композиторЕвгений Гальперин, Йули Гальперин
художникКлод Ленуар, Жан-Даниэль Виллермоц
монтажЖюльетт Вельфлин
жанр драма, детектив, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
зрители
Франция  954.5 тыс.,    Германия  42.9 тыс.,    Норвегия  12 тыс., ...
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG-13 детям до 13 лет просмотр не желателен
время130 мин. / 02:10
Номинации (1):
Ахмад и его французская жена четыре года живут врозь. По просьбе Мари герой приезжает в Париж из Тегерана, чтобы уладить формальности, связанные с их разводом. Во время своего короткого визита Ахмад наблюдает постоянные ссоры жены и ее дочери от другого брака по имени Люси. Его попытка уладить их отношения открывает секрет из прошлого…
Рейтинг фильма
IMDb: 7.90 (32 794)
ожидание: 96% (256)
Рейтинг кинокритиков
в мире
93%
127 + 9 = 136
8.2
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 5356 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Казалось бы, многие сходства с прославленным «Разводом Надера и Симин» обещали, что «Прошлое», по меньшей мере, не уступит ему.

    Уже с самого начала режиссер, как и прежде, всей тональностью фильма выражает свою авторскую позицию: развод скорее трагедия, чем честный акт освобождения. Здесь, больше чем в предыдущей ленте, он подчеркивает источник этого трагизма — дети. Как и двумя годами ранее, Асгар Фархади написал этически и психологически сложную и даже радикальную человеческую историю. Как и в «Разводе Надера и Симин» он почти до самого финала оставляет зрителя с набором неизвестных, и, постепенно раскрывая детали событий в прошлом героев ленты, он заставляет зрителя пересматривать свои взгляды на мотивацию и переживания героев.

    Однако, несмотря на всё это, на мой взгляд, Асгар Фархади снижает планку, прежде всего потому, что он так и не смог вырваться их тенет психологической драмы. Запутавшись в них, режиссер так и остался на уровне частной истории, не совершив восхождения на другой, более метафизический, уровень. А финал ленты в контексте всей истории хоть и дает зрителю надежду, но надежда эта оказывается очень сомнительной, если, следуя реализму ленты, заглянуть за её занавес. Более того, «Прошлое» оказалось ещё более европейским кино, чем «Развод Надера и Симин». И этническая принадлежность главных героев ленты выглядит скорее как формальная дань иранского режиссера своей культуре.

    Тем не менее, даже если считать, что для Асгар Фархад «Прошлое» это шаг назад, его режиссерский уровень настолько высок, что «Прошлое» не стало заурядной семейной драмой. Полагаю, именно поэтому, жюри в Канне не обошло картину стороной, пусть не в главной номинации.

    24 ноября 2013 | 20:25

    «Восток есть Восток, Запад есть Запад, и вместе им не сойтись» — пожалуй, именно этой лаконичной и художественно оформленной идиомой, высказанной больше 100 лет назад, Редьярд Киплинг вынес приговор всем тем, кто говорил о возможности нахождения диалога между этими двумя противоположностями. Тем не менее, немало художников, как истинных, так и мнимых, пытались оспорить этот тезис, всячески показывая свое видение совместного синтеза западного практицизма и восточной мудрости во многих сферах искусства; кинематограф также не избежал этого, периодически становясь полигоном для подобных экспериментов.

    Иранский режиссер Асгар Фархади, снявший получившие широкую известность ленты «История Элли» и «Развод Надира и Симин», чей триумф опять заставил говорить об иранском кино как о настоящем явлении, чуть забытом после успешных работ Мохсена Махмальбафа и Аббаса Киаростами, в своей новой работе решил не отходить далеко от успешной тематики, но попытаться снять ее в синтезе традиций иранского кино и художественной специфики европейского арт-хауса.

    Главный герой ленты Ахмад, гражданин Ирана, проживший несколько лет во Франции, покидает родину и преодолевает не одну тысячу километров ради одного формального момента — подписания соглашения о разводе со своей женой-француженкой Мари. При том, что бывшие супруги принадлежат к совершенно разным культурам, четко прослеживается одна черта, в какой-то момент их объединившая — постоянное смятение, поиск чего-то нового для получения элементарного удовлетворения от ощущения жизни, которое постоянно рядом, но, подобно бабочке, исчезает в самый последний момент. Ахмад, достаточно корректный и тонко чувствующий человек, чья эмоциональная сфера знала не один внутренний слом, бесконечно благодарен Мари за ту любовь, которой она его наградила в момент одного из таких кризисов. Однако, счастье оказалось мимолетным, и Ахмад, пытаясь бороться с вновь наступающим кризисом, предпочитает просто убежать. Его поездка — это попытка отблагодарить свою бывшую жену, пусть даже и таким образом, подписав формальные бумаги о предоставлении «юридической свободы».

    Мари, для которой Ахмад был третьим мужем, сама живет на грани внутреннего слома, для которой лишь новый роман — это способ спастись, сберечь свою личность от окончательного разрушения. Для нее Ахмад остался где-то там, в далеком прошлом, а чтобы не сломаться вновь, она влюбляется в Самира, арабского иммигранта, владеющего прачечной и воспитывающего маленького сына. Ахмаду кажется странным то огромное отчуждение, которое образовалось между Мари и ее старшей дочерью Люси, этот нерушимый барьер взаимонепонимания, разъединивший родных друг другу людей. Однако, Самир, поначалу угловатый и молчаливый, начинает раскрываться с иной стороны, открывая Ахмаду связь со своим прошлым — до сих пор находящейся в коме первой женой, чья попытка самоубийства окутана ореолом весьма странных обстоятельств.

    Что сразу бросается в глаза, это нескончаемые попытки вплести в канву сюжета о семейных отношениях, снятых в добрых традициях иранского кино, элементы европейского кино, которые подчас смотрятся удачно, а порой кажутся слишком искусственными и неестественными. Постоянная отчужденность главных героев, детективный сюжет, постепенно исчезающий из повествования, кажутся созданными под явным влиянием лент Антониони; элемент случайной ошибки и последующего раскаяния почти напрямую цитирует «Искупление» Джо Райта, а уж социальная атмосфера безысходности воскрешает в памяти ссылки на последние работы Одияра, вроде «Ржавчины и кости». Конечно, главным просчетом является заявленная концовка: удивительно поэтичная и превосходно снятая, она дает неплохие авансы на дальнейший глубинный анализ, но обрывается в самый неожиданный момент. Кажется, что Фархади, слишком увлекшись темой семейных разборок, слишком поздно решил раскрыть истинную суть ленты, сделав лишь серьезный намек, за которым далее ничего не следует.

    Тем не менее, несмотря на некоторую вторичность и сценарные недостатки, этот фильм точно нельзя отнести к художественным провалам. Триумф ленты на Каннском фестивале вполне заслужен и авансом дает возможность режиссеру учесть все предыдущие ошибки, дабы в следующем фильме их не допускать; а если уж говорить о созданных образах главных героев, трио Бежо-Рахим-Мосаффа играет почти на пределе возможностей, заставляя зрителя вновь и вновь восхищаться этой прекрасной работой.

    «Восток есть Восток, Запад есть Запад, им не сойдись», но попробовать всегда можно. Эту попытку можно считать получившейся.

    1 декабря 2013 | 18:48

    Имя иранского режиссера Асгара Фархади прогремело на весь мир после церемонии «Оскар», где он унес статуэтку за семейную драму «Развод Надера и Симин». На этом он решил не останавливаться, а продолжить тему запутанных семейных отношений. Но на сей раз свое кино снимал уже во Франции с зарубежными актерами. Первоначально главную женскую роль прочили главной диве французского артхауса Марион Котийяр, которая, увы, не смогла согласовать рабочие графики. Но на той самой церемонии «Оскар» режиссер познакомился со звездой «Артиста» Беренис Бежо и именно к ней в итоге отошла главная роль. Это был настолько удачный выбор, что на месте Бежо сейчас невозможно представить какую-либо другую актрису.

    История получилась максимально простой и реалистичной, не вызывая сомнений в том, что на экране обычные люди проживают свою бурлящую жизнь. Как и в предыдущей работе Фархади, всё начинается с того, что Ахмед прилетает во Францию, дабы подписать документы о разводе с Мари. Пара рассталась несколько лет назад, но в настоящее время главная героиня строит отношения уже с другим мужчиной Самиром и пытается найти общий язык со старшей дочерью, которая совсем не признает авторитет матери. С мольбой в голосе Мари просит Ахмеда поговорить с Люси и выяснить причины странного поведения. Но в этой семье оказывается слишком много секретов прошлого. Если достанешь один, то остальные посыпятся следом, открывая новые подробности из жизни героев.

    Удивительно, что при всей камерности обстановки и немногочисленности персонажей, Фархади намешал столько различных нюансов в один котел, что этот клубок непростых взаимоотношений будет очень долго распутываться. Во-первых, интересна линия Мари с Ахмедом. Вроде чувства давно прошли и дело неумолимо движется к разводу по обоюдному согласию. Но они продолжают выяснять отношения, как полноценные супруги. Во-вторых, немаловажную часть занимает тема взаимоотношений отцов и детей. Вот тут мои симпатии на стороне мужчин в большей степени. Причем и Ахмед, и Самир оказались вполне рассудительными отцами, умеющими наладить контакт с детьми, чего не скажешь об истеричной Мари. В-третьих, интересна линия прошлых отношений Самира. Хочется всё-таки узнать причины, по которым его супруга находится в больнице в состоянии комы.

    Вообще сам фильм слишком перегружен деталями. События развиваются неторопливо, но режиссер упорно продолжает кормить нас семейными дрязгами ложкой за ложкой на протяжении двух часов. В конце концов, это начинает приедаться. Хотя главная мораль басни довольно проста. Если хочешь открыть новую дверь, то закрой сначала старую. Проблема всех героев в том, что они действительно хотят новой жизни, но продолжают тащить за собой свой багаж из прошлого. Мари хочет развода, но не готова отпустить Ахмеда. Сам мужчина ей не нужен, но она держит в сердце свою обиду за то, что он бросил её. Самир пытается устроить заново свою личную жизнь, но за его плечами тоже супруга. Даже маленький Фуад готов полюбить новый дом и другую маму, но не может отказаться от воспоминаний о своей родной матери. Финал тут открытый, поэтому режиссер дает нам возможность самим закрыть или открыть для героев правильные двери. В общем, актерская игра Беренис Бежо, Тахара Рахима и Али Мосаффы меня не разочаровала, но от сюжета я ожидал большего.

    7 из 10

    30 июня 2015 | 02:26

    Хорошее дело браком не назовут, но в разводе приятного ещё меньше. Ахмад прибывает из Ирана во Францию — перевести из состояния де-факто в состояние де-юре свой разрыв с Мари. По дороге ломается чемодан, герои психологически ломают друг друга, и вообще всё в этой европейской жизни сломано и наспех приклеено, чтобы создать видимость семейной близости, которой давно нет. Семья Мари — это кораблик без руля и здание без скреп, возможно, потому она правдами и неправдами везёт Ахмада к себе — чтобы тот разрулил зашедшие в тупик отношения с дочерью Люси и, возможно, придал направление её отношениям с новым будущим мужем Самиром. Всё, конечно, устаканится, но избавления не будет: тайны прошлого тянут за собой груз проблем, решать которые уже слишком поздно.

    Этот фильм просто обречён на сравнение с предыдущей картиной Асгара Фархади, чей «Развод Надера и Симин» Европе запомнился и даже полюбился. В какой-то мере «Прошлое» символизирует успешный «брак» режиссёра с европейским кинематографом, хотя обе картины бессовестно разводят зрителя, не давая прямых ответов на сложные вопросы. Отчасти потому, что ответов на них не существует (семейные дрязги — запутанная паутина слов сказанных и не сказанных — способна задушить любого), отчасти из-за желания многозначительно слукавить на распаханной до горизонта сценарной ниве; ведь ничего так не греет самолюбие автора, как размышляющий над поливариантностью его сюжетов зритель. Однако солнечный, тёплый по цветовой гамме «Развод» куда уютнее: там есть искренняя любовь отца и дочери, сына и престарелого отца, там восточная щедрость эмоций и пряность традиций; да, к тому же, красивым жестом открытый финал, который на самом деле и не нужен, ведь неважно, с кем останется девочка, важно, что ей в любом случае будет плохо — семья не должна делиться на половинки, на то она и семья, чтобы быть цельной. «Секреты прошлого» приводят туда, куда так стремилась Симин — в Европу, серую, пасмурную, холодную Европу, где само понятие семьи потеряло своё исконное значение, а люди — душевную связь между собой; где нет тепла из-за разрозненности мнений (а какое тепло между лебедем, раком и щукой?), где нет и любви, потому что в склоках, обидах, недомолвках и тайнах любовь теряется как исчезающий амурский тигр в дальневосточной тайге. Зато снова есть открытый финал, настолько открытый, что из него дует: неопределённость сворачивается космической восьмёркой, а Фархади как слабак отходит в сторону, потому что распутать тщательно запутанный им клубок уже нельзя — и прошлое висит над головой набухшей грозовой тучей, и будущее не сулит ничего хорошего.

    Что действительно роднит картины — так это упрятанный в сюжете детективный элемент. В «Секретах» это даже не секрет, а неосознанное преступление, реальное, с тяжёлыми последствиями. Но чтобы приблизиться к разгадке, приходится пробираться через долгие пронзительные сцены выяснений обстоятельств, через такой многоугольник отношений, в котором вся психология вслед за геометрией становится неевклидовой. Кино напоминает латиноамериканский сериал не только количеством персонажей, но постоянным дежавю диалогов: один и тот же эпизод рассказывается бесконечно, чтобы на каждом этапе обрести всё новые подробности. Это как игра в «Контакт», когда по намёкам и постепенно раскрывающимся деталям нужно угадать слово и наладить-таки контакт между собой. И лишь к финалу становится ясно, что случилось с первой женой Самира, почему она пыталась покончить с собой, кто виноват и что сделал. Вот тут, к слову, и закавыка: виновны в разной степени все взрослые, хотя разобраться пытается только незаинтересованный Ахмад. Именно ему выпало успокаивать угнетённую чувством вины Люси, именно он достучится до истеричной Мари и заставит показать характер чужого, несимпатичного ему Самира. Ахмад — этакий якорь в этом бурном море, благодаря которому пассажиры тонущей семейной лодки всё-таки увидели берег, научились говорить и слышать, понимать и быть понятыми. Наверно, главный герой является отражением самого Фархади, который видит в европейском варианте семьи неправильность, произрастающую из тотального отсутствия коммуникации и полного нежелания её искать. Корневой проблемой общества становятся эгоцентризм и нечуткость, порождающие недосказанность, которая, в свою очередь, даёт искажённую картину реальности, искажённые отношения, искажённые чувства. Искажённых в кривом зеркале полуправды людей.

    Однако посыл, как водится, географией не ограничен. Своей фильмографией Фархади едва ли не кричит о распаде семейных связей в любом обществе, хоть восточном, хоть европейском, Ведь семья как ячейка этого самого общества является и его основой — без неё мы превратимся в человечество одиноких и несчастных особей, разобщённых, говорящих на непонятном окружающем языке. Вавилон наших дней — тема благодатная, но, к слову, грандиозных открытий кино не делает, ограничиваясь качественным раскрытием психологии персонажей (играют актёры блестяще, даже — и особенно — дети) и манипуляциями с сюжетной канвой. Если следовать той же проторённой дорожке, то однажды режиссёр дойдёт до развода африканки с японцем на фоне деградации института семьи каких-нибудь новозеландцев, однако надо надеяться, что он свернёт куда-нибудь ещё. Потому что Фархади наверняка не хотел создать образ брака как удушающей, затягивающей, беспросветной трясины, в которой задыхаются и гибнут все и вся — а с «Секретами прошлого» что-то такое и вышло. Мораль? Не лги и не скрывай правду. Верь, бойся и проси. Банальные, как всегда, истины.

    21 марта 2015 | 16:20

    Стоит ли говорить о том, что новую работу режиссёра, снявшего лучший фильм 2011 года, я ждал с большим интересом? «Развод Надера и Симин» произвёл в своё время фурор на Берлинском кинофестивале. Сложная и экспрессивная драма с крохотным бюджетом приглянулась не только критикам, но и рядовым посетителям сайта imdb.com. Всё это не могло не закончиться «Оскаром» за лучший фильм на иностранном языке. Гранды иранского кино Мохсен Махмальбаф и Аббас Киаростами отходят на второй план. Восходящая звезда Асгара Фархади — символ того, что киноязык универсален. В Азии снимают не только этническую диковинку, там находится место и для европеизированных сугубо авторских проектов.

    Впрочем, Фархади — это даже не Куросава, рассказывающий о японцах для европейцев. Если в «Разводе…» мы ещё с интересом наблюдали за порядками, установленными в Иране, то «Прошлое» снимали во Франции на французском языке. Пусть там были задействованы арабы, но режиссёр не акцентирует на этом внимание. Его больше интересует поведение людей в сложных ситуациях, их мотивы, их чувства, а не вопрос сосуществования культур. «Прошлое» мне хотелось бы назвать «драмой положений». Если вам знакома прошлая работа Фархади, то вы сразу же поймёте, что под этим подразумевается.

    Ахмад (Али Мосаффа) уже четыре года не живёт с Мари (Беренис Бежо), его женой-француженкой. По её просьбе он приезжает в Париж из Тегерана, чтобы развестись, уладить, так сказать, все формальности. Оказывается, жена живёт не только с Люси (Полин Бурле), проблемной дочерью, к ней успел подселиться другой араб — некто Самир (Тахар Рахим), ещё и не один, а вместе с сыном младшего школьного возраста. Мари открывает Ахмаду свою проблему: с дочерью явно что-то не так, надо бы с ней поговорить, Люси совсем не желает идти на контакт с матерью. Такая просьба звучит особенно забавно, учитывая, что Ахмад ей не отец. Для Мари это третий развод. И уходили мужики от неё, надо думать, не просто так. В одной из первых сцен Мари срывается на Фуада, сына Самира, а Ахмаду приходится вести воспитательные беседы с чужим мальчиком, которого он видит в первый раз. И, знаете, у него это неплохо получается. Ахмад быстро находит со всеми общий язык, он умён, старается сдерживать эмоции и действовать логически, ну, а когда нужно — способен разрядить ситуацию шуткой. И как можно было упустить такого мужика? Конечно же, он пытается разрешить конфликт между матерью и дочерью, хотя к этой семье формально уже никакого отношения не имеет. И тут выясняются крайне любопытные подробности. Оказывается, у Самида есть жена. Вот только она в коме. А почему? Думаете, её сбила машина или что-то в этом роде? Нет, что вы, всё не так просто. Это была попытка самоубийства после продолжительной депрессии. Понимаете, какая скользкая ситуация? Сюжет постепенно раскручивается по спирали. Сначала герои лишь испытывают некоторую неловкость, находясь в атмосфере умеренного напряжения, но затем постепенно раскрываются всё новые и новые обстоятельства конфликта, страсти накаляются, нервы не выдерживают, люди доходят до точки кипения. Погружаясь всё глубже и глубже в семейный шкаф, зритель начинает лучше видеть очертания скелетов, а экспрессивные взрывы героев истории приобретают зловещий смысл.

    «Cut», — говорит друг Ахмада. Действительно, что его здесь держит, кроме желания помочь? Конечно, ему хотелось напоследок «закрыть все вопросы» и он не рассчитывал ввязаться в такую историю. Новая семья Мари фактически начинает разваливаться, а склеивать её должен почему-то Ахмад. Впрочем, для Мари, Люси и Самида с сыном ситуация приобрела весьма драматический оттенок: если они не смогут отбросить прошлое, начав жизнь с нового листа, если они не смогут забыть обо всём, что произошло, то отношениям конец. Жизнь иногда задаёт нам такие задачи, у которых фактически нет правильного решения. Очень сложно расставить приоритеты и сделать разумный выбор, когда кажется, что и так и этак «хуже». Здорово, что о таких важных вещах иранский режиссёр заставляет задуматься зрителя посредством своего творчества. Именно об этом и стоит говорить, именно для этого и стоит браться за камеру.

    Есть какая-то ирония в том, что над самим Фархади довлеет прошлое. Удивительный успех «Развода Надера и Симин» вынуждает режиссёра снимать с оглядкой. Конечно, всем очевидно, что «Le passe» во многом повторяет прошлый его фильм. Это, безусловно, сильный ход — снова снять кино с лейтмотивом развода. Кто-то может сказать, что создать в очередной раз лихо закрученную драму в атмосфере страстей бергмановского масштаба — это глупая попытка войти в одну и ту же реку дважды. Иранцу сложно отбиваться от обвинений во вторичности, ведь в такой критике есть доля истины, но стоит признать, что вне такого контекста «Прошлое» — это весьма крепкая фестивальная социально-психологическая драма. Благодаря таким картинам, понимаешь, что современное кино, пожалуй, не так уж и безнадёжно.

    13 января 2014 | 01:37

    Или после довольно мощного дебюта, или в связи с всеобщим резонансом, возникшем после Каннского фестиваля, помпезно чествовавшего одного из фаворитов, новая работа Асгара Фархади не то, чтобы разочаровывает, а скорее, заставляет по иному поставить вопрос о возвращении интереса к иранскому кинематографу (другой вопрос, был ли он вообще) — как и в прошлый раз, за бытовым сюжетом о семейной неурядице, все метафоры можно пересчитать по пальцам одной руки, но в «Прошлом» автор, будто слегка подустав, еще и выдает обыденность за откровение, пытаясь превратить прямолинейную драму в многозначительный триллер. Без грамотно нагнетенного напряжения, какое было в «Разводе Надера и Симин», но с ложными твистами, прячущимися за спиной у мелодрамы, в центре которой бледно очерчен геометрически безукоризненный любовный треугольник. Бородатый мужик — то бишь, прошлое — приехал разобраться в чувствах дуэта дочки-матери, второй бородатый мужик — в роли расплывчатого будущего — тихо мямлет что-то о своей впавшей в кому жене, а сама еще ничего толком не решившая недо-разведенка, понятное дело, не железная: кажется, еще пара стяжков, и точь-в-точь получится судьба какой-нибудь несчастной семьи из второго дома в пятом подъезде, с поправкой на национальные реалии, в данном случае — на французские.

    Мастерски, с чувством, с толком, с расстановкой, Фархади закручивает гайки, углубляется в причину конфликта, придает объема характерам — в особенности выигрышный достался Беренис Бежо, где абсолютно все овации в ее адрес кажутся заслуженными — и, в общем-то, оступается на самом очевидном. Ведь там, где надо бы натянуть струну, он лепит истерику в ресторане, а в месте, где зритель привык — и должен — получить обухом по голове, промахивается в силу улик, фактически лежащих на поверхности. Можно заметить, что это скорее не триллер без саспенса, а детектив без частного сыщика (есть ведь среди них приятно меланхоличные), но в контексте темы бурлящие страсти закипают как-то сами по себе, без участия зрителя. Но не потому, что все в «Прошлом» плохо, а наоборот: словоохотливые экс-супруги, кажется, времени зря не теряют, и в определенный момент высекают искру, драматургия, с какого угла не посмотри, выверена до основания, проблема поколений изрыта вдоль, и поперек. И вроде бы сочувствуешь и ему, и ей, и вообще всем им, вплоть до нелегальной эмигрантки, подрабатывающей в химчистке, а от чувства, будто фабула изжила себя, так и не избавиться, не отмахнуться.

    Консервативные рамки, в которые втиснулся материл, вопреки первому впечатлению, особо тут тоже не при чем: за последние годы и они стали чуточку шире, и авторы оживляли куда как более анемичные сюжеты. Решающим же фактором в реанимации даже самых болтливых в мире картин, была пресловутая кинетическая энергия. И ты либо заряжаешь ею статичное действие, либо сознательно отказываешься делать шаг вправо, шаг влево: только взад-вперед, по проторенной дорожке, вышагивая с таким ритмом, что и экспозиция в каком-то смысле может показаться лишней, а открытый финал на удивление уместным. Сожмется рука, не сожмется, на самом деле, не так уж и интересно, гораздо приятнее осознать, что даже при таком раскладе каждый член трио свой выбор сделал с самого начала: у зрителя, понятное дело, гора с плеч. То ли от завуалированного бичевания семейных ценностей, а то и от неожиданной двойственности выводов, дающей оптимистам необходимую, как воздух, надежду, а пессимистам — повод позлорадствовать. Ну, притом, что понятное дело, каждый здесь может вывести свою собственную мораль, например — научиться ставить пароль на свою электронную почту, а то дети в наше время столь же любопытные, сколь и продвинутые.

    6 из 10

    10 января 2014 | 19:57

    Асгар Фархади в очередной раз берется за повесть о непростых отношениях, касающихся любовных переживания, и как и всегда, делает свою работу на «отлично». Иранец на сей раз получает номинацию на «Золотую пальмовую ветвь», а также задействует в своем фильме лучших французских актеров десятилетия — Беренис Бежо и Тахара Рахима.

    История, рассказываемая в «Прошлом» касается не переживаний юных сердец, какие описываются в подавляющем большинстве фильмов о любви, а отношений между взрослыми, состоявшимися людьми. В них нет пылкости и страсти, но от этого они не становятся менее сложными и важными. Происходящее на экране сдержанно и эмоционально приглушенно, как и цветовая гамма фильма, состоящая из оттенков коричневого и серого.

    Помимо всего прочего у «Прошлого» очень интересно выполненные титры, которые некоторым образом передают настроение всего фильма, указывая на непостоянность и неопределенность происходящего в жизни героев. Взаимоотношения между бывшими мужем и женой, ее новым возлюбленным и детьми от предыдущих браков по-настоящему сложны и с каждой минутой фильма открываются с новых сторон. И это не простая наигранность, которую очень часто можно увидеть в фильмах, которые пытаются прослыть глубокомысленными, а та настоящая, подлинная, которую пока уверенно способен производить и выводить на экран только европейский сегмент кинематографа. Казалось бы понятная история о сложностях развода вдруг перерастает в настоящий конфликт со множеством сторон, а затем в настоящую драму. И каждый, вовлеченный в происходящее представляется не только условным действующим лицом, но и самостоятельным субъектом, вокруг которого завязано множество собственных сюжетных перипетий.

    Режиссер вводит зрителя в курс дела постепенно. Как в хорошем романе действие развивается постепенно, обрастая все новыми и новыми подробностями. Хотя повествование ведется в довольно ровном, спокойном ключе, от него не веет скукой и натужностью, как это бывает в авторских фильмах, что претендуют на оригинальность, путая ее с претенциозностью. «Прошлое» раскрывает свой замысел не сразу, как и хорошие духи, демонстрирующие ноты своего аромата со временем.

    Асгар Фархади и Массумех Лахиджи проделали хорошую работу по написанию сценария, который является очень сложносочиненной композицией, не в смысле крутых поворотов сюжета, а в плане очень изящных диалогов и уважительного отношения к зрителю, перед которым суть происходящего раскрывается очень последовательно и постепенно. Каждый из действующих лиц «Прошлого» обладает своим характером и своей непростой историей, а это достижение, которым не обладает подавляющее большинство фильмов.

    Фархади в очередной раз показывает, что взаимоотношения между людьми это одна из наиболее сложных и неподдающихся математическому анализу субстанций. И разобраться в том, кто плох, а кто хорош далеко не всегда возможно, и так или иначе прошлое навсегда останется с вами.

    19 декабря 2013 | 21:26

    Новый фильм иранца Асгара Фархади, выходящий в российский прокат только 30 января, уже получил этой весной премию Каннского фестиваля за лучшую женскую роль и прописался в ряде топовых списков, составляемых по итогам года. Так национальный совет кинокритиков США назвал эту работу лучшим иностранным фильмом. Кроме того, картина была выдвинута на иноязычный «Оскар» от Ирана, что весьма почётно, но само по себе странно, поскольку она финансировалась Францией и снята преимущественно на французском языке. Но этот факт, противоречащий, насколько я знаю, оскаровскому регламенту, был почему-то проигнорирован отборочным комитетом. Ну, да ладно. На мой взгляд, у Фархади в этот раз и так было мало шансов повторить недавний успех, сопутствовавший ему с картиной «Развод Надера и Симин», удостоенной этого самого «Оскара» в 2012-м.

    Согласившись поработать во Франции, Фархади (выступающий и как соавтор сценария) снял, по сути, европейское кино. И невольно показал, что не укоренён в европейской культуре, по крайней мере, так же глубоко, как в своей собственной. Похоже на то, что он попытался следовать тут неким своим представлениям о французском и европейском менталитете. И вроде как попытался быть немножко Бергманом: через следующие одна за другой конфликтные ситуации, ссоры и истерики в запутанных семейных отношениях, где никто никого не хочет слышать, он стремится докопаться до причин душевной дисгармонии, психической неуравновешенности и всеобщей отчуждённости. И в общем ему это удаётся. Но беда в том, что по большей части фильм не трогает.

    Причина видится мне в драматургическом сбое. Вначале фильм обманчиво обнадёживает тем, что намеревается раскрыть некую тайну, связывающую Ахмада и Мари, которые встретились вновь после четырехлетней разлуки для того, чтобы развестись. Но постепенно история начинает дрейфовать в сторону отношений Мари с её новым бойфрендом Самиром, после чего вдруг делает ещё один неожиданный реверанс и концентрируется на конфликте Самира с его женой, наложившей на себя руки. В итоге создаётся такое ощущение, что «Прошлое» — это какая-то — не самая удачная — выжимка из сериала, где как раз и можно было уравновесить все сюжетные линии и более внятно их прорисовать. Но желая переплести между собой как можно больше конфликтных ситуаций, режиссёр невольно лишил фильм воздуха, поэтому кино это больше напоминает телеспектакль, где даже уличные сцены кажутся снятыми в павильоне.

    На родине у Фархади всегда снимались самые красивые иранские актрисы. На этот раз он отдал главную женскую роль француженке Беренис Бежо, которая после «Артиста», что называется, «пошла по рукам». Здесь она исполняет роль типичной современной невротички, которая заводится вполоборота, чуть что не так. Удивительно, но именно Бежо вручили в Канне приз, как лучшей актрисе, хотя ничего нового или особенного она тут не показала. Более того: такие изможденные неудавшейся личной жизнью Мари появлялись уже множество раз во множестве других европейских драм.

    «Прошлое» — это кино красноречивого финального жеста. Не хотелось бы обвинять Фархади в заимствовании, но финал его новой работы сильно напомнил мне конец выдающейся картины «Цвет бога» (1999) другого иранца — Маджида Маджиди. Детали я сознательно опущу, но те, кто видел шедевр Маджиди, думаю, со мною согласятся. И если у Маджиди получился сильнейший по выразительности, смыслу и эмоциям художественный образ, то у Фархади — всего лишь красивая точка, не претендующая на обобщения. Да иначе, пожалуй, и быть не могло, ведь нам первый (и единственный) раз показали героиню, поступок которой главным образом обсуждался другими персонажами, да и то лишь в последней трети картины. А постоянно сменяющийся «центр тяжести» фильма так и не позволил проникнуться глубокими чувствами ни к ней, ни к кому другому из персонажей.

    Нельзя сказать, что это кино трудно воспринимается: современный зритель настолько «проработан» всевозможными формальными экспериментами, что готов принять и разобраться и в значительно более изощренных конструкциях. Но, как я уже сказал, из-за драматургической расхлябанности это кино не цепляет именно на эмоциональном уровне, по крайней мере, так, как это смогла сделать предыдущая работа Фархади.

    23 января 2014 | 20:03

    Четыре года назад иранец Ахмад (Мосаффа) и парижанка Мари (Бежо) расстались. Мари встретила другого человека — Самира (Рахим), после чего попросила Ахмада ненадолго вернуться в Париж, чтобы оформить официальный развод. Во время своего визита Ахмад случайно погружается в подробности личной жизни Мари, двух её дочерей, а также Самира и его маленького сына. Пытаясь хладнокровно урегулировать сложные, бытовые вопросы, Ахмад запускает череду событий, которая неминуемо приведёт к появлению пресловутых «скелетов в шкафу» как Мари, так и Самира.

    У меня было три причины смотреть картину «Секреты прошлого». Первая и самая главная — иранский режиссёр Асгар Фархади. Мне очень понравился его предыдущий фильм «Развод Надера и Симин». Это была блестящая, психологически тонкая работа, которая стала лучшим «иностранным» фильмом на Оскаре того года. Хотелось удостовериться, что Фархади — действительно отличный режиссёр, и «Развод» не был его случайным, одиночным успехом. Вторая причина — актриса Беренис Бежо. Не то чтобы я являлся её поклонником, да и видел-то её я только в «Артисте», но там она мне понравилась. Ну и третья причина — успех «Секретов прошлого» у фестивальных критиков и попадание в номинацию на «Золотую Пальмовую ветвь». Каждой из этих причин в отдельности могло и не хватить, но все вместе они «вынудили» меня посмотреть эту ленту.

    Придётся признать, но «Секреты прошлого» мне понравились гораздо меньше предыдущего фильма Фархади. Несмотря на то, что сюжет «Развода Надера и Симин» разворачивался в Иране, всё происходящее на экране вызывало острое чувство узнавания. Мне нравятся жизненные фильмы, в которых герои попадают в какую-то сложную ситуацию, оставаясь при этом многогранными и неоднозначными личностями, а не экранными функциями, выполняющими роль «чёрного» и «белого». Люблю когда в фильме нет ярко выраженных правых и виноватых, и когда приходится раздумывать на тему «а что бы я сделал в похожей ситуации». Вот именно этого чувства я ждал от «Секретов прошлого» и по какой-то причине, к сожалению, не дождался. Мне не были близки проблемы героев этого фильма, я не проникся их тревогами, и я не испытал к этим персонажам «разных» чувств. То есть, какое у меня мнение возникло о каждом из них в начале фильма, такое оно и осталось в конце.

    При этом, безусловно, у «Секретов прошлого» есть и достоинства. В первую очередь это актёрская игра, в особенности Тахара Рахима и маленького мальчика по имени Элиэ Аги. Беренис Бежо, на мой взгляд, не хватило диапазона, весь фильм она показывал достаточно однотипные эмоции, которые тем не менее получались у неё хорошо. Та же проблема и у Али Мосаффы — всё в одну точку, никакого особенного разнообразия.

    «Секреты прошлого» — неплохое, но откровенно фестивальное кино, которое мне показалось чуть более далёким от простого народа нежели «Развод Надера и Симин». С другой стороны, я не удивлюсь, если для кого-то всё окажется наоборот. Бытовые драмы тем и примечательны — никогда не знаешь, что именно вызовет в душе отклик и породит чувство «узнавания».

    7 из 10

    11 марта 2015 | 13:48

    Судя по реакции критиков, иранский режиссер Асгар Фархади имеет неплохие шансы и в этом году просунуть в шорт-лист номинантов премии «Оскар» за лучший фильм на иностранном языке. И не только потому, что он снял буквально сиквел «Развода Надера и Симин», да и по той причине, что такую многогранность и последовательность придерживаются не все режиссеры, и как минимум наличие фильма «Прошлое» среди номинантов, безусловно, увеличит интригу получения премии в этой категории.

    Хотя стоит сразу предупредить — «Прошлое» его более углубленное исследование проблемы, нежели это видели в «Разводе», отсюда сам фильм преследует вялость и скука во время просмотра. Но, наверное, от этого и получил признание режиссер, что его фильмы характеризуются своими мыслями «на потом», которые уловить одновременно с просмотром не всегда удается с первого раза.

    На этот раз, главный герой, уроженец бывшей страны-наследницы бывшей Персидской империи — Ирана, приезжает спустя несколько проведенных лет далеко от своей «французской» семьи обратно во Францию, дабы наконец-то уладить юридические формальности развода со своей женой. Что самое интересное, в отличие от «Развода», в данном случае нет отсылок к фундаментальности религии, здесь как говорится, блюдо подано уже сразу готовым.

    Исповедующим зрителям ислам, или тем, кто глубже знаком с религиозностью, будет легче разобраться во множестве эпизодов, которые мелькают в картине. Хотя сами «этнические мусульмане» в этом фильме не подают признаков своих убеждений, произнеся приветствие «Салам» только один раз. Но режиссер, помимо общего фона сценария фильма, четко выдает в кадре элементы поведенческого характера — будь то в общении с дочерью, с женой, или будущим мужем своей «бывшей» супруги.

    Проблема фильма «Прошлое» — в сложности затронутой самой проблемы, причем эта проблема носит не чисто ситуативный характер, а вытекает из прошлого главных героев, настоящего, и даже будущего. Принять такой груз во время просмотра сможет абсолютно не каждый зритель, с этой идеей режиссер, безусловно, перестарался. Но, что стоит отметить в данном фильме, пусть и взятый из ни откуда, но это невероятно красивый финал, который подсознательно говорит, что два часа тягомотины стоили такой милости.

    7 из 10

    10 ноября 2013 | 23:48

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>